Страховка гражданско-правовой ответственности

Виды страхования гражданско-правовой ответственности

Страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Этот вид страхования получил самое широкое распространение почти во всех цивилизованных странах и является обязательным, так как эта форма страхования полностью обеспечивает возмещение вреда потерпевшим. В нашей стране такое страхование проводилось в добровольном порядке (за исключением осуществления грузовых перевозок за границу по внешнеторговым связям) и объектом его выступила ответственность страхователя по закону перед третьими лицами, которым может быть причинен ущерб (вред) в силу несчастного случая или профессиональной ошибки (без злонамеренного умысла или нарушения правил дорожного движения).

Страхование гражданской ответственности владельцев средств транспорта призвано обеспечить страховую выплату пострадавшему (физическому или юридическому лицу) в размере денежной суммы, которая должна быть взыскана с владельца средства транспорта по гражданскому иску в пользу пострадавшего (или его правопреемника) в случае увечья, гибели или повреждения его имущества (автомашины) в результате несчастного случая, происшедшего по вине страхователя.

Таким образом, при данном виде страхования заранее определены только страховщик (страховая организация) и страхователь (владелец средства транспорта), которые, вступая во взаимоотношения, создают за счет платежей (страховых взносов) страхователя специальный страховой фонд для расчетов с потерпевшими. Но при этом заранее не могут быть установлены ни страховая сумма, на застрахованное лицо или имущество. Все выявляется лишь при наступлении страхового случая, причем размер ущерба определяется исходя из фактической величины причиненного вреда по согласованию сторон (страховщика и потерпевшего) или в соответствии с решением суда.

В 2003г. вступил в силу Федеральный закон от 24 декабря 2002г. № 176-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», основные положения которого заключаются в следующем.

Страхование рисков, связанных с эксплуатацией транспортных средств, объединяет многообразие видов страхования, связанных с имущественными интересами владельца или пользователя транспортным средствам при его эксплуатации. Объективной юридической основой возникновения страхового интереса являются права владения или пользования транспортным средством и возникновение обязательств перед третьими лицами или причинении вреда их имущественным интересам, связанным с жизнью, здоровьем и имуществом. Основными видами автотранспортного страхования являются:

— страхование средств транспорта;

— страхование ответственности владельцев транспортных средств;

-страхование от несчастных случаев владельцев и пассажиров транспортного средства.

Наиболее распространенными видами автотранспортного страхования являются страхование транспортного средства, защищающие интересы владельца, связанные с самим транспортным средством, и страхование ответственности автовладельца, защищающие интересы пользователя, связанные с возможным предъявлением претензий со стороны потерпевших. Страхование гражданской ответственности автовладельцев (или пользователей транспортного средства) проводится в обязательной форме в большинстве стран мира, создавая источники выплат потерпевшим, которые не зависят от финансового положения причинителей вреда и осуществляются страховыми компаниями. Одновременно, устанавливая обязательность такого страхования, государство снижает степень влияния социальных рисков, обеспечивая гарантии материальной компенсации, связанной с жизнью и здоровьем потерпевших, в том числе и во внесудебном порядке.

В условиях страхового рынка РФ все виды рисков, связанных с эксплуатацией транспортного средства, могут быть застрахованы по договорам страхования в добровольной форме. Россия оставалась одной из немногих европейских стран, в которой страхование гражданской ответственности проводилось в добровольной форме.

Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» вступил в силу 1 июля 2003г.

Основными принципами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев ТС, согласно закону, являются:

1. гарантия возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, в пределах, установленных Федеральным законом;

2. всеобщность и обязательность страхования ТС;

3. недопустимость использования на территории РФ транспортных средств, владельцы которых не исполнили установленную Федеральным законом обязанность по страхованию своей гражданской ответственности;

Особенности регулирования валютного рынка на современном этапе
С 2003 году Национальный банк проводит последовательную курсовую политику. Установление официального курса осуществлялось с помощью рыночных механизмов. В условиях отсутствия значительных золотовалютных резервов, сохраняющегося недоверия к национальной денежной единице и установления фиксированно .

Сущность облигаций, их виды и отличия от других ценных бумаг
Виды ценных бумаг в мире чрезвычайно разнообразны, однако их принято подразделять на группы по тому или ному признаку. Ценные бумаги классифицируются по эмитентам, времени обращения, способу выплаты дохода, экономической природе, уровню риска, территориям и т.д. по эмитентам: частные, государстве .

Применение трендовой модели оценки риска при кредитовании юридических лиц
Прогнозирование с помощью трендов считается одним из простейших методов статистического прогнозирования. Методика построения трендовых моделей представляет собой сочетание качественного экономического анализа и формальных математико-статистических процедур. Последние включают в себя выбор класса ф .

Страхование гражданско-правовой ответственности

Вопрос о понятии гражданско-правовой ответственности многие годы является спорным в юридической науке. В гражданском праве многие понятия употребляются в самых различных целях, что предопределяет и смысл соответствующего понятия. Этим, прежде всего, объясняется множественность точек зрения относительно сущности понятия «гражданско-правовая ответственность».

Например, В.П. Грибанов определяет гражданско-правовую ответственность, как одну из форм государственного принуждения, связанную с применением санкций имущественного характера, направленных на восстановление нарушенных прав и стимулирование нормальных экономических отношений юридически равноправных участников гражданского оборота.

Б.И. Пугинский отмечает, что, «хотя ответственность может быть реализована в бесспорном (неисковом) порядке и даже добровольно возложена на себя должником путем уплаты суммы неустойки или убытков потерпевшей стороне, это не меняет ее государственно-принудительного характера».

Однако, как правильно отмечает О.С. Иоффе, не всякая санкция есть мера юридической ответственности. Ответственность — это санкция за правонарушение, но санкция не всегда означает ответственность. Когда, например, имущество изымается из чужого незаконного владения в принудительном порядке, утверждает О.С. Иоффе, налицо санкция как следствие правонарушения. Ответственность же — это не просто санкция за правонарушение, а такая санкция, которая влечет определенные лишения имущественного или личного характера.

Н.Д. Егоров также рассматривает гражданско-правовую ответственность как санкцию, применяемую к правонарушителю в виде возложения на него дополнительной гражданско-правовой обязанности или лишения принадлежащего ему гражданского права. Он же отмечает в качестве недостатка определения понятия гражданско-правовой ответственности как государственного принуждения то, что такое определение «оставляет за чертой гражданско-правовой ответственности добровольное возмещение должником убытков кредитору или уплаты неустойки, если они произведены не под угрозой принуждения, а в силу внутренней убежденности должника в необходимости возмещения убытков, уплаты неустойки и т.п.

Наряду с чрезвычайно широким подходом к понятию гражданско-правовой ответственности в юридической литературе встречаются и определения этого понятия в тесном смысле.

Например, М.И. Брагинский отмечает, что «ответственностью за нарушение обязательства называют установленные законом меры имущественного воздействия на должника, нарушившего обязательство. Существуют две формы ответственности за нарушение обязательства. во-первых, возмещение причиненных убытков и, во вторых, уплата неустойки».

На мой взгляд, наиболее правильным является определение О.С. Иоффе, которое оптимальным образом отражает сущность раскрываемого понятия: «Гражданско-правовая ответственность есть санкция за правонарушение, вызывающая для нарушителя отрицательные последствия в виде лишения субъективных гражданских прав либо возложения новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей».

Можно выделить некоторые специфические черты (особенности) гражданско-правовой ответственности, позволяющие отграничить ее от иных видов юридической ответственности и подчеркивающие ее гражданско-правовой характер.

Во-первых, это имущественный характер гражданско-правовой ответственности. Применение гражданско-правовой ответственности всегда связано с возмещением убытков, взысканием причиненного ущерба, уплатой неустоек. Даже в тех случаях, когда допущенное правонарушение затрагивает личные неимущественные права или причиняет потерпевшему лицу физические или нравственные страдания (моральный вред), применение гражданско-правовой ответственности будет означать присуждение потерпевшему лицу соответствующей денежной компенсации в форме возмещения убытков, морального вреда или взыскания причиненного ущерба.

Во-вторых, ответственность по гражданскому праву представляет собой ответственность одного участника гражданско-правовых отношений перед другим, ответственность правонарушителя перед потерпевшим. Это связано с тем, что гражданское право регулирует отношения, складывающиеся между равноправными и независимыми (автономными) субъектами. В имущественном обороте нарушение обязанностей одним участником всегда влечет за собой нарушение права другого участника. Поэтому имущественная санкция, применяемая за допущенное нарушение, всегда имеет своей целью восстановление или компенсацию нарушенного права потерпевшего.

В-третьих, одна из основных особенностей гражданско-правовой ответственности состоит в соответствии размера ответственности размеру причиненного вреда или убытков. Можно говорить о пределах гражданско-правовой ответственности, которые предопределяются ее компенсационным характером и вследствие этого необходимостью эквивалентного возмещения потерпевшему причиненного ему вреда или убытков, ибо конечная цель применения гражданско-правовой ответственности состоит в восстановлении имущественной сферы потерпевшей стороны.

