Трансаэро отчетность 2019

Андрей Ковалев окончил экономический факультет Волгоградского государственного технического университета по специальности «Мировая экономика».

В 2005 году защитил кандидатскую диссертацию по двум специальностям: «Экономика и управление народным хозяйством» и «Финансы, кредит и денежное обращение» в Финансовой академии при Правительстве РФ.

Профессиональную деятельность начал в банковском секторе, а затем перешел в компании реального сектора экономики. Работал в ОАО КБ «Промсвязьбанк», ЗАО «Промсвязькапитал». Занимался финансовым анализом, инвестиционным анализом, трансформацией и консолидацией финансовой отчетности по МСФО. Руководил рабочей группой при внедрении «1С: Консолидация 8», разрабатывал методологию трансформации и консолидации отчетности по МСФО.

В 2007 году перешел в ОАО «АК «Трансаэро»» на позицию начальника отдела международной отчетности, с середины 2008 года занимает пост главного бухгалтера, где занимается подготовкой отчетности по РСБУ и МСФО.

Продолжает активную научную и педагогическую деятельность: пишет книги, публикует статьи в научных и практических журналах, участвует в семинарах и конференциях, ведет практические курсы и семинары по подготовке отчетности по МСФО. Автор книги «Подготовка и анализ отдельной и консолидированной отчетности по МСФО с помощью 1С: Консолидация 8».

ОАО «Трансаэро» – первая частная авиакомпания в истории России. С самого начала она создавалась на новой основе, впитывая в себя все лучшее, что есть в мировой гражданской авиации.

ОАО «Трансаэро» впервые в России оснастила свой парк современными самолетами иностранного производства, стала обслуживать пассажиров внутренних рейсов по международным стандартам (в том числе ввела для них бизнес класс), создала гибкую систему тарифов и скидок; разработала и первой в России внедрила программу поощрения постоянных клиентов — «Трансаэро Привилегия»; также ОАО «Трансаэро» первой в России стала внедрять электронную коммерцию, интернет продажи и веб-регистрацию авиабилетов.

Качество продукта компании стало настоящим прорывом в будущее. И сегодня многие стандарты ОАО «Трансаэро» являются уникальными. Система менеджмента качества авиакомпании ОАО «Трансаэро» сертифицирована по требованиям стандарта ISO 9001:2008, а также ОАО «Трансаэро» обладает международным сертификатом безопасности IOSA.

ОАО «Трансаэро» – единственная авиакомпания России, внедрившая на большинстве своих регулярных рейсах 4 класса обслуживания: империал, бизнес класс, премиальный экономический и туристический экономический классы.

Прощай, Трансаэро: как умирает российский супербренд

История краха крупнейшего частного авиаперевозчика России

Один из крупнейших российских авиаперевозчиков — компания «Трансаэро» — готовится войти в группу «Аэрофлот». Подобное решение было продиктовано катастрофическими долгами «Трансаэро», из-за которых компанию оценили всего в 1 рубль. Покупатель не намерен оставлять на рынке бренд, который развивался последние четверть века: сегодня стало известно о том, что после поглощения торговая марка «Трансаэро» перестанет существовать. Как появилась крупнейшая частная авиакомпания России и как она дошла до смерти собственного бренда, вспоминал Sostav.ru.

История вопроса

Трансаэро была основана инженером-конструктором Александром Плешаковым в декабре 1990 года. Изначально компания осуществляла чартерные рейсы на самолётах Аэрофлота, которые брала в лизинг; а позже занялась регулярными пассажирскими перевозками. Трансаэро стала первой частной авиакомпанией в России. Первый полет под собственным кодом UN был совершен 5 ноября 1991 года из Москвы в Тель-Авив и обратно.

Сейчас Трансаэро — крупнейший частный авиаперевозчик России. Базируется в московских аэропортах Внуково и Домодедово, формируя также дополнительный хаб в петербургском Пулково. Выполняет пассажирские и грузовые рейсы по России, а также международные рейсы средней и большой протяжённости в страны Европы, Азии, Северной и Латинской Америки. В парке авиакомпании — свыше ста воздушных лайнеров.


Александр Плешаков, исполнительный директор «Трансаэро»

Все четверть века существования «Трансаэро» ее основным владельцем и руководителем был основатель — Александр Плешаков, который до этого работал конструктором на Московском машиностроительном заводе «Скорость» и выступал экспертом Международного коммерческого управления Министерства гражданской авиации СССР. За свою карьеру в «Трансаэро», продлившуюся до сентября этого года, Плешаков занимал должности президента, гендиректора, председателя совета директоров компании.

В 1992 году в авиакомпанию пришла его жена Ольга Плешакова, выпускница МАИ и кандидат технических наук. С должности старшего эксперта отдела технологий за 9 лет г-жа Плешакова прошла кадровый путь до гендиректора «Трансаэро», став в истории России первой женщиной, возглавившей авиакомпанию. В начале сентября Ольга Плешакова, как и ее муж, сложила с себя полномочия гендиректора «Трансаэро».


Ольга Плешакова. Иллюстрация РИА Новости

Долги

Осенью 2014 года авиакомпания стала испытывать серьезные финансовые трудности на фоне снижения пассажиропотока, к которому привел нарождающийся финансовый кризис. В конце декабря Трансаэро получила госгарантии по кредиту ВТБ на 9 млрд. рублей, однако общий объем долгов существенно превышал эту сумму, а получить очередной кредит уже не получалось. Минэкономики России посчитало, что хронические убытки перевозчиков (в числе которых Трансаэро и ЮТэйр ) возникли из-за политики самих компаний, и приняло решение не оказывать господдержку, а освободить рынок от компаний-должников.

