В киевском суде депутаты пытались задушить прокурора галстуком

Их нравы: в киевском суде депутаты пытались задушить прокурора галстуком

В Печерском суде Киева депутаты подрались с прокурором. Суд рассматривал жалобу на незаконное задержание Геннадия Корбана, передает телеканал «Россия 24».

Сторонники Корбана – депутаты Верховной рады — ещё в ходе заседания вступили в словесную перепалку с прокурором, требовали освободить Корбана и снять сфабрикованные, по их мнению, обвинения. После слушаний депутаты и вовсе попытались силой удержать прокурора в зале.

Позже он продемонстрировал журналистам порванную одежду и рассказал, что его душили галстуком.

Покинуть помещение он смог только после того, как вмешалась милиция. Корбана в зале суда не было, поэтому заседание перенесли на 5 ноября.

Лидера партии УКРОП и ближайшего соратника Игоря Коломойского Геннадия Корбана обвиняют в организации преступной группы и хищении средств из фонда помощи бойцам Донбасса.

В киевском суде депутаты пытались задушить прокурора галстуком

В Печерском суде Киева депутаты подрались с прокурором. Суд рассматривал жалобу на незаконное задержание Геннадия Корбана, передает телеканал «Россия 24».

Сторонники Корбана – депутаты Верховной рады — ещё в ходе заседания вступили в словесную перепалку с прокурором, требовали освободить Корбана и снять сфабрикованные, по их мнению, обвинения. После слушаний депутаты и вовсе попытались силой удержать прокурора в зале.

Позже он продемонстрировал журналистам порванную одежду и рассказал, что его душили галстуком. Покинуть помещение он смог только после того, как вмешалась милиция. Корбана в зале суда не было, поэтому заседание перенесли на 5 ноября.

Лидера партии УКРОП и ближайшего соратника Игоря Коломойского Геннадия Корбана обвиняют в организации преступной группы и хищении средств из фонда помощи бойцам Донбасса.

Еще из этой рубрики:

В Сочи произошло ДТП с участие.

В Сочи сотрудники ДПС попали в среду в аварию во время преследования автомобиля правонарушителя. .

Казань: парализованная мать дв.

Жительница Казани Юлия Гаврилова две недели жила в квартире с трупом сына. Парализованная .

Пятеро членов экипажа разбивше.

Министерство иностранных дел Армении сообщило, что пятеро из шести членов экипажа разбившегося .

Новости Происшествия

В киевском суде депутаты пытались задушить прокурора галстуком

Сторонники Корбана – депутаты Верховной рады — ещё в ходе заседания вступили в словесную перепалку с прокурором, требовали освободить Корбана и снять сфабрикованные, по их мнению, обвинения. После слушаний депутаты и вовсе попытались силой удержать прокурора в зале.

Позже он продемонстрировал журналистам порванную одежду и рассказал, что его душили галстуком. Покинуть помещение он смог только после того, как вмешалась милиция. Корбана в зале суда не было, поэтому заседание перенесли на 5 ноября.

Лидера партии УКРОП и ближайшего соратника Игоря Коломойского Геннадия Корбана обвиняют в организации преступной группы и хищении средств из фонда помощи бойцам Донбасса.

В киевском суде депутаты пытались задушить прокурора галстуком

В Печерском суде Киева депутаты подрались с прокурором. Суд рассматривал жалобу на незаконное задержание Геннадия Корбана, передает телеканал «Россия 24».

Сторонники Корбана – депутаты Верховной рады — ещё в ходе заседания вступили в словесную перепалку с прокурором, требовали освободить Корбана и снять сфабрикованные, по их мнению, обвинения. После слушаний депутаты и вовсе попытались силой удержать прокурора в зале.

Позже он продемонстрировал журналистам порванную одежду и рассказал, что его душили галстуком. Покинуть помещение он смог только после того, как вмешалась милиция. Корбана в зале суда не было, поэтому заседание перенесли на 5 ноября.

