Суханов кредитный договор

Понятие содержания кредитного договора

В юридической литературе при рассмотрении вопросов, связанных с выявлением содержания кредитного договора, многие авторы ограничиваются указанием на основные обязанности сторон этого договора либо перечислением названных основных обязанностей кредитора и заемщика, а также корреспондирующих им прав контрагентов.

Например, говоря о содержании кредитного договора, Е.А. Суханов указывает: «Обязанность кредитора в данном договоре составляет предоставление безналичных денежных средств заемщику в соответствии с условиями заключенного договора (однократно, равными или иными частями в виде отдельных «траншей», «кредитной линии» и т.д.). Обязанности заемщика состоят в возврате полученного кредита и уплате предусмотренных договором или законом процентов за его использование» .

У А.А. Вишневского находим такое утверждение: «Содержание кредитного договора составляют следующие основные права и обязанности сторон: обязанность банка предоставить кредит, чему корреспондирует право заемщика потребовать предоставления кредита; обязанность заемщика принять кредит; обязанность заемщика вернуть кредит и уплатить проценты за пользование кредитом, чему корреспондирует право банка-кредитора потребовать от заемщика исполнения этих обязанностей» .

Суханов Е.А. Указ. соч. С. 225.

Вишневский А.А. Банковское право: Краткий курс лекций. С. 77; см. также: Павлодский Е.А. Договоры организаций и граждан с банками. М., 2000. С. 13 — 14.

Указанный подход к содержанию кредитного договора (впрочем, как и всякого иного гражданско-правового договора), когда само понятие содержания договора для многих авторов означает простую совокупность прав и обязанностей сторон, стал «дежурным» в цивилистических исследованиях, на нем обычно правоведы не останавливают надолго своего внимания, что иногда ведет к существенным неточностям в рассуждениях. Например, у Д.А. Медведева читаем: «Содержание кредитного договора в целом совпадает с содержанием договора займа. Его особенностью является возможность одностороннего расторжения договора кредитором или заемщиком» . А несколькими страницами ранее тот же автор пишет: «Содержание договора займа исходя из его односторонней природы составляет обязанность заемщика возвратить сумму займа (ст. 810 ГК) и корреспондирующее ей право требования займодавца» . Сопоставив эти два утверждения, можно прийти к сомнительному выводу о том, что содержание кредитного договора не включает обязанность банка по предоставлению кредита заемщику.

Медведев Д.А. Указ. соч. С. 504.

Рассуждая о содержании кредитного договора, необходимо прежде всего определить, о какой стороне понятия «договор» в данном случае идет речь. Известно, что само это понятие является многоаспектной категорией и употребляется в гражданском праве в трех значениях: как сделка (соглашение), т.е. юридический факт, порождающий соответствующее (как правило, обязательственное) гражданское правоотношение («договор-сделка»); как понятие, обозначающее само правоотношение («договор-правоотношение»); как форма существования соответствующего правоотношения («договор-документ») .

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

Подробнее об этом см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1997. С. 10 — 15.

По поводу понятия содержания договора (применительно к различным аспектам этой категории) М.И. Брагинский указывает: «Договоры в их качестве сделки, не отличаясь от других юридических фактов, не имеют содержания. Им обладает только возникшее из договора-сделки договорное правоотношение. При этом, как и в любом другом правоотношении, содержание договора составляют права и обязанности контрагентов» .

Несколько иного взгляда (также учитывающего многоаспектный характер понятия договора) придерживается Е.А. Суханов, который пишет: «Содержание договора как соглашения (сделки) составляет совокупность согласованных его сторонами условий, в которых закрепляются права и обязанности контрагентов, составляющие содержание договорного обязательства. В письменных договорах условия излагаются в виде отдельных пунктов» . Как мы видим, и Е.А. Суханов полагает, что понятие содержания в виде прав и обязанностей контрагентов присуще именно договорному правоотношению (договорному обязательству). Когда же речь идет о содержании договора как сделки, то акцент делается скорее на том, что его необходимым атрибутом является совокупность согласованных контрагентами определенных условий.

Учебник «Гражданское право» (том II, полутом 1) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2004 (издание второе, переработанное и дополненное).

Гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. II. Полутом 1 / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1999. С. 163.

В связи с изложенным, когда мы говорим о содержании кредитного договора в качестве сделки, то имеем в виду, что сторонами (кредитором и заемщиком) должно быть достигнуто соглашение не только относительно факта его заключения, но и относительно основных условий договора, признаваемых существенными, не раскрывая конкретных прав и обязанностей сторон, а лишь констатируя наличие их соглашения по названным условиям договора.