Несмотря на отказ от стимулирующих выплат топ-менеджменту и совету директоров, в I квартале 2015 года чистый убыток авиакомпании составил 5,742 млрд рублей. Зампред правительства Аркадий Дворкович по поводу помощи перевозчику заявлял, что непростое финансовое положение Трансаэро и «отсутствие четкого понимания у правительства происходящего внутри компании» поставили под вопрос о целесообразности кредитования.

Серьезные проблемы не помешали Трансаэро провести рестайлинг и представить в мае этого года обновленный фирменный стиль. За разработку проекта отвечало британское агентство STARTJG . Газета «Известия» по этому поводу писала, что Трансаэро сумма потраченных на обновление бренда средств составила 10 млн долларов. Однако, в пресс-службе авиакомпании в ответ на любые подобные материалы заявляли, что это слухи, за которыми стоит PR-кампания, направленная на подрыв репутации и доверия к перевозчику.

Между тем, к июню 2015 года кредиторская задолженность авиакомпании превысила 61 млрд. рублей. Тогда же генеральный директор Аэрофлота Виталий Савельев обвинил главного конкурента в демпинге за счет кредита на 9 млрд руб., полученного в ВТБ под госгарантии в конце 2014 года. «Трансаэро» получила 9 млрд. руб. уже и стоит в очереди на сумму от 40 до 70 млрд рублей госгарантий. Куда они потратили 9 млрд? На демпинг», — заявлял гендиректор Аэрофлота в комментарии РБК.

Как сообщало в своей статье издание, демпинг действительно имел место: в начале августа Трансаэро разместила на своем сайте новые «выгодные ценовые предложения» на рейсы по 58 направлениям, цены на которые были на 10% ниже, чем у конкурентов. При этом продолжались траты на маркетинговые проекты, сомнительные с точки зрения эффективности в кризисных условиях.

Проект Трансаэро в сфере public interest «Полосатый рейс», лето 2015

С каждым месяцем положение «Трансаэро» становилось хуже и хуже. В начале августа у «Трансаэро» возникли проблемы с «РН- Аэро » («дочка» «Роснефти»), а спустя несколько дней «Финансовая корпорация «Открытие» подала иск к «Трансаэро» с целью взыскать просроченную задолженность в размере 1,29 млрд руб. Общий долг на начало осени составлял уже 68 млрд. рублей. Для сравнения — вся выручка Аэрофлота в прошлом году равнялась 240 млрд. рублей, а чистая прибыль — около 14 млрд.

В связи с тяжестью финансового состояния, 1 сентября на совещании у первого вице-премьера РФ Игоря Шувалова была одобрена покупка «Аэрофлотом» 75% и одну акцию авиакомпании «Трансаэро». А на заседании Совета директоров Аэрофлота 3 сентября была принята к рассмотрению оферта акционеров ОАО » АК «Трансаэро», обеспечивающая предложение пакета акций ОАО » АК «Трансаэро» в размере не менее 75 %+1 акция в течение 24 дней с даты оферты по цене указанного пакета акций не более 1 рубль.

Благодарности со стороны руководства Трансаэро ждать не приходилось. Александр Плешаков в беседе с прессой заявлял, что ни авиакомпания, ни ее акционеры не были инициаторами консолидации с Аэрофлотом. «Руководство авиапредприятия предлагало два иных сценария: реализация ранее принятого решения о создании банковского синдиката, либо финансовая докапитализация компании, — говорил Плешаков. При этом сам Плешаков и его супруга на данный момент являются членами совета директоров, однако сама компания в скором времени может быть полностью поглощена и растворена в Аэрофлоте.

Конец бренда

Накануне авиакомпания «Трансаэро» перешла под операционное управление «Аэрофлота». Уже назначен новый генеральный директор «Трансаэро» — Дмитрий Ерзакович , который работал заместителем генерального директора авиакомпании и руководил департаментом по производству ОАО » АК «Трансаэро». Ерзакович начинал свою карьеру в 2005 году с представительства «Трансаэро» на Кипре, успел возглавить подразделение перевозчика в Таиланде, потом стал региональным представителем авиакомпании в Юго-Восточной Азии.

По словам министра транспорта РФ Максима Соколова, процессы, связанные с санацией «Трансаэро» и переходом ее под контроль «Аэрофлота», займут около полугода и потребуют пересмотра всей модели российских авиаперевозок. За процессом объединения компаний будет следить администрация президента совместно с правительством России.

Сегодня «Интерфакс» сообщил, что Минэкономразвити я РФ не ожидает сохранения бренда «Трансаэро» в будущем. Замглавы Минэкономразвити я РФ добавил, что «Аэрофлот» не будет проводить массовые увольнения в приобретенной авиакомпании. Эту же информацию ранее сообщал «Коммерсантъ» со ссылкой на участника межведомственной комиссии под председательством первого вице-премьера Игоря Шувалова.

За комментарием о дальнейшей судьбе бренда Трансаэро Sostav.ru обратился к обеим участникам сделки. В Трансаэро эту информацию не подтвердили, но и не опровергли. В Аэрофлоте пока также не могут дать разъяснение.

Оценка бренда Трансаэро

В мае этого года «Трансаэро» опубликовала отчет по Международным Стандартам Финансовой Отчетности (МСФО) за 2014 год, в котором пересчитала стоимость собственного бренда, увеличив его цену почти в 30 раз по сравнению с предыдущим отчетом — до 61,2 млрд руб.