В-четвертых, особенностью гражданско-правовой ответственности является применение равных по объему мер ответственности к различным участникам имущественного оборота за однотипные правонарушения. Указанная особенность продиктована необходимостью обеспечения последовательного проведения принципа равенства участников гражданско-правовых отношений (ст.1 ГК РФ).

В отдельных случаях Гражданский кодекс отходит от принципа равной ответственности участников имущественного оборота. Однако это объясняется необходимостью обеспечения защиты слабой стороны в гражданско-правовых отношениях либо более жесткими требованиями к лицу, исполняющему обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности. Так, в договорных обязательствах по контрактации сельскохозяйственной продукции производитель сельскохозяйственной продукции, в отличие от заготовителя, несет ответственность за нарушение обязательства лишь при наличии его вины (ст.538 ГК РФ). По договору проката арендатор, допустивший нарушения правил эксплуатации и содержания имущества, что послужило причиной недостатков в арендованном имуществе, возмещает арендодателю лишь стоимость ремонта и транспортировки имущества (п.2 ст.629 ГК РФ).

Анализируя проблему отличия мер имущественной ответственности от мер оперативного воздействия, нельзя не отметить возрастание роли последних в регулировании имущественного оборота. Это связано, прежде всего, с появлением в тексте Гражданского кодекса норм о встречном исполнении обязательств, представляющих беспрецедентные права субъекту встречного исполнения обязательств по применению мер оперативного воздействия к контрагенту, не предоставившему обусловленное договором исполнение обязательства.

В практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции нередко возникали дела по спорам, связанным с неисполнением или ненадлежащим исполнением различных договоров: купли-продажи, поставки, подряда и т.п., которые объединяла одна характерная черта: сторона, обязанная исполнить обязательство (должник), ссылалась на то, что кредитор, требующий исполнения, сам не исполнил свое обязательство, предусмотренное этим же договором. Действительно, как можно приступить к строительству объекта, не располагая проектно-сметной документацией? Однако в некоторых случаях, к примеру, когда поставщик исполнял обязательство по поставке товаров лишь частично, ссылаясь на то, что и покупатель оплатил товары тоже не в полном объеме, легальных оснований к освобождению его от ответственности не имелось.

Подобные проблемы теперь решаются на основе содержащихся в гражданском кодексе положений о встречном исполнении обязательства (ст.328 ГК РФ).

Права стороны, осуществляющей встречное исполнение обязательства, поставлены в зависимость от действий другой стороны по исполнению своего обязательства.

Если обязательство не исполнено (даже частично), к примеру, покупатель, обязанный уплатить цену за товар в порядке предварительной оплаты, не производит перечисления продавцу соответствующей суммы либо части суммы, сторона, на которой лежит встречное исполнение (в данном случае — продавец), имеет право по своему выбору либо приостановить исполнение своего обязательства, либо отказаться от его исполнения и потребовать возмещения убытков.

В случае же, когда обусловленное договором исполнение обязательства контрагентом предоставлено, но не в полном объеме, сторона, на которой лежит встречное исполнение, может также реализовать свое право на приостановление исполнения либо отказ от исполнения своего обязательства, но только в части, пропорциональной обязательству, не исполненному другой стороной.

Данное положение не может применяться, если законом или договором предусмотрено иное. Очевидно, что частичный отказ от исполнения договора или частичное приостановление встречного исполнения невозможны в ситуациях, когда предметом договора купли-продажи является индивидуально-определенная либо неделимая вещь или по договору должна выполняться работа (оказываться услуга), которая не может быть выполнена без обусловленного исполнения обязательств другой стороной в полном объеме. В подобных ситуациях договором может быть предусмотрено право стороны, на которой лежит встречное исполнение, приостановить исполнение обязательства либо отказаться от его исполнения в полном объеме. Могут быть также применены правила о просрочке кредитора.

Широкое применение положений о встречном исполнении обязательств в сочетании с предоставлением сторонам договорных обязательств дополнительных прав по одностороннему отказу от исполнения обязательств либо приостановлению такого исполнения свидетельствует о возрастающей роли мер оперативного воздействия в регулировании договорных обязательств.

По мнению Б.С.Антимонова, «договорная ответственность есть всегда дополнительное обязательство, содержащее в себе дополнительную обязанность должника, которых не было в содержании первичного обязательства до его нарушения».

Правовое обеспечение
Административная ответственность
Уголовная ответственность
Юридическая ответственность

Назад | | Вверх

Страхование гражданско-правовой ответственности

См.: Скловский К. О последствиях совершения руководителем сделок вопреки интересам организации // Хозяйство и право. 1998. N 5. С. 90.

См., напр.: Колотушкина О.Е. Указ. соч. С. 74 — 75; Ярков В. Защита прав акционеров по Закону «Об акционерных обществах» с помощью косвенных исков // Хозяйство и право. 1997. N 12. С. 50.

Отечественные исследователи выступают за страхование ответственности управляющих, отмечая, что действующее российское законодательство о страховании (ст. 931 ГК РФ) не препятствует распространению в России такой практики, при этом подчеркивается, что компенсация потерь с помощью страхования ответственности за причинение вреда соответствует и потребностям гражданского оборота, и потребностям компаний по компенсации ущерба . При этом в судебном процессе возникает необходимость привлекать в качестве третьего лица на стороне ответчика страховую компанию, которая будет обязана при удовлетворении иска выплатить страховое возмещение .

См.: Корпоративное право: Учебное пособие для вузов / Под ред. И.А. Еремичева. М., 2005. С. 125; Михайлов С.В. Категория интереса в российском гражданском праве. М., 2002. С. 171.

См.: Ярков В. Защита прав акционеров по Закону «Об акционерных обществах» с помощью косвенных исков. С. 50.

Казалось бы, с помощью института страхования ответственности лиц, осуществляющих управление хозяйственным обществом, можно решить проблему полного возмещения убытков, причиненных обществу. При этом «страхование ответственности членов совета директоров позволит не только повысить эффективность гражданско-правовой ответственности, но и убедить стать членами совета директоров компетентных специалистов, которые, в противном случае, опасались бы предъявления к ним крупных исков» (п. 6.1.2 гл. 3 Кодекса корпоративного поведения).

Однако здесь необходимо учитывать следующую особенность, на которую уже давно обращают внимание западные исследователи. Дело в том, что вытеснение гражданской ответственности страхованием приводит не к усилению защиты потерпевших, а, напротив, к ее ослаблению, ибо в расчете на страхование ответственности своей деятельности лицо ведет себя более беспечно, а следовательно, и более социально опасно .

См.: Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада. М., 1992. С. 40.

Таким образом, следует признать, что, несмотря на все позитивные моменты развития института страхования ответственности членов органов управления хозяйственных обществ, тем не менее его необходимо использовать с осознанием опасности, которую несет в себе подобная практика.

Признавая возможность возникновения указанных негативных последствий страхования, представляется необходимым усилить другие виды ответственности, в частности административную.

Помимо наложения гражданской ответственности, управляющие могут быть привлечены к административной ответственности. Основными видами наказания управляющих в рамках административной ответственности являются административный штраф (пп. 2 п. 1 ст. 3.2 КоАП РФ) и дисквалификация (пп. 8 п. 1 ст. 3.2 КоАП РФ).

Случаи применения административных наказаний можно разделить на две большие группы: 1)

административные правонарушения, связанные с управлением обществом; 2)

административные правонарушения, связанные с нарушением прав акционеров (участников).

К первой группе, в частности, относится преднамеренное банкротство (п. 2 ст. 14.12 КоАП

Ко второй группе относятся нарушение требований законодательства, касающихся представления и раскрытия информации на рынке ценных бумаг (ст. 15.19 КоАП РФ), воспрепятствование осуществлению инвестором прав по управлению хозяйственным обществом (ст. 15.20 КоАП РФ).

Одним из видов административных наказаний, как уже отмечалось, является дисквалификация. С помощью данного вида административного наказания от управления хозяйственным обществом отстраняются признанные виновными в совершении административного правонарушения управляющие.

Роль этого вида наказания растет не только в России, но и в других странах. Заметим, что, например, в Великобритании в последние годы парламент расширил перечень случаев, в которых суды могут объявить лицо дисквалифицированным .

См.: Петровичева Ю.В.

Если обратиться к английскому опыту, можно обнаружить, что основной целью дисквалификации директоров является их устранение от деятельности, связанной с руководством компании. Иными словами, функции института дисквалификации скорее не карательные, а превентивные: дисквалификация защищает акционеров и кредиторов различных компаний от деятельности неквалифицированных или нечестных менеджеров .

См.: Кибенко Е.Р. Указ. соч. С. 234.

Согласно п. 1 ст. 3.11 КоАП РФ дисквалификация заключается в лишении физического лица права занимать руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица, входить в совет директоров, осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, а также осуществлять управление юридическим лицом в иных случаях, предусмотренных законодательством РФ.