Лидера партии УКРОП и ближайшего соратника Игоря Коломойского Геннадия Корбана обвиняют в организации преступной группы и хищении средств из фонда помощи бойцам Донбасса.

Подмосковный следователь гонялся за прокурором и пытался его зарезать

Причиной конфликта стала бумажная волокита, приведшая к мести

29.11.2018 в 10:18, просмотров: 118878

В Электростали следователь по особо важным делам вытащил нож и гонялся за заместителем прокурора, угрожая его убить. Причина — последний отказался передать материалы одного из уголовных дел в суд.

Правоохранительные органы возбудили уголовное дело по факту нападения следователя Сергея Федутинова на прокурора Александра Иванкина. Первый пришел в кабинет для передачи уголовного дела на дальнейшее рассмотрение и подписание, но Иванкин упорно отказывался его подписать. Тогда Федутинов сначала кинул какой-то тяжелый предмет в прокурора, а затем достал нож и гонялся за убегавшим от него Иванкиным, голося про «кровавую месть», передает канал Mash.

Как сообщила «МК» начальник пресс-службы ГУ МВД России по Московской области Татьяна Петрова, в одном из служебных кабинетов полицейские пресекли противоправные действия со стороны следователя следственного отдела УМВД, который причинил телесные повреждения сотруднику прокуратуры, находящемуся при исполнении должностных обязанностей на рабочем месте

В настоящее время в отношении сотрудника следственными органами принято процессуальное решение. Назначено проведение проверки, в ходе которой тщательно и всесторонне будут изучены причины и обстоятельства произошедшего. В ее итогам полицейский будет уволен из органов внутренних дел по отрицательным мотивам и привлечен к ответственности в соответствии с законодательством. Кроме того, к строгой дисциплинарной ответственности будут привлечены его непосредственные руководители.

Ранее во ФСИН заявляли об увеличении дополнительных мест в колониях для представителей правопорядка. Незадолго до этого наблюдался их дефицит.

Украинский олигарх Коломойский назвал задержание Корбана политическим

Экс-губернатор Днепропетровской области, украинский олигарх Игорь Коломойский связал задержание его соратника Геннадия Корбана с успехом на местных выборах партии «УКРОП», которая является их совместным политическим проектом.

Ранее в воскресенье прокурор Генпрокуратуры Украины Владислав Куценко сообщил, что накануне Корбану было вручено уведомление о подозрении, в частности, в создании преступной группировки.

«Дело Корбана — чистая политика. Я уверен, это связано с результатами, которые партия „УКРОП“ получила на местных выборах», — сказал Коломойский в воскресенье украинскому изданию «Левый берег».

При этом он добавил, что «разумеется, никаких уголовных преступлений за Корбаном нет, все обвинения надуманы».

Отвечая на вопрос, можно ли рассматривать задержание Корбана как инструмент борьбы власти с ним, Коломойский заявил, что не ощущает давления со стороны администрации президента.

«Мне никто не выдвигал никаких требований, я не чувствую давления, тем более шантажа. Я нормально общаюсь с администрацией президента, никаких претензий мне не озвучивали», — цитирует издание Коломойского.

Служба безопасности Украины в субботу задержала экс-кандидата в мэры Киева Корбана, соратника украинского олигарха Игоря Коломойского, его подозревают в организации преступной группировки, которая в свою очередь подозревается в незаконном использовании средств фонда помощи бойцам военной операции в Донбассе.

СБУ и Генпрокуратура Украины проводят в Днепропетровске широкомасштабную спецоперацию. Ранее в «УКРОПе» обвинили власти страны в политических репрессиях.

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральный прокурор

Заместители Генерального прокурора

О Генпрокуратуре России

Международное сотрудничество

Взаимодействие со СМИ

Правовое просвещение

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

Предлагаем вашему вниманию авторский материал заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Александра Звягинцева «Кто стоял за убийством Столыпина?»

