Статья 116 уголовного кодекса рф судебная практика

Статья 116. Побои

СТ 116 УК РФ.

Побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказываются обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Комментарий к Ст. 116 Уголовного кодекса

1. Объективная сторона преступления выражена в деянии в форме действия, которое в законе описано с помощью двух признаков: негативного (отсутствие последствий, предусмотренных ст. 115 УК) и позитивного (деяние в форме побоев либо иных насильственных действий, причиняющих физическую боль).

2. Побои не составляют особого вида повреждений. Они являются действиями, состоящими в многократном нанесении ударов. В результате побоев могут возникнуть, например, ссадины, кровоподтеки, небольшие раны. Однако они могут и не оставить после себя никаких объективно выявляемых повреждений. В этом случае судебно-медицинский эксперт в заключении отмечает жалобы освидетельствуемого, в том числе на болезненность при пальпации тех или иных областей тела, отсутствие объективных признаков повреждений и не определяет тяжесть вреда здоровью. Установление факта побоев осуществляют органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры или суд на основании немедицинских данных.

3. Иные насильственные действия, причинившие физическую боль, — сечение, щипание, вырывание волос. Для причинения физической боли могут использоваться животные и насекомые.

4. Альтернативно обязательными признаками состава преступления выступают потерпевший и мотив преступления.

Потерпевшим может быть близкое лицо (примечание к статье). В отношении иных потерпевших ответственность по ст. 116 УК может наступать только при наличии одного из двух альтернативных мотивов — хулиганского или мотива ненависти или вражды.

5. Преступление считается оконченным с момента совершения самого деяния.

Декриминализация 116 статьи УК РФ не увеличит домашнее насилие

7 февраля 2017 Президентом подписаны поправки в 116 статью УК РФ. Согласно им из этой статьи изъято упоминание про «близких лиц», как одной из особых категорий, в отношении которой по данной статье предполагалось более строгое наказание, чем для прочих граждан (т.е. не «близких»). Т.о. была отменена летняя новация к этой статье УК, ставшая скандальной и против которой так яростно выступила часть гражданского общества. Выступила, небезосновательно опасаясь её антисемейной нацеленности. Так, РВС собрала более 200 тыс.подписей против пристрастного отношения к «близким ллицам».

116 УК РФ статья как поле боя за права семьи

Но ряд блогеров поднял истерику, что после этой февральской декриминализации статьи 116 в отношении «близких лиц» Россию захлестнет вал семейного насилия, бессмысленный и беспощадный: родители начнут пороть детей почем зря, мужья бить и измываться над женами. И пойдет по Руси стон.

Они приводили примеры семейных измывательств, стращали «поротым» поколением, на чем свет стоит проклинали активистов РВС. Так что захотелось, отбросив клавиатуру, начать просить прощения у всевышнего и молить его вернуть прежнюю редакцию закона 116 УК РФ.

Но из сознания всплывали случаи с возвращением детей, отобранных у родителей, не лишенных родительских прав. Многолетней борьбы против законов, позволяющих грубое вторжение в дела семьи. Данные блогеры ничего этого в расчет не берут. Причем высказываются решительно, даже агрессивно. И тут они либо очень неосведомлены в этой проблеме (люди политически деятельные и патриотически определившиеся), либо, наоборот, для них как божий день ясно, что все эти антисемейными новации, на самом деле, несут умиротворение семьям.

Что же прописывает статья 116 УК РФ

Копнем чуть поглубже статью 116 УК РФ.

Статья эта предусматривает наказания за «побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 . ». В статье 115 УК РФ («Легкие телесные повреждения») эти последствия определены, как «. причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. ».

8.1. Временное нарушение функций органов и (или) систем (временная нетрудоспособность) продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно) (далее — кратковременное расстройство здоровья).
8.2. Незначительная стойкая утрата общей трудоспособности — стойкая утрата общей трудоспособности менее 10 процентов.

Т.е. эти два пункта соответствуют статье 115. А 116 предполагает, соответственно, меньший ущерб для здоровья. Т.е. 116 статья «Побои» предполагает, что нет ни нарушения функций органов, ни утраты трудоспособности.