Некоторые исследователи полагают, что к должностным лицам управляющих организаций, выполняющих функции единоличного исполнительного органа, не может быть применена дисквалификация. В связи с этим делается вывод о необходимости расширения перечня лиц, к которым может быть применена дисквалификация, путем включения в него должностных лиц управляющих организаций . С этой точкой зрения нельзя согласиться. Дело в том, что согласно положению п. 1 ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, следовательно, для того, чтобы дисквалифицировать генерального директора или члена совета директоров управляющей организации, не требуется изменения действующего законодательства.

См.: Килина А.Ф. Дисквалификация в немецком и российском административном праве // Административная ответственность: вопросы теории и практики / Под ред. Н.Ю. Хаманевой. М., 2005. С. 151 — 153.

Нельзя признать удовлетворительными некоторые положения ст. 32.11 КоАП РФ, регулирующие исполнение постановления о дисквалификации. В частности, в абз. 1 п. 2 указанной статьи определено, что исполнение постановления о дисквалификации производится путем прекращения договора (контракта) с дисквалифицированным лицом на осуществление им деятельности по управлению юридическим лицом. Однако действующее законодательство не предусматривает заключения договора с членом совета директоров, следовательно, решение о его дисквалификации не может быть исполнено способом, предусмотренным в рассматриваемой статье КоАП РФ.

Необходимо уделить внимание и порядку дальнейшего функционирования коллегиальных органов общества после дисквалификации управляющего. Действующее акционерное законодательство содержит такое понятие, как выбывший член совета директоров (п. 2 ст. 28, п. 4 ст. 69, п. 2 ст. 79 Закона об АО). К сожалению, Закон об АО не разъясняет, что понимается под термином «выбывший член совета директоров».

Согласно абз. 5 п. 9 Обзора практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, выбывшими являются члены совета директоров, полномочия которых прекращены досрочно решением общего собрания акционеров (пп. 4 п. 1 ст. 48 Закона об АО), и умершие.

В связи с тем что рекомендации, содержащиеся в информационном письме были выработаны до принятия КоАП РФ, в котором записан такой вид административного наказания, как дисквалификация, представляется необходимым расширить перечень случаев выбытия членов совета директоров, дополнив его дисквалификацией. Можно предположить, что понятие «выбывший член органа управления» может возникнуть и в отношении коллегиального исполнительного органа.

В целях эффективного применения корпоративного законодательства необходимо закрепить в Законе об АО и Законе об ООО нормативные понятия «выбывший член совета директоров» и «выбывший член коллегиального исполнительного органа».

Уголовная ответственность управляющего считается наиболее строгим последствием его деятельности, применяемым в самых крайних случаях. Преступления, предусмотренные уголовным законодательством в отношении управляющего, можно разделить на группы, аналогичные административным правонарушениям: 1)

уголовные преступления, связанные с управлением обществом: злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ), присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ); 2)

уголовные преступления, связанные с нарушением прав акционеров (участников), например злоупотребления при эмиссии ценных бумаг (ст. 185 УК РФ), злостное уклонение от предоставления инвестору или контролирующему органу информации, определенной законодательством РФ о ценных бумагах (ст. 185.1 УК РФ); 3)

уголовные преступления, связанные с несостоятельностью хозяйственного общества (ст. ст. 195 — 197 УК РФ).

Управляющие довольно редко привлекаются к дисциплинарной ответственности. Прежде всего, это связано с тем, что многие из них не вступают в трудовые правоотношения с хозяйственным обществом. Исключение составляют только лицо, осуществляющее полномочия единоличного исполнительного органа, и члены коллегиального исполнительного органа.

Страховка гражданско-правовой ответственности

Основная функция страхования гражданско-правовой ответственности – обеспечить покрытие убытков, которые были причинены третьим лицам в результате непреднамеренных действий застрахованного лица. Это может быть ошибка, допущенная в процессе исполнения служебных обязанностей, действие, произведенное в быту, и т.д.

Этот вид страхования особенно актуален для предприятий и специалистов, занимающихся обслуживанием клиентов: бухгалтерские фирмы, предприятия общественного питания, автосервисы, гостиницы, а также юристы, адвокаты, ревизоры, архитекторы, строители, медицинские работники и т.д.

Виды возмещаемых убытков:

  • убытки, появившиеся вследствие причинения ущерба здоровью физического лица;
  • убытки, появившиеся вследствие причинения ущерба имуществу физического или юридического лица.

Существуют различные виды страхования гражданско-правовой ответственности:

  • общегражданская правовая ответственность;
  • гражданско-правовая ответственность за продукт или услугу;
  • гражданско-правовая ответственность домовладельца/съемщика;
  • гражданско-правовая ответственность владельца транспортного средства;
  • различные особые виды гражданско-правовой ответственности.

Если в результате деятельности предприятия третьему лицу причинен материальный ущерб, предприятие может понести серьезные финансовые потери, связанные с выплатами компенсаций, судебными издержками, оплатой работы привлеченных специалистов и т.д. Страхование гражданско-правовой ответственности подразумевает, что в этом случае все убытки покроет страховая компания.

Страхование гражданско-правовой ответственности по договору

Следующим видом имущественного страхования является страхование гражданской ответственности по договору. Некоторые нормы по правовому регулированию этого вида имущественного страхования сконцентрированы в ст. 932 ГК РФ. Согласно этой статье по договору страхования риска ответственности за нарушение договора может быть застрахован только риск ответственности самого страхователя. Договор страхования, не соответствующий этому требованию, ничтожен. Риск ответственности за нарушение договора считается застрахованным в пользу стороны, перед которой по условиям этого договора страхователь должен нести соответствующую ответственность, — выгодоприобретателя, даже если договор страхования заключен в пользу другого лица либо в нем не сказано, в чью пользу он заключен. Страхование риска ответственности за нарушение договора допускается в случаях, предусмотренных законом.

Примечание. Представляется, что термин «гражданская ответственность» применительно к правовым ситуациям не совсем удачен, и его следовало бы переименовать в термин «гражданско-правовая ответственность», так как «гражданская ответственность» более применима в сфере философии, социологии и других общественно-гуманитарных наук, изучающих, в частности, вопросы нравственной ответственности человека, гражданина (гражданской ответственности).

Анализируя содержание воспроизведенных норм статьи ГК, можно сделать вывод о том, что имущественное страхование ответственности по договору имеет следующие специфические черты: а) страхование риска ответственности за нарушение договора должно быть прямо предусмотрено исключительно законом; б) страхованию такого рода подлежит именно риск наступления договорной ответственности, причем самого страхователя, а не какого-либо иного лица; в) выгодоприобретателем по исследуемому договору страхования всегда выступает кредитор по основному договору, перед которым страхователь-должник обязан нести ответственность, даже если договор страхования заключен в пользу другого лица; г) страховая сумма определяется по усмотрению сторон.
Объектом страхования по исследуемому виду договора страхования выступает имущественный интерес страхователя, заключающийся в возможности возмещения убытков, возникаемых или могущих возникнуть в связи с привлечением страхователя к гражданско-правовой ответственности за нарушение договорных обязательств перед своими контрагентами-партнерами (выгодоприобретателями). Причем этот интерес взаимный, объединяющий как интересы страхователя, так и интересы его партнеров по различным гражданско-правовым (нестраховым) договорам. Как отмечает М.И. Брагинский, защита страхователем своих интересов заключается в том, что заключение такого вида страховых договоров дает ему возможность переложить бремя ответственности за нарушение договорных условий перед контрагентом на страховщика. Участник же договорных со страхователем отношений, являясь одновременно выгодоприобретателем по страховому договору с участием своего контрагента-страхователя, имеет реальную возможность удовлетворить свои требования относительно возмещения убытков, вызванных несоблюдением договорных условий, в нестраховых договорных отношениях со страхователем. Специфика исследуемого вида договора состоит именно в том, что одной из сторон этого договора всегда является страхователь, страхующий риск своей ответственности за нарушение взятых на себя договорных обязательств перед экономическими агентами-партнерами. При этом случаи установления такого рода страхования диктуются прямо законом в целях недопущения злоупотребления правами страхователя, а также в связи с необходимой (повышенной) защитой прав выгодоприобретателей в предусмотренных законом случаях.

По этому поводу С.А. Герасименко пишет, что в «нормальной» ситуации объективная невозможность для предпринимателя исполнить свои обязательства по договору может быть обусловлена имеющимися у исполнителя имущественными проблемами, возникшими по не зависящим от него причинам (утрата имущества, убытки от предпринимательских рисков и т.п.). Но риск возникновения последних является самостоятельным предметом страхования, в том числе в качестве предпринимательского риска (ст. ст. 930, 933). Предоставить же предпринимателю неограниченную возможность страховать свою ответственность за свои нарушения договора — значит снять с него обязанность исполнять договор.