Читайте так же:  Льготы на жкх кап ремонта

Закономерность исчезновения бренда Трансаэро подчеркивает Алексей Муразанов , один из ведущих российских экспертов в области бренд-стратегии. Аэрофлоту попросту не нужен в своем портфеле бренд, который конкурирует с его собственным брендом, в том числе и на международной арене.

Алексей Муразанов , владелец агентства Lineberger , член совета АБКР

Атрибутивная модель брендов Аэрофлот и Трансаэро совпадают, аудитории брендов тоже совпадают. Вопрос: зачем держать в портфеле два бренда, которые будут устраивать между собой внутреннюю конкуренцию?

Сила и здоровье бренда Аэрофлот выше, чем бренда Трансаэро. Следовательно, остается бренд Аэрофлот, а бренд Трансаэро умирает, оставляя Аэрофлоту все свои внутренние ресурсы. Решение вполне рациональное. Бизнес, ничего личного!

Несмотря на то, что решение по судьбе бренда Трансаэро понятное и оправданное с точки зрения бизнеса, тем не менее печально наблюдать гибель одной из крупнейших национальных торговых марок, знакомых потребителям далеко за пределами России. Сколько еще подобных историй нам подкинет нынешний кризис, остается только гадать.

Трансаэро отчетность 2019

Бухгалтеров авиаперевозчика подозревают в манипулировании финансовыми показателями

Фактически обанкротившаяся авиакомпания «Трансаэро» могла несколько лет преднамеренно вводить банки и надзорные органы в заблуждение, манипулируя своей отчетностью при получении кредитов и госгарантий. Это следует из запроса депутата Госдумы Дмитрия Ушакова («Справедливая Россия»), направленного в пятницу председателю Следственного комитета России (СКР) Александру Бастрыкину. Парламентарий также выдвинул гипотезы о сговоре между «Трансаэро» и банками-кредиторами на получение необеспеченных займов, о преднамеренном доведении компании до банкротства ее менеджментом.

«Прошу проверить изложенные в настоящем депутатском запросе факты и дать правовую оценку. действиям менеджмента ОАО «АК «Трансаэро» на наличие признаков мошенничества либо намеренного введения в заблуждение менеджментом ОАО «АК «Трансаэро» кредиторов и надзорных органов (Рос авиация, Министерство транспорта, банков-кредиторов ОАО «АК «Трансаэро»), возможного сговора между ОАО «АК «Трансаэро» и банками-кредиторами на получение необеспеченных кредитов либо о преднамеренном доведении до банкротства ОАО «АК «Трансаэро», — пишет Дмитрий Ушаков.

По мнению депутата, финансовые проблемы у авиакомпании возникли гораздо раньше 2015 года. Выводы парламентария, как он указывает в обращении к главе СКР (копия запроса есть у «Известий»), основаны на изучении отчетности компании за 2011-2014 годы. Ушаков выделил три ключевых момента, которые могут указывать на мошенничество компании. Первый — это постоянная переоценка бренда компании на протяжении четырех лет, с помощью которой скрывались масштабные убытки и дефицит собственного капитала. Второй — нарушение правил бухгалтерского учета, третий — пересчет финансовых показателей за предыдущие отчетные периоды вразрез с правилами МСФО (международные стандарты финотчетности) таким образом, чтобы они играли на руку авиакомпании. Так, с 2010 по 2014 год стоимость бренда «Трансаэро» увеличилась более чем в 94 раза, с 650 млн рублей до 61,3 млрд рублей. Это рекорд для российских компаний, отмечается в запросе.

«Трансаэро» осуществил дооценку рыночной стоимости товарных знаков по состоянию на 01.01.2011 на сумму 1,65 млрд рублей (стоимость собственного бренда), — пишет Ушаков. — Аудитор ООО «РСМ Русь» в аудиторском заключении по бухгалтерской отчетности за 2013 год указывает, что не получил достаточных аудиторских доказательств того, что указанная стоимость определялась по текущей рыночной стоимости.

То есть аудитор признает, что не может проверить обоснованность данной переоценки товарного знака «Трансаэро», а переоценка не соответствует требованиям действующего законодательства».

В прошлом году произошел наиболее существенный скачок в стоимости нематериальных активов, с 2,1 млрд до 61,3 млрд рублей. В аудиторском заключении к отчетности «РСМ Русь» снова отмечает, что аудитор «не получил достаточных аудиторских доказательств того, что указанная выше стоимость соответствует принципам определения справедливой стоимости нематериальных активов». Такое повышение стоимости бренда компании выглядит как способ замаскировать убытки, следует из депутатского запроса, «переоценка не соответствует требованиям законодательства».

«Совокупный финансовый результат периода (за 2014 год) вместо 44,65 млрд рублей, без переоценки стоимости бренда «Трансаэро», составил бы 44,65 — 59,14 = -14,49 млрд рублей, то есть убыток в сумме 14,49 млрд рублей, — отмечает Ушаков. — Собственный капитал, по данным консолидированной отчетности «Трансаэро», в 2013 году достиг отрицательного значения 19,74 млрд рублей. Добавив к нему убыток за 2014 год, должен образоваться дефицит собственного капитала свыше 33 млрд рублей. Но после дооценки стоимости товарных знаков и синхронного увеличения статьи «резерв переоценки» собственный капитал ОАО «АК «Трансаэро» составил не минус 33 млрд, а плюс 33 млрд рублей».