Комментарий специалистов по статье 116 УК РФ

Побои могут оставить после себя следы на теле потерпевшего (ссадины, царапины, кровоподтеки, небольшие раны и т. п.) и не оставить таковых. А если побои не оставляют после себя объективных следов, то установление факта побоев осуществляется на основании немедицинских данных. Помимо побоев, ст. 116 наказывает и другие насильственные действия: заламывание и выкручивание рук, щипание, сдавливание частей тела, связывание, защемление кожи, вырывание клока волос и т. п. Главным является наличие у потерпевшего физической боли, без которой статья не применяется.

Также эксперты напоминают, что, если от побоев возникает вред здоровью (тяжкий, средней тяжести или легкий), то такие действия оцениваются как причинение вреда здоровью соответствующей тяжести (ст. 111, 112 и др.). А также побои следует отграничивать от истязания, совершаемого путем систематического нанесения побоев (ст. 117): здесь речь идет о нескольких актах избиения, разделенных во времени. Побои же предполагают совпадение во времени наносимых потерпевшему ударов.

Судебная практика по статье 116 УК РФ

Рассмотрим случаи из судебной практики, чтобы лучше оценить степень опасности проступков по статье 116 УК РФ, наказание за которые теперь частично перевели в административный кодекс. Есть подборка по таким случаям.

Изучив их, понимаем, что побои почти всегда совершаются в ходе ссоры и чаще в пьяном виде. В трезвом виде проступок в среденем несколько мягче, а в пьяном — опаснее. Здесь типичные случаи таковы: это нанесение нескольких ударов по лицу и по телу.
Несколько примеров ударов в опьянении.

Понятно, что 116 статья самая легкая. Как сказано выше, соответствует случаю побоев с физической болью, но без утраты для здоровья, причем таким, которые не повторяются от раза к разу. Видно, что часто возникают они в результате вспышки гнева, неприязни и т. д (особенно между «близкими» людьми) . Но у нас не «Домострой», и нанесшего побои близкому человеку накажут. Часто виновник сам раскаивается в своем поступке. И отметим, что в ходе разбирательства потерпевшие часто сами просят прекратить дело (в летней версии 116 статьи прекратить дело против близкого человека было нельзя).

Судебная практика по статье 117 УК РФ

Чтобы почувствовать отличие от преступления по статье 117 УК РФ («Истязание») можно ознакомиться с несколькими случаями из практики по этой статье.

Шаблон разберем на следующем примере:
— первая дата: нанесение побоев («ударил её спиной об двери»)
— вторая дата: нанесение побоев («один удар кулаком правой руки по лицу»)
— третья дата: нанесение побоев («ударил не менее трех раз головой об пол»)
— и т. д.

Видим, что это происходило неоднократно, повторяясь в одном ключе раз за разом. В случае истязания потерпевший подвергается бОльшим психологическим и физическим мучениям, и на окружающих такие дела оказывают более гнетущее воздействие, соответственно, и наказание здесь существенно строже.

Статья 116 УК РФ как сопутствующая более тяжким

И на последок некоторая интересная статистика правоприменения статьи 116 УК РФ.

Это диаграмма называется «Частотные связи между правовыми нормами». Из нее следует, что 116 статья УК РФ «Побои» намного реже применяется одна, а чаще в составе других. Т. е. в 50% случаев она идет в «наборе» со 115 («Легкие телесные повреждения»), в 20% со статьей 119 («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» ) и т. д. Т. е. перевод 116 статьи из уголовного в административное право на большинстве приговоров значительно не скажется. В большинстве случаев 116 идет как сопутствующая более строгим статьям, для которых никакого послабления не было.

Определение домашнего насилия из уст борцов с ним

В докладе пресловутого центра «Анна», который выполнял информационную арт-подготовку перед принятием летом 2016 года антисемейных нововведений в 116 статью УК РФ, сказано:

«Для того чтобы семейный конфликт мог попасть в категорию домашнего насилия необходимо хотя бы однократное повторение ситуации, связанной с использованием насильственных методов одним из партнеров. Если конфликт имеет локальный изолированный характер, насилие характеризуется систематичностью — домашнее насилие состоит из инцидентов, следующих друг за другом».