Предметом страхования ответственности за нарушение договора выступает сама ответственность, к которой может быть привлечен страхователь как сторона по основному (нестраховому) договору за неисполнение (ненадлежащее исполнение) договорных обязательств.
Как известно, формами гражданско-правовой ответственности за нарушение договорных обязательств являются возмещение убытков, взыскание неустойки, взыскание процентов за незаконное пользование чужими денежными средствами, компенсация морального вреда.

К убыткам относятся расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (ст. 15 ГК РФ). В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации» необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств. Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров.

Положения о неустойке прописаны в ст. ст. 330 — 333 ГК РФ, разъяснения о ней имеются в вышеназванном совместном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ (п. 42), а также в Обзоре практики применения арбитражными судами ст. 333 Гражданского Кодекса Российской Федерации, помещенном в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 июля 1997 г. N 17.

Известно, что неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма (законная, договорная неустойки), которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков. Кредитор не вправе требовать уплаты неустойки, если должник не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства (ст. 330 ГК РФ). В зависимости от соотношения с возмещением убытков различаются зачетные, исключительные, штрафные и альтернативные неустойки (ст. 394 ГК РФ).
Имеется точка зрения, согласно которой недопустимо страхование ответственности в виде законной неустойки. Однако ст. 932 ГК РФ не содержит каких-либо ограничений в отношении страхования ответственности в виде уплаты неустойки. По обоснованному мнению А.И. Худякова, запрещение страхования такого подвида ответственности приведет к искажению назначения данного вида страхования, поскольку ухудшит возможности выгодоприобретателя по возмещению ущерба, который будет ему причинен нарушением договора. Страхование имущественного интереса по поводу выплаты неустойки не является противоправным (неправомерным) интересом. Особенность данного вида страхования именно и заключается в своей направленности на защиту лиц (выгодоприобретателей), пострадавших от нарушения договора. По его же мнению, следует предусмотреть в страховом законодательстве недопустимость страхования ответственности лишь в виде выплаты штрафной (законной, договорной) неустойки и ответственности перед государством, что будет противодействовать уходу страхователя от своей ответственности.

Гражданско-правовая ответственность в виде (форме) уплаты процентов предусмотрена ст. 395 ГК РФ, и по этому вопросу имеется совместное Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 «О практике применения положений Гражданского Кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами». Регламентация компенсации морального вреда как способа защиты нематериальных благ и личных неимущественных прав содержится в ст. ст. 150 — 152, 1099 — 1101 ГК РФ, в Законе о защите прав потребителей (в ред. Федерального закона от 9 февраля 1996 г.). Разъяснения по этому вопросу имеются в Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» и от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

По имущественному страхованию ответственности по договору страховая сумма носит условный характер, так как трудно заранее подсчитать предстоящий размер ожидаемых убытков, которые страхователь обязан будет возместить своему контрагенту по основному (нестраховому) договору в будущем. Пункт 3 ст. 947 ГК РФ наделяет стороны договора страхования гражданской ответственности (включая и страхование ответственности по договору) правом самим определять размер страховой суммы. Обычно эта сумма определяется под девизом «лимит ответственности страховщика». В то же время договором страхования ответственности точный размер страховой суммы может и не устанавливаться, но взамен этого страховщик обязуется выплатить страховое возмещение в полном объеме понесенной ответственности страхователя перед своим контрагентом. При этом размер такой ответственности может быть прямо предусмотрен или ограничен законом. Если страховая сумма определена договором в фиксированном размере, то страховое возмещение выплачивается в пределах этой суммы, несмотря на то, что реальные убытки могут превысить размер этой суммы.
В качестве страхового случая выступает сам факт привлечения недобросовестного должника к гражданско-правовой ответственности за нарушение основного (нестрахового) договора на известных условиях и по известным основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом РФ. А.И. Худяков совершенно верно отмечает, что возможны два варианта порядка производства расчетов между участниками страховых отношений: первый вариант заключается в том, что сначала страхователь производит выплаты своему контрагенту в порядке несения перед ним ответственности за нарушение договора, а затем получает от страховщика страховое возмещение, компенсирующее возмещение им убытков; второй вариант заключается в том, что страховщик напрямую выплачивает страховое возмещение контрагенту страхователя, что освобождает последнего от его ответственности перед этим контрагентом. Российской практикой используется второй вариант.

В соответствии с п. 4 ст. 931 ГК РФ, выгодоприобретатель по договору страхования договорной ответственности может обратиться непосредственно к страховщику, минуя страхователя, с требованием о возмещении вреда в пределах страховой суммы.
Кроме того, необходимо отметить, что при осуществлении страхования договорной ответственности отсутствует правовой механизм суброгации.
К разновидностям страхования ответственности по договору, предусмотренного законом, бесспорно относится страхование ответственности плательщика по договору ренты (ст. 587 ГК РФ). Обязанность плательщика ренты застраховать в пользу получателя ренты риск ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей перед рентополучателем является одним из существенных условий договора ренты (п. 2 ст. 587 ГК РФ).

Примечание. По договору ренты одна сторона (получатель ренты) передает другой стороне (плательщику ренты) в собственность имущество, а плательщик ренты обязуется в обмен на полученное имущество периодически выплачивать получателю ренту в виде определенной денежной суммы либо предоставления средств на его содержание в иной форме. Законом допускается установление обязанности выплачивать ренту бессрочно (постоянная рента) или на срок жизни получателя ренты (пожизненная рента). Пожизненная рента может быть установлена на условиях пожизненного содержания гражданина с иждивением (ст. 583 ГК РФ).

Известно, что постоянная рента выплачивается в деньгах в обусловленном договором размере бессрочно. Договором постоянной ренты может быть предусмотрена выплата ренты путем предоставления вещей, выполнения работ или оказания услуг, соответствующих по стоимости денежной сумме ренты. Если иное не предусмотрено договором постоянной ренты, размер выплачиваемой ренты увеличивается пропорционально увеличению установленного законом минимального размера оплаты труда (ст. 590 ГК РФ). Получателями постоянной ренты могут быть только граждане (не индивидуальные предприниматели), а также некоммерческие организации, если это не противоречит закону и соответствует целям их деятельности. Права получателя ренты по договору постоянной ренты могут передаваться путем уступки требования и переходить по наследству либо в порядке правопреемства при реорганизации юридических лиц, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. ст. 589, 590 ГК РФ).
Таким образом, невыполнение обязательств плательщиком постоянной ренты выражается в твердой денежной сумме, невыплаченной плательщиком ренты в течение какого-либо срока. Причем в случае выполнения своих обязательств путем предоставления рентополучателю вещей, выполнения работ или оказания услуги размер невыполненных обязательств также может быть определен в номинальной денежной сумме, предполагаемой ко взысканию с ненадлежащего рентоплательщика в пользу рентополучателя. Изложенное может учитываться и при взыскании убытков с рентополучателя ренты при досрочном расторжении договора в связи с неисполнением (ненадлежащим исполнением) договора плательщиком ренты. Страховаться могут и проценты, предполагаемые ко взысканию с рентоплательщика за просрочку выплаты ренты на основе ст. 395 ГК РФ, если иной размер процентов не установлен договором ренты (ст. 588 ГК РФ). Риск случайной гибели или случайного повреждения имущества, переданного бесплатно под выплату постоянной ренты, несет плательщик ренты (п. 1 ст. 595 ГК РФ). Следует помнить о том, что в предусмотренных законом случаях при нарушении договорных обязательств плательщиком ренты ее получатель вправе потребовать выкупа постоянной ренты (ст. 593 ГК РФ).
Размер пожизненной ренты также определяется в договоре как денежная сумма, периодически выплачиваемая получателю ренты в течение его жизни. При этом размер пожизненной ренты в расчете на месяц не может быть менее минимального размера оплаты труда, установленного законом и подлежащего увеличению в случаях, предусмотренных ст. 318 ГК РФ (ст. 597 ГК РФ). Как и в случаях действия договора постоянной ренты, получатель пожизненной ренты вправе при существенном нарушении договора плательщиком ренты потребовать от нарушителя договорной дисциплины выкупа ренты либо расторжения договора и возмещения убытков (п. 1 ст. 599 ГК РФ). Именно эти убытки и могут быть предметом имущественных страховых интересов по договору страхования ответственности в силу договора. Как и при страховании ответственности по договору постоянной ренты, страхование ответственности по договору пожизненной ренты не исключает применение действия ст. 395 ГК РФ к плательщику ренты, допустившему просрочку платежа. Проценты, выплачиваемые в рамках этой статьи, также могут входить в круг страховых интересов плательщика ренты-страхователя.

Примечание. Если под выплату пожизненной ренты квартира, жилой дом или иное имущество отчуждены бесплатно, получатель ренты вправе при существенном нарушении договора плательщиком ренты потребовать возврата этого имущества с зачетом его стоимости в счет выкупной цены ренты (п. 2 ст. 599 ГК РФ).

