Судебная практика собственны

Приобретение обществом собственных акций

ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ: ПРИОБРЕТЕНИЕ ОБЩЕСТВОМ СОБСТВЕННЫХ АКЦИЙ

Вопросы судебной практики, связанные с приобретением обществом собственных акций

I. Ограничения на приобретение обществом собственных акций
1. Ограничения на приобретение обществом собственных акций, не предусмотренные Федеральным законом «Об акционерных обществах»
2. Соотношение преимущественного права общества на приобретение собственных акций и ограничений на приобретение обществом более 10 процентов собственных акций
3. Последствия нарушения ограничений на приобретение обществом собственных акций

II. Оплата приобретенных обществом собственных акций
1. Форма оплаты по сделке приобретения обществом собственных акций

III. Продажа обществом ранее приобретенных собственных акций
1. Последствия продажи обществом ранее приобретенных собственных акций с нарушением годичного срока для их реализации

I. Ограничения на приобретение обществом собственных акций

В процессе осуществления деятельности у общества может возникнуть необходимость приобретения собственных акций. Законодательство предусматривает ограничения на приобретение обществом таких акций. Их применение вызывает ряд вопросов, которые разрешаются в судебной практике.
На сегодняшний день подобные судебные споры касаются следующих вопросов:
— ограничения на приобретение обществом собственных акций, не предусмотренные Федеральным законом «Об акционерных обществах»
— соотношение преимущественного права общества на приобретение собственных акций и ограничений на приобретение обществом более 10 процентов собственных акций
— последствия нарушения ограничений на приобретение обществом собственных акций

1. Ограничения на приобретение обществом собственных акций, не предусмотренные Федеральным законом «Об акционерных обществах»

Основные применимые нормы:
— ст. ст. 72 — 73 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об акционерных обществах);
— п. 2 ст. 5, ст. ст. 13, 23 Федерального закона от 21.12.2001 N 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» (далее — Закон о приватизации).

Статьями 72 — 73 Закона об акционерных обществах установлен ряд ограничений на приобретение обществом собственных акций, а именно:
— общество может приобретать собственные акции, только если его уставом предусмотрена такая возможность;
— общество может приобретать собственные акции только на основании решения органа общества, в компетенции которого находится решение данного вопроса;
— приобретение обществом собственных акций в целях сокращения количества акций не может осуществляться, если номинальная стоимость акций, оставшихся в обращении, станет ниже минимального размера уставного капитала, предусмотренного ст. 26 Закона об акционерных обществах;
— приобретение обществом акций не может осуществляться, если номинальная стоимость акций, оставшихся в обращении, составит менее 90 процентов от уставного капитала общества;
— оплата приобретаемых обществом собственных акций осуществляется деньгами, если иное не установлено уставом;
— общество не может приобретать собственные акции до полной оплаты всего уставного капитала общества;
— общество не может приобретать собственные акции, если на момент их приобретения общество отвечает признакам несостоятельности (банкротства) в соответствии с правовыми актами Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве) предприятий или указанные признаки появятся в результате приобретения этих акций;
— общество не может приобретать собственные акции, если на момент их приобретения стоимость чистых активов общества меньше его уставного капитала, резервного фонда и превышения над номинальной стоимостью определенной уставом ликвидационной стоимости размещенных привилегированных акций либо станет меньше их размера в результате приобретения акций;
— общество не может приобретать собственные акции до выкупа всех акций, требования о выкупе которых предъявлены в соответствии со ст. 76 Закона об акционерных обществах.
Вместе с тем на практике встречаются и иные ограничения на приобретение обществом собственных акций, помимо установленных ст. ст. 72 — 73 Закона об акционерных обществах.

1.1. Вывод из судебной практики: Приобретение обществом собственных акций, владельцем которых является Российская Федерация, признается нарушением Закона о приватизации.

Суд ссылается на положения ст. ст. 13, 23 Закона о приватизации, согласно которым одним из способов приватизации государственного имущества является продажа такого имущества посредством публичного предложения, осуществляемого в случае, если аукцион по продаже имущества признан несостоявшимся. Пункт 2 ст. 5 указанного Закона предусматривает, что ОАО не могут являться покупателями размещенных ими акций, подлежащих приватизации в соответствии с данным Законом.

Постановление ФАС Уральского округа от 02.04.2008 N Ф09-819/07-С4 по делу N А47-5719/2006-07ГК
«. Приватизация государственного и муниципального имущества представляет собой возмездное отчуждение имущества, находящегося в собственности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, в собственность физических и (или) юридических лиц.
Статья 13 Федерального закона от 21.12.2001 N 171-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» устанавливает способы приватизации государственного и муниципального имущества. Одним из способов является продажа имущества посредством публичного предложения, которая осуществляется в случае, если аукцион по продаже имущества признан несостоявшимся (ст. 23 названного Закона).
Приватизация находящихся в федеральной собственности 8991 акции общества «Оренбургдорстрой», составляющих 20% его уставного капитала, осуществлялась в соответствии с требованиями Федерального закона от 21.12.2001 N 171-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» путем включения государственного имущества в план (программу) приватизации на 2005 г. и его продажи посредством публичного предложения.
Покупателями государственного и муниципального имущества в случае его приватизации могут быть любые физические и юридические лица, за исключением указанных в ст. 5 этого Закона.
Согласно п. 2 ст. 5 Федерального закона от 21.12.2001 N 171-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» открытые акционерные общества не могут являться покупателями размещенных ими акций, подлежащих приватизации в соответствии с данным Законом.
Поскольку общество «Оренбургдорстрой» не вправе покупать находящиеся в федеральной собственности акции, эмитентом которых является само общество и продажа которых осуществляется в процессе приватизации государственного имущества, договор купли-продажи акций посредством публичного предложения от 07.03.2006 является ничтожной сделкой на основании ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации как сделка, не соответствующая требованиям закона. «

2. Соотношение преимущественного права общества на приобретение собственных акций и ограничений на приобретение обществом более 10 процентов собственных акций

Основные применимые нормы:
— п. 3 ст. 7, п. 2 ст. 72 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об акционерных обществах).

Пунктом 3 ст. 7 Закона об акционерных обществах установлено, что уставом закрытого акционерного общества может быть предусмотрено преимущественное право приобретения обществом акций, продаваемых его акционерами, если остальные акционеры не использовали свое преимущественное право приобретения акций.
Однако в п. 2 ст. 72 этого же Закона указано, что общество не вправе принимать решение о приобретении собственных акций, если номинальная стоимость акций общества, находящихся в обращении, составит менее 90 процентов от уставного капитала общества.
Таким образом, возникает вопрос о том, распространяется ли ограничение, установленное п. 2 ст. 72 Закона об акционерных обществах, на приобретение обществом собственных акций по преимущественному праву.

2.1. Вывод из судебной практики: По вопросу о том, может ли общество приобретать по преимущественному праву более 10 процентов собственных акций, существует две позиции судов.

Позиция 1. Общество может приобретать по преимущественному праву более 10 процентов собственных акций.