Читайте так же:  Снт штраф за вывоз мусора

Так вот, «систематичность» — маркер домашнего насилия — предусматривает 117 статью УК РФ, а не 116, которая наказывает за «конфликт». Соответственно, перевод наказания для этой статьи из уголовного в административное не может повлиять на число осужденных за домашнее насилие.

Статья 116. Побои

Уголовный кодекс (УК РФ)

  • проверено сегодня
  • кодекс от 23.11.2018
  • вступила в силу 01.01.1997

Ст. 116 УК РФ в последней действующей редакции от 7 февраля 2017 года.

Новые не вступившие в силу редакции статьи отсутствуют.

Особенная часть

Раздел VII. Преступления против личности

Глава 16. Преступления против жизни и здоровья

Статья 116. Побои

Побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказываются обязательными работами на срок до трёхсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 15 июня 2017 г. N 82-АПУ17-6

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Ситникова Ю.В.,

судей Кулябина В.М. и Борисова О.В.

с участием осужденного Мыскина Е.А., защитника — адвоката Горелого А.В., прокурора Синицыной У.А., секретаря судебного заседания Багаутдинова Т.Г.

рассмотрела уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Мыскина Е.А. и защитника Горелого А.В. на приговор Курганского областного суда от 31 марта 2017 года, по которому

Мыскин Е.А., , ранее несудимый, осужден по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год, по п. п. «а» , «в» ч. 2 ст . 115 УК РФ к 10 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработной платы ежемесячно, по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработной платы ежемесячно, по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработной платы ежемесячно.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 12 лет 3 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год.

При назначении дополнительного наказания Мыскину Е.А. установлены ограничения и обязанность из числа предусмотренных ч. 1 ст. 53 УК РФ.

Постановлено взыскать с Мыскина Е.А. в пользу федерального бюджета процессуальные издержки в размере 7889 рублей, а в пользу В. возмещение материального вреда в размере 28748 рублей и компенсацию морального вреда в размере 500000 рублей.

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю.В., выступление осужденного Мыскина Е.А. и защитника Горелого А.В. в обоснование доводов апелляционных жалоб, а также выступление прокурора Синицыной У.А. с возражениями на доводы указанных жалоб, Судебная коллегия

Мыскин Е.А. признан виновным и осужден за убийство П. из хулиганских побуждений; за умышленное причинение легкого вреда здоровью М. из хулиганских побуждений, с применением предмета, используемого в качестве оружия, а также за нанесение побоев Г. и К. Преступления совершены в период с 19 часов 57 минут 22 апреля 2016 года до 5 часов 17 минут 23 апреля 2016 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах:

осужденный Мыскин просит проверить законность приговора и утверждает о своей непричастности к преступлениям, ставит под сомнение достоверность показаний потерпевших из-за их злоупотребления алкоголем, отмечает неполноту расследования по делу;

защитник Горелый просит отменить приговор суда и прекратить производство по делу в связи с отсутствием в действиях Мыскина состава преступлений, мотивирует это тем, что в приговоре не содержатся мотивы, по которым суд принял одни доказательства и отверг другие; обращает внимание на противоречивость показаний потерпевших и свидетелей о признаках, по которым был опознан Мыскин, о его одежде; заключение эксперта о выявленных у П. телесных повреждениях носит вероятностный характер относительно времени их получения; не дано оценки противоречиям в описании места совершения преступлений; в приговоре не содержится суждений о направленности умысла Мыскина на убийство П., который несколько дней после получения травмы находился в сознании.

В письменных возражениях на доводы апелляционных жалоб государственный обвинитель Якушин и потерпевшая В. просят оставить без изменения приговор суда.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы сторон, Судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, выводы суда о виновности Мыскина в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным на основании исследованных доказательств, которым дана оценка в соответствии с положениями ст. 88 УПК РФ.

Как следует из показаний потерпевшего М., в ночь на 23 апреля 2016 г. он и П. находились у теплотрассы недалеко от дома N по пр. г. . К ним подошел ранее незнакомый Мыскин и палкой стал наносить удары ему (М.) по голове и другим частям тела. Мыскин также наносил удары палкой по голове П.