Более сложно определить размер предполагаемых убытков при заключении и исполнении договора страхования ответственности по договору ренты по предоставлению содержания с иждивением, так как по этому подвиду ренты предоставлением со стороны плательщика ренты зачастую выступает не денежная сумма, а натуральное обеспечение потребностей рентополучателя в жилище, питании, одежде, уходе, включая и оплату ритуальных услуг. Правда, п. 2 ст. 602 ГК РФ требует от участников такого подвида договоров ренты определять в самом договоре стоимость всего объема содержания с иждивением (При этом стоимость общего объема содержания в месяц не может быть менее двух минимальных размеров оплаты труда, установленных законом). Кроме того, договором пожизненного содержания с иждивением может быть предусмотрена возможность замены предоставления содержания с иждивением в натуре выплатой периодических платежей в деньгах (ст. 603 ГК РФ). Иными словами, при наличии определенных денежных сумм намного легче установить размер предстоящих или понесенных получателем ренты убытков. В любом случае необходимо помнить о том, что при существенном нарушении плательщиком ренты своих обязательств получатель ренты вправе потребовать возврата недвижимого имущества, переданного в обеспечение пожизненного содержания, либо выплаты ему выкупной цены п. 2 ст. 605 ГК РФ) (При этом плательщик ренты не вправе требовать компенсации расходов, понесенных в связи с содержанием получателя ренты).

Представляется, что, выясняя размер предполагаемых в будущем или уже понесенных убытков в связи с невыполнением (ненадлежащим исполнением) своих договорных обязанностей плательщиком ренты и определяя размер страхового возмещения, вызванного нарушением этих обязательств, необходимо иметь в виду, что к институту пожизненного содержания с иждивением применяются также нормы первого параграфа главы 33 ГК РФ об общих положениях о ренте, включая понятие договора ренты, форму договора, ответственность за просрочку выплаты ренты, и общие положения гл. 25 ГК РФ об ответственности за нарушение договорных обязательств. При этом особо следует исходить из принципов добросовестности и разумности, на соблюдение которых специально обращает внимание п. 3 ст. 602 ГК РФ.
Дискуссионным является вопрос об отнесении к страхованию договорной ответственности по вкладам граждан.
По мнению отдельных ученых, обязательное страхование ответственности банков по вкладам граждан относится к числу разновидностей страхования ответственности по договору.

По мнению некоторых других ученых, страхование риска невозврата вклада близко к страхованию имущества. Свой вывод они мотивируют тем, что обязанность банковских организаций возвратить вклад гражданам-вкладчикам, как и обязанность уплаты процентов по нему, нельзя назвать ответственностью. Кроме того, по их мнению, отсутствует закон, устанавливающий порядок обязательного страхования банками возврата вкладов гражданам.

По нашему мнению, разрешение спора и дача окончательного ответа на спорный вопрос зависит, в свою очередь, от ответа на вопрос о правовой природе договора банковского вклада. В юридической литературе высказывались различные точки зрения о типологии договора банковского (денежного) вклада. Часть исследователей квалифицировала его как разновидность договора займа, другая часть — как разновидность иррегулярного хранения вещей (денег). Третья группа ученых полагала, что это совокупность элементов указанных договоров. Современное определение договора банковского вклада (ст. 834 ГК РФ) не содержит какой-либо обязанности банковской организации хранить денежные средства вкладчика. Сохранившаяся в ст. 36 Закона РФ от 2 декабря 1990 г. «О банках и банковской деятельности» (в ред. Федерального закона от 3 февраля 1996 г.) ссылка на хранение денежных средств в качестве одной из целей банковского вклада имеет экономический, а не юридический характер. По договору банковского вклада денежные средства населения передаются банку в собственность последнего, а запись на депозитном счете отражает лишь размер денежного долга банка, в то время как по договору хранения поклажедатель передает имущество хранителю для хранения. Использование в договоре банковского вклада термина «депозит», известного еще со времен римского права как договор хранения» (depositum) (ст. 834 ГК РФ), является лишь данью истории и устоявшейся банковской терминологии. Денежные средства, в отличие от иного имущества, передаваемого на хранение, имеют свои существенные особенности, которые не могут подтвердить факт передачи вкладчиком денежных средств банку на хранение. Денежные средства не хранятся в банке, а используются банком в предусмотренном законом порядке, а вкладчику (по его требованию или истечению срока договора) возвращаются не те же самые деньги, а аналогичная сумма денег (плюс проценты за пользование денежными средствами по вкладу). Внесение денежных средств по вкладу банку является основанием для возникновения у вкладчика права требования (обязательственного договорного правоотношения) по поводу выполнения договорных условий о возврате аналогичной суммы внесенных денежных средств и об уплате соответствующих процентов.

Невыполнение договорных обязательств по договору вклада влечет для банка обычную гражданско-правовую ответственность, регулируемую нормами гл. 25 и конкретизируемую нормами п. 4 ст. 840 ГК РФ. Риск именно этой ответственности и застраховывается банком-страхователем в предусмотренном законом порядке. Действительно, обязанность банковских организаций возвратить вклад гражданам-вкладчикам, как и обязанность уплаты процентов по нему, нельзя назвать ответственностью, но последняя (ответственность) возникает вследствие невыполнения банком своих договорных обязательств (обязанностей). От риска наступления ответственности и осуществляется страхование (п. 2 ст. 929, п. 1 ст. 935 ГК РФ).

Анализируя правовую природу страхования вкладов, А.И. Худяков совершенно верно отмечает, что, по существу, речь идет о страховании риска неисполнения договора. Вкладчик-гражданин выступает выгодоприобретателем, а страховым случаем является факт отказа банка выдать сумму вклада по первому требованию вкладчика. Ученый задается при этом вопросом, является ли страхование риска неисполнения договора самостоятельным видом страхования или же оно относится к разновидности страхования риска ответственности за нарушение договора. По нашему мнению, риск неисполнения договора является разновидностью риска ответственности по договору, так как гражданско-правовая ответственность возникает и по поводу неисполнения (ненадлежащего) исполнения договора. В обоих случаях выгодоприобретателем является лицо (партнер страхователя по основному договору), чьи имущественные интересы были нарушены страхователем в связи с невыполнением своих договорных обязательств, включая неисполнение договора.

Таким образом, имущественные интересы, связанные с сохранностью (хранением) денежных средств, переданных банку по договору банковского вклада (наличными или в безналичном порядке), не могут быть застрахованы, как обычное имущество, а застраховываются имущественные интересы, связанные с риском ответственности банковской организации, как стороны договора, за надлежащее выполнение своих договорных обязательств. Согласно п. 1 ст. 834 ГК РФ по договору банковского вклада одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на условиях и в порядке, предусмотренных договором. Иными словами, суть основного (встречного) обязательства банка заключается в возврате денежной суммы, равной внесенной вкладчиком в банк, и в выплате предусмотренных законом и договором процентов. При невыполнении банком предусмотренных законом или договором банковского вклада обязанностей по обеспечению возврата вкладов, а также при утрате обеспечения или ухудшении его условий вкладчик вправе потребовать от банка немедленного возврата суммы вклада, уплаты на нее процентов в размере, определяемом в соответствии с п. 1 ст. 809 ГК РФ, и возмещения причиненных убытков (п. 4 ст. 840 ГК РФ).

Примечание. П.В. Сокол совершенно справедливо, на наш взгляд, замечает, что объектом страхования банковских вкладов граждан является не владение, пользование и распоряжение имуществом, как в страховании имущества, а обязанность банка возместить причиненные другим лицам убытки, вытекающие из ненадлежащего исполнения обязательств по основному договору. Именно с этим связан страховой интерес страхователя, и для этого он заключает договор. Страхование вклада осуществляется в целях реализации договорной обязанности банка по возвращению полученных денежных средств и уплаты необходимых процентов.

В ст. 38 Закона о банках и банковской деятельности прямо указано на то, что система обязательного страхования вкладов физических лиц в банках создается для обеспечения гарантий возврата привлекаемых банками средств граждан и компенсации потери дохода по вложенным средствам. Кроме того, в этой же статье отмечено, что участниками системы обязательного страхования вкладов физических лиц в банках являются организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, и банки, привлекающие средства граждан, а порядок создания, формирования и использования средств системы обязательного страхования вкладов физических лиц в банках определяется федеральным законом.
В настоящее время обязательное страхование ответственности банков по вкладам граждан регулируется Федеральным законом от 23 декабря 2003 г. «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» (в дальнейшем — Закон о страховании вкладов), который установил правовые, финансовые и организационные основы функционирования системы обязательного страхования вкладов физических лиц в банках Российской Федерации, компетенцию, порядок образования и деятельности организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов (Агентство по страхованию вкладов) (страховщик), порядок выплаты возмещения по вкладам, регулирует отношения между банками Российской Федерации (страхователи), Агентством, Центральным банком РФ и органами исполнительной власти Российской Федерации в сфере отношений по обязательному страхованию вкладов физических лиц (выгодоприобретателей) в банках.