Генеральная прокуратура Российской Федерации. 12 мая 2012, 10:07

Читайте так же:  Задачи следственного комитета российской федерации

Анализ версий первого политического убийства XX века в России

14 апреля 2012 г. исполнилось 150 лет со дня рождения Петра Аркадьевича Столыпина — премьер­министра правительства Российской империи времен правления императора Николая II.

Он говорил: «Дайте государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете Россию!»

Под руководством Столыпина была запущена системная программа модернизации России, включавшая в себя аграрную реформу, технологическую модернизацию, активную переселенческую политику, реформу судебной системы, укрепление обороноспособности, решение большого блока социальных проблем, борьбу с террором.

В 1911 г. Петр Аркадьевич погиб от пули революционера.

Существующие версии самого громкого политического убийства начала прошлого века проанализировал заместитель Генерального прокурора Российской Федерации А.Г. Звягинцев

1 сентября 1911 г. в 22 часа 30 минут в Киевском городском театре в антракте во время представления оперы Н.А. Римского­Корсакова «Сказка о царе Салтане» чуть ли не на глазах самого императора революционер Дмитрий Богров, бывший осведомителем охранного отделения и пришедший в театр по пропуску, выданному ему охранкой, почти в упор расстрелял Председателя Совета министров Петра Аркадьевича Столыпина.

Это было десятое и последнее покушение на жизнь знаменитого премьера-­реформатора. Но это было и первое в кровавой истории двадцатого века фактически нераскрытое убийство видного государственного деятеля.

Смертельно раненный двумя пулями Столыпин, прибывший в Киев на открытие памятника Александру II в составе свиты Николая II, почил в бозе четырьмя днями позднее — 5 сентября 1911 г. в 10 часов 12 минут. Петр Аркадьевич завещал предать тело его земле там, где настигнет смерть. Столыпин был захоронен в Киево­-Печерской лавре рядом с легендарными Василием Кочубеем и Иваном Искрой, обличителями гетмана Мазепы, который казнил их за то, что те сообщили Петру I о намерении гетмана порвать с Россией. В центре Киева, на Крещатике, Столыпину был воздвигнут бронзовый памятник, снесенный после революции. Мать Богрова требовала от властей, чтобы на этом месте установили бюст сына.

Кем был для России сын севастопольского героя генерал­-лейтенанта А.Д. Столыпина — Петр Аркадьевич, предками и родственниками которого были полководец А.В. Суворов, поэт М.Ю. Лермонтов, дипломат А.М. Горчаков? Тогда, 6 сентября 1911 г., пожалуй, лучше других сказала газета «Новое время»: «Горячий приверженец порядка и законности, он шел прямым путем к скорейшему осуществлению нового уклада государственного строя. Просвещенный политик, экономист, юрист, крупный административный талант, он почти отказался от личной жизни, свою удивительную работоспособность, не знакомую с утомлением, вложил в дело государственного успокоения и строительства. Как человек П.А. Столыпин отличался прямодушием, искренностью и самоотверженной преданностью Государю и России. Он был чужд гордости и кичливости благодаря исключительно редким качествам своей уравновешенной натуры. Враг всяких неясностей, подозрений и гипотез, он чуждался интриганства и интриганов и мелкого политиканства. По своим политическим взглядам П.А. Столыпин не зависел от каких­-либо партийных давлений и притязаний. Твердость, находчивость и высокий патриотизм были присущи его честной открытой натуре. Столыпин особенно не терпел лжи, воровства, взяточничества и корысти и преследовал их беспощадно».

Тогдашний министр юстиции генерал-­прокурор И.Г. Щегловитов сразу же после покушения прибыл в Киев. Он участвовал в похоронах Столыпина. Вместе с обер­прокурором Святейшего синода Саблером и другими нес гроб. Присутствовал в зале судебного заседания во время процесса над Богровым.

Родственники премьера настаивали на том, чтобы действия лиц, обязанных охранять П.А. Столыпина, были расследованы сенатором. Щегловитов согласился с этим. Выбор пал на сенатора М.И. Трусевича, бывшего незадолго перед этим директором департамента полиции.