Если же речь идет о содержании договора как правоотношения, то имеется в виду само обязательство, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (ст. 307 ГК). Иными словами, именно обязательство («договор-правоотношение») по своему содержанию представляет собой права и обязанности сторон.

Кредитный договор (т.е. соответствующее обязательство) носит двусторонний характер и в этом смысле подпадает под действие п. 2 ст. 308 ГК РФ, согласно которому, если каждая из сторон по договору несет обязанность в пользу другой стороны, она считается должником другой стороны в том, что обязана сделать в ее пользу, и одновременно ее кредитором в том, что имеет право от нее требовать. Поэтому при рассмотрении вопроса о содержании и исполнении кредитного договора представляется вполне допустимым разделить (конечно же, условно) единое договорное обязательство на два простых вида: обязательство на стороне кредитора и обязательство на стороне должника, — исходя из того, на какую из сторон возложены обязанности, которым противостоят права требования контрагента.

Заключение, исполнение и прекращение договора доверительного управления деньгами. Особенности заключения договора.
Кредитная организация — доверительный управляющий не может также выдавать кредиты (займы) за счет средств, переданных ей в доверительное.

2. Кредит. Кредитный договор согласно п. 1 ст. 819 ГК — особая, самостоятельная. разновидность отношений займа.
К содержанию: Комментарий Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей.

Кредитный договор должен включать условия о сумме кредита, объектах кредитования, сроке возврата банковского кредита, банковском проценте, залоге и другие.
Глава 1. Понятие и содержание предпринимательства.

сумм в заключении кредитного договора не участвовал. Арбитражный суд пришел.
с этим понятием тесно связано определение и момента исполнения обязательства
Очевидно, что частичный отказ от исполнения договора или частичное приостановление.

Понятие и квалификация кредитного договора

ПОНЯТИЕ И КВАЛИФИКАЦИЯ КРЕДИТНОГО ДОГОВОРА

Витрянский В. В., профессор, доктор юридических наук.

По современному российскому гражданскому праву под кредитным договором разумеется такой договор, по которому банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, которые предусмотрены договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее (п. 1 ст. 819 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК)). ——————————— СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 410.

В юридической литературе при рассмотрении проблемы определения правовой природы кредитного договора и его квалификации принято сравнивать кредитный договор с договором займа. Некоторые авторы находят сходство указанных договоров и подчеркивают их общие черты, другие, напротив, акцентируют внимание на имеющихся различиях между указанными договорами. На основе такого анализа делаются выводы либо о самостоятельном характере кредитного договора в системе гражданско-правовых договоров, либо о том, что кредитный договор является разновидностью договора займа. Правда, в отдельных случаях соответствующий анализ соотношения кредитного договора и договора займа приводит авторов и к более оригинальным выводам. Например, по мнению Р. И. Каримуллина, «в российском гражданском праве договор займа и кредитный договор имеют по меньшей мере три общих признака. В самом деле, и переход права собственности на предмет договора, и соглашение о возврате полученного заемщиком капитала, и длящийся характер правоотношений сторон — все это безусловные атрибуты не только кредитного договора, но и договора займа. Вместе с тем последний обладает более широким субъектным (в роли заимодавца выступают не только кредитные организации) и предметным (предметом займа служат не только деньги) составами, а также свободен от непременного включения в содержание условия об уплате вознаграждения. С учетом изложенного, — заключает Р. И. Каримуллин, — характерные признаки кредитного договора позволяют сделать только один вывод о его соотношении с договором займа. Российское гражданское право рассматривает кредитный договор как особую разновидность договора займа» . К такому же выводу (о том, что кредитный договор является разновидностью договора займа) приходят и некоторые другие авторы . ——————————— Каримуллин Р. И. Права и обязанности сторон кредитного договора по российскому и германскому праву. М., 2001. С. 12 — 13. См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Под ред. проф. Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина. М., 2003. С. 509 (автор комментария к параграфу 2 гл. 42 «Кредит» — Соловяненко Н. И.).

Не меньшее число сторонников имеет и позиция признания кредитного договора самостоятельным гражданско-правовым договором. Так, Е. А. Павлодский пишет: «Гражданскому законодательству известны два самостоятельных договора — займа и кредита (гл. 42 ГК). Эти договоры имеют много общего. Однако данные договоры имеют и существенные различия, что побудило законодателя к раздельному регулированию отношений, вытекающих из договора займа и кредита» . ——————————— Павлодский Е. А. Договоры организаций и граждан с банками. М., 2000. С. 4; см. также: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая (постатейный). М., 2003. С. 547 (автор комментария к параграфу 2 гл. 42 «Кредит» — Н. Ю. Рассказова).