Согласно заключениям эксперта:

М. причинены ушибленные раны правой лобно-теменной и левой теменно-затылочной областей головы, квалифицированные как легкий вред здоровью по признаку его кратковременного расстройства, а также не повлекшие вред здоровью кровоподтек правой заушной области и ссадина левой ушной раковины;

П. причинена открытая тупая черепно-мозговая травма с ушибом головного мозга, переломами костей свода и основания черепа, осложнившаяся диффузным отеком вещества головного мозга и развитием крупноочаговой острой гнойной бронхопневмонии, повлекшая смерть;

травмы потерпевших образовались в результате ударных воздействий тупым твердым предметом и могли быть причинены в ночь с 22 на 23 апреля 2016 г.

Из показаний потерпевших Г. и К. следует, что в ночь на 23 апреля 2016 года у теплотрассы недалеко от дома N по пр. г. ранее незнакомый Мыскин подверг их избиению палкой.

Экспертом выявлены не повлекшие вред здоровью телесные повреждения: у Г. в виде ушибов мягких тканей и кровоподтеков задней поверхности грудной клетки, рук и левого коленного сустава; у К. в виде кровоподтеков и ссадин лица, а также кровоподтека шеи.

Достоверность показаний потерпевших и объективность выводов экспертов, которые обоснованно оценивались в совокупности с другими доказательствами, не вызывают сомнений.

В заключении эксперта N 26 приведена выписка из стационарной карты ГБУ » » на имя П., куда он был доставлен 24.04.2016 г. в сознании, но в тяжелом состоянии с плохо разборчивой речью, также указано, что по результатам проведенных 25.04.2016 г. обследований давность выявленной черепно-мозговой травмы составляла не менее 7 — 10 суток. Смерть П. наступила 27.04.2016 г.

Экспертом с учетом всех проведенных исследований, в том числе судебно-гистологических не исключена давность причинения травмы, совпадающая с действиями осужденного в отношении П. Причинная связь посттравматической деформации грудной клетки потерпевшего и консолидированных переломов 6 — 10 ребер с наступлением смерти не установлена.

Довод стороны защиты о том, что осужденный непричастен к противоправным действиям в отношении потерпевших, опровергается также показаниями свидетеля К. о том, что в ночь на 23 апреля 2016 г. у теплотрассы напротив д. N по пр. г. видел Мыскина с палкой в руках, который ушел в сторону того места, где находились П. и М. Показания свидетеля исследованы на основании п. 5 ч. 2 ст. 281 УПК РФ.

Согласно показаниям свидетеля А., вечером 24 апреля 2016 г. он обнаружил П. и М. с телесными повреждениями, вызвал бригаду скорой помощи. П. доставили в больницу.

Потерпевшие М., Г. и К. по чертам лица и телосложению опознали Мыскина как лицо, подвергшее их избиению. Протоколы опознания соответствуют требованиям ст. ст. 166 , 193 УПК РФ. Предварительно потерпевшие были допрошены об обстоятельствах, при которых они видели опознаваемого, а также о его внешности.

Свидетель К. также опознал Мыскина.

Противоречия в показаниях, на которые ссылается защитник, получили оценку и были устранены.

Утверждение о наличии противоречивых сведений о месте совершения преступлений необоснованно. Потерпевшие М. и К. показали места, где совершены преступления. При осмотрах территорий у теплотрассы недалеко от домов N и N по пр. г. установлено, что два места совершения преступлений расположены на расстоянии около 400 м друг от друга.

Правовая оценка действий Мыскина является верной.

Характер, локализация и степень тяжести причиненных потерпевшему П. телесных повреждений свидетельствуют о наличии косвенного умысла осужденного на его убийство. Вывод суда в этой части не противоречит тому обстоятельству, что смерть наступила через несколько дней после причинения телесных повреждений.

В приговоре надлежаще мотивирован вывод суда о том, что преступления были совершены Мыскиным из хулиганских побуждений.

Уголовное дело расследовано и рассмотрено судом первой инстанции с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон. Все заявленные ходатайства рассмотрены, необоснованных отказов в их удовлетворении не допущено.

Читайте так же:  Приказ мз рф от 17.01.14 25н

В судебном заседании сторона защиты заявляла ходатайство об истребовании сведений о телефонных соединениях аппарата, которым пользовался свидетель К. для установления даты и времени вызова скорой помощи. Впоследствии указанное ходатайство было отозвано.