ВАС РФ исходит из того, что по смыслу п. 3 ст. 7 Закона об акционерных обществах реализация обществом преимущественного права приобретения акций не подпадает под действие ст. 72 указанного Закона.
Кроме того, суд отмечает, что согласно абз. 2 п. 4 ст. 72 Закона об акционерных обществах срок, в течение которого осуществляется приобретение акций, не может быть меньше 30 дней, а цена приобретения акций определяется советом директоров ЗАО в соответствии со ст. 77 данного Закона.
Однако эти требования вступают в противоречие с положениями п. 3 ст. 7 Закона об акционерных обществах, который позволяет при использовании преимущественного права приобретения акций только согласиться с ценой, названной в извещении акционера, намеренного продать свои акции, а также допускает установление уставом ЗАО сокращенного (от 10 дней) срока осуществления преимущественного права приобретения акций.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.06.2009 N 131 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров о преимущественном праве приобретения акций закрытых акционерных обществ»
«. 11. При реализации обществом предусмотренного уставом преимущественного права приобретения собственных акций положения статьи 72 Закона об акционерных обществах не применяются. Однако при этом должны соблюдаться ограничения, установленные в интересах кредиторов акционерного общества и его акционеров статьей 73 Закона об акционерных обществах. «

Позиция 2. Общество не может приобретать по преимущественному праву более 10 процентов собственных акций.

Примечание: Вторая позиция была высказана до издания информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.06.2009 N 131 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров о преимущественном праве приобретения акций закрытых акционерных обществ».

Суд исходит из того, что уменьшение более чем на 10 процентов номинальной стоимости находящихся в обращении акций общества является нарушением ограничения, установленного п. 2 ст. 72 Закона об акционерных обществах. При этом суд указывает, что данное ограничение применимо независимо от оснований, по которым общество приобрело собственные акции.

Постановление ФАС Уральского округа от 21.01.2008 N Ф09-11342/07-С4 по делу N А60-10515/07-С5
«. На заседании Совета директоров, оформленного протоколом от 14.01.2002 N 3, решено выкупить акции общества «Люкс», продаваемые акционером — закрытым акционерным обществом «Ишимбытсервис» (далее — общество «Ишимбытсервис»), — третьим лицам. Такое решение общества мотивировано отказом его акционеров воспользоваться предоставленным им преимущественным правом покупки предлагаемых акций.
Общество «Люкс» 12.03.2003 обратилось в РО ФКЦБ России по УрФО с уведомлением, в котором сообщило об изменении количества ценных бумаг, находящихся в обращении названного общества, в связи с погашением части акций, находившихся на балансе общества.
Письмом от 04.04.2003 N 2168-003/06 РО ФКЦБ России по УрФО известило общество «Люкс» о том, что не может внести изменения в реестр зарегистрированных и аннулированных выпусков ценных бумаг, связанные с погашением части акций, находящихся на балансе общества, поскольку в ходе приобретения акций последним были нарушены требования абз. 2 п. 2 ст. 72 Федерального закона «Об акционерных обществах».
Общество «Люкс», не соглашаясь с вынесенным предписанием, обратилось в суд с требованием о признании его недействительным.
Суд, удовлетворяя заявленные требования и признавая недействительным предписание РО ФСФР по УрФО от 07.03.2007, исходил из того, что оно направлено обществу «Люкс» за пределами установленного срока давности. Кроме того, суд пришел к выводу о том, что положения ст. 72 Федерального закона «Об акционерных обществах» к спорным отношениям не применимы, поскольку основанием приобретения акций явилось решение общества о реализации своего преимущественного права на приобретение акций в порядке ст. 7 названного Закона.
Семнадцатый арбитражный апелляционный суд решение суда отменил, в удовлетворении заявленных требований отказал. При этом суд апелляционной инстанции, оценив законность оспариваемого предписания в совокупности с письмом РО ФКЦБ России по УрФО от 04.04.2003 N 2168-003/06, пришел к выводу о вынесении регистрирующим органом предписания в пределах предоставленной ему компетенции в соответствии с нормами Федерального закона «Об акционерных обществах».
Такие выводы Семнадцатого арбитражного апелляционного суда правомерны и соответствуют установленным обстоятельствам.
В силу п. 2 ст. 72 Федерального закона «Об акционерных обществах» общество, если это предусмотрено его уставом, вправе приобретать размещенные им акции по решению общего собрания акционеров или по решению совета директоров (наблюдательного совета) общества, если в соответствии с уставом общества совету директоров (наблюдательному совету) общества принадлежит право принятия такого решения.
Общество не вправе принимать решение о приобретении обществом акций, если номинальная стоимость акций общества, находящихся в обращении, составит менее 90% от уставного капитала общества.
Вопреки приведенной норме права Совет директоров общества «Люкс» 14.01.2002 принял решение о приобретении 506 обыкновенных именных бездокументарных акций номинальной стоимостью 40 руб. Такое решение привело к сокращению номинальной стоимости акций общества, находящихся в обращении, более чем на 40%.
При таких обстоятельствах регистрирующий орган обоснованно указал на нарушение обществом «Люкс» требований абз. 2 п. 2 ст. 72 Федерального закона «Об акционерных обществах». «

3. Последствия нарушения ограничений на приобретение обществом собственных акций

Основные применимые нормы:
— ст. ст. 72, 73 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об акционерных обществах).

Согласно ст. 72 Закона об акционерных обществах общество может приобретать собственные акции.
Вместе с тем положения ст. ст. 72, 73 указанного Закона, регулирующие порядок приобретения обществом собственных акций, устанавливают ряд ограничений. Однако на практике общество зачастую заключает сделки с акционерами по приобретению собственных акций без учета ограничений и обязательных требований, установленных данными нормами.

3.1. Вывод из судебной практики: Сделка по приобретению обществом собственных акций, заключенная в нарушение требований ст. 73 Закона об акционерных обществах («Ограничения на приобретение обществом размещенных акций»), является ничтожной.

Определение ВАС РФ от 09.06.2010 N ВАС-3364/10 по делу N А56-40149/2008
«. Общество «Русский Стандарт Водка» обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к компании «Astromex Limited» и обществу «ЛИВИЗ» о признании недействительным договора купли-продажи акций от 04.10.2007, заключенного между компанией «Astromex Limited» и обществом «ЛИВИЗ».
Между компанией «Astromex Limited» (продавцом) и обществом «ЛИВИЗ» (покупателем) заключен договор от 04.10.2007 купли-продажи 5 035 959 акций общества «ЛИВИЗ» стоимостью 83 175 170 рублей (далее — договор).
Впоследствии компания «Astromex Limited» и общество «ЛИВИЗ» 28.01.2008 заключили соглашение о новации долгового обязательства по договору в обязательство по оплате векселя, выданного обществом «ЛИВИЗ» на сумму 83 175 170 рублей.
Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19.02.2008 на основании заявления общества «ЛИВИЗ» в отношении него возбуждено дело о банкротстве и введена процедура наблюдения.
Неисполнение обществом «ЛИВИЗ» обязанности по оплате вексельного долга послужило основанием для обращения компании «Astromex Limited» в арбитражный суд с заявлением о включении ее требования в реестр требований кредиторов общества «ЛИВИЗ».
Общество «Русский Стандарт Водка», являющееся конкурсным кредитором общества «ЛИВИЗ», считая договор недействительным, совершенным с нарушением пункта 1 статьи 73 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об акционерных обществах), обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.
Рассматривая дело, суды исходили из недоказанности истцом наличия у общества «ЛИВИЗ» признаков банкротства на момент заключения договора.
По мнению судов, имеющаяся кредиторская задолженность не свидетельствует о наличии признаков банкротства акционерного общества. Одним из обязательных признаков банкротства юридического лица является установленность требования кредитора, т.е. подтверждение его вступившим в законную силу решением суда либо решением уполномоченного органа об обращении взыскания на имущество должника.
Суды, оценив представленные доказательства, пришли к выводу, что на момент заключения договора имущественные требования к обществу «ЛИВИЗ» не подтверждены надлежащими документами, поэтому оснований считать общество «ЛИВИЗ» обладающим признаками банкротства юридического лица не имеется.
В связи с этим суды посчитали требования истца необоснованными и отказали в удовлетворении иска.
Между тем, как указывает общество «Русский Стандарт Водка», суды не учли следующего.
Согласно статье 3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» единственным признаком банкротства юридического лица является его неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.
Соответственно, в силу пункта 1 статьи 73 Закона об акционерных обществах акционерное общество не имеет права приобретать собственные акции, если у него есть хотя бы одно обязательство, не исполненное в течение трех месяцев.
На момент приобретения своих акций по договору общество «ЛИВИЗ» отвечало названному признаку банкротства юридического лица, что подтверждается следующим.
Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 04.09.2007 по делу N А56-14412/2007 с общества «ЛИВИЗ» в пользу общества «Русский Стандарт Водка» взыскано 115 331 110 рублей 73 копейки задолженности по договору поставки упаковочных материалов и ингредиентов от 12.11.2004 N 11-12/3-2004.
Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.12.2007 указанное решение суда первой инстанции изменено: с общества «ЛИВИЗ» в пользу общества «Русский Стандарт Водка» взыскано 111 857 026 рублей 13 копеек долга.
Согласно требованию об уплате налога, сбора, пени, штрафа N 336 по состоянию на 10.10.2007 за обществом «ЛИВИЗ» числится общая задолженность в сумме 237 084 690 рублей 94 копейки, в т.ч. по налогам (сборам) 233 188 714 рублей 34 копейки.
Установленность требования кредитора, как считает заявитель, учитывается при возбуждении дела о банкротстве и не подлежит выяснению при рассмотрении спора об оспаривании сделки, совершенной с нарушением пункта 1 статьи 73 Закона об акционерных обществах.
Иное позволит акционерам общества, находящегося в преддверии банкротства, получить преимущественное удовлетворение своих требований по отношению к кредиторам этого общества, в то время как имущественные права акционеров могут быть реализованы после завершения расчетов с кредиторами. «

