Укушенная моральный ущерб

Содержание:

Компенсация морального вреда: тенденции российской судебной практики

Компенсация морального вреда – один из способов защиты гражданином его нарушенных прав (абз. 11 ст. 12 ГК РФ). Размер компенсации определяет суд. Для этого он принимает во внимание степень вины нарушителя, а также характер физических и нравственных страданий потерпевшего, и выносит решение с учетом требований разумности и справедливости (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Закон, причем не только ГК РФ, но и иные нормативные правовые акты, предусматривает следующие основания для взыскания компенсации морального вреда:

  • нарушение тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ);
  • нарушение личных неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ);
  • нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя (ст. 15 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей»);
  • нарушение прав и интересов гражданина в результате распространения ненадлежащей рекламы (ч. 2 ст. 38 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе»);
  • невыполнение туроператором или турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации»);
  • нарушение прав и законных интересов гражданина в связи с разглашением информации ограниченного доступа или иным неправомерным использованием такой информации (ч. 2 ст. 17 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»);
  • нарушение прав гражданина, связанное с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ);
  • совершение работодателем неправомерных действий или бездействия в отношении работника (ст. 237 ТК РФ);
  • увольнение без законного основания или с нарушением установленного порядка либо незаконный перевод на другую работу (ч. 9 ст. 394 ТК РФ);
  • и другие.

Однако обязательство по компенсации морального вреда, напоминает адвокат, партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры» Анастасия Расторгуева, возникает не во всех случаях, а только при одновременном наличии следующих признаков:

Страданий, то есть морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага.

Неправомерного действия/бездействия причинителя вреда.

Причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом.

Вины причинителя вреда (ст. 151 ГК РФ).

Вне зависимости от вины причинителя вреда можно требовать компенсацию, только если:

  • источником повышенной опасности причинен вред жизни или здоровью гражданина;
  • гражданин был незаконно осужден, привлечен к уголовной ответственности либо в отношении него были незаконно применены в качестве мер пресечения заключение под стражу или подписка о невыезде, а также при незаконном наложении на него административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
  • в отношении гражданина были распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 ГК РФ).

Моральный вред, поясняет ВС РФ, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, физической болью и др. (абз. 2 п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»; далее – Постановление Пленума ВС РФ № 10).

При этом отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий не означает, что у потерпевшего нет права на возмещение морального вреда (абз. 3 п. 4 Постановления Пленума ВС РФ № 10).

Размер компенсации морального вреда

Вопрос определения судом размера компенсации морального вреда носит оценочный характер. Это связано с тем, что действующее законодательство не содержит четких критериев для его определения. По общему правилу, судьи выносят решения в рамках предоставленной им законом свободы усмотрения (Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. № 276-О).

В связи с тем, что сумма компенсации морального вреда напрямую зависит от субъективной оценки суда, установить конкретные минимальные и максимальные пределы такой компенсации сложно.

Анастасия Расторгуева, партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры»:

«В моей практике минимальный размер компенсации морального вреда составил 1 тыс. руб. за вред здоровью, причиненный ДТП, – нетрудоспособность потерпевшего длилась более 21 дня (решение Никулинского районного суда по делу № 2-1398/12). Максимальным был размер компенсации по делу о защите чести и достоинства – он составил 500 тыс. руб. (решение Савеловского районного суда от 18 ноября 2014 г. по делу № 2-6850/2014)».

На сегодняшний день средний размер компенсации морального вреда в Москве установился на отрезке от 5 тыс. до 50 тыс. руб.

При этом суды стали все чаще учитывать, стремятся ли истец и ответчик урегулировать спор в досудебном порядке. «Если истец отказывается от досудебного урегулирования и использует инструмент судебной защиты как способ обогащения, суды взыскивают минимальный размер морального вреда», – добавляет управляющий партнер Адвокатского бюро TRUST Алексей Токарев.

В целом же, определяя сумму компенсации морального вреда, суды стремятся, с одной стороны максимально возместить причиненный истцу моральный вред, а с другой стороны, не допустить неосновательного обогащения истца и не поставить в чрезмерно тяжелое имущественное положение ответчика, делится директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International Яна Дианова.

Для зарубежных судов взыскание высоких сумм компенсации морального вреда – норма. Например, в США работники, чьи права были нарушены незаконным отстранением от работы или увольнением, могут претендовать на компенсацию в пределах $40 тыс. (например, дело Paul Loomis v. Michael Chertoff, Secretary, Dept. of Homeland Security, EEOC № 340-2005-00070X), а в Великобритании – до 10-25 тыс. (дело Dunnachie v. Kingston Upon Hull Council; Williams v. Southampton Institute; Dawson v. Stonham Housing Association. UKEAT 0726_02_2205 и дело Boyle v. Virgo Fidelis Senior School UKEAT 0644 _03_2301).

А вот отечественные судьи далеко не всегда взыскивают крупные суммы такой компенсации. Рассмотрим, какие тенденции складываются при рассмотрении российскими судами требований о возмещении морального вреда по наиболее распространенным видам судебных споров.