Читайте так же:  Где узнать про материнский капитал

Е. А. Суханов, отмечая, что «кредитный договор и по субъектному составу, и по предмету имеет более узкую сферу применения, чем договор займа», делает вывод о том, что кредитный договор «является особой, самостоятельной разновидностью договора займа» . ——————————— Гражданское право: Учебник. Т. 2 / Отв. ред. проф. Е. А. Суханов: 2-е изд., перераб. и доп. М., 2000. С. 224 (автор гл. 49 Е. А. — Суханов).

Л. Г. Ефимова, выявив шесть отличий правового режима кредитного договора и договора займа, тем не менее пришла к выводу, «что практически все особенности правового режима кредитного договора можно так или иначе подвести под частный случай договора займа, за исключением одного. Договор займа является традиционно реальным договором, а кредитный договор сконструирован действующим ГК РФ как консенсуальный» . Рассматривая способы решения этой проблемы, сама Л. Г. Ефимова придерживается того взгляда, что «можно сконструировать консенсуальную разновидность договора займа. По этому пути пошел действующий ГК РФ, предусмотрев несколько таких договоров: кредитный договор, договор коммерческого кредита и договор товарного кредита» . Общий же вывод Л. Г. Ефимовой относительно правовой природы кредитного договора состоит в том, «что кредитный договор представляет собой коммерциализированную консенсуальную разновидность договора займа» . ——————————— Ефимова Л. Г. Банковские сделки: право и практика. М., 2001. С. 558 — 559. Там же. С. 560. Там же. С. 561.

На наш взгляд, сравнительный анализ договора займа и кредитного договора с целью выявления сходства и различий между ними страдает определенным методологическим изъяном: кредитный договор относится к договору займа как вид к роду, а наличие родовидовых связей предполагает, что понятие, относимое к виду, располагая всеми основными характерными чертами рода, одновременно имеет некоторые специфические признаки, которые и позволяют выделить его в отдельный вид родового понятия. Действительно, кредитный договор (вид) обладает всеми основными чертами договора займа (род): из него возникает обязательство заемщика возвратить кредитору денежную сумму, равную полученной (деньги — заменимые вещи, определенные родовыми признаками), в срок, определенный договором. Помимо этого, кредитному договору присущи специфические признаки, ограничивающие сферу его применения и выделяющие его в отдельный вид договора займа. Наличие у кредитного договора указанных специфических признаков делает необходимым специальное правовое регулирование, но, имея в виду родовую принадлежность кредитного договора к договору займа, за пределами специальных правил, рассчитанных на специфику кредитного договора (как отдельного вида договора займа), подлежат применению общие положения о договоре займа. Таким образом, целью научного исследования должно быть не выявление сходства и различий между кредитным договором и договором займа (такую цель можно преследовать лишь при сравнении самостоятельных договоров, не находящихся в родовидовой связи), а определение специфических черт кредитного договора, которые могут быть признаны его видообразующими признаками, позволяющими выделять кредитный договор в отдельный вид договора займа. У кредитного договора на самом деле имеется только два таких признака: во-первых, на стороне кредитора (заимодавца) всегда выступает банк или иная кредитная организация; во-вторых, кредитный договор носит консенсуальный характер и поэтому является двусторонним, т. е. порождает обязательство как на стороне банка-кредитора (выдать кредит), так и на стороне заемщика (возвратить денежную сумму, полученную в качестве кредита, и уплатить кредитору проценты, причитающиеся ему в качестве вознаграждения за выдачу кредита). Что касается иных т. н. отличий между кредитным договором и договором займа, отмечаемых в юридической литературе, то они не образуют специфических признаков именно кредитного договора, поскольку при определенных условиях могут быть обнаружены и в договоре займа. Например, часто обращают внимание на то, что объектом кредитного договора могут служить только денежные средства, в то время как по договору займа заемщику передаются деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками. Так, А. А. Вишневский подчеркивает, что «договор займа и кредитный договор различаются по предмету. Предметом договора займа могут быть как деньги, так и другие вещи, определенные родовыми признаками. Предметом же кредитного договора могут быть только деньги, как в наличной, так и в безналичной форме» . ——————————— Вишневский А. А. Банковское право: Краткий курс лекций. М., 2002. С. 74; см. также: Рассказова Н. Ю. Указ. соч. С. 548.