Опрошенные «Известиями» эксперты сходятся во мнении, что аудиторское заключение было дано объективно, но крупнейшие аудиторские компании, как правило, относятся к своим клиентам строже и вряд ли бы признали такую отчетность достоверной.

— Аудитор высказал оговорки, они в принципе с похожим содержанием высказывались из года в год. Заключения «РСМ Русь» достаточно логичны. Но ни один аудитор из «большой четверки» (PWC, Deloitte, KPMG, E&Y) эту отчетность достоверной не признал бы, — считает заместитель гендиректора ИК «РЕГИОН» Анатолий Ходоровский.

«РСМ Русь» учреждена в 1995 году, сейчас принадлежит Татьяне Газеевой (11%) и Елене Лоссь (89%). Выручка за 2014 год — 236,3 млн рублей, чистая пирбыль заявлена на уровне 1,4 млн. Среди клиентов компании — «Автодор», «Ростех», «Объединенная судостроительная корпорация», «Объединенная авиастроительная корпорация», «Россети» и др.

Произвольная дооценка стоимости бренда «Трансаэро» может свидетельствовать либо о подлоге и недостоверности бухгалтерской отчетности, либо о попытке менеджмента ОАО «АК «Трансаэро» скрыть убытки второй финансовый год подряд, уверен Дмитрий Ушаков.

Все это позволило «Трансаэро» привлекать кредиты и выпускать ценные бумаги, увеличивая собственный капитал, отмечает он.

Как говорят эксперты, «РСМ Русь» претензии предъявить едва ли получится. Аудитор в заключении к отчету по крайней мере за 2014 год и так обозначил ключевые проблемные моменты, говорит руководитель группы налоговой практики «Пепеляев групп» Леонид Кравчинский.

Также депутат обращает внимание, что авиакомпания по сути нарушала требования формирования финотчетности. Согласно требованиям МСФО и российским стандартам бухгалтерского учета (РСБУ), все валютные статьи в отчетности должны быть переведены в рубли, перевод этот осуществляется по курсу на конец отчетного периода. «Трансаэро» же, утверждает Дмитрий Ушаков, переводила валюту в рубли по курсу на дату валютной операции. По его оценкам, авиакомпания за счет игры на курсовых значениях отразила объем рублевых потерь почти в два раза меньше, чем должна была.

«Согласно консолидированной финансовой отчетности «Трансаэро» в 2014 году, отрицательная курсовая разница составила 9,5 млрд рублей. Если бы требования МСФО и ПБУ соблюдались компанией, то курсовая разница увеличилась бы до 19 млрд рублей, — подсчитал Ушаков. — Игнорирование указанных требований привело к сокрытию убытков «Трансаэро» и искажению отчетности компании, что, в свою очередь, привело к недостоверному информированию инвесторов и кредиторов «Трансаэро» о финансовом положении компании».

«Трансаэро» не раз меняла отчетность задним числом, — утверждает Ушаков, — делая корректировки, в результате которых существенно изменились размеры отдельных активов и пассивов, а также существенно изменился финансовый результат». Например, в отчетности за 2013 год, основные средства компании за 2013 год составляли более 13 млрд рублей, в отчетности за 2014 год этот же показатель предыдущего периода пересчитан в меньшую сторону — до 8 млрд. Аналогичная ситуация с «непокрытым убытком» за 2013-й: он вырос с течением времени с 266 млн рублей до 32 млрд.

По мнению юристов, такие манипуляции — один из способов сбалансировать активы и пассивы в бухгалтерском балансе.

Некоторые корректировки были сделаны спустя два года: так, непокрытый убыток 2012 года в 2014 году оказался выше на 15 млрд рублей, пишет депутат.

— В отчетности за первую половину 2015 года дыра в балансе еще больше увеличилась, поэтому авиакомпании пришлось в нематериальные активы добавить еще и программное обеспечение за 7 млрд рублей. Это противоречит правилам бухгалтерского учета (если речь не идет об уникальном софте, что вполне возможно), но «Трансаэро» это не смутило, — говорит авиаэксперт Андрей Крамаренко.

По мнению аналитиков, в запросе Дмитрия Ушакова правильно проанализирована финансовая ситуация «Трансаэро», однако доказать возможные махинации и умысел будет нелегко.

— Да, была крайне странная отчетность. В отчетностях за 2012 и 2013 годы были явно скрыты многомиллиардные убытки.

Это не секрет, что Плешаковы (супруги владели контрольным пакетом акций компании. — «Известия» ) жили небедно, но никаких доказательств того, что акционеры выводили деньги, нет, — отмечает Андрей Крамаренко.

Авиакомпанию «Трансаэро», вероятнее всего, ждет банкротство. 1 сентября на совещании у первого заместителя председателя правительства Игоря Шувалова было принято решение, что страдающую от нехватки средств авиакомпанию купит «Аэрофлот» за один рубль. Через некоторое время гендиректор компании Ольга Плешакова покинула свой пост, передав свой пакет акций мужу, экс-председателю совета директоров Александру Плешакову. Как выяснилось, владельцами акций были не только супруги Плешаковы, но и их дети. Размер пакета акций, которым владели дочери Плешаковых, не назывался. Гендиректором «Трансаэро» был назначен Дмитрий Сапрыкин, бывший заместитель гендиректора «Аэрофлота». Но Плешаков не успел вовремя консолидировать необходимый пакет акций (у семьи было менее 75%) и сделка не состоялась.