Подозрение в причастности полиции к убийству было настолько серьезным, что даже председатель Третьей Государственной думы А.И. Гучков говорил: невозможно разобрать, кто убил премьер­-министра — революционеры или полиция. Была и другая точка зрения: Столыпина убрала одна из группировок при дворе.

Со своей стороны генерал­прокурор И.Г. Щегловитов был одним из ревностных поборников привлечения к уголовной ответственности за небрежное выполнение служебных обязанностей товарища министра внутренних дел Курлова, начальника Киевского охранного отделения Кулябко, вице­-директора департамента полиции Веригина и подполковника Спиридовича. По его мнению, они создали обстановку, в которой и стало возможно покушение Богрова на жизнь премьер-министра.

Однако они так и остались безнаказанными.

Что касается самого Богрова, то после роковых выстрелов в театре он прожил еще 11 дней. По делу его допрашивали четыре раза. Самые существенные показания он дал ночью 1 сентября. Он заявил: покушение на жизнь Столыпина совершил потому, что считал его «главным виновником наступившей в России реакции».

9 сентября 1911 г. в одном из помещений Киево­Печерской военной крепости под названием Косой Канонир, где Богров содержался под стражей, состоялся суд. Государственным обвинителем на нем выступил генерал­-лейтенант Костенко, от защитника подсудимый отказался.

По словам прокурора, на суде «Богров держал себя корректно и совершенно спокойно, говорил он, обращаясь больше к публике, в числе которой был и Щегловитов».

Началось заседание в 4 часа дня и продолжалось примерно до половины десятого вечера. Приговор огласили через полчаса.

Жена Ольга Борисовна Столыпина обратилась к царю с просьбой отложить казнь над Богровым до тщательного расследования всех обстоятельств дела. Однако это ходатайство удовлетворено не было. В ночь на 12 сентября, в 4 часа смертный приговор Киевского военно­окружного суда был приведен в исполнение. Палачом стал Юшков, один из каторжан Лукьяновской тюрьмы. Казнь происходила на Лысой горе под обрывом Лысогорского форта. Место казни было оцеплено плотным кольцом казаков.

На казни Богров сохранял полное присутствие духа, как писал один из свидетелей, «держал себя спокойно и разглядывал собравшихся, освещенных светом факела». На предложение прокурора встретиться с раввином Богров согласился, но попросил эту встречу провести «в отсутствие полиции». Прокурор отказал.

Все присутствующие на казни, уезжая с Лысой горы, взяли на память по куску веревки, на которой был повешен Богров.

После убийства Столыпина многие состоятельные евреи стали спешно покидать Киев, так как боялись мести. (Богров принадлежал к известному в Киеве и весьма преуспевающему еврейскому роду. Звали его Мордкой Гершовым.) Город был на грани взрыва. Дух погрома витал в воздухе. Чтобы предотвратить межнациональный конфликт, на следующий день после покушения с маневров были отозваны три казачьих полка, которые разместили на Подоле — в районе наибольшего скопления еврейского населения.

Почему же не было удовлетворено ходатайство вдовы Столыпина отложить казнь над Богровым до тщательного расследования всех обстоятельств дела? Почему так спешили со следствием и судом? Может быть, что-­то пытались скрыть?

Дело в том, что в 1906 г. под личным давлением Николая II была учреждена так называемая скорострельная юстиция. Стремясь остановить волну террористических актов, зачинщики которых зачастую уходили от возмездия, пользуясь судебными проволочками и адвокатскими уловками, в России ввели еще и «скорострельные» военно-­полевые суды. Приговоры должны были утверждать командующие 12 военных округов; предание суду происходило в пределах суток после акта убийства или вооруженного грабежа.