Еще более определенно по этому вопросу высказался Е. А. Суханов: «Предметом кредитного договора могут быть только деньги, но не вещи. Более того, выдача большинства кредитов осуществляется в безналичной форме, т. е. предметом кредитных отношений становятся права требования, а не деньги в виде денежных купюр (вещей). Именно поэтому закон говорит о предоставлении кредита в виде «денежных средств» (п. 1 ст. 819 ГК), а не «денег или других вещей» (п. 1 ст. 807 ГК), как это имеет место в договоре займа. Таким образом, предметом кредитного договора являются безналичные деньги («денежные средства»), т. е. права требования, а не вещи» . ——————————— Суханов Е. А. Указ. соч. С. 225.

Правда, далеко не все авторы, пишущие о договоре займа и кредита, замечают проблему, обозначенную Е. А. Сухановым. К примеру, в работе Г. А. Тосуняна, А. Ю. Викулина, А. М. Экмаляна указывается, что «если договор коммерческого кредита предусматривает переход права собственности на передаваемые деньги или вещи, определенные родовыми признаками, от кредитора заемщику, то и кредитный договор, а также договор товарного кредита предусматривают переход права собственности от кредитора заемщику. Таким образом, одной из специфических черт, характеризующих содержание кредита, является переход права собственности от кредитора заемщику» . Н. Н. Захарова пишет: «При рассмотрении предмета кредитного договора необходимо учитывать, что передать деньги или вещи в собственность может только их собственник» . ——————————— Тосунян Г. А., Викулин А. Ю., Экмалян А. М. Банковское право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под общ. ред. Б. Н. Топорнина. М., 1999. С. 182. Захарова Н. Н. Кредитный договор. М., 1996. С. 24.

А между тем теоретическая проблема как раз и состоит в том, что т. н. безналичные денежные средства, являясь по своей правовой природе обязательственными правами требования к банку (а не вещами), в принципе не могут быть переданы в собственность заемщика. Конечно, нельзя не обратить внимания на то, что законодатель в определении договора кредита избежал указания на то, что денежные средства передаются именно в собственность заемщика (п. 1 ст. 819 ГК). Но это момент чисто формальный, не меняющий сути дела: передача денег или вещей, определенных родовыми признаками, в собственность заемщика — родовая черта всякого заемного обязательства (включая кредитный договор). Пользование заменимыми вещами, каковыми являются наличные деньги и вещи, определенные родовыми признаками, предполагает их потребление. Именно поэтому в отличие от договоров найма или ссуды объект договора займа передается не во владение и пользование, а в собственность заемщика. В определении кредитного договора (п. 1 ст. 819 ГК) не содержится положения о передаче денежных средств в собственность заемщика только по той причине, что оно не относится к специфическим признакам кредитного договора. Итак, названная теоретическая проблема существует, и в юридической литературе предлагаются различные способы ее решения. Например, Л. Г. Ефимова пишет: «Безналичные деньги не имеют материальной формы и не являются вещами. Поэтому ранее считалось, что при предоставлении безналичного кредита нельзя говорить о передаче денег в собственность заемщика» . Сама же Л. Г. Ефимова в своих рассуждениях о путях решения этой проблемы предлагает исходить из «возможности распространения на безналичные деньги некоторых элементов правового режима наличных денег, и в частности положений о праве собственности» . ——————————— Ефимова Л. Г. Указ. соч. С. 557. Там же.

Весьма интересным представляется подход к решению названной проблемы, предложенный Р. И. Каримуллиным, который также подчеркивает, что «с зачислением суммы кредита на счет заемщика у последнего не возникает права собственности на вещь, как это происходит при ее вручении наличными. Вместе с тем различия в вещно-правовой квалификации того или иного способа приобретения кредита не влияют на его окончательный экономический и обязательственно-правовой эффект. Интерес заемщика направлен не на то, чтобы стать собственником известного количества денежных знаков, а на то, чтобы в его распоряжении состояла определенная денежная сумма. Именно поэтому ее зачисление на счет становится возможным приравнять к передаче права собственности на денежные знаки» . Ведь кредит «признается предоставленным в момент присоединения заемного капитала в согласованной форме к имуществу заемщика, его вручения наличными или зачисления на оговоренный счет» . ——————————— Каримуллин Р. И. Указ. соч. С. 20 — 21. Там же. С. 51.