Примечание. Правовое положение страховщика — Агентства весьма интересно. Несмотря на то, что страховщиками выступают, как уже отмечалось ранее, коммерческие организации, упомянутое Агентство относится к числу некоммерческих организаций и является государственной корпорацией, действующей без лицензии на право осуществления страховой деятельности. См.: ст. 7.1 Федерального закона от 12 января 1996 г. «О некоммерческих организациях» (с последующими изменениями и дополнениями).

Однако в силу публично-правового характера обязательного страхования вкладов законодатель отмечает, что обязательное страхование вкладов происходит на основе закона и не требует заключения договора страхования (ст. 5 Закона о страховании вкладов). Такая ситуация предусмотрена законом, и ст. 970 ГК РФ отмечает, что правила, предусмотренные главой 48 о страховании, применяются к страхованию банковских вкладов постольку, поскольку Законом об этом виде страхования не установлено иное.

Примечание. Согласно Закону о страховании вкладов не подлежат страхованию денежные средства, размещенные: 1) на банковских счетах физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, если эти счета открыты в связи с указанной деятельностью; 2) физическими лицами в банковские вклады на предъявителя, в том числе удостоверенные сберегательным сертификатом и (или) сберегательной книжкой на предъявителя; 3) во вклады в находящихся за пределами территории Российской Федерации филиалах банков Российской Федерации; а также денежные средства, переданные физическими лицами банкам в доверительное управление (ст. 5).

Однако все-таки представляется необходимым привести положение Закона о страховании вкладов относительно необязательности заключения договора при возникновении страховых отношений по вкладам граждан в соответствии с нормами ст. 936 ГК РФ и п. 4 ст. 3 Закона о страховании. Обсуждаемый вид обязательного страхования должен осуществляться, на наш взгляд, на основе договора.

Как известно, согласно названной статье ГК РФ обязательное страхование должно осуществляться путем заключения договора страхования лицом, на которое возложена обязанность такого страхования (страхователем), со страховщиком. Обязательное страхование осуществляется за счет страхователя, за исключением обязательного страхования пассажиров, которое в предусмотренных законом случаях может осуществляться за их счет. Объекты, подлежащие обязательному страхованию, риски, от которых они должны быть застрахованы, и минимальные размеры страховых сумм определяются законом, а в случае, предусмотренном п. 3 ст. 935 ГК, законом или в установленном им порядке. Пункт 4 ст. 3 Закона о страховании также предусматривает заключение договора страхования при осуществлении обязательного страхования, причем федеральный закон о конкретном виде обязательного страхования должен содержать, в частности, срок действия такого договора, объекты страхования, перечень страховых случаев, срок и порядок уплаты страховых взносов (страховой премии), порядок определения размера страховой выплаты.
В соответствии с Законом о страховании вкладов страховым случаем признается отзыв (аннулирование) у банка лицензии Банка России на осуществление банковских операций, а также введение Банком России в соответствии с законодательством Российской Федерации моратория на удовлетворение требований кредиторов банка (ст. 8).

Примечание. Агентство по страхованию вкладов в течение семи дней со дня получения из банка, в отношении которого наступил страховой случай, реестра обязательств банка перед вкладчиками направляет в этот банк, а также для опубликования в «Вестник Банка России» и печатный орган по месторасположению этого банка сообщение о месте, времени, форме и порядке приема заявлений вкладчиков о выплате возмещения по вкладам. В течение месяца со дня получения из банка реестра обязательств банка перед вкладчиками Агентство направляет также соответствующее сообщение вкладчикам банка, в отношении которого наступил страховой случай (п. 1 ст. 12 Закона о страховании вкладов).

Вкладчик (его представитель) вправе обратиться в Агентство с требованием о выплате возмещения по вкладам со дня наступления страхового случая до дня завершения конкурсного производства, а при введении Банком России моратория на удовлетворение требований кредиторов — до дня окончания действия моратория (ст. 10 Закона о страховании вкладов).
Размер возмещения по вкладам каждому вкладчику устанавливается исходя из суммы обязательств по вкладам банка, в отношении которого наступил страховой случай, перед этим вкладчиком. При исчислении суммы обязательств банка перед вкладчиком в расчет принимаются только вклады, застрахованные в соответствии со ст. 5 Закона о страховании вкладов. Возмещение по вкладам выплачивается вкладчику в размере 100 процентов суммы вкладов в банке, в отношении которого наступил страховой случай, но не более 100000 рублей. Если вкладчик имеет несколько вкладов в одном банке, суммарный размер обязательств которого по этим вкладам перед вкладчиком превышает 100000 рублей, возмещение выплачивается по каждому из вкладов пропорционально их размерам. Если страховой случай наступил в отношении нескольких банков, в которых вкладчик имеет вклады, размер страхового возмещения исчисляется в отношении каждого банка отдельно. Размер возмещения по вкладам рассчитывается исходя из размера остатка денежных средств по вкладу (вкладам) вкладчика в банке на конец дня наступления страхового случая. В случае, если обязательство банка, в отношении которого наступил страховой случай, перед вкладчиком выражено в иностранной валюте, сумма возмещения по вкладам рассчитывается в валюте Российской Федерации по курсу, установленному Банком России на день наступления страхового случая. Если банк, в отношении которого наступил страховой случай, выступал по отношению к вкладчику также в качестве кредитора, размер возмещения по вкладам определяется исходя из разницы между суммой обязательств банка перед вкладчиком и суммой встречных требований данного банка к вкладчику, возникших до дня наступления страхового случая (ст. 11 Закона о страховании вкладов).
Фонд обязательного страхования вкладов формируется за счет: 1) страховых взносов, уплачиваемых в соответствии с настоящим Федеральным законом; 2) пеней за несвоевременную и (или) неполную уплату страховых взносов; 3) денежных средств и иного имущества, которые получены от удовлетворения прав требования Агентства, приобретенных в результате выплаты им возмещения по вкладам; 4) средств федерального бюджета в случаях, предусмотренных законом; 5) доходов от размещения и (или) инвестирования временно свободных денежных средств фонда обязательного страхования вкладов; 6) первоначального имущественного взноса; 7) других доходов, не запрещенных законодательством Российской Федерации (ст. 34 Закона о страховании вкладов).
Страховые взносы едины для всех банков и подлежат уплате банком. Несвоевременная или неполная уплата страховых взносов влечет за собой уплату пени (ст. ст. 35, 37 Закона о страховании вкладов).
Статья 39 Закона о банках и банковской деятельности предоставляет банкам право создавать фонды добровольного страхования вкладов для обеспечения возврата вкладов и выплаты доходов по ним. Фонды добровольного страхования вкладов создаются как некоммерческие организации. При этом число банков — учредителей фонда добровольного страхования вкладов должно быть не менее пяти с совокупным уставным капиталом не менее 20-кратного минимального размера уставного капитала, установленного Банком России для банков на дату создания фонда. Порядок создания, управления и деятельности фондов добровольного страхования вкладов определяется их уставами и федеральными законами. Банк обязан поставить клиентов в известность о своем участии или неучастии в фондах добровольного страхования вкладов. В случае участия в фонде добровольного страхования вкладов банк информирует клиента об условиях страхования.
Представляется обоснованным предложение Т.С. Мартьяновой прекратить практику заключения договоров страхования ответственности заемщиков за непогашение банковских кредитов на основе Правил добровольного страхования риска непогашения кредитов и Правил добровольного страхования ответственности заемщиков за непогашение кредитов, утвержденных Министерством финансов СССР от 28 мая 1990 г.: интересы банков-заимодавцев могут быть защищены с помощью страхования предпринимательского риска.

Большие трудности в теории страхового права и правоприменительной практике возникают по поводу отнесения к страхованию ответственности по договору страхование ответственности перевозчика по договору перевозки за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза, страхование вещей, принятых от граждан в залог ломбардами, страхование имущества, переданного на хранение.
К примеру, М.И. Брагинский и В.В. Витрянский относят названные случаи к числу обязательного страхования договорной ответственности. Ученые ссылаются при этом на ст. 134 Воздушного Кодекса РФ, обязывающую перевозчика страховать свою ответственность перед контрагентом по договору перевозки грузов (грузоотправителем) за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза; на п. 3 ст. 358 ГК, возлагающий на ломбард обязанность страховать принимаемую в залог вещь, и на п. 4 ст. 919 ГК, возлагающий аналогичную обязанность на хранителя-ломбард.