Разбор дела мог длиться не более двух суток, приговор приводился в исполнение в 24 часа. И хотя сам Столыпин не являлся сторонником и тем более инициатором создания военно-­полевых судов и применения смертной казни (в феврале 1907 г. Столыпин даже предлагал царю ликвидировать военно­полевые суды), в России виселицы стали называть «столыпинскими галстуками». Такое название к ним закрепилось с легкой руки депутата Ф. Родичева, который с думской трибуны именно так окрестил висельную петлю. Столыпин в ответ на это оскорбление вызвал Родичева на дуэль. Однако депутат не рискнул стреляться с обидчивым премьером и предпочел взять свои слова обратно.

Читайте так же:  Региональные исследования требования

Так кто же стоял за убийством Петра Аркадьевича Столыпина? До сих пор идут споры на эту тему. И высказывают по этому поводу различные версии. В конечном счете, как мне представляется, их можно свести к четырем основным.

Богров был агентом охранного отделения и до покушения на Столыпина активно занимался провокаторской деятельностью, выдав самодержавию в общей сложности 112 своих товарищей по революционной борьбе. Под угрозой разоблачения и ликвидации, чтобы сохранить свою жизнь, Богров вынужден был пойти на убийство одного из первых лиц Российской империи — таково было условие его соратников-­анархистов. По словам Богрова, в марте 1911 г. с ним встретился некий «господин, присланный из тюрьмы. В это время как раз многие поотбывали наказание и стали делегатами партий, скопившихся в тюрьмах, товарищи требовали от меня объяснений по провокации». В июне 1911 г. делегаты из Парижа якобы потребовали от Богрова отчета в растраченных партийных средствах. Богров сообщал на следствии: «Около 15 августа явился ко мне один анархист, заявил мне, что меня окончательно признали провокатором, и грозил об этом напечатать и объявить во всеобщее сведение. Это меня страшно обескуражило, так как у меня много друзей, мнением коих я дорожил». Уличенному секретному агенту предложили, по его словам, до 5 сентября реабилитировать себя террористическим актом.

И еще одна немаловажная деталь. Многие зрители в киевском театре обратили внимание на то, что после тех роковых выстрелов Богров на несколько секунд замешкался. Не исключено, что после совершенного покушения должен был погаснуть свет, и убийца, воспользовавшись темнотой и всеобщим замешательством, получал возможность выбежать из театра и сесть в поджидавший его автомобиль. И Богров, вероятно, ждал этого момента! Рассказывали, что подозрительного человека, пытавшегося подойти к рубильнику, спугнул электрик. Этим человеком, как говорят, был начальник императорской дворцовой охраны полковник А. Спиридович, якобы и организовавший всю операцию по устранению П. Столыпина.

Богров был честным революционером, а легенда о нем как об агенте охранки была злобной клеветой, пущенной в оборот начальником Киевского охранного отделения Кулябко для оправдания своего полнейшего провала. Промах Киевского охранного отделения ставил под сомнение эффективность системы политического сыска во всей империи. Этой версии придерживался известный литератор А. Мушин, опубликовавший в 1914 г. в Париже книгу «Дмитрий Богров и убийство Столыпина». А то, что царские спецслужбы потерпели полный провал, доказывает следующий факт.

Влиятельные сторонники Столыпина, в своих требованиях опиравшиеся на решение Киевского военно­окружного суда, прямо заявили, что существовал сговор высших чинов секретной полиции. Под их давлением царь вынужден был поручить Государственному совету провести расследование деятельности Курлова, Веригина, Спиридовича и Кулябко в Киеве накануне и в момент убийства Столыпина. Первый департамент Государственного совета приступил к рассмотрению этого дела только 20 марта 1912 г.

Предварительное следствие было возложено на сенатора Шульгина. В ходе проведенного расследования Государственный совет пришел к следующему выводу по делу Курлова, Спиридовича, Веригина и Кулябко: «Таким образом, в отношении всех четырех обвиняемых по настоящему делу следует считать установленным бездействие власти, а также создание угрозы жизни государя и его семьи. Богров имел полную возможность подойти во время представления к царской ложе или даже взять с собой в театр снаряд и бросить его в царскую ложу при совершении убийства Столыпина, какового несчастья не случилось только благодаря самому злоумышленнику, не дерзнувшему на такое посягательство».