Сейчас авиакомпания лишена основного способа заработка средств — продажа билетов на ее рейсы была остановлена с 1 октября. В связи с этим решением нового руководства «Трансаэро», как сообщали «Известия», Александр Плешаков выслал Дмитрию Сапрыкину письмо, в котором он связал с банкротством именно прекращение продажи билетов, то есть владелец «Трансаэро», насколько это было в его силах, постарался снять с себя ответственность.

Многие аэропорты планировали остановить обслуживание самолетов «Трансаэро», но «Аэрофлот» договорился с аэропортами. Перевозка продолжится до 15 декабря — ее «Аэрофлот» осуществляет за счет собственных средств.

Процедуру банкротства «Трансаэро» могут начать кредиторы. По заявлению главы ВТБ Андрея Костина от 2 октября, банк уже готовит соответствующие иски. По его словам, банк кредитовал «Трансаэро» только по просьбе правительства и 90% из 12-миллиардного кредита обеспечено госгарантиями.

Общая сумма долга «Трансаэро» примерно 260 млрд рублей. Из отчетности компании за 2014 год следует, что в список ее кредиторов входят ВТБ, Сбербанк, МКБ, Промсвязьбанк, Новикомбанк, Газпромбанк, Международный финансовый клуб, Альфа-банк, МТС-банк, РСХБ, «Открытие», Банк «Балтийское финансовое агентство», Московский индустриальный банк, «Еврофинанс», Моснарбанк, Глобэксбанк, «Абсолют».

На вопросы «Известий», были ли они в курсе финансового положения «Трансаэро» перед выдачей ей кредита и, если нет, почему не был проведен достаточный анализ аудиторских данных, банки в большинстве своем не ответили.

В пресс-службе Сбербанка заметили, что не знакомились с заключением аудиторской компании «РСМ Русь».

— Нам оно неизвестно. Все кредиты выдавались до девальвации, когда операционная модель была стабильной. Последний небольшой кредит был выдан «Трансаэро» в октябре 2014 года. Это был стабилизационный кредит на операционное закрытие года. Кредит был выдан под жесткие гарантии перестроить бизнес-модель компании.

Для подготовки такой бизнес-модели нам было обещано нанять известных на рынке аудиторов и консультантов. «Трансаэро» это обещание не сдержало. Подобной тактики мы придерживались в ситуации с компанией «ЮТэйр». В ситуации с «ЮТэйр» этот подход показал позитивные результаты, — сообщили в Сбербанке.

— Обоюдная выгода между «Трансаэро» и кредиторами, несомненно, существовала, — говорит гендиректор консалтинговой компании Infomost Борис Рыбак. — Управляющим в банках очень важны крупные капиталоемкие сделки. Сделка с крупными компаниями по 60 млн рублей никому не интересна, вот сделка на $1 млрд — это другой разговор. Любой профессионал банку может рассказать все что угодно про свою кредитоспособность, особенно если банк хочет это услышать. Не могу исключать, что в истории с «Трансаэро» именно так и было.

С 2010 по 2014 год стоимость бренда «Трансаэро» увеличилась более чем в 94 раза, с 650 млн рублей до 61,3 млрд рублей. Это рекорд для российских компаний

«Трансаэро» прибегнула к правке своей финансовой отчетности

Брэнд авиакомпании «Трансаэро» сравнился по стоимости за 2014 год с товарными знаками известных компаний Великобритании и Австралии, но только формально, уверены специалисты российской авиаотрасли. Как пояснило издание «Коммерсант», авиаперевозчик решил резко завысить стоимость своих нематериальных активов, в общей сложности на 78,1 миллиардов рублей, что позволило ему сформировать положительный финансовый результат в 33,4 миллиарда рублей по отчетности МСФО. В действительности же такая картина не вполне соответствует финансовой ситуации в «Трансаэро».

«Коммерсант» отметил , что стоимость брэнда «Трансаэро» выросла за год на 59,2 миллиарда рублей до 61,2 миллиардов, то есть почти в 30 раз. При этом прирост выручки составил только 7,9%. Специалисты обратили внимание и на другие цифры, например, на то, что общая кредиторская задолженность авиакомпании за год выросла на 70% и достигла 160 миллиардов рублей. Из-за изменения курсов валют резко подорожало обслуживание кредитов и лизинговых договоров, на 44%. Не составило труда подсчитать, что без раздувания баланса путем переоценки авиакомпания получила бы за 2014 год чистый убыток в 14,4 миллиарда рублей.

«По итогам профессиональной экспертизы была сформирована справедливая рыночная оценка стоимости товарных знаков авиакомпании, соответствующая отраслевым аналогам», — так пояснили в «Трансаэро» произошедшие изменения в балансе. Однако это не убедило даже постоянных аудиторов авиаперевозчика фирму «РСМ Русь», которая не сочла обоснования таких действий соответствующими рыночной реальности.

Неустановленных должностных лиц компании заподозрили в мошенничестве с займом у Альфа-банка

Как стало известно «Ъ», в отношении должностных лиц авиакомпании «Трансаэро» возбуждено уголовное дело по факту хищения почти 350 млн руб., полученных авиаперевозчиком в 2013 году в виде кредита у Альфа-банка. Впрочем, приступить к следственным действиям сотрудники Главного следственного управления ГУ МВД по Москве не могут уже несколько месяцев. Постановление о возбуждении уголовного дела последовательно пытались отменить сначала начальник ГСУ Наталья Агафьева, а затем и столичная прокуратура. Однако суды встали на сторону заявителя — Альфа-банка — и сочли расследование обоснованным.