Читайте так же:  Компенсация за смерть родителя

3.2. Вывод из судебной практики: Сделка по приобретению обществом собственных акций, заключенная без решения уполномоченного уставом органа управления общества, может быть признана недействительной.

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 03.03.2009 по делу N А21-267/2007
«. При рассмотрении дела суд первой инстанции установил, что договор купли-продажи ценных бумаг от 07.11.2006 заключен с нарушением требований статьи 72 Закона об АО и пункта 8.3.6 Устава Общества.
В силу пункта 2 статьи 72 названного Закона общество, если это предусмотрено его уставом, вправе приобретать размещенные им акции по решению общего собрания акционеров или по решению совета директоров (наблюдательного совета) общества, если в соответствии с уставом общества совету директоров (наблюдательному совету) общества принадлежит право принятия такого решения.
Из приведенной нормы видно, что она не носит императивного характера и отсылает к уставу акционерного общества как в части права общества на приобретение акций, так и в части определения органа, который принимает решение об этом.
В связи с этим вывод апелляционного суда о том, что статьей 72 Закона об АО установлено безусловное ограничение для органа юридического лица на совершение сделки по приобретению акций, а уставом может быть определен только орган, согласие которого необходимо получить, является ошибочным.
Уставом Общества предусмотрено его право приобретать часть акций в целях сокращения их общего количества. Уменьшение уставного капитала общества путем приобретения обществом части акций относится к исключительной компетенции общего собрания акционеров (пункт 8.3.6 Устава).
Как видно из материалов дела и установлено судом, договор от 07.11.2006 подписан генеральным директором Общества Мусарским В.М. на основании решения Наблюдательного совета Общества, а решение общего собрания о заключении спорной сделки в соответствии с компетенцией, определенной уставом Общества, не принималось.
Как правильно указал суд первой инстанции, нарушение генеральным директором Общества положений Устава может повлечь признание данной сделки недействительной применительно к статье 174 ГК РФ. «

3.3. Вывод из судебной практики: Приобретение обществом более 10 процентов собственных акций влечет недействительность сделки по приобретению.

Суды исходят из того, что согласно п. 2 ст. 72 Закона об акционерных обществах общество не может приобретать более 10 процентов собственных акций, следовательно, такая сделка признается недействительной. При этом не имеет правового значения, на основании какой именно сделки общество приобрело акции.

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 18.05.2006 по делу N А66-5658-03
«. Как следует из материалов дела, 25.11.2002 между акционером Общества Бобровским В.Н. (даритель), являющимся генеральным директором Общества, и Обществом (одаряемый) подписан договор, в соответствии с которым даритель обязуется безвозмездно передать в собственность одаряемому акции Общества в количестве 12529 штук.
Полагая, что договор от 25.11.2002 совершен с нарушением норм Закона об АО, является ничтожным и не влечет никаких правовых последствий, за исключением тех, которые связаны с его недействительностью, Бобровский В.Н. обратился в арбитражный суд с настоящим иском (с учетом последующих уточнений).
Общество полагает, что положения, установленные статьей 72 Закона об АО, не подлежат в данном случае применению, поскольку данная норма права регулирует порядок только возмездного приобретения акционерным обществом размещенных им акций. По утверждению подателя жалобы, Закон об АО и Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) не устанавливают каких-либо запретов или ограничений для принятия акционерным обществом в дар размещенных им акций.
В соответствии с пунктом 1 статьи 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.
Согласно пункту 2 статьи 2 ГК РФ гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Ограничения права акционерного общества на безвозмездное приобретение размещенных им акций действительно установлены статьей 72 Закона об АО.
В соответствии с пунктом 2 статьи 72 Закона об АО общество, если это предусмотрено его уставом, вправе приобретать размещенные им акции по решению общего собрания акционеров или по решению совета директоров (наблюдательного совета) общества, если в соответствии с уставом общества совету директоров (наблюдательному совету) общества принадлежит право принятия такого решения. Общество не вправе принимать решение о приобретении размещенных им акций, если номинальная стоимость акций общества, находящихся в обращении, составит менее 90 процентов от уставного капитала общества.
Как видно из материалов дела, размер уставного капитала Общества на момент совершения спорной сделки составлял 24951 руб. и был разделен на акции в количестве 24951 штуки номинальной стоимостью 1 руб. каждая, с номером государственного регистрационного выпуска 36-1п-444 (том 1, листы дела 75 — 82).
Суд правильно установил, что номинальная стоимость акций, полученных Обществом по договору от 25.11.2002, составляет 12529 руб., что превышает 10% от уставного капитала Общества.
Между тем суд первой инстанции не учел, что спорный договор противоречит нормам Закона об АО лишь в части дарения Обществу акций, номинальная стоимость которых превышает 10% от его уставного капитала.
Таким образом, договор от 25.11.2002 является в силу статьи 168 ГК РФ недействительной (ничтожной) сделкой лишь в части. «

Аналогичная судебная практика:
Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 02.04.2008 N Ф09-819/07-С4 по делу N А47-5719/2006-07ГК
«. Кроме того, данный договор нарушает положения п. 2 ст. 72 Федерального закона «Об акционерных обществах», согласно которому общество не вправе принимать решение о приобретении обществом акций, если номинальная стоимость акций общества, находящихся в обращении, составит менее 90% от уставного капитала общества. Такая сделка также является ничтожной. «

3.4. Вывод из судебной практики: Сделка по приобретению обществом собственных акций признается недействительной, если возможность приобретения не предусмотрена уставом общества.