Далее следовали конкретные обвинения, полностью подтверждающие такой вывод.

«I. Кулябко. Допустил Богрова в партер, не проверив, нет ли у него оружия или взрывчатого снаряда. Не учредил внутри театра охраны царской ложи. Тем самым:

а) создал условия для непосредственной угрозы жизни государя;

б) создал условия для убийства Столыпина;

в) не произвел проверки заявлений Богрова;

г) пустил Богрова в сад купеческого собрания, не удостоверившись, нет ли у него оружия. Оставил Богрова в саду без всякого наблюдения, чем создал угрозу жизни государя императора, находясь в ближайшем расстоянии от пути шествия государя императора.

II. Курлов. Знал, что Богров находился в сношениях с анархистами-­коммунистами, и не принял надлежащих мер, чем создал опасность для жизни государя и его семьи. Не поручил Кулябко установить тщательное повседневное наблюдение за Богровым, что не позволило разоблачить ложь Богрова, сочиненную им для проникновения в места посещения высочайших особ (сад купеческого собрания и театр). 31 августа и 1 сентября 1911 года Богров, вооруженный револьвером, оба раза находился в близком расстоянии от государя императора. Бездеятельность Курлова повлекла также за собой убийство Столыпина.

III. Спиридович. Не воспрепятствовал выдаче билетов Богрову, не доложил об этом своему начальству и не учредил в театре и саду купеческого собрания тщательного наблюдения за Богровым, не удостоверился, есть ли у него оружие или какие-­либо метательные снаряды. Противозаконное бездействие власти со стороны его, Спиридовича:

а) создало непосредственную, явную опасность для жизни императора;

б) привело к убийству Столыпина».

Веригин обвинялся в том же.

«Вследствие сего, — говорится в заключении Государственного совета, — Курлов, Спиридович, Веригин, Кулябко подлежат суду судебного присутствия уголовного кассационного Департамента Правительствующего Сената с сословными представителями».

Казалось, полицейским авантюристам-­преступникам на сей раз не отвертеться. Но не тут­-то было. Вмешался царь. 4 января 1913 г. без каких­-либо объяснений своего решения он начертал на заключении Государственного совета: «Отставного подполковника Кулябко считать отрешенным от должности. Дело об отставных генерал­лейтенанте Курлове и ст. сов. Веригине, а также о полк. Спиридовиче прекратить без всяких для них последствий».

Если можно назвать заговором убийство Столыпина, то это был, образно говоря, заговор всей системы политического розыска, помноженный на непрофессионализм и некомпетентность отдельных должностных лиц. Прекратив уголовное дело в отношении этих людей, Николай II, по существу, оправдывал саму систему розыска. Недаром на благодарственной телеграмме бывшего товарища министра царь сделал приписку: «Благодарю. В верности службы генерала Курлова я никогда не сомневался». Более того, Николай II собирался назначить генерала Курлова на место убитого Столыпина, и только ставший известным факт, что Курлов во время киевских торжеств присвоил миллион рублей из специальных средств, вынудил царя отправить его в отставку.

В устранении П. Столыпина от власти был заинтересован Николай II. Власть и популярность премьер­министра выросли настолько, что личность Петра Аркадьевича стала затмевать фигуру императора. А столь всевластный премьер, который к тому же ставил своему государю ультиматумы и ратовал за ограничение прав самодержца, Николаю II был не нужен.