Компенсация морального вреда при ДТП

При рассмотрении споров, связанных с ДТП, суды в среднем в два-пять раз снижают размер присуждаемой компенсации морального вреда по сравнению с заявленной истцом суммой (решение Троицкого районного суда г. Москвы от 2 февраля 2016 г. по делу № 2-111/2016, решение Авиастроительного районного суда г. Казани от 20 июля 2016 г. по делу № 2-3572/2016).

Вместе с тем именно по этой категории дел судьи нередко взыскивают компенсацию в весьма крупном размере. Яна Дианова приводит следующие примеры:

  • 150 тыс. руб. в связи с потерей кормильца – истец требовал 500 тыс. руб. (определение Московского областного суда от 11 июля 2016 г. по делу № 33-18556/2016);
  • 250 тыс. руб. в связи с причинением тяжкого вреда здоровью – истец требовал 500 тыс. руб. (определение Московского областного суда от 6 июля 2016 г. по делу № 33-18275/2016);
  • 300 тыс. руб. также в связи с причинением тяжкого вреда здоровью – истец требовал 1 млн руб. (определение Московского областного суда от 15 июня 2016 года по делу № 33-15691/2016);
  • 800 тыс. руб. в связи с утратой близкого родственника – истец требовал 3 млн руб. (определение Московского областного суда от 20 июня 2016 г. по делу № 33-14309/2016).

Нередко заявленную истцом сумму суды снижают и в 10 раз. Тем не менее даже при таком раскладе можно получить компенсацию в размере выше среднего – например, 100 тыс. и 200 тыс. руб. соответственно было взыскано с виновника аварии в пользу истца в связи со смертью его бабушки и отца вместо заявленных 1 млн и 2 млн руб. (Определение ВС РФ от 28 марта 2016 г. № 18-КГ15-248).

Компенсация морального вреда при нарушении прав потребителей

Сумма компенсации по таким делам, как правило, незначительна – от 5 тыс. до 50 тыс. руб. (решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 20 июня 2016 г. по делу № 2-3373/2016, решения Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 4 июля 2016 г. по делу № 2-2223/2016 и по делу № 2-3708/2016, кассационные определения Московского городского суда от 6 июня 2014 г. № 4г/2-5344/14 и от 19 июня 2014 г. № 4г/2-5860/14).

При этом размер компенсации морального вреда по делам о защите прав потребителей не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки (п. 45 Постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»).

Вместе с тем по данной категории дел суды также существенно снижают заявленную истцом сумму требований. Так, Анастасия Расторгуева приводит примеры судебных актов, которыми размер компенсации был снижен более чем в 20 раз – например, 5 тыс. руб. вместо 124,6 тыс. руб. или 1 тыс. руб. вместо 50 тыс. руб. (решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 24 декабря 2015 г. по делу № 2-4122/2015, решение Мончегорского районного суда Мурманской области от 18 июля 2016 г. по делу № 2-1019/2016).

Яна Дианова, директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International:

Читайте так же:  Приказ 307 2008

«Требования потребителей о возмещении морального вреда могут заявляться и удовлетворяться судом не только, если вред причинен непосредственно недостатками услуг, но и при необоснованном требовании оплаты медицинских услуг, включенных в программу государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи (например, апелляционное определение Московского областного суда 6 июля 2016 г.по делу № 33-18092/2016)».

Компенсация морального вреда при нарушении трудовых прав

При грубом нарушении работодателем трудовых прав работников последние вправе требовать компенсировать им причиненный моральный вред. Однако и по такого рода спорам суды удовлетворяют заявленные требования в размере меньшем, чем было заявлено в исковом заявлении. В среднем размер компенсации морального вреда по таким спорам составляет 10 тыс. руб.

В частности, по трем разным делам в связи с невыплатой в срок зарплаты суды взыскали в пользу работников компенсацию в размере 10-12 тыс. руб. вместо заявленных 50 тыс., 30 тыс. и 20 тыс. руб. соответственно (апелляционное определение Московского областного суда от 15 июня 2016 г. по делу № 33-15981/2016, решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 15 июня 2016 г. по делу № 2-3336/16, решение Димитровского районного суда г. Костромы от 19 июля 2016 г. по делу № 2-954/2016). А по спору в связи с незаконным увольнением – 5 тыс. руб. вместо 50 тыс. руб. (апелляционное определение Московского областного суда от 27 июня 2016 г. по делу № 33-13948/2016).

Компенсация морального вреда при причинении вреда здоровью

В случае причинения вреда здоровью потерпевшего наличие морального вреда презюмируется – суд при этом устанавливает лишь размер самой компенсации (абз. 2 п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»). По мнению Анастасии Расторгуевой, наибольший размер морального вреда должен взыскиваться именно по данной категории дел, поскольку при этом предполагается наибольшая вероятность несения страданий, нравственных переживаний, потери работоспособности и др.