Суд исходит из того, что согласно п. 2 ст. 72 Закона об акционерных обществах общество может приобретать собственные акции, только если его уставом предусмотрена такая возможность. При отсутствии в уставе такого положения сделки по приобретению обществом собственных акций признаются недействительными (ничтожными).

Постановление ФАС Московского округа от 12.07.2006 N КГ-А41/6060-06 по делу N А41-К1-23352/05
«. Как следует из материалов дела, между ОАО «Московский коксогазовый завод» и ОАО «Геоинвест» 19.11.2004 и 24.11.2004 заключены договоры купли-продажи обыкновенных именных акций ОАО «Московский коксогазовый завод», акционер которого, полагая, что данные договоры являются ничтожной сделкой, обратился с настоящим иском в арбитражный суд.
Право на выкуп обществом размещенных им акций возникает у него при наличии обстоятельств, указанных в статье 72 Федерального закона «Об акционерных обществах», перечень которых является исчерпывающим. Также общество вправе приобретать размещенные им акции, если это предусмотрено уставом общества, по решению общего собрания акционеров или по решению совета директоров общества, если в соответствии с уставом общества совету директоров общества принадлежит право принятия такого решения.
Из материалов дела усматривается, что уставом ОАО «Московский коксогазовый завод» не предусмотрена возможность выкупа Обществом размещенных им акций. Кроме того, заседание совета директоров или собрание акционеров Общества по данному вопросу не созывались и не проводились.
В связи с изложенным вывод суда о несоответствии спорных договоров требованиям Федерального закона «Об акционерных обществах» и признание их в этой связи ничтожными сделками является законным и обоснованным. «

II. Оплата приобретенных обществом собственных акций

1. Форма оплаты по сделке приобретения обществом собственных акций

Основные применимые нормы:
— ст. 72 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об акционерных обществах).

Пунктом 4 ст. 72 Закона об акционерных обществах установлено, что при приобретении обществом собственных акций их оплата осуществляется в денежной форме, если иная форма оплаты не предусмотрена уставом общества.

1.1. Вывод из судебной практики: Сделка по приобретению обществом собственных акций признается недействительной, если оплата акций осуществлялась не в денежной форме, а в уставе отсутствуют положения, предусматривающие возможность такой оплаты.

Постановление ФАС Поволжского округа от 14.02.2008 по делу N А12-4991/06-С44
«. Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, на основании решения Совета директоров ОАО «Оргтехстрой» от 21.12.1998 5.01.1999 между ОАО «Оргтехстрой» и Изгаршевым Б.Т. заключен договор мены, в соответствии с условиями которого ОАО «Оргтехстрой» передает в собственность Изгаршева Б.Т. недвижимость (помещения 1 и 4 этажей общей площадью 990,7 кв. м, расположенные по адресу: город Волгоград, проспект Ленина, дом 100), а Изгаршев Б.Т. принимает ее, а в качестве обмена за нее предоставляет в собственность ОАО «Оргтехстрой» обыкновенные акции ОАО «Оргтехстрой» в количестве 3498 штук, номинальной стоимостью 10 рублей каждая. Объекты мены признаются сторонами равноценными.
Судом установлено, что Советом директоров ОАО «Оргтехстрой» (протокол N 19 от 21.12.1998) принято решение о приобретении акций, принадлежащих лишь одному лицу. При этом не определена цена приобретения, поскольку рыночная оценка акций с привлечением независимого оценщика не проводилась. Не определена форма и срок, в течение которого осуществляется приобретение акций. Не выполнено требование об оплате акций денежными средствами и нарушены права иных акционеров, не извещенных о принятом решении о приобретении пакета акций.
Согласно ст. 9 устава ОАО «Оргтехстрой» общество вправе приобретать размещенные им акции для работников общества по решению совета директоров общества. Выкуп акций осуществляется по их рыночной стоимости, определяемой независимым оценщиком.
Уставом общества не установлена оплата акций иным образом, а поэтому в соответствии с п. 4 ст. 72 Федерального закона «Об акционерных обществах» оплата акций при их приобретении должна осуществляться деньгами.
Суд кассационной инстанции находит выводы суда первой инстанции не противоречащими положениям ст. 166, 167 Гражданского кодекса Российской Федерации и п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», ст. 72 ФЗ «Об акционерных обществах».
Установив ничтожность указанной сделки, суд правомерно пришел к выводу об отказе в иске, т.к. ничтожная сделка не порождает юридических последствий. «

III. Продажа обществом ранее приобретенных собственных акций

1. Последствия продажи обществом ранее приобретенных собственных акций с нарушением годичного срока для их реализации

Основные применимые нормы:
— ст. 72 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об акционерных обществах).

Согласно п. 3 ст. 72 Закона об акционерных обществах акции, приобретенные обществом в соответствии с п. 2 ст. 72 указанного Закона, не предоставляют права голоса, не учитываются при подсчете голосов, по ним не начисляются дивиденды. Такие акции должны быть реализованы по цене не ниже их рыночной стоимости не позднее одного года с даты их приобретения. В противном случае общее собрание акционеров должно принять решение об уменьшении уставного капитала общества путем погашения указанных акций.
Вместе с тем встречаются случаи оспаривания сделок по продаже ранее приобретенных обществом акций на основании того, что продажа акций осуществлена с нарушением годичного срока.

1.1. Вывод из судебной практики: Продажа обществом ранее приобретенных собственных акций с нарушением установленного ст. 72 Закона об акционерных обществах («Приобретение обществом размещенных акций») годичного срока для их реализации не влечет недействительности таких сделок.

Суд исходит из того, что нарушение годичного срока для реализации ранее приобретенных обществом собственных акций не влечет недействительности сделок по продаже обществом данных акций, так как п. 3 ст. 72 Закона об акционерных обществах установлены иные правовые последствия такого нарушения.

Постановление ФАС Центрального округа от 03.10.2006 по делу N А68-35/ГП-16-04
«. Разрешая спор, суд области удовлетворил исковые требования и признал договоры купли-продажи от 26.12.2003, заключенные ЗАО «Заря» с Ивановой В.И., Сухаревой О.Н., Воробьевым А.А. и Лопатиным В.Н., недействительными на основании ст. 168 Гражданского кодекса РФ в силу противоречия ст. 72 Федерального закона «Об акционерных обществах».
Судебная коллегия считает данный вывод необоснованным, основанным на неправильном толковании положений ст. 72 Федерального закона «Об акционерных обществах». Нарушение требований ст. 72 Федерального закона «Об акционерных обществах» о сроках реализации приобретенных акций не влечет недействительность сделок по продаже (реализации) этих акций, поскольку п. 3 указанной статьи предусмотрены иные последствия данного нарушения. «

Энциклопедия судебной практики. Ничтожность решения собрания (Ст. 181.5 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Ничтожность решения собрания
(Ст. 181.5 ГК)

1. Общие вопросы применения ст. 181.5 ГК РФ

1.1. Ст. 181.5 ГК РФ содержит исчерпывающий перечень оснований ничтожности решения собрания

Статьей 181.5 Гражданского кодекса предусмотрен исчерпывающий перечень оснований признания ничтожными решений собраний участников.

Исчерпывающий перечень оснований ничтожности решения собрания приведен в статье 181.5 ГК РФ.

Исчерпывающий перечень оснований ничтожности решения собрания приведен в статье 181.5 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Исчерпывающий перечень оснований ничтожности решения собрания приведен в статье 181.5 ГК РФ.

Исчерпывающий перечень оснований ничтожности решения собрания приведён в ст. 181.5 ГК РФ.

Исчерпывающий перечень оснований ничтожности решения собрания приведен в ст. 181.5 ГК РФ.