Рассказывают, что в августе 1911 г. в Крыму, прогуливаясь по дорожкам Ливадийского дворца, Николай II встретил начальника своей личной секретной полиции полковника Спиридовича, проверявшего посты царской охраны. Приветливо поздоровавшись, царь спросил:

— Куда это вы все время от меня прячетесь, Александр Иванович? Если не возражаете, погуляем вместе. Насколько помню, в круг ваших служебных обязанностей помимо моей охраны входит и тайное наблюдение за высшими чинами империи. Не могли бы вы мне подробнее рассказать о Петре Аркадьевиче Столыпине? Чему он в настоящий момент особенно симпатизирует? Последнее время ко мне поступают самые разноречивые сведения. Думаю, и в вашей «комнате провокаторов» в Царскосельском дворце, — царь чуть заметно усмехнулся, — накопилось на этот счет немало материалов.

Читайте так же:  Гражданский кодекс фз 261

Произнеся столь необычно длинный для него монолог (он вообще говорил очень мало — больше слушал), император замолчал в ожидании ответа.

Спиридович ответил после некоторого раздумья:

— Утверждают (думаю, не без основания), что по своим политическим взглядам он сторонник конституционной монархии английского типа. Примерно неделю тому назад в Английском клубе в Петербурге в карточной игре приняли участие Столыпин, Бобринский, Гучков и мой доверенный человек, пользующийся расположением Петра Аркадьевича. Во время игры Столыпин жаловался, что, несмотря на его высокое положение в государстве, он не чувствует себя уверенно и прочно. В любой момент государь может прогнать его как последнего лакея. В Англии же, где, как известно, существует просвещенная конституционная монархия, ничего подобного с премьер­-министром произойти не может. Снять его с поста, если этого потребуют интересы государства, может только парламент большинством голосов.

Царь и Спиридович не заметили, как спустились к морю. Увидев стоящую у причала лодку, царь предложил:

— А не покататься ли нам немного?

Николай II сел за весла, а Спиридович устроился на корме. Царь греб легко и свободно, как хорошо тренированный, привычный к гребле человек.

— Я слушаю вас, продолжайте, Александр Иванович, — обратился он к Спиридовичу, возвращаясь к прерванному разговору.

— Так вот, когда после основательной выпивки зашел разговор о внутреннем положении России, нынешний лидер октябристов в Государственной думе Гучков начал горячо убеждать присутствовавших, что революционное затишье в России крайне непрочно и вряд ли долго продержится, что лучше бы, не ожидая новой революционной бури, которая наверняка сметет и монархию, и всех нас, самим сверху проделать малую революцию, превратив Думу в полноправный парламент по английскому образцу. Бобринский, ваше величество, заявил, что якобы настоящий царь в России — это Столыпин, подлинный герой всех сословий, сумевший усмирить смуту в России и держащий сейчас в своих руках все сложные нити политической жизни страны.

— Ну и что же Столыпин? — перебил царь.

— Промолчал, ваше величество.

Царь нервно погладил рукой бороду. Приближенные знали: этот жест означает крайнее волнение.

— А я ­то все размышляю, почему Столыпин решился разговаривать с императором языком ультиматума. Вы, конечно, Александр Иванович, слышали о его последней беспрецедентной выходке — угрозе уйти в отставку, если я не введу земства в западных губерниях. Требует распустить Государственную думу и Государственный совет, отказавшиеся утвердить эту его затею. Значит, слухи о том, что идет подготовка дворцового переворота, не лишены основания? Что вы можете сказать по этому поводу, Александр Иванович?

— Думаю, что пока это одни разговоры, ваше величество. Но разговоры опасные, и было бы крайне неразумно оставить их без последствий. Всякую опасность надо душить в зародыше.

Царь посмотрел куда­-то вдаль, поверх головы Спиридовича, чуть слышно проговорил:

— Эти доморощенные либералы просто не знают, с кем они имеют дело. Я как­-то одному из таких либералов, министру иностранных дел Сазонову, в ответ на его бредни о либеральном переустройстве России сказал: «Поверьте мне, если когда-­нибудь вы и другие вроде вас очутитесь лицом к лицу с русским народом, недели через две от вас ничего не останется».

Неожиданно царь рассмеялся, по привычке прикрыв рукой рот.