По данным источников «Ъ», постановление о возбуждении уголовного дела по ч. 4 ст. 159.1 (мошенничество в сфере кредитования в особо крупном размере, совершенное организованной группой по предварительному сговору) в отношении «неустановленных лиц» было подписано следователем ГСУ ГУ МВД по Москве 5 мая прошлого года. Основанием стали результаты доследственной проверки, проведенной по заявлению представителя Альфа-банка.

Почему банкротство «Трансаэро» не решило проблем российского авиарынка

В ходе проверки выяснилось, что при заключении кредитных договоров с Альфа-банком авиакомпания «Трансаэро» предоставляла кредитору «не соответствующую действительности бухгалтерскую отчетность, завысив стоимость наиболее ликвидных оборотных активов». Так, 5 сентября 2009 года авиакомпания, говорится в материалах расследования, «используя репутацию крупного авиаперевозчика и недостоверные сведения финансового состояния», подписала дополнительное соглашение с банком, получив кредит почти на 665 млн руб. Погасить задолженность авиакомпания должна была 25 июня 2015 года, но сделала это лишь частично — кредитору было возвращено 318 млн руб. Остальными деньгами, говорится в материалах дела, неустановленные лица из числа руководства «Трансаэро» «распорядились по своему усмотрению».

Впрочем, приступить к реальному расследованию этого уголовного дела следователь до сих пор так и не успел. 20 июля 2016 года начальник ГСУ ГУ МВД по Москве Наталья Агафьева постановление своего подчиненного отменила. По ее мнению, уголовное дело по ст. 159.1 «взаимосвязано» с заявлением о преднамеренном банкротстве (ст. 196 УК РФ) в отношении бывшего руководства «Трансаэро», которое ранее уже было рассмотрено ГСУ СКР по Москве и, по неподтвержденным данным, тогда оснований для расследования не нашлось.

С решением руководителя ГСУ заявитель — Альфа-банк — не согласился и оспорил его в суде. В ноябре 2016 года Тверской суд Москвы отменил как «незаконное и необоснованное» решение госпожи Агафьевой.

Как Сбербанк и Альфа-банк подали заявления в суд с требованием признать «Трансаэро» банкротом

Но теперь уже в дело вмешалась столичная прокуратура. Представление на решение Тверского суда в апелляционную инстанцию Мосгорсуда направил заместитель прокурора Москвы Андрей Ганцев. По его мнению, в материалах уголовного дела не содержится сведений о том, что заемщик при заключении договора и в ходе его исполнения имел намерения совершить хищение полученных денежных средств. Также господин Ганцев просил учесть, что «Трансаэро» являлось одним из крупнейших авиаперевозчиков России, длительное время обладало репутацией успешного хозяйствующего субъекта, в том числе и в сфере кредитования. Кредитный же договор, как полагает заместитель прокурора, со стороны должника был составлен и подписан «в соответствии с требованиями законодательства и уполномоченными лицами». В этой связи Андрей Ганцев считает выводы следствия о неустановленных лицах, участвовавших в подготовке договоров с целью последующего завладения полученными деньгами, несостоятельными. А то, что «Трансаэро» не смогло погасить оставшуюся задолженность, представитель надзорного ведомства связал «с возникшими материально-финансовыми трудностями и введением внешнего управления» в авиакомпании. Претензии же Альфа-банка к «Трансаэро», полагает господин Ганцев, необходимо рассматривать не в уголовном, а гражданско-правовом порядке.

Мосгорсуд рассмотрел представление прокурора на днях и с его доводами не согласился. Суд признал, что для возбуждения уголовного дела имелись все основания, тем более, как указывалось в заявлении представителя Альфа-банка, «денежные средства, полученные «Трансаэро», были выведены на аффилированные юридические лица».

Что же касается решения Натальи Агафьевой, то апелляционная инстанция, подтвердив его незаконность, отметила, что «составы преступлений по ст. 159.1 УК РФ и ст. 196 УК РФ имеют разные объекты посягательства, а отсутствие умысла на преднамеренное банкротство «Трансаэро» не может свидетельствовать об отсутствии умысла на хищение денежных средств Альфа-банка». Таким образом, с большой долей вероятности можно предположить, что в ближайшее время расследование этого уголовного дела перейдет в активную фазу.

В Альфа-банке «Ъ» вчера заявили, что считают некорректным комментировать ход следствия, поскольку это «прерогатива компетентных органов».

Почему разорилась компания «Трансаэро»

«Трансаэро», принадлежавшее супругам Ольге и Александру Плешаковым до 2015 года, было вторым по пассажиропотоку российским авиаперевозчиком. По итогам 2014 года пассажирооборот компании оценивался почти в 13,2 млн человек. Но из-за экономического кризиса, уронившего спрос на авиаперевозки, компания к лету 2015 года не смогла обслуживать долг в 260 млрд руб. В число кредиторов компании входят Сбербанк, ВТБ, Альфа-банк, Новикомбанк, МКБ, МИнБ, Абсолют-банк и др. С сентября прошлого года перевозить пассажиров «Трансаэро» пришлось «Аэрофлоту», а с 26 октября 2015 года Росавиация отозвала у компании сертификат эксплуатанта. Изначально предполагалось, что «Трансаэро» еще можно спасти. В сентябре 2015 года по решению правительства «Аэрофлот» должен был купить 75% плюс одна акция перевозчика за 1 руб., но сделка так и не состоялась. Затем рассматривались другие варианты, но и они тоже не были реализованы. В итоге в декабре 2015 года Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области по заявлению Сбербанка ввел в «Трансаэро» процедуру банкротства — наблюдение. Ближайшее судебное заседание по вопросу банкротства компании и введении в отношении нее процедуры конкурсного производства назначено на 24 мая.