Действительно, ст. 134 Воздушного Кодекса РФ требует от перевозчика страховать свою ответственность перед грузовладельцем или грузоотправителем за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза на страховую сумму, размер которой не должен быть менее чем два минимальных размера оплаты труда, установленных федеральным законом на момент выдачи грузовой накладной, за каждый килограмм груза. Пункт 3 ст. 358 ГК РФ возлагает на ломбард обязанность страховать в пользу залогодателя за свой счет принятые в залог вещи, причем в полной сумме их оценки, устанавливаемой в соответствии с ценами на вещи такого рода и качества, обычно устанавливаемой в торговле в момент их принятия в залог. Однако, по нашему мнению, данные отношения-обязательства в большей мере относятся к страхованию имущества, чем к страхованию договорной ответственности, если речь идет о страховании имущественных интересов в виде риска утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества (груза, заложенной вещи), нежели чем о страховании ответственности. При этом используются такие характерные для страхования имущества термины, как стоимость имущества, повреждение (утрата) имущества, страхование в полной сумме оценки вещей, хранящихся в ломбарде. В том же случае, когда в договоре имущественного страхования будут иметь место условия о страховании именно ответственности по договору воздушной перевозки или по договору залога вещей в ломбарде (ответственности за нарушение, невыполнение перевозчиком, ломбардом своих договорных обязанностей по договору перевозки, залога), можно говорить о страховании договорной ответственности. А.А. Иванов правильно отмечает, что «страхование, предусмотренное п. 1 ст. 343 и п. 4 ст. 919 ГК РФ, хоть оно и осуществляется в пользу контрагента по договору, прямо названо страхованием имущества, а не ответственности. И залогодержатель, и хранитель имеют собственный имущественный интерес в таком страховании».

Исследователи проблем страхового права относят к страхованию ответственности по договору обязательное страхование нотариусами и адвокатами своей ответственности перед клиентами. Согласно ст. 18 Основ законодательства о нотариате от 11 февраля 1993 г. (в дальнейшем — Основы о нотариате) нотариус, занимающийся частной практикой, обязан заключить договор страхования своей деятельности. Нотариус не вправе выполнять свои обязанности без заключения договора страхования. Страховая сумма при этом не может быть менее 100-кратного установленного законом размера минимальной месячной оплаты труда. Как отмечено в ст. 8 Основ о нотариате, нотариус, занимающийся частной практикой, вправе иметь контору, открывать в любом банке расчетный и другие счета, в том числе валютный, иметь имущественные и личные неимущественные права и обязанности, нанимать и увольнять работников, распоряжаться поступившим доходом, выступать в суде, арбитражном суде от своего имени и совершать другие действия в соответствии с действующим законодательством. В соответствии со ст. 16 Основ о нотариате нотариус обязан оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять им права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий, с тем чтобы юридическая неосведомленность не могла быть использована им во вред, обязан хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности (Суд может освободить нотариуса от обязанности сохранения тайны, если против нотариуса возбуждено уголовное дело в связи с совершением нотариального действия). Нотариус обязан отказать в совершении нотариального действия в случае его несоответствия российскому законодательству или международным договорам.

Нотариус, занимающийся частной практикой, умышленно разгласивший сведения о совершенном нотариальном действии или совершивший нотариальное действие, противоречащее законодательству Российской Федерации, обязан по решению суда возместить причиненный вследствие этого ущерб. В других случаях ущерб возмещается нотариусом, если он не может быть возмещен в ином порядке (ст. 17 Основ о нотариате).
Под этой фразой законодателя отдельные юристы понимают следующие два варианта возмещения ущерба, причиненного при осуществлении частной нотариальной деятельности: 1) по решению суда о возмещении причиненного ущерба, осуществляемого за счет страхового возмещения, а если этого возмещения недостаточно — за счет личного имущества нотариуса, занимающегося частной практикой; 2) возмещение ущерба не за счет страховой компании, третьих лиц, а самого нотариуса. По мнению же И.Г. Черемных, предложение «в других случаях ущерб возмещается нотариусом, если он не может быть возмещен в ином порядке» следует понимать как случаи, когда вред причиняется нотариусом неумышленно, например вследствие неправильного толкования закона, а «иной порядок» — как возмещение вреда страховой компанией.

По нашему мнению, в первом предложении ст. 17 Основ о нотариате, речь идет в большей степени о компенсации морального (неимущественного) вреда, причиненного нотариусом в результате разглашения нотариальной тайны, т.е. нарушения личных неимущественных прав или нематериальных благ гражданина или деловой репутации юридического лица, индивидуального предпринимателя (ст. ст. 150 — 151 ГК РФ). Представляется, что прав А.М. Эрделевский, утверждающий, что причиненный разглашением нотариальной тайны вред должен возмещать сам нотариус. Действительно, нотариус, занимающийся частной практикой и разгласивший нотариальную тайну, повлекшую причинение морального вреда своему клиенту, причинил (допустил), по существу, деликт (гражданско-правовое нарушение), а не нарушил условия своей договорной ответственности, вытекающей из договора возмездного оказания нотариальных услуг, регулируемого гл. 39 ГК РФ. В этом же случае вряд ли стоит говорить о страховом возмещении такого вреда в рамках договорной ответственности. Однако, если рассматривать указанное в ст. 18 Основ о нотариате страхование нотариальной деятельности шире, чем страхование ответственности нотариуса по договору, т.е. как деятельность, включающую в себя и неправомерную деликтную деятельность в виде распространения сведений, являющихся объектом нотариальной (профессиональной) тайны, то возможна выплата страхового возмещения и в этом случае.

Указание законодателя во втором предложении ст. 17 Основ о нотариате на то, что «в других случаях ущерб возмещается нотариусом, если он не может быть возмещен в ином порядке», следует воспринимать, на наш взгляд, как возможность возмещения имущественного вреда (а не морального вреда, вызванного разглашением нотариальной тайны) за невыполнение (ненадлежащее выполнение) своих договорных обязательств по оказанию услуг или по возмещению морального вреда, вызванного не разглашением нотариальной тайны, а иными противоправными деликтными действиями, повлекшими причинение морального вреда клиенту. При этом возмещение вреда (убытков) клиенту нотариуса может происходить за счет страхового возмещения страховой компанией с доплатой нотариусом суммы недовозмещенного ущерба (убытка), т.е. в порядке, предусмотренном страховым законодательством. Согласно ст. 1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (ст. 931, п. 1 ст. 935 ГК) в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба. Термин «иной порядок», упоминаемый во втором предложении ст. 17 Основ о нотариате, дает повод в контексте с первым предложением этой статьи понимать его и как несудебный (добровольный) порядок возмещения причиненного нотариусом вреда, что не совсем правильно. Во всяком случае, редакция ст. 17 Основ о нотариате (ее первых двух предложений) некорректна и нуждается в совершенствовании, уточнении, изменении.
В юридической литературе обоснованно предлагается повысить минимальный уровень страхования нотариусов, ввести коллективную ответственность нотариусов путем страхования их ответственности нотариальными палатами, в полной мере использовать положительный зарубежный опыт в сфере страхования профессиональной ответственности.

Согласно подпункту 6 п. 1 ст. 7 (Данный подпункт вступил в силу с 1 января 2007 г.) Федерального закона от 31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации» (в дальнейшем — Закон об адвокатуре) адвокат обязан осуществлять страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности, а в соответствии со ст. 19 этого же Закона осуществляет страхование риска своей профессиональной ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи.

Характеризуя профессиональную (имущественную) ответственность адвоката, необходимо заметить, что адвокат оказывает юридические (правовые, консультационные) услуги своему клиенту на основе гражданско-правового договора (соглашения) об оказании возмездных услуг (гл. 39 ГК РФ). Об этом говорится в ст. 25 Закона об адвокатуре. А вот выступление адвоката в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском, административном судопроизводстве, в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и судопроизводстве по делам об административных правонарушениях, в качестве представителя доверителя в органах государственной власти, органах местного самоуправления, в отношениях с физическими лицами происходит на основе гражданско-правового договора поручения (ст. 25 Закона об адвокатуре).
Таким образом, получается, что в пп. 6 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре речь идет об обязанности адвоката страховать свою профессиональную ответственность в широком смысле слова (за любые незаконные действия (бездействие), причинившие вред, а также за невыполнение, ненадлежащее исполнение своих договорных обязательств), а в ст. 19 этого Закона говорится о страховании адвокатом риска своей профессиональной ответственности именно за нарушение договорных условий.
Заявляя требование о возмещении убытков в связи с нарушением адвокатом условий договора об оказании юридической помощи, доверитель должен доказать факт нарушения действиями (бездействием) конкретного обязательства адвоката по договору, наличие у доверителя убытков с обоснованием их размеров, прямую причинную связь возникновения убытков с нарушением адвокатом своих обязанностей (обязательств). Адвокат, застраховавший свою профессиональную ответственность (в порядке добровольного или обязательного страхования) в пользу доверителя, возмещает разницу между страховым возмещением и подлежащим возмещению размером ущерба (ст. 1072 ГК РФ).
Каждый адвокат отчисляет за счет получаемого вознаграждения денежные средства, предназначенные для страхования профессиональной ответственности (пп. 3 п. 7 ст. 25 Закона об адвокатуре). Если адвокат уклонится от выполнения подобного рода обязательств по обязательному страхованию, то неосновательно сбереженные им денежные суммы взыскиваются по иску органов государственного страхового надзора в доход государства с начислением на эти суммы процентов в соответствии со ст. 395 ГК (ст. 937 ГК РФ). Адвокатское образование или адвокатская палата не являются страхователями риска профессиональной ответственности адвоката, стороной договора. Риск ответственности за нарушение договора считается застрахованным только в пользу стороны, перед которой по условиям этого договора страхователь должен нести соответствующую ответственность.