Исчерпывающий перечень оснований ничтожности решения собрания приведен в статье 181.5 ГК РФ.

Исчерпывающий перечень оснований ничтожности решения собрания приведен в статье 181.5 ГК РФ.

В случае же ничтожности решения собрания оно является недействительным в силу прямого указания на это закона. Исчерпывающий перечень оснований ничтожности решения собрания приведен в статье 181.5 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Исчерпывающий перечень оснований ничтожности решения собрания приведен в статье 181.5 ГК РФ.

1.2. Если решение собрания принято с существенными нарушениями закона, то оно не имеет юридической силы независимо от того, было оно оспорено кем-либо из участников общества или нет

В случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания участников общества, однако судом установлено, что данное решение принято с существенными нарушениями закона или иных правовых актов (с нарушением компетенции этого органа, при отсутствии кворума и т.д.), суд должен исходить из того, что такое решение не имеет юридической силы (в целом или в соответствующей части) независимо от того, было оно оспорено кем-либо из участников общества или нет, и разрешить спор, руководствуясь нормами закона.

В пункте 24 Постановления от 09.12.1999 Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 90 и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» разъяснено, что в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания участников общества, однако судом установлено, что данное решение принято с существенными нарушениями закона или иных правовых актов (с нарушением компетенции этого органа, при отсутствии кворума и т.д.), суд должен исходить из того, что такое решение не имеет юридической силы (в целом или в соответствующей части).

Суд учел правовую позицию Пленумов Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенную в постановлении от 09.12.1999 N 14/19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», согласно которой в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания участников общества, однако судом установлено, что данное решение принято с существенными нарушениями закона (с нарушением компетенции этого органа, при отсутствии кворума и т.д.), суд должен исходить из того, что такое решение не имеет юридической силы (в целом или в соответствующей части) независимо от того, было оно оспорено кем-либо из участников общества или нет, и разрешить спор, руководствуясь нормами закона.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 24 Постановления от 09.12.1999 Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 90, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания участников общества, однако судом установлено, что данное решение принято с существенными нарушениями закона или иных правовых актов (с нарушением компетенции этого органа, при отсутствии кворума и т.д.), суд должен исходить из того, что такое решение не имеет юридической силы (в целом или в соответствующей части) независимо от того, было оно оспорено кем-либо из участников общества или нет, и разрешить спор, руководствуясь нормами закона.

Читайте так же:  Судебная практика по делам о незаконной миграции

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 90, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.1999 N 14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания участников общества, однако судом установлено, что данное решение принято с существенными нарушениями закона или иных правовых актов (с нарушением компетенции этого органа, при отсутствии кворума и т.д.), суд должен исходить из того, что такое решение не имеет юридической силы (в целом или в соответствующей части) независимо от того, было оно оспорено кем-либо из участников общества или нет, и разрешить спор, руководствуясь нормами закона. Нарушение порядка созыва и проведения общего собрания участников относится к существенным нарушениям.

Из разъяснений, данных в пункте 24 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 90, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 от 09.12.1999 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» следует, что в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания участников общества, однако судом установлено, что данное решение принято с существенными нарушениями закона или иных правовых актов (с нарушением компетенции этого органа, при отсутствии кворума и т.д.), суд должен исходить из того, что такое решение не имеет юридической силы (в целом или в соответствующей части) независимо от того, было оно оспорено кем-либо из участников общества или нет, и разрешить спор, руководствуясь нормами закона.

В соответствии с п. 24 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ N 90 и Пленума ВАС РФ N 14 от 09.12.1999 года «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания участников общества, однако судом установлено, что данное решение принято с существенными нарушениями закона или иных правовых актов (с нарушением компетенции этого органа, при отсутствии кворума и т.д.), суд должен исходить из того, что такое решение не имеет юридической силы (в целом или в соответствующей части) независимо от того, было оно оспорено кем-либо из участников общества или нет, и разрешить спор, руководствуясь нормами закона.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 90, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 14 от 09.12.1999 г. «О некоторых вопросах применения федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», которые, исходя из аналогии права, подлежат применению и к спорным правоотношениям, в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания участников общества, однако судом установлено, что данное решение принято с существенными нарушениями закона или иных правовых актов (с нарушением компетенции этого органа, при отсутствии кворума и т.д.), суд должен исходить из того, что такое решение не имеет юридической силы (в целом или в соответствующей части), независимо от того, было оно оспорено кем-либо из участников общества или нет, и разрешить спор, руководствуясь нормами закона.

Пунктом 24 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 09 декабря 1999 года N 90/14 разъяснено, что когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания общества и/или заседание совета директоров общества, однако судом установлено, что данное решение принято с существенными нарушениями закона или иных правовых актов суд должен исходить из того, что такое решение не имеет юридической силы (в целом или в соответствующей части) независимо от того, было оно оспорено кем-либо из участников общества или нет, и разрешить спор, руководствуясь нормами закона.

Пленум Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в пункте 24 Постановления от 09 декабря 1999 г. N 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» разъяснили, что в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания участников общества, однако, судом установлено, что данное решение принято с существенными нарушениями закона или иных правовых актов (с нарушением компетенции этого органа, при отсутствии кворума и т.д.), суд должен исходить из того, что такое решение не имеет юридической силы (в целом или в соответствующей части) независимо от того, было оно оспорено кем-либо из участников общества или нет, и разрешить спор, руководствуясь нормами закона.

1.3. Кроме случаев, установленных ст. 181.5 ГК РФ, к ничтожным относятся решения, ограничивающие права участников ООО присутствовать на общем собрании, принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня и голосовать при принятии решений

По смыслу абзаца второго пункта 1 статьи 181.3, статьи 181.5 ГК РФ решение собрания, нарушающее требования ГК РФ или иного закона, по общему правилу является оспоримым, если из закона прямо не следует, что решение ничтожно.

В силу прямого указания закона помимо случаев, установленных статьей 181.5 ГК РФ, к ничтожным решениям собраний также относятся решения, ограничивающие права участников общества с ограниченной ответственностью присутствовать на общем собрании участников общества, принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня и голосовать при принятии решений (пункт 1 статьи 32 Федерального закона от 8 февраля 1998 года N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

В силу прямого указания закона помимо случаев, установленных статьей 181.5 Гражданского кодекса Российской Федерации, к ничтожным решениям собраний также относятся решения, ограничивающие права участников общества с ограниченной ответственностью присутствовать на общем собрании участников общества, принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня и голосовать при принятии решений (пункт 1 статьи 32 Закона N 14-ФЗ).

Согласно п. 1 ст. 32 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» в силу прямого указания закона помимо случаев, установленных ст. 181.5 ГК РФ, к ничтожным решениям собраний также относятся решения, ограничивающие права участников общества с ограниченной ответственностью присутствовать на общем собрании участников общества, принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня и голосовать при принятии решений.

В пункте 107 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что по смыслу абзаца второго пункта 1 статьи 181.3, статьи 181.5 ГК РФ решение собрания, нарушающее требования ГК РФ или иного закона, по общему правилу является оспоримым, если из закона прямо не следует, что решение ничтожно. В силу прямого указания закона помимо случаев, установленных статьей 181.5 ГК РФ, к ничтожным решениям собраний также относятся решения, ограничивающие права участников общества с ограниченной ответственностью присутствовать на общем собрании участников общества, принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня и голосовать при принятии решений (пункт 1 статьи 32 Закона об ООО).