Действительно, предоставленный заемщику кредит (пусть и в форме безналичных денежных средств, зачисленных на его банковский счет) входит составной частью в имущество последнего, составляя актив этого имущества, которое в целом принадлежит соответствующему лицу — заемщику на праве собственности. Отсюда зачисление на банковский счет заемщика суммы кредита (безналичных денежных средств) должно быть приравнено к передаче наличных денег в собственность заемщика. Кстати, об этом в свое время писал Г. Дернбург: «В своем простейшем и, без сомнения, первоначальном виде заем заключался в том, что заимодавец переносил принадлежащие ему вещи — res fungibiles — через простую передачу — traditio — в собственность заемщику. Поэтому заем имел место лишь в том случае, если заимодавец давал взаймы вещи, принадлежащие ему, в собственность. По позднейшему праву, развившемуся на более свободных началах, считалось достаточным, чтобы заимодавец законным способом предоставил заемщику валюту» . ——————————— Дернбург Г. Пандекты. Т. III. Обязательственное право. 2-е изд. М., 1904. С. 279.

Читайте так же:  Возврат 23 осаго

Еще одно т. н. отличие кредитного договора от договора займа, нередко отмечаемое в юридической литературе, состоит в возмездности кредитного договора. Так, Е. А. Суханов пишет: «Наконец, кредитный договор в отличие от договора займа всегда является возмездным. Вознаграждение кредитору определяется в виде процентов, начисленных на сумму кредита за все время его фактического использования» . Однако и данное «отличие» от договора займа (всегда возмездный характер кредитного договора) не образует специфической особенности кредитного договора, которую можно было бы признать его видообразующим признаком, позволяющим выделять кредитный договор в отдельный вид договора займа. Дело в том, что и родовой по отношению к кредитному договору договор займа может приобретать форму возмездного договора. Более того, как известно, законом установлена презумпция возмездности договора займа: согласно п. 1 ст. 809 ГК, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, которые определены договором. ——————————— Суханов Е. А. Указ. соч. С. 225. См. также: Вишневский А. А. Указ. соч. С. 74; Гражданское право: Учебник. Т. 2 / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого: 4-е изд., перераб. и доп. М., 2003. С. 503 (автор главы — 39 Д. А. Медведев).