После того как у компании начались проблемы, ее основные акционеры, как сообщали источники «Ъ», уехали за границу, опасаясь, что у государства и правоохранительных органов могут возникнуть к ним вопросы. В октябре 2015 года первый вице-премьер Игорь Шувалов рекомендовал последним рассмотреть вопрос об экономической обоснованности решений владельцев. Источники «Ъ» и эксперты тогда предполагали, что теоретически акционеры банкротящейся компании могут быть привлечены к субсидиарной, уголовной и административной ответственности, но отмечали, что такое случается редко.

Обанкротившуюся авиакомпанию продолжают делить в суде

Как выяснил “Ъ”, очередной раунд битвы основателя и акционера обанкротившейся «Трансаэро» Александра Плешакова с его бывшим юристом Сергеем Линьковым закончился в пользу последнего. Решение суда, признавшего, что господин Линьков и его жена Ирина Казанцева были лишь номинальными владельцами Sky Stream (акционер «Трансаэро»), а реальным бенефициаром выступал Александр Плешаков, отменено. Список активов бизнесмена важен для кредиторов «Трансаэро» в случае привлечения его к субсидиарной ответственности по долгам компании. Обратить взыскание на Sky Stream уже не получится, но и особой выгоды оно супругам не принесет, разве что поможет в разбирательстве вокруг недвижимости в США.

Как стало известно “Ъ”, 1 ноября Восточно-Карибский верховный суд в порядке апелляции отменил решение Высокого суда Британских Виргинских островов (БВО), который в 2014 году признал основателя и акционера «Трансаэро» Александра Плешакова реальным владельцем Sky Stream Corporation. Таким образом, апелляция Сергея Линькова и ставшей в 2012 году его женой Ирины Казанцевой, отрицающих факт номинального держания акций и настаивающих, что они являются настоящими акционерами Sky Stream, удовлетворена.

Как утверждал в суде Александр Плешаков, в 2005 году он хотел увеличить долю в «Трансаэро». Сергей Линьков посоветовал ему не приобретать акции на себя, чтобы не выставлять оферту миноритариям при превышении семьей Плешаковых порога в 50% (тогда владели около 38%). Бизнесмен заявил суду, что в конце 2005 года — начале 2006 года договорился о выкупе 43% акций «Трансаэро» у структур Бориса Березовского. Для этого в декабре 2005 года на БВО создана Sky Stream, учредителями и директорами которой стали Сергей Линьков и Ирина Казанцева. По словам бизнесмена, соглашение о номинальном держании было заключено устно, за это выплачивались €4 тыс. в месяц наличными.

После регистрации Sky Stream учредители подписали договор о доверительном управлении компанией в пользу Александра Плешакова, а в марте 2006 года она купила 19,9% «Трансаэро» у Housecroft Holdings Ltd, связь которой с господином Березовским, впрочем, не установлена. По словам бизнесмена, по его указанию Sky Stream затем снизила долю в «Трансаэро» до 12,9% (сделки в пользу членов семьи Плешаковых и других лиц), эта же доля фигурирует в последней квартальной отчетности «Трансаэро» перед банкротством (прекратила полеты в октябре 2015 года). Sky Stream не указывалась в списках аффилированных лиц, а доля Александра Плешакова в «Трансаэро», по данным на конец первого квартала 2016 года, официально составляла 59,48%.

В 2013 году из-за «нарушения доверия» господин Плешаков разорвал соглашение с юристом и потребовал акции Sky Stream, но получил отказ, после чего обратился в суд БВО. В ноябре 2014 года суд удовлетворил иск, согласившись, что устное соглашение было, а компания создавалась по указанию бизнесмена и на его деньги. Суд постановил вписать в реестр акционеров Sky Stream Александра Плешакова, исключив из него Сергея Линькова и Ирину Казанцеву. Супруги подали апелляцию. В суде они отрицали факт соглашения о номинальном владении, настаивая, что просто получили предложение «приобрести долю в «Трансаэро» со значительной скидкой». По словам ответчиков, они находились на БВО и учредили Sky Stream на свои €55 тыс. Апелляционная инстанция сочла номинальное владение недоказанным и восстановила Сергея Линькова и Ирину Казанцеву в реестре акционеров.

Само по себе номинальное владение распространено, подобные споры нередки в мировой практике, отмечает партнер BGP Litigation Александр Ванеев. Фактический владелец не всегда хочет, чтобы о нем узнали, добавляет юрист, и тогда требования подает заинтересованное лицо, как было в деле о банкротстве Межпромбанка: признания Сергея Пугачева бенефициаром банка и привлечения его к субсидиарной ответственности добилось АСВ.

Спор за Sky Stream начался в 2013 году, за два года до банкротства «Трансаэро». Тогда Александр Плешаков говорил суду, что его интересуют акции перевозчика и апартаменты в Майами, приобретенные в 2010 году Sky Ocean International (американская дочерняя структура Sky Stream). Но недвижимость (кондоминиум в Ривьера-Бич в отеле Ritz Carlton) Сергей Линьков продал в 2014 году. В 2015 году, вернув контроль над Sky Ocean, бизнесмен взыскал с бывшего партнера в суде США около $11 млн (троекратный ущерб за незаконное присвоение средств от продажи). Текущее состояние спора неизвестно, однако решение апелляционной инстанции может помочь господину Линькову в его урегулировании.