В силу прямого указания закона помимо случаев, установленных статьей 181.5 ГК РФ, к ничтожным решениям собраний также относятся решения, ограничивающие права участников общества с ограниченной ответственностью присутствовать на общем собрании участников общества, принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня и голосовать при принятии решений.

1.4. Ст. 181.5 ГК РФ не устанавливает процедуры уведомления собственников жилых помещений об оспаривании решений общего собрания

Довод апелляционной жалобы о несоблюдении истцом досудебного порядка урегулирования спора, а именно процедуры уведомления собственников жилых помещений об оспаривании решений общего собрания, установленной п. 6 ст. 181.4 ГК РФ, судебная коллегия отклоняет как не состоятельный, поскольку данная процедура предусмотрена для признания недействительными оспоримых решений общих собраний собственников, положения ст. 181.5 ГК РФ, предусматривающие ничтожность решений общего собрания собственников при отсутствии кворума, такой процедуры не устанавливают.

1.5. Неуказание в исковом заявлении в качестве основания для признания недействительным решения оспариваемого собрания положений ст. 181.5 ГК РФ не лишает суд возможности применения указанной статьи по собственной инициативе

Согласно положениям статьи 181.5 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом, решение собрания ничтожно в случае, если оно принято при отсутствии необходимого кворума.

Указанные положения гражданского законодательства, с учётом установления судебными инстанциями факта проведения оспариваемого в рамках настоящего дела внеочередного общего собрания участников Общества в отсутствии предусмотренного Уставом Общества кворума также свидетельствуют о несоответствии нормам материального права выводов судебных инстанций об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований.

Неуказание в исковом заявлении в качестве основания для признания недействительным решения оспариваемого собрания положений статьи 181.5 ГК РФ не свидетельствует о невозможности применения данных положений судом по собственной инициативе.

По мнению судебной коллегии, в данном случае установление ничтожности собрания возможно по аналогии с ничтожностью сделок и при отсутствии соответствующего требования заявителя.

1.6. Законодательством не предусмотрено распространение требований п. 6 ст. 181.4 ГК РФ на случаи оспаривания решения собрания по основаниям ст. 181.5 ГК РФ

Из конструкции и правового содержания норм главы 9.1 ГК РФ «Решения собраний» обязательное уведомление участников соответствующего гражданско-правового сообщества о намерении обращения в суд в соответствии со статьей 181.4 ГК РФ предусмотрено только при подаче иска о признании решения собрания недействительным по основаниям его оспоримости. При этом ГК РФ не содержит нормы, позволяющей распространить требования п. 6 ст. 181.4 ГК РФ на случаи оспаривания решения собрания по основаниям ст. 181.5 ГК РФ.

Из содержания норм главы 9.1 Гражданского кодекса Российской Федерации «Решения собраний» обязательное уведомление участников соответствующего гражданско-правового сообщества о намерении обращения в суд в соответствии со статьей 181.4 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено только при подаче иска о признании решения собрания недействительным по основаниям его оспоримости. При этом Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит нормы, позволяющей распространить требования п. 6 ст. 181.4 Гражданского кодекса Российской Федерации на случаи оспаривания решения собрания по основаниям ст. 181.5 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Из содержания норм главы 9.1 Гражданского кодекса Российской Федерации «Решения собраний» обязательное уведомление участников соответствующего гражданско-правового сообщества о намерении обращения в суд в соответствии со статьей 181.4 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено только при подаче иска о признании решения собрания недействительным по основаниям его оспоримости. При этом Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит нормы, позволяющей распространить требования п. 6 ст. 181.4 Гражданского кодекса Российской Федерации на случаи оспаривания решения собрания по основаниям ст. 181.5 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно главе 9.1 ГК РФ обязательное уведомление участников соответствующего гражданско-правового сообщества о намерении обратиться в суд в соответствии с п. 6 ст. 181.4 ГК РФ предусмотрено только при подаче иска о признании решения собрания недействительным по основаниям его оспоримости. При этом ГК РФ не содержит нормы, позволяющей распространить требования п. 6 ст. 181.4 ГК РФ на случаи оспаривания решения по основаниям ст. 181.5 ГК РФ (ничтожные собрания).

Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит нормы, позволяющей распространить требования пункта 6 статьи 181.4 ГК РФ на случаи оспаривания решения собрания по основаниям статьи 181.5 ГК РФ.

Доводы о недействительности доверенностей на представление интересов собственников на общих собраниях собственников и членов ЖСК, заверенных самим кооперативом, при том, что один представитель голосовал от лица двух и более собственников или членов кооператива, не может быть приняты во внимание, поскольку законодательство (пункт 1 статьи 185 ГК РФ, действующей на момент проведения обжалуемых собраний) не содержит запретов на удостоверение доверенностей на совершение сделок, не требующих нотариальной формы, Жилищно-строительным кооперативом.

Гражданский кодекс РФ не содержит нормы, позволяющей распространить требования п. 6 ст. 181.4 ГК РФ на случаи оспаривания решения собрания по основаниям ст. 181.5 ГК РФ.

Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит нормы, позволяющей распространить требования пункта 6 статьи 181.4 Гражданского кодекса Российской Федерации на случаи оспаривания решения собрания по основаниям статьи 181.5 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Из конструкции и правового содержания норм главы 9.1 ГК РФ «Решения собраний» обязательное уведомление участников соответствующего гражданско-правового сообщества о намерении обращения в суд в соответствии со статьей 181.4 ГК РФ предусмотрено только при подаче иска о признании решения собрания недействительным по основаниям его оспоримости. При этом ГК РФ не содержит нормы, позволяющей распространить требования п. 6 ст. 181.4 ГК РФ на случаи оспаривания решения собрания по основаниям ст. 181.5 ГК РФ.

Из содержания иска следует, что истец оспаривает решение общего собрания по основанию его ничтожности вследствие отсутствия необходимого кворума.

Вместе с тем из конструкции и правового содержания норм главы 9.1 «Решения собраний» ГК РФ обязательное уведомление участников соответствующего гражданско-правового сообщества о намерении обращения в суд в соответствии со статьей 181.4 ГК РФ предусмотрено только при подаче иска о признании решения собрания недействительным по основаниям его оспоримости.

При этом ГК РФ не содержит нормы, позволяющей распространить требования пункта 6 статьи 181.4 ГК РФ на случаи оспаривания решения собрания по основаниям статьи 181.5 ГК РФ.

Из конструкции и правового содержания норм главы 9.1 «Решения собраний» ГК РФ обязательное уведомление участников соответствующего гражданско-правового сообщества о намерении обращения в суд в соответствии со статьей 181.4 ГК РФ предусмотрено только при подаче иска о признании решения собрания недействительным по основаниям его оспоримости.

При этом ГК РФ не содержит нормы, позволяющей распространить требования пункта 6 статьи 181.4 ГК РФ на случаи оспаривания решения собрания по основаниям статьи 181.5 ГК РФ.

1.7. Отсутствие извещения о проведении собрания не свидетельствует о ничтожности принятых на нем решений

Согласно пункту 107 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Пленум ВС РФ N 25) по смыслу абзаца второго пункта 1 статьи 181.3, статьи 181.5 Гражданского кодекса Российской Федерации решение собрания, нарушающее требования ГК РФ или иного закона, по общему правилу является оспоримым, если из закона прямо не следует, что решение ничтожно.

Статьей 181.5 ГК РФ предусмотрен исчерпывающий перечень оснований признания ничтожными решений собраний участников.

Отсутствие извещения о проведении собрания не свидетельствует о ничтожности решений собрания участников.