Не может быть признана видообразующим признаком кредитного договора как отдельного вида договора займа и та его особенность, что он во всех случаях должен быть заключен в письменной форме. Скорее, это родовая черта, присущая договору займа в тех случаях, когда в качестве заимодавца выступает юридическое лицо (п. 1 ст. 808 ГК). Таким образом, видообразующими признаками кредитного договора, выделяющими его в отдельный вид договора займа, могут быть признаны лишь две его особенности: во-первых, обязательное участие в договоре в качестве кредитора банка или иной кредитной организации (особенность в субъектном составе договора); во-вторых, консенсуальный характер кредитного договора, что влечет признание его двусторонним договором, который порождает обязательство как на стороне банка (по выдаче кредита), так и на стороне заемщика (по возврату полученного кредита и уплате процентов как платы за кредит). Следовательно, для того чтобы договор, порождающий денежное заемное обязательство, был признан кредитным договором, необходимо, чтобы в роли заимодавца по такому договору выступал банк (иная кредитная организация), на который возлагается обязанность по выдаче кредита (займа), а сам договор вступал бы в силу не с момента выдачи кредита, а с момента его подписания. Сфера применения кредитного договора (как отдельного вида договора займа) ограничивается исключительно областью банковской деятельности в предоставлении заемщику предусмотренного кредитным договором кредита полностью или частично при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок; в случае нарушения заемщиком предусмотренной кредитным договором обязанности целевого использования кредита кредитор также вправе отказаться от дальнейшего кредитования заемщика по договору. Родовидовая связь между договором займа и договором кредита проявляется и в том, что в случае утраты кредитным договором соответствующего видообразующего признака, например в случае, когда в роли кредитора выступает организация, не обладающая лицензией на осуществление банковской деятельности и по этой причине не являющаяся банком (иной кредитной организацией), несмотря на то что стороны своим соглашением придали своему договору консенсуальный, двусторонний характер, такой договор не может быть признан кредитным договором. Однако такой договор также не может быть признан недействительной сделкой (что в принципе было бы возможным, будь кредитный договор самостоятельным гражданско-правовым договором). Принимая во внимание родовую принадлежность кредитного договора к договору займа, в подобных случаях такой договор должен быть квалифицирован только как договор займа. Данное обстоятельство влечет то практическое последствие, что оформленный сторонами договор может считаться заключенным лишь с момента передачи денежной суммы заемщику (п. 1 ст. 807 ГК). Характерно, что отмеченный подход проявляет себя не только в практике государственных арбитражных судов (о чем упоминалось ранее), его придерживаются и третейские суды, включая разбирательство дел по правилам международного арбитража (естественно, при применимом российском законодательстве). Данное обстоятельство подтверждается примером из практики Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (МКАС), приведенным в одной из работ М. Г. Розенберга. По одному из дел, рассмотренных МКАСом, был предъявлен иск фирмой, зарегистрированной на Британских Виргинских островах, к украинской организации в связи с невыполнением последней обязательств по кредитному договору. По утверждению истца, в соответствии с условиями договора сумма кредита, предоставлявшегося на один год, подлежала зачислению на счет дочернего предприятия ответчика, указанного в договоре. В качестве обеспечения кредита ответчик должен был оформить передачу истцу в залог определенного имущества. Несмотря на то что истец перевел на счет дочернего предприятия большую часть суммы кредита, ответчик в предусмотренный договором срок не оформил договор залога, не возвратил истцу соответствующую часть суммы кредита и не уплатил проценты за пользование кредитом. В связи с этим истец требовал возвратить выданную сумму кредита с начислением на нее процентов, предусмотренных договором, взыскать с ответчика предусмотренный договором штраф за отказ от оформления договора залога и просрочку возврата займа, а также возместить понесенные им расходы по арбитражному сбору и издержки по ведению дела. Заключенный сторонами кредитный договор содержал арбитражную оговорку о том, что все споры и разногласия, могущие возникнуть из договора или в связи с ним, подлежат разрешению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (г. Москва). В этом же договоре имелось условие, подтвержденное представителями сторон в заседании МКАСа, о том, что их отношения по договору регулируются российским материальным правом. Оценивая доводы ответчика, в том числе ссылку последнего на недействительность заключенного сторонами кредитного договора, МКАС констатировал: «Поскольку истцом не представлено доказательств того, что он является в силу его устава банком или иной кредитной организацией, договор сторон в соответствии со ст. 807 ГК РФ квалифицирован составом арбитража в качестве договора займа и к нему применены положения ГК РФ, регулирующие этот вид договора. Соответственно с учетом предписаний ст. 807 ГК РФ признано, что принятые сторонами обязательства полностью отвечают требованиям закона для этого вида договоров, установленным в абз. 1 п. 1 указанной статьи ГК РФ. В этой связи заявление ответчика об отсутствии соглашения сторон в отношении существенных условий договора не может быть принято во внимание». В результате требования истца о взыскании задолженности в размере суммы, фактически выданной заемщику, процентов как платы за пользование займом и штрафа за нарушение условия договора о предоставлении залогового обеспечения (с применением ст. 333 ГК) были удовлетворены . ——————————— Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2001 — 2002 гг. / Сост. М. Г. Розенберг. М., 2004. С. 148 — 153.

Что касается второго видообразующего признака кредитного договора, выделяющего его в отдельный вид договора займа, а именно — консенсуального и в силу этого двустороннего характера порождаемого им обязательства, то его утрата кредитным договором в принципе невозможна. Представим себе ситуацию, когда банк и заемщик, заключая кредитный договор, включают в него условие о том, что данный договор считается заключенным не с момента его подписания сторонами, а с момента зачисления денежных средств (суммы кредита) на банковский счет заемщика. Как в этом случае суд должен оценить требование заемщика о взыскании с банка-кредитора убытков, вызванных неисполнением обязательства по предоставлению суммы кредита в предусмотренный договором срок? Если исходить из того, что кредитный договор, утративший названный видообразующий признак (консенсуальный характер), трансформируется в договор займа, то придется признать, что заключенный сторонами договор является договором займа, который порождает обязательство лишь на стороне заемщика и может считаться заключенным только с момента предоставления суммы займа заемщику. Но в этом случае пришлось бы констатировать отсутствие на стороне банка какого-либо обязательства и, следовательно, оснований для ответственности банка за его неисполнение. Такой подход представляется неприемлемым как для правоприменительной практики, так и для имущественного оборота в целом. Другой вариант разрешения указанного гипотетического спора (который, вероятнее всего, и выберет судья при рассмотрении реального дела) состоит в том, чтобы признать невозможность для банка предоставлять денежные средства гражданам и организациям на основе заключаемых с ними договоров займа. В связи с этим следует признать обоснованность рассуждений Н. Ю. Рассказовой, которая пишет: «К банковским операциям отнесено предоставление привлеченных средств. Предоставление же взаймы собственных средств независимо от размера и систематичности сделок банковской операцией не является. Банки не могут заключать договоры займа, поскольку технически невозможно отделить собственные средства банков от привлеченных» . ——————————— Рассказова Н. Ю. Указ. соч. С. 548. СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492.