В последнее время цивилисты стали все больше указывать на страхование профессиональной ответственности, отмечая страхование профессиональной ответственности, предусмотренное ст. 18 Основ законодательства РФ о нотариате, страхование профессиональной ответственности оценщиков, предусмотренное ст. 17 Федерального закона от 29 июля 1998 г. «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», страхование профессиональной ответственности таможенных перевозчиков (Положение о таможенном перевозчике), таможенных брокеров (Положение о таможенном брокере), страхование арбитражных управляющих (п. 8 ст. 20 Федерального закона от 26 октября 2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)») и др.

Существенный вклад в определение понятия страхования профессиональной ответственности внесли Условия лицензирования страховой деятельности на территории Российской Федерации, утвержденные Приказом Федеральной службы России по надзору за страховой деятельностью от 19 мая 1994 г. N 02-02/08, согласно которым страхование профессиональной ответственности представляет собой совокупность видов страхования, предусматривающих обязанности страховщика по страховым выплатам в размере полной или частичной компенсации ущерба, нанесенного объекту страхования, при осуществлении, в частности, нотариальной, врачебной деятельности (п. 13). Иными словами, подзаконный нормативный акт характеризует страхование риска профессиональной ответственности как смешанное имущественное страхование, страхование от разных страховых рисков (ст. 952 ГК РФ). Таким образом, страхование нотариусом, занимающимся частной практикой, своей профессиональной деятельности (ст. 18 Основ о нотариате) можно отнести к страхованию профессиональной ответственности.

Примечание. При этом объектом страхования являются имущественные интересы физического лица, о страховании которого заключен договор (застрахованного лица), связанные с обязанностью последнего в порядке, установленном законом, возместить ущерб, нанесенный третьим лицам, в связи с осуществлением застрахованным профессиональной деятельности (п. 13 Условий лицензирования).

Исходя из изложенного, представляется неверным мнение А. Козлова и Е. Попова о том, что страхование профессиональной ответственности относится к страхованию внедоговорной (деликтной) ответственности. По нашему мнению, термины «ущерб», «вред» в страховой деятельности следует понимать шире, включая и вред, причиняемый невыполнением, ненадлежащим выполнением договорных условий своей профессиональной деятельности.

Необходимо подчеркнуть, что названные выше Условия лицензирования указывают почему-то только на имущественные страховые интересы граждан, забывая об имущественных страховых интересах организаций. Кроме того, согласно ст. 1068 ГК РФ вред, причиненный профессиональным работником при исполнении своих служебных (трудовых, должностных) обязанностей, возмещается юридическим лицом, гражданином (работодателем). Поэтому страхование профессиональной ответственности должно учитывать страховую защиту профессиональных организаций (юридических лиц).
В своем письме от 23 октября 1997 г. N 24-11/05 «Об упорядочении проведения страхования профессиональной ответственности отдельных категорий работников» Департамент страхового надзора Министерства финансов РФ отметил, что в соответствии с правилами страхования профессиональной ответственности может быть застрахована только ответственность физического лица, занимающегося нотариальной, врачебной или иной деятельностью на профессиональной основе в качестве индивидуального частного предпринимателя. Юридическое лицо страховать свою профессиональную ответственность не может, так как не обладает профессией. Вместе с тем в соответствии со ст. 1068 ГК РФ вред, причиненный работником юридического лица при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей, возмещает юридическое лицо. Исходя из этого, юридическое лицо вправе застраховать свою гражданскую ответственность перед третьими лицами за вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Данный вид страхования в соответствии с Классификацией относится к страхованию иных видов ответственности (п. 15). При представлении на лицензирование правил страхования, предусматривающих ответственность как физического, так и юридического лица (комбинированный вид), лицензия выдается на страхование профессиональной ответственности.

Согласно ст. 17 Закона об оценочной деятельности страхование гражданской ответственности оценщиков является условием, обеспечивающим защиту прав потребителей услуг оценщиков. Оценщик не вправе заниматься оценочной деятельностью без заключения договора страхования. Наличие страхового полиса является обязательным условием для заключения договора об оценке объекта оценки. Страхование гражданской ответственности оценщиков может осуществляться в форме заключения договора страхования по конкретному виду оценочной деятельности либо по конкретному договору об оценке объекта оценки. Страховым случаем при таком страховании является причинение убытков третьим лицам в связи с осуществлением оценщиком своей деятельности, установленное вступившим в законную силу решением суда.
Таможенный перевозчик осуществляет перевозку товаров, находящихся под таможенным контролем, в случаях и на условиях, предусмотренных Таможенным кодексом РФ. Таковым является российское юридическое лицо, включенное в реестр таможенных перевозчиков. Его отношения с отправителем товаров и экспедиторами строятся на договорной основе (ст. 93 Таможенного Кодекса РФ). Включение таможенного перевозчика в реестр возможно лишь при наличии договора страхования риска своей гражданской ответственности, которая наступает вследствие причинения вреда товару, вверенному перевозчику по договору перевозки, или по причине нарушения обязательств, возникающих из договора. Страховая сумма должна превышать 20 миллионов рублей (ст. 94 Таможенного Кодекса РФ).
По нашему мнению, вышеизложенный вид страхования является типичным примером страхования профессиональной ответственности, включающей в себя как договорную, так и внедоговорную (деликтную) ответственность. Иными словами, страхование ответственности таможенного перевозчика, как профессиональное страхование, происходит от различного рода страховых рисков, включая случаи причинения деликтного вреда и договорных убытков.
К обязанностям таможенного брокера (представителя) относится совершение от имени декларанта или других заинтересованных лиц по их поручению таможенных операций. Таковым может быть российское юридическое лицо, включенное в реестр таможенных брокеров (представителей). Одним из условий включения в реестр является также наличие договора страхования риска своей гражданской ответственности, которая может возникнуть вследствие причинения вреда имуществу представляемых лиц или нарушения договоров с этими лицами. Страховая сумма также должна превышать 20 миллионов рублей (ст. ст. 139 — 140 Таможенного Кодекса РФ).

Примечание. Таможенные операции — это отдельные действия в отношении товаров и транспортных средств, совершаемые лицами и таможенными органами при таможенном оформлении товаров и транспортных средств (п. 20 ст. 11 Таможенного Кодекса РФ).

При проведении обязательного аудита аудиторская организация обязана страховать риск своей ответственности за нарушение договора (Ст. 13 Федерального закона от 7 августа 2001 г. «Об аудиторской деятельности»). Известно, что аудиторские организации (аудиторы) оказывают аудиторские услуги в рамках гражданско-правового договора по оказанию возмездной аудиторской услуги (гл. 39 ГК РФ) и могут нарушить соответствующие договорные условия, ухудшая тем самым имущественные права своего контрагента (заказчика услуги). Обязательный аудит осуществляется в случаях, если: 1) организация имеет организационно-правовую форму открытого акционерного общества; 2) организация является кредитной организацией, бюро кредитных историй, страховой организацией или обществом взаимного страхования, товарной или фондовой биржей, инвестиционным фондом, государственным внебюджетным фондом, источником образования средств которого являются предусмотренные законодательством России обязательные отчисления, производимые физическими и юридическими лицами, фондом, источниками образования средств которого являются добровольные отчисления физических и юридических лиц; 3) объем выручки организации или индивидуального предпринимателя от реализации продукции (выполнения работ, оказания услуг) за один год превышает в 500 тысяч раз установленный законодательством России минимальный размер оплаты труда или сумма активов баланса превышает на конец отчетного года в 200 тысяч раз установленный законодательством Российской Федерации минимальный размер оплаты труда; 4) организация является государственным (муниципальным) унитарным предприятием, основанным на праве хозяйственного ведения; 5) обязательный аудит в отношении этих организаций или индивидуальных предпринимателей предусмотрен федеральным законом.

Примечание. Аудиторские организации — это коммерческие организации, осуществляющие аудиторские проверки и оказывающие соответствующие аудиту услуги. Аудит заключается в независимой проверке бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности организаций и индивидуальных предпринимателей (аудируемых лиц). Результатом аудита является аудиторское заключение (ст. ст. 1, 4, 10 Закона об аудиторской деятельности).

К страхованию ответственности за нарушение договора можно отнести и некоторые виды морского страхования. Согласно ст. 249 Кодекса торгового мореплавания объектом морского страхования может быть всякий имущественный интерес, связанный с торговым мореплаванием. Именно риск ответственности за нарушение договора и является таким имущественным интересом. К числу таких рисков относится, в частности, упоминаемый Кодексом риск ответственности судовладельца за нарушение договора.

Читайте так же:  Требования к результатам формирования жизненной компетенции