1.8. Возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожном решении собрания, оценивается судом вне зависимости от истечения срока исковой давности, установленного для признания решения недействительным

Согласно пункту 1 статьи 181.4 ГК РФ решение собрания недействительно по основаниям, установленным ГК РФ или иными законами, в силу признания его таковым судом (оспоримое решение) либо независимо от такого признания (ничтожное решение). Допускается возможность предъявления самостоятельных исков о признании недействительным ничтожного решения собрания; споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого лица, имеющего охраняемый законом интерес в таком признании.

Возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожном решении, оценивается судом по существу независимо от истечения срока исковой давности для признания этого решения недействительным.

Исходя из разъяснений, изложенных в пункте 106 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожном решении, оценивается судом по существу независимо от истечения срока исковой давности для признания этого решения недействительным.

Читайте так же:  Постановление пленума 28 экспертиза

Возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожном решении, оценивается судом по существу независимо от истечения срока исковой давности для признания этого решения недействительным.

Возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожном решении, оценивается судом по существу независимо от истечения срока исковой давности для признания этого решения недействительным.

Возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожном решении, оценивается судом по существу независимо от истечения срока исковой давности для признания этого решения недействительным.

Возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожном решении, оценивается судом по существу независимо от истечения срока исковой давности для признания этого решения недействительным, однако судебная коллегия примате во внимание, что изложенные в апелляционной жалобе доводы направленные на оспаривание решений протоколов общего собрания предметом исследования суда перовой инстанции не являлись, поскольку аналогичные возражения по предъявленным к ответчику требованиям им не высказывались, в связи с чем не могут быть предметом исследования в суде апелляционной инстанции.

Возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожном решении, оценивается судом по существу независимо от истечения срока исковой давности для признания этого решения недействительным.

Возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожном решении, оценивается судом по существу независимо от истечения срока исковой давности для признания этого решения недействительным.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 106 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожном решении, оценивается судом по существу независимо от истечения срока исковой давности для признания этого решения недействительным.

Возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожном решении, оценивается судом по существу независимо от истечения срока исковой давности для признания этого решения недействительным.

1.9. Суд по собственной инициативе выносит на обсуждение вопрос о неприменении решения собрания в силу его ничтожности

По смыслу статей 56 ГПК РФ, 65 АПК РФ суд по собственной инициативе выносит на обсуждение сторон вопрос о неприменении решения собрания в силу его ничтожности.

По смыслу статей 56 ГПК РФ, 65 АПК РФ суд по собственной инициативе выносит на обсуждение сторон вопрос о неприменении решения собрания в силу его ничтожности.

По смыслу статей 56 ГПК РФ, 65 АПК РФ суд по собственной инициативе выносит на обсуждение сторон вопрос о неприменении решения собрания в силу его ничтожности.

По смыслу статей 56 ГПК РФ, 65 АПК РФ суд по собственной инициативе выносит на обсуждение сторон вопрос о неприменении решения собрания в силу его ничтожности (пункт 106).

По смыслу статей 56 ГПК РФ, 65 АПК РФ суд по собственной инициативе выносит на обсуждение сторон вопрос о неприменении решения собрания в силу его ничтожности.

По смыслу ст. 56 ГПК РФ, 65 АПК РФ суд по собственной инициативе выносит на обсуждение сторон вопрос о неприменении решения собрания в силу его ничтожности.

По смыслу статей 56 ГПК РФ, 65 АПК РФ суд по собственной инициативе выносит на обсуждение сторон вопрос о неприменении решения собрания в силу его ничтожности.

1.10. Законодательством установлен судебный порядок признания решения собрания недействительным независимо от оснований (ничтожность или оспоримость)

Исходя из [п. 1 ст. 181.3, пп. 1 п. 1 ст. 181.4, пп. 2 ст. 181.5 ГК РФ], следует, что законодатель установил судебную процедуру признания решения собрания недействительным, независимо от оснований признания решения недействительным (оспоримое решение или ничтожное решение).

2. Решения, принятые в отсутствие необходимого кворума

2.1. Все решения, которые приняты на собрании, проведенном в отсутствие кворума, являются ничтожными

Согласно разъяснениям, изложенным в постановлении Пленума Верховного Суда Украины N 13 от 24.10.2008 «О практике рассмотрения судами корпоративных споров» (пункт 18) безусловным основанием для признания недействительными решений общего собрания в связи с прямым указанием закона являются: принятие общим собранием решения при отсутствии кворума для проведения общего собрания или принятия решения

В соответствии с п. 2 ст. 181.5 Гражданского кодекса РФ, если иное не предусмотрено законом, решение собрания ничтожно в случае, если оно принято при отсутствии необходимого кворума.

Проведение собрания в отсутствие кворума является безусловным основанием для признания принятых на нем решений недействительными и не имеющими юридической силы, в связи с чем доводы апелляционной жалобы об отсутствии иных нарушений при проведении собрания не имеют правового значения для дела.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. 36, 161, 44, 45, 46, 47, 48 ЖК РФ, ст. 181.1, 181.2, 181.3, 181.4, 196 ГК РФ, ст. 56, 57 ГПК РФ, исходил из того, что в голосовании приняли участие собственники помещений жилого дома общей площадью не более 2 075 кв.м. (что менее 50% от общего числа собственников) при необходимом кворуме 2 224,65 кв.м., следовательно, кворума не имелось и решение, принятое на нем является недействительными и незаконными.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 181.5 ГК РФ проведение собрания в отсутствие кворума является безусловным основанием для признания принятых на нем решений недействительными и не имеющими юридической силы, допущенные нарушения при проведении общего собрания в отсутствие необходимого кворума, являются существенными и неустранимыми, поскольку затрагивают законные интересы истцов, как собственников помещений в многоквартирном жилом доме, истцы лишены возможности самостоятельно устанавливать и реализовывать свои жилищные права, что противоречит основным началам жилищного законодательства, установленным частью 2 статьи 1 ЖК РФ.

В соответствии с пунктом 2 статьи 181.5 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом, решение собрания ничтожно в случае, если оно принято при отсутствии необходимого кворума.

Проведение собрания в отсутствие кворума является безусловным основанием для признания принятых на нем решений недействительными и не имеющими юридической силы.

В соответствии с п. 2 ст. 181.5 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом, решение собрания ничтожно в случае, если оно принято при отсутствии необходимого кворума.

Таким образом, проведение собрания в отсутствие кворума является безусловным основанием для признания принятых на нем решений недействительными и не имеющими юридической силы.

Оценив в совокупности представленные сторонами доказательства, установив, что инициатор общих собраний Е.Л.М. не является собственником помещений в домах, в связи с чем не имела полномочий и права инициировать общее собрание собственников помещений, на собрании принято решение, отсутствующее в повестке дня, собрания проведены в отсутствие кворума, суд пришел к выводу, что решения общего собрания членов ТСЖ, проведенного в форме заочного голосования, оформленные протоколом от ДД.ММ.ГГГГ, являются незаконными, поскольку проведение собрания в отсутствие кворума является безусловным основанием для признания принятых на нем решений недействительными и не имеющими юридической силы.

Как предусмотрено п. 2 ст. 181.5 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом, решение собрания ничтожно в случае, если оно принято при отсутствии необходимого кворума.

Проведение собрания в отсутствие кворума является безусловным основанием для признания принятых на нем решений недействительными и не имеющими юридической силы.

В протоколе от 14.05.2015 года разрешен вопрос о начислении оплаты старшему дома, который не включен в повестку собрания и, согласно показаниям свидетелей, на собрании не обсуждался, что в силу положения п. 1 ст. 181.5 Гражданского кодекса РФ является основанием для признания протокола ничтожным.