Читайте так же:  Трудовой кодекс о мед

Действительно, для размещения банком от своего имени и за свой счет привлеченных денежных средств предусмотрена соответствующая договорная форма заемного обязательства — кредитный договор (ст. 819 ГК). Банки, располагая целевой правоспособностью, вправе совершать лишь те сделки, которые предусмотрены законодательством (ст. 5 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» ). Следовательно, они не вправе заключать договоры займа. ——————————— СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492.

Как же поступит судья, рассматривая конкретный спор? Видимо, он квалифицирует заключенный сторонами договор в качестве кредитного договора, а соответствующее условие договора, придающее ему реальный характер, признает недействительным как противоречащее императивной норме п. 1 ст. 819 ГК (о консенсуальности кредитного договора). Таким образом, в приведенном примере заемщик действительно будет иметь право требовать от банка возмещения убытков, причиненных неисполнением обязательства, вытекающего из кредитного договора. Таким образом, кредитный договор является отдельным видом договора займа, предназначенным для использования в банковской деятельности. Экономический смысл кредитного договора состоит в том, что он представляет собой правовую форму деятельности банка по размещению денежных средств граждан и организаций, привлеченных во вклады и на банковские счета. С точки зрения характеристики всякого гражданско-правового договора кредитный договор является договором консенсуальным, двусторонним и возмездным. Квалификация кредитного договора предполагает также определение его отличий от иных видов договора займа. Прежде всего следует подчеркнуть, что общей чертой указанных видов договорных обязательств является, конечно же, их родовая принадлежность к договору займа, однако каждый из них обладает своими видообразующими признаками, позволяющими их выделять в отдельные виды займа. Договор товарного кредита имеет ту особенность, что он (как и кредитный договор) носит консенсуальный характер, но в отличие от кредитного договора в качестве его объекта выступают не денежные средства, а вещи, определенные родовыми признаками. Договоры облигационного займа и государственного (муниципального) займа выделяют в отдельные виды договора займа. Особенности заключения указанных договоров и оформления соответствующих договорных правоотношений: данные договоры заключаются путем приобретения заимодавцами облигаций, эмитированных заемщиками, каковые (облигации) и служат формой выражения заемных обязательств. Видообразующим признаком обязательства коммерческого кредита является его принадлежность к иным гражданско-правовым договорам, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками. От кредитного договора обязательство коммерческого кредита отличает то обстоятельство, что оно ни при каких условиях не приобретает форму отдельного договора. Кроме того, от всех известных иных видов договорных заемных обязательств кредитный договор отличается особенностью субъектного состава: на стороне кредитора (заимодавца) в кредитном договоре всегда выступает банк (кредитная организация). Кредитный договор предназначен для обслуживания заемных правоотношений в сфере банковской деятельности.

Гражданское право

Раздел I. Введение в гражданское право

Раздел II. Гражданское правоотношение

Раздел III. Осуществление и защита гражданских прав

Раздел IV. Вещное право

Раздел V. Наследственное право

Раздел VI. Исключительные права (интеллектуальная собственность)

Раздел VII. Личные неимущественные права

Раздел VIII. Общие положения об обязательствах и договорах

Раздел IX. Обязательства по передаче имущества в собственность

Раздел X. Обязательства по передаче имущества в пользование

Раздел XI. Обязательства по производству работ

Раздел XII. Обязательства по приобретению и использованию исключительных прав и ноу-хау

Раздел XIII. Обязательства по оказанию фактических и юридических услуг

Раздел XIV. Обязательства по оказанию финансовых услуг

Раздел XV. Обязательства из совместной деятельности

Раздел XVI. Обязательства из односторонних действий

Раздел XVII. Натуральные обязательства

Раздел XVIII. Внедоговорные (правоохранительные) обязательства

Суханов Е.А. Гражданское право. 2008.

Настоящее, третье, переработанное и дополненное издание учебника по гражданскому праву представляет собой стабильный университетский курс этой основополагающей юридической дисциплины, содержание и структура которого опробованы многолетней практикой ее преподавания на юридическом факультете Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Учебник подготовлен авторским коллективом кафедры гражданского права МГУ в соответствии с разработанной им же программой курса гражданского права, которая полностью соответствует содержанию государственного стандарта высшего юридического образования.