В этой части показательным можно считать решение Артемовского городского суда Приморского края от 11 апреля 2016 г. по делу № 2-78/2016. Рассмотрим его подробнее.

В связи с неисправностью воздушного судна, посадка пассажиров на рейс производилась не через телескопический трап, а через перрон с помощью самоходного трапа. П. шла со своим грудным ребенком в числе первых пассажиров на посадку в автобус из аэровокзального комплекса, но, поскользнувшись на обледенелой поверхности наклонного пандуса, упала назад. При этом ребенок выпал из ее рук и покатился под ноги пассажиров, чудом избежав травмы. В результате медицинскими работниками здравпункта аэропорта она была отстранена от полета.

Сочтя, что аэропорт не обеспечил надлежащую безопасность пассажиров, прокурор обратился в суд с иском в интересах П. Сумма заявленного к ответчику требования о возмещении морального вреда составила 250 тыс. руб.

В обоснование размера компенсации морального вреда П. указала, что является одинокой матерью. Утрата способности к полноценной жизнедеятельности, в частности, к самообслуживанию, воспитанию и уходу за малолетним ребенком, срыв грудного вскармливания, а также отмена поездки в г. Санкт-Петербург, целью которой была необходимость медицинского обследования ребенка, принесли ей нравственные страдания. К тому же полученная травма причиняла и продолжала на момент судебного разбирательства причинять П. физическую боль.

Суд встал на сторону истца, отметив, что предпринятые аэропортом меры были недостаточными и не смогли обеспечить полной безопасности пассажиров при перемещении от здания аэровокзала к автобусу.

При этом размер определенной истцом компенсации морального вреда суд оставил без изменения, сочтя его с учетом степени нравственных и физических страданий П. справедливым.

Ответчик обжаловал это решение, требуя снизить сумму компенсации морального вреда, но вышестоящий суд оставил вынесенное решение без изменений (определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 19 июля 2016 г. № 33-7456/2016).

Таким образом, принимая решение о присуждении истцу компенсации морального вреда в достаточно крупном размере, суды в данном случае учли продолжительность лечения, нравственные и физические страдания, вызванные физической болью, а также переживания истца из-за невозможности самообслуживания и осуществления полноценного ухода за грудным ребенком (неспособность самостоятельно купать, одевать и осуществлять грудное кормление ребенка). Схожие фактические обстоятельства дела, отмечает Андрей Комиссаров, можно встретить и в других судебных актах (апелляционное определение Челябинского областного суда от 22 августа 2013 г. по делу № 11-8447/2013, апелляционное определение Пермского краевого суда от 13 октября 2014 г. по делу № 33-9146/2014, апелляционное определение Иркутского областного суда от 31 марта 2016 г. по делу № 33-3765/2016).

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры»:

«Обычно сумма компенсации не превышает 50 тыс. руб., однако анализируемое судебное решение явно выбивается из общей картины вещей. Какие факторы могли повлиять на принятие такого решения? Во-первых, личность потерпевшей, которая является матерью грудного ребенка и вызывает сострадание. Во-вторых, крупные и богатые компании-ответчики, которые являются платежеспособными должниками, поэтому сумма в 250 тыс. руб. существенно на их имущественном состоянии не отразится».

По мнению Алексея Токарева, в подобных случаях судьи стремятся использовать компенсацию морального вреда в качестве рычага влияния на недобросовестных ответчиков.

Требовать возмещения морального вреда можно и в том случае, когда вред здоровью был причинен в результате ненадлежащего исполнения органами государственной власти, местного самоуправления или уполномоченными организациями возложенных на них законодательством обязанностей, добавляет Яна Дианова. Если факт допущенного со стороны соответствующих органов нарушения, факт причинения вреда, а также причинно-следственная связь между ними доказаны, суды удовлетворяют такие требования. Так, с администрации г. Дубны была взыскана компенсация морального вреда в размере 80 тыс. руб. в пользу истца, которая упала, споткнувшись о выступающую из раскрошившегося асфальта арматуру и получила травму в виде сложного перелома руки со смещением (апелляционное определение Московского областного суда от 18 июля 2016 г. по делу № 33-19235/2016).

«В последнее время с ответчиков все чаще взыскивают компенсацию морального вреда в размере от 100 тыс. до 800 тыс. руб. К примеру, по иску в результате причинения средней тяжести вреда здоровью при имущественных затратах потерпевшего на лечение в размере 80 тыс. руб. суд взыскал с виновника компенсацию в размере 500 тыс. руб. (приговор мирового судьи судебного участка № 370 Тверского района г. Москвы от 31 марта 2015 г. по делу № 01-0005/370/2015)», – добавляет Алексей Токарев.

Если проследить судебную практику за последний год, можно отметить, что суды все реже ограничиваются минимальными размерами при взыскании компенсации морального вреда. Главное, при обращении с исковым заявлением в суд как можно убедительнее обосновать сумму заявленных требований. Чем подробнее раскрыто, чем именно вызваны нравственные страдания и как действия/бездействие ответчика отразились на привычном укладе жизни потерпевшего, его физическом и психическом состоянии, тем больше шансов взыскать компенсацию в крупном размере.