Ходатайств об истребовании сведений по иным телефонным аппаратам, а также об истребовании видеозаписей наружного наблюдения в районе места совершения преступлений заявлено не было.

Психическое состояние осужденного проверено, он обоснованно признан вменяемым.

Наказание Мыскину назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6 , 60 УК РФ. Оно соразмерно всем установленным по делу обстоятельствам, в том числе характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, данным о личности осужденного, смягчающим наказание обстоятельствам, таким как пожилой возраст и неудовлетворительное состояние здоровья. Оснований для смягчения наказания не имеется.

Заявленный по делу гражданский иск рассмотрен правильно. Размер компенсации причиненного морального вреда определен в соответствии с положениями ст. 151 , п. 2 ст. 1101 ГК РФ, с учетом характера причиненных гражданскому истцу В. физических и нравственных страданий, степени вины осужденного в причинении вреда, а также исходя из требований разумности и справедливости.

При таких обстоятельствах апелляционные жалобы не подлежат удовлетворению.

Руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 389.20 , ст. 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

приговор Курганского областного суда от 31 марта 2017 года в отношении Мыскина Е.А. оставить без изменения, а апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Жирова М.Ю. О некоторых проблемах, возникающих при рассмотрении мировыми судьями дел о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 116 УК РФ // Мировой судья. 2012. № 4. — С. 27-31.

Жирова М.Ю., к.ю.н., старший преподаватель кафедры уголовного процесса и криминалистики Самарского государственного университета

Уголовные дела частного обвинения занимают значительное место в работе мировых судей. Так, в 2010 году доля этих дел составила 23,5 % [1] . Среди них наиболее многочисленны дела о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.116 УК (например, в Самарской области они составляют примерно 17% от общего количества уголовных дел, рассмотренных мировыми судьями) [2] .

В целом мировые судьи успешно справляются с возложенными на них обязанностями, о чем свидетельствует большое количество дел, окончившихся примирением сторон (62% дел, поступивших суд с обвинительным актом, и 43% рассмотренных в порядке ст.318 УПК), достаточно низкие показатели обжалования решений (7% в апелляции и 2,5% в кассации) и вмешательства в них вышестоящих инстанций (когда решения отменены и изменены по существу дела) — 3% от общего числа дел [3] .

Тем не менее, в производстве по данной категории дел возникает немалое количество спорных вопросов и допускается достаточно много типичных ошибок, укажем на некоторые из них [4] .

1. Статья 116 УК предусматривает уголовную ответственность за побои или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК.

Действующее законодательство не дает определения «побоев». Ранее оно содержалось в «Правилах судебно-медицинской экспертизы определения тяжести вреда здоровью» (утв. приказом Минздрава РФ от 10 декабря 1996 г. N 407 [5] ) [6] . В соответствии с данными Правилами «побои не составляют особого вида повреждений. Они являются действиями, характеризующимися многократным нанесением ударов. В результате побоев могут возникать телесные повреждения. Однако побои могут и не оставить после себя никаких объективно выявляемых повреждений». Принятые в 2007 г . новые «Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» (утв. постановлением Правительства РФ от 17 августа 2007 г . N 522 [7] ), а также «Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» (утв. Приказом Минздравсоцразвития РФ от 24 апреля 2008 г . N 194н [8] ) не содержат ни единого упоминания о побоях.

Однако в правоприменительной практике и юридической теории устоялось понимание данного деяния как нанесение неоднократных ударов по телу потерпевшего, его избиение [9] .

Понятие «иных насильственных действий, причинивших физическую боль» также не раскрывается в законодательстве. Однако в судебной практике в качестве таких действий квалифицируются щипание, сечение, выкручивание рук, защемление, толкание, связывание, укусы и т.п.

При этом для признания побоев или иных насильственных действий преступными необходимо установить, что они причинили потерпевшему физическую боль.

Особого внимания при квалификации действий по ст.116 УК заслуживает следующее обстоятельство: в диспозиции статьи между побоями и иными насильственными действиями стоит союз «или». Это означает, что, квалифицируя действия по ст.116 УК, надо определить, что же все-таки было причинено – побои или иные насильственные действия и выбрать из предложенной законодателем квалификации один вариант. Либо, если имело место и то, и другое – то при квалификации действий следует употреблять союз «и». Но в любом случае квалифицировать действия так, как звучит в статье – с союзом «или» — нельзя.