— А знаете, Александр Иванович, мне действительно удивительно не везет на премьер­министров. Витте был больше француз, чем русский, Столыпин, как теперь выясняется, больше англичанин, чем русский, да еще сторонник конституционной монархии. Прямо напасть какая­-то.

Известно, что после смерти Столыпина, назначая Коковцова Председателем Совета министров, Николай II сказал ему: «Надеюсь, вы не будете меня заслонять так, как это делал Столыпин?»

Если не в гибели, то в отставке Столыпина были заинтересованы очень многие влиятельные особы из окружения российского царя. В частности, Григорий Распутин.

Премьер-­министр не любил «нашего друга» и всячески его избегал.
В своих «Воспоминаниях» дочь Столыпина Мария Бок пишет, что, когда она завела разговор с отцом о Распутине, который в те годы еще не достиг апогея своего влияния, Петр Аркадьевич поморщился и сказал с печалью в голосе, что ничего сделать нельзя. Столыпин неоднократно заводил разговор с Николаем II о недопустимости нахождения в ближайшем окружении императора полуграмотного мужика с весьма сомнительной репутацией. На это Николай ответил дословно: «Я с вами согласен, Петр Аркадьевич, но пусть будет лучше десять Распутиных, чем одна истерика императрицы». Интерес Столыпина к полуграмотному крестьянину из Тобольской губернии был обусловлен несколькими факторами. Газетные статьи о мужике во дворце подрывали престиж царской семьи, плодили опасные слухи. Вмешательство «отца Григория» в политику было невыносимо для Столыпина, тем более что связь с Распутиным установил один из самых влиятельных и опасных оппонентов Петра Аркадьевича С. Витте. Да и сам премьер подвергался унижениям. Как писала А. Богданович: «Недели три назад приехал с докладом Столыпин и прождал полчаса. потому что царь находился у жены, у которой в спальне сидел этот блажка». В октябре 1910 г. Столыпин, как министр внутренних дел, приказал департаменту полиции установить за Распутиным наружное наблюдение. Однако продлилось оно всего несколько дней, так как по личному указу царя было вскоре снято.

В начале 1911 г. настойчивый премьер представил монарху обширный доклад о Распутине, составленный на основании следственных материалов Синода. После этого Николай II предложил главе правительства встретиться со «старцем», чтобы развеять негативное впечатление, сделанное на основании собранных документов. При встрече Распутин пытался гипнотизировать своего собеседника. «Он бегал по мне своими белесоватыми глазами, — рассказывал Столыпин, — произносил какие­-то загадочные и бесполезные изречения из Священного Писания, как-­то необычно водил руками, и я чувствовал, что во мне пробуждается непреодолимое отвращение к этой гадине, сидящей напротив меня. Но я понимал, что в этом человеке большая сила гипноза и что она производит какое-­то довольно сильное, правда, отталкивающее, но все же моральное влияние. Преодолев себя, я прикрикнул на него и, сказав ему прямо, что на основании документальных данных он у меня в руках, и я могу его раздавить в пух и прах, предав суду по всей строгости законов о сектантах, ввиду чего резко приказал ему немедленно, безотлагательно, и притом добровольно, покинуть Петербург и вернуться в свое село и больше не появляться».

После этого разговора Распутин отправился паломником в Иерусалим. В Петербурге он вновь появился лишь после убийства Столыпина. И тогда начали распространяться слухи о том, что Распутин прямо предсказывал скорую гибель премьера. Илиодор в своей книге «Святой черт» цитирует будто бы слова Распутина: «Ведь я за семь дней предсказал смерть Столыпина». По другим свидетельствам, 29 августа 1911 г., стоя в толпе, мимо которой проезжал Столыпин, Распутин вдруг воскликнул: «Смерть пришла за ним, здесь она, здесь!» В связи с этим поползли слухи о том, что Распутин как-­то связан с убийством Столыпина. Достоверность этого утверждения проверить невозможно. Тем не менее совершенно очевидно, что гибель Столыпина была выгодна и Распутину.