Укушенная моральный ущерб

Пензенский областной суд оставил без изменения решение Октябрьского районного суда г. Пензы от 20 июня 2016 года, которым удовлетворен иск К. к МУП «Пензенские бани» о взыскании компенсации морального вреда.

В своём заявлении К. указал, что 16 ноября 2015 г. около 10 час. 30 мин. он, проходя по территории бани для передачи белья в прачечную, был укушен находившейся на цепи в открытом вольере собакой. Ему поставлен диагноз: укушенные раны правой голени и назначены прививки.

В возбуждении уголовного дела по ст. 116 Уголовного Кодекса Российской Федерации было отказано за отсутствием состава преступления.

Представитель ответчика в суде пояснил, что очень давно на территорию бани приблудился щенок, которого работники предприятия стали подкармливать. Когда щенок подрос, они хотели отдать его в деревню. Но, так как уже к нему привыкли, то решили оставить. Для собаки построен вольер, она находится на цепи, цепь до входа, где заходят клиенты в баню, не достает. Вольер снабжен вывеской «Осторожно. Злая собака» Ответчик не отрицал сам факт укуса истца во время того, как он пришел сдавать в чистку вещи, однако размер морального вреда в 100 000 руб. посчитал сильно завышенным. Он согласен выплатить К. 3 000 рублей.

Исследуя доказательства по делу в их совокупности, суд пришел к выводу, что предприятие не предприняло всех необходимых мер безопасности, исключающих возможность нападения собаки на окружающих. Поскольку истцу собакой ответчика причинены телесные повреждения, моральный вред должен быть возмещен ответчиком.

При определении размера денежной компенсации морального вреда суд учел тяжесть телесного повреждения; возраст истца; испытанные им физические и нравственные страдания от боли и испуга, вызванных неожиданным получением травмы и необходимостью обращения в медицинское учреждение, проведения прививок; степень вины ответчика, не обеспечившего должный контроль за своей собакой в общественном месте и не возместившего вреда потерпевшему в добровольном порядке; а также материальное положение ответчика.

В результате суд частично удовлетворил требования истца, взыскав в счет возмещения морального вреда 10 000 рублей, а также расходы на судебно-медицинское обследование.

Не согласившись с решением, ответчик подал апелляционную жалобу, которая судебной коллегией по гражданском делам Пензенского областного суда оставлена без удовлетворения.

Решение вступило в законную силу 6 сентября 2016 г.

Возмещение морального вреда

Возмещение морального вреда по ГК РФ предусматривается в случаях причинения ущерба, связанного с физическими (нравственными) страданиями потерпевшего. Для получения компенсации за такое деяние необходимо предоставить доказательства, касающиеся степени вины ответчика, и моральных страданий истца.

Возмещение ущерба за причинение морального вреда возлагается на ответчика по решению суда. Размер выплат указывается истцом в заявлении, но обоснованность суммы и сроки возмещения определяются судом. По закону право на возмещение морального вреда имеет только физическое лицо, а на юридических лиц оно не распространяется в связи с невозможностью совершения по отношению к ним такого деяния. Исковое заявление по таким делам подаётся не отдельно, а совместно с иском о фактическом ущербе.

Процесс возмещения морального вреда регулируется законодательством. В большинстве случаев сумма, указанная заявителем, в судах значительно снижается.

Читайте так же:  Наследство форум юристов

Консультация юристов на портале Правовед.ru в онлайн-режиме и по телефону поможет отстоять интересы в суде и компенсировать причинённый ущерб в установленные законом сроки.

Консультации юристов по законодательству России

Неприятного аппетита: как засудить продавца за крысу в простокваше

Приходите вы в кафе выпить чая, сидите за столиком, а вам на голову падает крыса, да еще и кусает вас. Пострадавший в этой истории москвич добился через суд компенсации морального ущерба. Что делать, если вас отравили, обсчитали и покалечили? И как заставить платить обидчика?

Сегодня в сети активно обсуждалась история одного неудачного похода в кафе. На посетителя в прямом смысле слова с потолка упала крыса. Покусанный и травмированный морально гражданин подал в суд и выиграл дело.

Таких судебных прецедентов становится все больше. Крысы, собаки и даже червяки на кремлевской трапезе — как защитить себя от недобросовестных производителей товаров и услуг? И как накажут авиакомпанию, предложившую своим пассажирам сэндвичи со швейными иголками? Корреспондент НТВ Егор Колыванов, изучая проблему, примерил на себя и роль крысиной жертвы.

Укушенный в голову крысой доказал в суде, что из-за продолжительной вакцинации от бешенства он не мог ни спортом заниматься, ни с друзьями выпить за здоровье родившейся у него дочери. А значит, сильно страдал. Суд постановил: кафетерию придется выплатить гражданину 100 тысяч рублей в качестве компенсации. Это один из самых больших штрафов в подобных делах.