Вместе с тем, мировые судьи нередко, давая квалификацию действиям подсудимого, ошибочно полностью приводят диспозицию ч.1 ст.116 УК. Таким образом, из квалификации неясно, в совершении каких все-таки действий лицо признано виновным – побоев или иных насильственных действий, причинивших физическую боль. Так, по делу в отношении З. было установлено, что он в ходе конфликта нанес несовершеннолетнему П. «не менее двух ударов кулаком по голове и в область живота, не менее одного удара в область спины и по руке П.». Из установленных судом обстоятельств видно, что З. причинил П. побои. Факт совершения каких-либо иных насильственных действий, кроме ударов, в приговоре не отражен. Однако суд квалифицировал действия в соответствии с текстом ч.1 ст.116 УК – как побои или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК [10] .

По другому делу в отношении З., осужденного по ч.1 ст.116 УК, нанесение порезов в области бедра квалифицированы мировым судьей одновременно и как побои, и как иные насильственные действия [11] .

2. Иногда судьи ошибочно квалифицируют действия по ст.116 УК как побои, несмотря на то, что в судебном заседании установлено совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль.

Так, приговором мирового судьи Ш. был признан виновным в том, что толкнул руками в грудь М., от чего последняя упала, а когда поднялась, Ш. поставил ей деревянный щит на левую ногу, причинив своими действиями физическую боль, кровоподтеки грудной клетки, бедра, ссадину голени, что не причинило вреда здоровью потерпевшей. Учитывая, что побои – это нанесение неоднократных ударов по телу потерпевшего, его избиение, а из установленных обстоятельств не следует, что Ш. наносил М. прямые удары, суд необоснованно квалифицировал действия виновного как побои. Их необходимо было квалифицировать как иные насильственные действия, причинившие физическую боль [12] .

Аналогично по делу Л., осужденного по ч.1 ст.116 УК, за насильственные действия, связанные с умышленным толканием потерпевшей и тасканием ее за волосы, в приговоре при мотивировании квалификации содеянного указано о причинении потерпевшей побоев.

В судебной практике встречаются и обратные ситуации. Так, по делу Б. нанесение им неоднократных ударов потерпевшей, то есть побоев, неправомерно расценено судом как иные насильственные действия, причинившие физическую боль [13] .

Судам следует обратить внимание и на тот факт, что под побоями понимается нанесение неоднократных ударов. Таким образом, нанесение одного удара нельзя квалифицировать как побои. Вместе с тем именно так были квалифицированы действия Щ., который нанес один удар ногой по бедру Н. Аналогичная ошибка допущена по делу М., который был признан виновным в нанесении одного удара ладонью Х. в область уха [14] . Из смысла уголовного закона следует, что нанесение одного удара следует квалифицировать по ч.1 ст.116 УК как совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль. Так, приговором мирового судьи Р-на была оправдана по ч.1 ст.116 УК за отсутствием в ее действиях состава преступления. В приговоре указано, что согласно ст.116 УК объективная сторона побоев представляет собой нанесение неоднократных ударов, нанесение одного удара нельзя признать побоями, Р-на же нанесла один удар по плечу, пытаясь забрать у Р-на телефон. Отменяя приговор, судебная коллегия указала в своем определении, что мировой судья, оправдывая Р-ну за отсутствием в действиях состава преступления, не дал оценку установленным им же обстоятельствам – нанесению одного удара [15] .

3. По смыслу ст.116 УК данное преступление совершается только умышленно. Следовательно, неосторожное причинение побоев или иных насильственных действий, а также совершение этих действий в состоянии превышения необходимой обороны состава преступлений по этой статье не образуют.

Практика рассмотрения дел и вынесение оправдательных приговоров с учетом изложенного выше в основном правильная. Так, приговором мирового судьи К.О.В. оправдана по ч.1 ст.116 УК за отсутствием состава преступления, в связи с тем, что имело место неосторожное причинение удара потерпевшей Б., когда К.О.В. отталкивала ее от себя [16] .