Суд обоснованно указал на то, что обсуждение вопросов, а также их последующие оформление в протоколах собрания 14.05.2015 года и 20.09.2015 года нельзя считать собранием в форме совместного присутствия собственников помещений многоквартирного дома, предшествующее заочному голосованию.

В соответствии с п. 2 ст. 181.5 Гражданского кодекса РФ, если иное не предусмотрено законом, решение собрания ничтожно в случае, если оно принято при отсутствии необходимого кворума.

Проведение собрания в отсутствие кворума является безусловным основанием для признания принятых на нем решений недействительными и не имеющими юридической силы.

Следовательно, все принятые таким собранием решения, которые влекут и изменение последующего начисления оплаты, являются недействительными.

Оспариваемые протоколы общего собрания от 14.05.2015 года и от 20.09.2015 года нарушают права истцов на непосредственное участие в управлении многоквартирным домом, на исполнение законно возложенных на них обязанностей.

Проведение собрания в отсутствие кворума является безусловным основанием для признания принятых на нем решений недействительными и не имеющими юридической силы.

В соответствии со ст. 181.5 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом, решение собрания ничтожно в случае, если оно принято при отсутствии необходимого кворума.

Наличие кворума имеет принципиальное значение для решения вопроса о правомочности и законности принятых собранием решений, а следовательно, проведение собрания в отсутствие кворума является безусловным основанием для признания принятых на нем решений недействительными и не имеющими юридической силы. Тогда как при таких обстоятельствах правомочность общего собрания и законность принятых на нем решений не подтверждается и, напротив, указывает на наличие правовых оснований для признания решения общего собрания недействительным.

2.2. Отсутствие необходимого кворума влечет ничтожность решения собрания, независимо от того, мог ли истец повлиять на результаты голосования, есть ли иные существенные либо несущественные нарушения при проведении собрания

Отсутствие необходимого кворума влечет ничтожность собрания, независимо от того, мог ли истец повлиять на результаты голосования, допущены ли иные существенные либо несущественные нарушения при проведении собрания.

По смыслу ст. 181.5 ГК РФ отсутствие необходимого кворума влечет ничтожность собрания, независимо от того, мог ли истец повлиять на результаты голосования, допущены ли иные существенные либо несущественные нарушения при проведении собрания.

По смыслу ст. 181.5 ГК РФ отсутствие необходимого кворума влечет ничтожность собрания независимо от того, мог ли истец повлиять на результаты голосования, допущены ли иные существенные либо несущественные нарушения при проведении собрания.

2.3. Гражданским законодательством не сформулировано юридическое определение понятия «кворум»

Признавая ничтожным решение собрания кредиторов должника от 28.05.2015 по вопросу о выборе саморегулируемой организации, из членов которой арбитражный суд утверждает арбитражного управляющего, суд апелляционной инстанции сослался на положения п. 2 ст. 181.5 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому если иное не предусмотрено законом, решение собрания ничтожно в случае, если оно принято при отсутствии необходимого кворума.

Однако ни в Гражданском кодексе Российской Федерации, ни в Законе о банкротстве законодатель не сформулировал юридического определения понятия «кворум».

2.4. Для подтверждения действительности принятых на собрании решений у гражданско-правового сообщества должны иметься документы, подтверждающие наличие кворума

Для подтверждения действительности решения, принятого на собрании, у гражданско-правового сообщества, в том числе собственников помещений в многоквартирном доме, для участников которого решения собрания являются обязательными, должны иметься документы, подтверждающие наличие кворума на собрании.

Поскольку ответчик являлся инициаторам проведения оспариваемого собрания, то в силу положений ст. 56 ГПК РФ именно на нем лежала обязанность по предоставлению доказательств соблюдения кворума при проведении собрания.

В силу указанной нормы [пункта 2 статьи 181.5 ГК РФ] для подтверждения действительности решения, принятого на собрании, у гражданско-правового сообщества, в том числе собственников помещений в многоквартирном доме, для участников которого решения собрания являются обязательными, должны иметься документы, подтверждающие наличие кворума на собрании.

При этом, поскольку ответчик являлся инициатором проведения оспариваемого собрания, в силу положений ст. 56 ГПК РФ именно на нем лежала обязанность по представлению доказательств соблюдения кворума при проведении собрания.

Однако таких доказательств ответчиком представлено не было, в связи с чем суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о недействительности оспариваемых решений собрания в силу их ничтожности.

Для подтверждения действительности решения, принятого на собрании, у гражданско-правового сообщества, в том числе собственников помещений в многоквартирном доме, для участников которого решения собрания являются обязательными, должны иметься документы, подтверждающие наличие кворума на собрании.

В силу указанной нормы [пункта 2 статьи 181.5 ГК РФ] для подтверждения действительности решения, принятого на собрании, у гражданско-правового сообщества, в том числе, собственников помещений в многоквартирном доме, для участников которого решения собрания являются обязательными, должны иметься документы, подтверждающие наличие кворума на собрании.

В силу указанной нормы [пункта 2 статьи 181.5 ГК РФ] для подтверждения действительности решения, принятого на собрании, у гражданско-правового сообщества, в том числе, собственников помещений в многоквартирном доме, для участников которого решения собрания являются обязательными, должны иметься документы, подтверждающие наличие кворума на собрании.

В силу указанной нормы [пункта 2 статьи 181.5 ГК РФ] для подтверждения действительности решения, принятого на собрании, у гражданско-правового сообщества, в том числе собственников помещений в многоквартирном доме, для участников которого решения собрания являются обязательными, должны иметься документы, подтверждающие наличие кворума на собрании.

При этом, поскольку ответчик являлся инициаторам проведения оспариваемого собрания, в силу положений ст. 56 ГПК РФ, именно на нем лежала обязанность по предоставлению доказательств соблюдения кворума при проведении собрания.

Однако таких доказательств ответчиком представлено не было, в связи с чем суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о недействительности оспариваемых решений собрания в силу их ничтожности.

2.5. Документы, подтверждающие наличие кворума на собрании, должны храниться не менее того времени, в течение которого действует принятое на собрании решение или в течение которого могут применяться последствия его принятия

Для подтверждения действительности решения, принятого на собрании, у гражданско-правового сообщества, для участников которого решения собрания являются обязательными, должны иметься документы, подтверждающие наличие кворума на собрании.

Следовательно, такие документы должны храниться в гражданско-правовом сообществе не менее того времени, в течение которого действует принятое на собрании решение или в течение которого могут применяться последствия принятия такого решения.

В силу п. 2 ст. 181.5 ГК РФ для подтверждения действительности решения, принятого на собрании, у гражданско-правового сообщества, для участников которого решения собрания являются обязательными, должны иметься документы, подтверждающие наличие кворума на собрании.

Следовательно, такие документы должны храниться в гражданско-правовом сообществе не менее того времени, в течение которого действует принятое на собрании решение или в течение которого могут применяться последствия принятия такого решения.

В связи с этим ссылка представителя ответчика на необходимость утилизации бюллетеней в связи с большим объемом документации является ошибочной, поскольку уничтожение документов, подтверждающих наличие кворума на собрание, которое может быть оспорено, возможно только после того, как принятое на собрании решение перестает быть подлежащим применению в гражданско-правовом сообществе. Следовательно, решения собственников должны храниться столько же, сколько хранятся протоколы общих собраний.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

В «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.

Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.

Материал приводится по состоянию на 1 июля 2017 г.

См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

При подготовке «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.