Российский суд обычно оценивает моральный и физический ущерб граждан в 10–50 тысяч рублей, а то и меньше. Например, женщине, поскользнувшейся на мокром полу в казанском сетевом ресторане и разбившей голову, суд постановил выплатить одну тысячу рублей за моральный ущерб. В другом случае крупная сеть магазинов выплатила 10 тысяч рублей покупателю за просроченные козинаки, в которых уже моль завелась. Так что дикой крысе из кафетерия, быть может, когда-нибудь памятник поставят за то, что она переломила судебную практику по потребительским делам в пользу пострадавших.

Крысы и мыши ставятся фигурантами едва ли каждого второго громкого дела о нарушении прав потребителей. То их найдут в пакетике с сухариками, то начинкой в батоне хлеба, а однажды — в пакете с простоквашей.

В последние годы отравленные, обманутые, а то и покалеченные потребители обращаются в суд все чаще. Больше всего жалоб поступает на качество продуктов питания, на втором месте — услуги ЖКХ и мобильной связи, на третьем — все прочие товары и услуги. Но все же большинство пострадавших предпочитают не связываться — это долго и дорого.

Журналистка Карина Орлова правды в суде и вовсе не нашла. По ее словам, в самом центре Москвы она отравилась в кафе обычной питьевой водой. В бутылке каким-то загадочным образом оказалась самая настоящая щелочь. Но суд отказался удовлетворить иск на один миллион рублей. И тем не менее адвокаты и специалисты по защите прав потребителей советуют не сдаваться.

ВЛАДЕЛЕЦ ПАСЕКИ КОМПЕНСИРУЕТ МОРАЛЬНЫЙ ВРЕД СОСЕДЯМ, ПОСТРАДАВШИМ ОТ УКУСОВ ПЧЕЛ

Саткинский городской суд частично удовлетворил исковые требования супругов Загира З. и Мадины З. к Халилу А. о взыскании компенсации морального вреда, возмещении материального ущерба, взыскании неполученных доходов.

Истцы указали, что 11 августа 2008 года в поселке Межевой они подверглись нападению пчел, прилетевших с пасеки соседа, укусы привели к гипертоническому кризису у истцов, аллергической реакции и необходимости обращения за медицинской помощью. Кроме того, от укусов пчел погибла их собака, среднеазиатская овчарка, купленная в питомнике за 20 тысяч рублей. Супруги заявили требования о компенсации морального вреда в размере 5 тысяч рублей каждому (позднее увеличили сумму вдвое), взыскании материального ущерба в размере стоимости собаки, а также взыскании неполученных доходов от продажи щенков в размере 30 тысяч рублей, поскольку собака должна была ощениться. Истцы настаивали, что укусы произошли вследствие нарушения ответчиком правил содержания пчел и технологии по откачиванию меда.

Владелец пасеки иск не признал, считал, что истцы были укушены не его пчелами. В суде пояснил, что при осмотре ульев заметил, что насекомые ведут себя агрессивно, кроме того, пчелиное семейство заметно увеличилось в размерах. Ответчик предполагает, что в улей проникли чужие пчелы, поэтому пчелы стали разлетаться и нападать на соседей. Справиться с ними с помощью дыма и воды не удалось. По словам пчеловода, таким образом пчелы пытались защитить свое жилище от вторжения чужого клана.

Суд установил, что 11 августа 2008 года ответчик производил на своей пасеке работы по медосбору. Эти работы вызывают у пчел агрессию и провоцируют укусы людей и животных, находящихся вблизи пасеки. Истцы проживают в непосредственной близости от пасеки, принадлежащей ответчику. Участки истца и ответчика разгорожены только забором из сетки-рабицы. Из пояснений ответчика, данных им в прокуратуре, следует, что во время проведения работ по медосбору его пчелы стали вылетать из улья, жалить, разлетаться в разные стороны, нападать на животных и людей. Из показаний свидетелей — других соседей следует, что в тот день они также подверглись нападению и укусам пчел, вылетевших с пасеки ответчика. Суд установил, что в сложившийся ситуации ответчик не мог контролировать поведение пчел. Однако как владелец источника повышенной опасности, он должен нести ответственность за причинение вреда независимо от наличия вины.

При установлении размера компенсации морального вреда судом были учтены страдания истцов, их переживания по поводу погибшей собаки, а также состояние здоровья обоих супругов. В пользу истцов было взыскано по 5 тысяч рублей каждому. Кроме того, истцам удалось доказать, что овчарка была куплена в питомнике за 20 тысяч рублей (представлена расписка продавца, выданная при продаже щенка, также продавец дала показания в судебном заседании). А вот доказать потерю возможной прибыли от неродившихся щенков хозяевам собаки доказать не удалось, поэтому иск о возмещении ущерба в размере 30 тысяч рублей был отклонен.