В сравнении с предыдущим изданием настоящий учебник претерпел некоторые изменения. Прежде всего в нем в должной мере учтены и отражены новые законодательные акты (по состоянию на 1 мая 2004 г.), развивающаяся практика применения Гражданского кодекса РФ и других актов российского гражданского законодательства, а также новые научные и практические работы отечественных цивилистов.

В связи со значительным ростом учебно-научной и практической правовой информации, неизбежность которого объективно предопределена бурным развитием и усложнением современных имущественных отношений рыночного характера, по необходимости расширилось и содержание учебника. В связи с этим излагаемый в нем материал разделен на четыре самостоятельных тома (а не на три, как было в предыдущем издании), которые охватывают: общие положения гражданского права (том I); вещное право, наследственное право, исключительные права (интеллектуальную собственность) и личные неимущественные права (том II); обязательственное право (тома III и IV). Такая последовательность и объем учебного материала соответствуют четырем семестрам — количеству времени, отводимого государственным стандартом на изучение гражданского права в юридическом вузе.

При этом авторы сохранили оправдавшую себя систему данного курса, не копирующую систематику Гражданского кодекса, а преследующую учебные цели последовательного изложения основных подотраслей и институтов гражданского права. Как показала длительная практика преподавания, такой подход позволяет лучше усваивать как содержание, так и структуру сложной цивилистической материи. В частности, не разрывается искусственно изучение обязательственного права, очевидной становится теснейшая связь наследственного права как одной из форм правопреемства со своей базой — правом частной собственности граждан и т.д. В основу данного подхода положено очевидное, хотя все еще недостаточно воспринимаемое в учебной литературе положение о том, что система и содержание курса гражданского права отнюдь не всегда совпадают с системой и содержанием гражданского права как части правопорядка (правовой системы).

Учебно-методическими целями данного издания объясняется и использованный в нем метод оформления подачи материала путем его распределения по небольшим разделам и подразделам, с особым выделением основных понятий, терминов и положений, что значительно облегчает восприятие его содержания и создает другие удобства в его использовании. Такое оформление (структура), традиционное для западноевропейских учебников, но впервые для отечественной учебной юридической литературы примененное лишь в предыдущем, втором издании настоящего учебника, сохранено и отчасти развито и в настоящем издании.

Как показали предыдущие издания учебника, полностью оправдывает себя также подход к изучению гражданского права как науки, ставящий во главу угла не информацию о действующем законодательстве (пока, к сожалению, не отличающемся ни стабильностью, ни должным качеством подготовки), а выработанные цивилистической наукой и проверенные многовековой практикой понятия, категории и конструкции, а также научный анализ их законодательного оформления в различных правопорядках (прежде всего, включая, разумеется, действующий) и реальной практики их применения. Рассмотрение курса гражданского права как части правоведения, а не законоведения стало основным условием сохранения актуальности как содержания учебника, так и, главное, знаний, полученных его читателями.

В освещении зарубежного опыта в учебнике преобладают германские законодательные и теоретические источники. Отчасти это объяснимо историческими корнями развития отечественного гражданского права и общим значением пандектной цивилистики, но главным образом вызвано стремлением яснее показать характерные черты европейского континентального права, отличающие его от англо-американской системы common law, которая активно и, к сожалению, небезуспешно навязывается российскому правопорядку в последние годы.

С учетом того, что данное третье издание учебника гражданского права выходит в серии «Классический университетский учебник», подготовленной к 250-летию первого российского университета — МГУ им. М.В. Ломоносова, — в нем в необходимой мере представлены достижения отечественной гражданско-правовой науки как дореволюционного, так и советского периодов ее развития, а также современные работы, указанные в списке дополнительной литературы к каждой главе учебника. Лучшие труды отечественных ученых в настоящее время выходят в подготовленной кафедрой гражданского права юридического факультета МГУ серии книг «Классика российской цивилистики», использование которых в качестве дополнительной литературы содействует более глубокому изучению курса гражданского права.

Для проведения практических (семинарских) занятий и иных видов учебной и методической работы по изучению гражданского права целесообразно использовать также подготовленный авторским коллективом кафедры гражданского права юридического факультета МГУ Практикум по гражданскому праву под ред. проф. С.М. Корнеева (3-е изд-е: Часть I. М., 2001; Часть II. М., 2002) и Сборник учебно-методических материалов по гражданскому праву (3-е изд-е, отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 2001). В них наряду с традиционными казусами и необходимыми для их решения материалами содержатся также методические рекомендации по проведению аудиторной и внеаудиторной работы по гражданскому праву, включая примерную тематику курсовых и дипломных работ и экзаменационные билеты по данной дисциплине.