Партнер «Нортия ГКС» Ярослав Карнаков считает решение Восточно-Карибского суда «достаточно убедительным» и сомневается, что его будет просто оспорить. Но возможно, что Александр Плешаков в этом теперь и не заинтересован. Акции «Трансаэро» как таковые ценности не представляют — в сентябре 2017 года компания признана банкротом, в ней открыто конкурсное производство. Состав акционеров важен в первую очередь для кредиторов для привлечения к субсидиарной ответственности. Но тут для Александра Плешакова проигрыш, скорее, на руку, а Сергею Линькову и Ирине Казанцевой выигрыш тоже проблем не создаст.

Управляющий партнер юрфирмы «Интеллектуальный капитал» Роман Скляр поясняет, что лицо может быть признано контролирующим должника, если имело право давать ему обязательные для исполнения указания или иначе определять его действия. Также им могут признать владельца 50% и более голосующих акций. Сергей Линьков и Ирина Казанцева ни при каком раскладе требованиям не удовлетворяют. Пока требования о субсидиарной ответственности не заявлялись, но кредиторы «Трансаэро» пытаются выяснить, чем владеет Александр Плешаков. Так, в июне 2017 года суд Флориды по иску МТС-банка (долг «Трансаэро» превышает 4 млрд руб.) к господину Плешакову, бывшему первому заместителю гендиректора компании Александру Криничанскому и той же Sky Ocean обязал ответчиков раскрыть информацию, которая должна помочь банку в планируемых судебных процессах как в России, так и на БВО для возврата денег.

Анна Занина, Анатолий Джумайло, Андрей Райский

Трансаэро отчетность 2019

Сегодня в 12.00 в Санкт-Петербурге в конгресс-холле «Васильевский» началось первое собрание кредиторов авиакомпании «Трансаэро». Оно еще продолжается, арбитражный управляющий Михаил Котов сообщил кредиторам, что обнаружил признаки преднамеренного банкротства «Трансаэро». Об этом сообщил человек, близкий к одному из кредиторов. Сами признаки, а также весь отчет арбитражного управляющего Котов зачитывать не стал. Но добавил, что по части сделок нужно провести экспертизу, к тому же анализ был затруднен тем, что ему не была представлена часть документов, добавил собеседник «Ведомостей».

«Трансаэро» была второй крупнейшей российской авиакомпанией, в 2014 г. перевезла 13,4 млн человек, принадлежит супругам Александру и Ольге Плешаковой (последняя была также гендиректором). К сентябрю 2015 г. у авиакомпании не осталось средств на операционную деятельность, ее было поручено купить «Аэрофлоту» за один рубль. Но сделка не состоялась, так как супруги не сумели собрать необходимые для продажи 75% + 1 акция. В октябре правительство решило все-таки банкротить «Трансаэро». Купить ее и спасти хотел совладелец S7 Group Владислав Филев, но власти не дали ему шанса — 26 октября Росавиация аннулировала сертификат эксплуатанта «Трансаэро», 16 декабря 2015 г. в авиакомпании введена процедура наблюдения. В требования кредиторов «Трансаэро» включены требования на 250 млрд руб. Представитель «Трансаэро» говорил ранее, что имущества должника хватит на покрытие 2-3 коп. на каждый рубль долга.

На первом собрании кредиторы должны решить, в какую процедуру банкротства перейдет «Трансаэро»: внешнее управление или финансовое оздоровление (предполагается возобновление деятельности и погашение долгов) или конкурсное производство (распродажа активов и ликвидация).

Сегодня присутствуют кредиторы с 93,87% всех требований к «Трансаэро», всего примерно 70 человек, говорит собеседник «Ведомостей». 93,1% проголосовали за конкурсное производство, соответственно, 93% — против внешнего управления и финансового оздоровления. Вопрос о финансовом оздоровлении был формальностью, так как восстановить деятельность без сертификата эксплуатанта невозможно.

Свой отчет арбитражный управляющий обязан будет передать в правоохранительные органы, которые будут принимать решение о возбуждении уголовного дела. Супруги Плешаковы не поручались ни по одному кредиту «Трансаэро», но если будет признана их вина в преднамеренном банкротстве, они будут нести субсидиарную ответственность по долгам компании в рамках уголовного дела.

О том, что кредиторы подозревают у «Трансаэро» финансовые нарушения и владельцы должны отвечать по ее долгам, впервые публично заявил «МТС банк» (долг перед ним — 4.1 млрд руб.) суду Южного округа Флориды. Банк попросил у суда обязать Александра Плешакова и бывшего первого замгендиректора «Трансаэро» Александра Криничанского раскрыть информацию об их активах — 6 июля 2017 г. суд выдал соответствующий приказ. В России преследовать супругов Плешаковых кредиторы еще не пытались.

«Трансаэро» для получения кредитов фальсифицировала отчетность, заявил американскому суду «МТС банк». В иске говорится, что авиакомпания занизила убытки в 2012 и 2013 гг. на 15,3 млрд руб. в сумме. Их истинный размер компания раскрыла только в отчетности за 2014 г. А оба невозвращенных кредита «МТС банка» были выданы как раз в 2013 и 2014 гг. Также перевозчик конвертировал валюту в рубли по курсу на моменты сделок (по международным стандартам надо по курсу на конец отчетного периода), манипулируя курсами, занижал рублевые убытки, незаконно переоценил свой бренд, завысив тем самым активы с 650 млн до 61,3 млрд руб.