Решение было обжаловано в Челябинский областной суд обеими сторонами. Ответчик настаивал, что стоимость погибшей собаки меньше указанной, ссылался, что у собаки отсутствовало свидетельство о происхождении (родословная), но других возражений и доказательств, свидетельствующих о меньшей стоимости собаки, не представил. Тем не менее, учитывая, что ответчик не мог в силу объективных причин, вызванных невозможностью человека воздействовать на поведение пчел, принять каких-либо меры, способствующие уменьшению вреда, отсутствие доказательств, что ответчик умышленно допустил вылет пчел из улья, а также то, что он является пенсионером и получает пенсию около 4 тысяч рублей, судебная коллегия сочла возможным в соответствии с п. 3 ст. 1083 Гражданского кодекса РФ снизить размер материального ущерба, подлежащего взысканию с ответчика в пользу истцов, до 10 000 рублей.

Итак, с ответчика в пользу истцов решено взыскать 10 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда, 10 тысяч рублей в качестве возмещения материального ущерба. Также он должен уплатить госпошлину в размере 600 рублей.

Решение вступило в законную силу.

Пресс-служба Челябинского областного суда

Моральный ущерб: на Западе присуждают миллионы, а в России — гроши

ПРЕМИЯ ЗА СУТЯЖНИЧЕСТВО

Самый нелепый судебный иск в истории подала 79-летняя американка Стелла Либек. В 1992 году бабуля купила кофе в « Макдональдс », а потом случайно пролила его на себя в машине. Кипяток всего-то обжог ей ноги, но пожилая миссис дело так не оставила. Выкатила иск за моральный ущерб на $2,9 млн, утверждая, что «Макдональдс» пренебрегает здоровьем клиентов, продавая слишком горячий кофе. Удивительно, но суд… встал на ее сторону. Потом юристы крупнейшего фаст-фуда подсуетились и компенсацию снизили. Но она все равно осталась солидной — $600 тыс. Случай стал символом американской системы правосудия. И с 2002 по 2007 год в США даже присуждалась премия им. Стеллы Либек «За самый нелепый судебный иск».

Аудио: Моральный ущерб: на Западе присуждают миллионы, а в России — гроши. Почему так?

В России такая история невозможна. Однако, к сожалению, наши суды и по вполне обоснованным претензиям в компенсации морального вреда отказывают или назначают неприличные копейки. Несколько лет назад было громкое дело против «Седьмого континента»: сеть продавала под своей маркой козинаки, зараженные личинками насекомых. Когда покупатель открыл упаковку, из нее вылетели мотыльки. Тогда суд оценил моральный вред в 10 тыс. руб. По возмещению морального вреда потребителю это очень высокая компенсация – обычно, порядка 1 тыс. руб.

— Я работала завучем в сельской школе 15 лет. За несколько дней до начала учебного года меня уволили, буквально одним днем — рассказывает читательница « КП » Татьяна, — Подала на школу в суд, разбирались 3 месяца. В итоге – по суду в должности меня восстановили. Присудили минимальную компенсацию за время вынужденного прогула. Но моральный вред оценили в 500 руб. А я за это время чуть не с ума не сошла.

«КП» решила разобраться, почему страдания россиянина оценивают значительно дешевле моральных потрясений американца или европейца?

СУММЫ ОТ БАЛДЫ

Моральный вред в системе российского правосудия — понятие субъективное. Даже в гражданском кодексе у него весьма расплывчатая трактовка: «Нравственные или физические страдания от посягательства на жизнь, здоровье, честь и достоинство, деловую репутацию и личные неимущественные права». Со здоровьем еще более или менее понятно. Но как оценить нравственные страдания?

Этот философский вопрос пытались решить почти 30 лет. Но ответа так и не нашли. Поэтому всю глубину страданий суд определяет практически на глаз. По-умному «с учетом требований разумности и справедливости». Что это значит – одной Фемиде известно.

Сегодня в России не существует никакой формулы при расчетах морального вреда. Никаких минимальных и максимальных пределов. А поскольку у нас не действует прецедентное право, то в похожих историях суд имеет право назначать совершенно разные суммы. Например, за оскорбление в публичном месте компенсация была и 2 тыс., и 10 тыс., и 100 тыс. рублей. Последний вариант, правда, про публичных персон. Конкретнее – по иску Елены Ваенги к журналу «Собеседник». Журналисты публично заподозрили, что она – вампир.

Читайте так же:  Полномочия политической партии

ПОСТРАДАЛ — ОБОСНУЙ

Мало того, что моральный вред нужно оценить, так его еще и поди докажи.

— Для суда мало что заранее установлено и определено. Все нуждается в доказательствах — в этом и есть состязание. А получается, что выходит человек и говорит: « Вы же понимаете, я очень переживаю». А судья не понимает. А если и понимает, не имеет право вложить это понимание в свой вердикт, — говорит Андрей Некрасов , адвокат, старший преподаватель РАНХиГС. — И как обосновывать свои материальные притязания за моральный вред никто не может договориться.

Как доказать, что ты страдал? Не физически, нет. Душевно! Заплаканные фото и платочки суд вряд ли примет к рассмотрению. Дневники в стиле Достоевского писать? Показания свидетелей, которые утешали? По словам Некрасова, единственный путь –психологическая экспертиза. Мало того, что это недешевое удовольствие – от 15 тыс. рублей. Так еще и пойди-найди специалиста, который возьмется.

— Психологов у нас много. Тех, кто умеет работать с бумагами, оформлять их для суда – почти нет. А тех, кто готов взять на себя ответственность – еще меньше, — рассказывает Некрасов. – Но это касается дел, где человек действительно испытал серьезное потрясение. А если брать ситуации, например, с защитой прав потребителей? У человека айфон сломался, какая тут может быть психологическая экспертиза? Суммы присуждают абсолютно с потолка.

ГОСУДАРСТВО ПРИКРЫВАЕТ СЕБЯ

С другой стороны, с потолка можно же присуждать и крупные суммы. Но, по данным компании «Финансовые и бухгалтерские консультанты» (ФБК), средняя компенсация за моральный вред в России – 1,7 тыс. руб. «Цена страдания» в нашей стране в десятки раз ниже, чем за рубежом. Юристы называют несколько причин.

— Если опасения, что государству придется раскошеливаться на немалые суммы. Ведь оно тоже часто может выступать ответчиком. Неправильное назначение пенсий или предоставление госуслуг, медпомощи, образования. Если начнется практика крупных исков, государству тоже придется платить, — говорит Игорь Николаев , ди ректор Института стратегического анализа ФБК. – Но это нормально. Государство такой же субъект отношений. Если в результате действия госслужащих нанесен ущерб, нужно оплачивать его в полной мере.

Другая причина – странная жалостливость российских судов. Считается, что компенсация не должна быть чересчур обременительна для «вредителя». При рассмотрении дел судьи учитывают платежеспособность человека или компании. В США или Европе такого нет. Гражданин там может разорить чью-то фирму или семью одним иском. Поэтому таких исков там боятся, как чумы.

— Как только начнут присуждать разумные суммы, сразу же во много раз возрастет количество поданных исков. В США в судах многих штатов самое большое количество рассматриваемых дел — как раз о компенсации морального вреда, — предлагает свою версию Елена Заварская , юрист компании The Lawers. — Учитывая перегруженность наших судей, они просто не готовы справиться с наплывом.

Есть и менее очевидные причины. Юристы-правозащитники рассказывали «КП», что иски о моральном вреде – индикатор морального здоровья общества. Эдакий показатель развития правовой системы. Если дать возможность людям бороться за свои потребительские права, то отсюда рукой подать до борьбы за права гражданские. А это государству совсем не выгодно.

СКОЛЬКО МОЖНО ПОЛУЧИТЬ?

Мы опросили более десятка практикующих юристов и выяснили сложившийся сегодня примерный прейскурант.

— Моральный вред семье после смерти родственника по чьей-то вине – около 1 млн руб*. Такую сумму обычно получают от государства семьи погибших в авиакатастрофах, терактах, трагических случаях. Это служит ориентиром для юристов при подаче других исков.

— Моральный вред при причинении вреда здоровью. От 500 тыс. до 1 млн. руб. при серьезном ущербе. Но это когда человек фактически остался инвалидом. От 50 тыс. до 100 тыс. руб. в случае средней тяжести. Неправильно поставленный смертельный диагноз – около 100 тыс. рублей. Разглашение медицинской тайны – столько же.

— Трудовые споры. Тут все очень индивидуально. Незаконное увольнение – 1-2 тыс. руб. Производственная травма – около 10 тыс. руб. Максимальная сумма ущерба, которую называли – 35 тыс. руб. за отказ в приеме на работу на основании расовой принадлежности кандидата.

— Незаконное уголовное преследование – до 50 тыс. руб.

— Защита прав потребителей — до 10 тыс. руб. по любому нарушению.

*Здесь и далее суммы могут существенно отличаться в зависимости от конкретной ситуации и региона.

А КАК У НИХ?

Австрия

Конкретные суммы в законах не прописаны. Однако есть ставки компенсаций в случае телесных повреждений – в зависимости от тяжести от 100 до 300 евро за каждый день восстановления здоровья. Самая крупная сумма компенсации с 2001 года – 217 тыс. евро

Германия

Конкретные суммы также не определены. Но в законе сказано, что судьи должны ориентироваться на размер компенсации по ранее рассмотренным похожим ситуациям. Максимальная сумма компенсации с 2001 года – 600 тыс. евро

Великобритания

С 1994 года действует минимальная «тарифная сетка» за причинение морального вреда. Компенсация зависит от времени страдания. Под страданием понимают – снижение трудоспособности, разрыв социальных связей, депрессию и даже потерю сексуальной активности. Если это длится до 16 недель, то сумма от 1 тыс. фунтов стерлингов. До 26 недель – от 4 тыс. Более 26 недель – от 7,5 тыс. Постоянно – от 20 тыс. фунтов.

Франция

Установлено фиксированное значение в случае утраты трудоспособности – 600 евро в месяц. В остальных случаях, размер определяет суд в зависимости от степени тяжести ущерба и возраста потерпевшего.

США

Подход к компенсации сильно различается в зависимости от конкретного штата. Фиксированных сумм тоже нет – все отдано также на принцип «разумности и справедливости». Разброс компенсаций весьма велик . $200 – мужчина травмирован при ДТП (ссадина на пальце, растяжение шеи, головные боли и появление проблем с памятью) и $10,5 млн – работница завода по переработке ядерного топлива получила облучение плутонием.

Губернатор Калининградской области Антон Алиханов: Справимся, если будем работать вместе с соседями

Самый молодой региональный руководитель в России, глава западного эксклава рассказал о привлекательном балтийском офшоре и планах удвоить торговлю с Беларусью

Кудрин сообщил, когда российская экономика может попасть в пятерку крупнейших в мире

Глава Счетной палаты выступил с заявлением на Гайдаровском форуме

В России предложили смягчить условия маткапитала для погашения кредита

Родителям разрешат оформлять детям долевую собственность на жилье после полной выплаты кредита

Большие фантазии о малом бизнесе

Развитие предпринимательства возможно только при падении госкорпораций

В руководстве Пенсионного фонда России начались кадровые чистки

С деятельностью ПФР уже разбирается Следственный комитет РФ

В Москве задержали гендиректора крупной российской водочной компании

Игорь Савельев может быть связан с уголовным делом о «мошенничестве, совершенном организованной группой в особой крупном размере»

Выгодно ли быть самозанятым?

Наивные вопросы о новом налоговом режиме

«Россети» подписали меморандум о сотрудничестве с энергетиками Сербии

Две страны будут совместно работать над модернизацией электросетевого комплекса

Чубайс призвал ввести соцнормы энергопотребления

Глава «Роснано» посетовал на слишком дешевое электричество в России

Жулики нашли новый способ кражи денег с банковских карт

Теперь злоумышленники звонят людям по телефону и представляются сотрудниками служб безопасности банков

Закон одного яйца, или… Эффект бабочки по-русски

Девять яиц в упаковке. Как это влияет на нашу жизнь и законы? Рассуждая об этом, наш колумнист написал рассказ

Рожать и строить будем больше, а проверки сократим

Во вторник в Москве открылся Х Гайдаровский форум

В России появится новая госкомпания, которая займется отходами

«Российский экологический оператор» будет от лица государства контролировать всю мусорную отрасль

Страна ищет лучших проектных менеджеров

В России стартовал конкурс «Проектный руководитель-2019»

В Думе предложили запретить девяток яиц

Депутат Дегтярев выступил против нестандартных упаковок основных товаров

В 2018 году «Роснефть» почти на 3 миллиона тонн увеличила поставки нефти на свои НПЗ

Глубина переработки «черного золота» превысила 75 процентов

Проценты по рублевым депозитам снова выросли

Средняя максимальная ставка крупных банков поднялась до 7,43%

Яйцо как индикатор обнищания среднего класса

Почему «девяток яичек» вызвал несоизмеримо бурную реакцию общества

С начала года инфляция набрала 0,5%: Сможет ли правительство удержать цены на продукты?

Больше всего в январе подорожали свежие овощи — первое эхо увеличения НДС и повешения стоимости топлива

Россияне впервые потратили на празднование Нового года меньше, чем годом раньше

Может поэтому и число тех, кто остался доволен каникулами, тоже сократилось

Исповедь менеджера автосалона в Иркутске: продаем битые тачки и выдаем за новые

Бывший руководитель отдела продаж новых машин рассказал «Комсомолке» изнанку профессии

Не бейте по яйцам — опасно

О чем только и говорят сейчас? О французских жилетах и русских яйцах. Цвета этих предметов, заметьте, очень близки: оранжевый и желтый. Совпадение? Не думаю

Названы самые высокооплачиваемые профессии на начало 2019 года

Это гинеколог, айтишник и продавец бензина — им обещают по 500 тысяч рублей в месяц

Герман Греф, Пётр Авен и другие участники бизнес-завтрака Forbes на Гайдаровском форуме ответят на вопросы пользователей VK

Главная тема встречи — частные инвестиции в образование

Глава Удмуртии рассказал Владимиру Путину о эффективности работы с «Россетями»

Александр Бречалов проинформировал главу государства о социально-экономическом развитии региона

Крупные банки подняли ставки по ипотеке

Последуют ли за ними другие кредитные организации

Снесли одно яичко: покупатели посчитали «девяток» яиц уловкой продавцов

В магазинах теперь предлагают странные упаковки [подкаст]

Экономят на налогах: почему не нужно соглашаться, если на работе вас хотят оформить самозанятым

ФНС разъяснила «Комсомолке», что вы можете потерять в этом случае

Возрастная категория сайта 18+