Однако в ряде случаев судьи допускают ошибки, косвенным образом связанные с исследованием субъективной стороны преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК. Например, изменяя приговор мирового судьи об оправдании Щ. по ч.1 ст.116 УК за отсутствием события преступления, и принимая решение о его оправдании за отсутствием в его действиях состава преступления, районный суд указал в своем приговоре, что вывод суда первой инстанции об отсутствии события преступления не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным мировым судьей, поскольку причинение П. телесных повреждений подтверждается заключением СМЭ, показаниями свидетелей и частного обвинителя о применении в отношении неё насилия, которые в совокупности не позволяют прийти к выводу об отсутствии события преступления. Судебная коллегия, в свою очередь, отменив приговор районного суда, указала в кассационном определении, что районным судом в полной мере не выполнены требования ст.ст. 88 и 305 УПК. Выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом апелляционной инстанции. Так, установив, что Щ. с силой толкнул П. в спину в область грудной клетки, суд пришел к выводу, что причинение физической боли потерпевшей его умыслом не охватывалось. При этом судом не принято во внимание, что по смыслу ст.116 УК объективная сторона указанного преступления состоит не только в нанесение побоев, но и в совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль. Однако судом апелляционной инстанции не дано оценки показаниям частного обвинителя о причинении ей физической боли от установленных приговором суда действий оправданного [17] .

Читайте так же:  Петровский адвокат

Судьям также следует иметь в виду, что если в результате побоев вред здоровью той или иной степени тяжести причиняется по неосторожности, ответственность за неосторожно причиненные последствия наступает в случае, если она прямо предусмотрена в УК. Например, побои, повлекшие по неосторожности причинение легкого вреда здоровью, квалифицируются только по ст.116 УК, поскольку ответственность за неосторожное причинение легкого вреда здоровью законом не предусмотрена. Действия, начатые как побои, а впоследствии переросшие в более тяжкое преступление (например, в убийство), не требуют самостоятельной дополнительной квалификации по ст.116 УК.

4. Еще одна проблема возникает в ситуациях, когда частный обвинитель обратился в суд с заявлением о привлечении подсудимого к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК, а по результатам судебно-медицинской экспертизы выявлено, что потерпевшему причинен легкий вред здоровью. Единого подхода к этой проблеме на практике пока нет, и судьи допускают различные варианты разрешения таких ситуаций.

Так, по мнению Пермского областного суда, частному обвинителю до окончания судебного разбирательства следует предоставить возможность обратиться в суд с новым заявлением, копия которого в соответствии с требованиями закона вручается подсудимому для обеспечения его права на защиту. Далее совершаются процессуальные действия как при подаче встречного заявления. Разрешение же вопроса по существу обвинения происходит по аналогии, как совершение подсудимым одного преступления, ошибочно квалифицированного по двум статьям. При этом в описательно-мотивировочной части приговора указываются действия, в совершении которых подсудимый признается виновным, а при обсуждении вопроса о квалификации деяния обосновывается необходимость исключения ошибочно вмененной подсудимому статьи УК [18] .

Однако более обоснованной представляется правовая позиция Челябинского областного суда. По его мнению, поскольку уголовное дело о преступлении, предусмотренном ч.1 ст.115 УК, также является делом частного обвинения, то у потерпевшего следует выяснить, желает ли он привлечь виновное лицо к уголовной ответственности по данной статье. Если нет, то уголовное дело нужно прекратить в связи с отсутствием заявления потерпевшего. Если потерпевший желает привлечь лицо к уголовной ответственности по ч.1 ст.115 УК, то он должен подать заявление, соответствующее требованиям ч.ч.5 и 6 ст. 318 УПК и судья должен выполнить все требования, установленные главой 41 УПК. По ранее предъявленному обвинению (ч.1 ст.116 УК) уголовное преследование должно быть прекращено в связи с отсутствием состава преступления (отсутствие объективной стороны) [19] . Представляется, что при таком решении данного вопроса ни стороне обвинения, ни стороне защиты не нужно тратить время и силы на доказывание или опровержение тезиса о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК, а суд имеет возможность сосредоточиться на рассмотрении и разрешении по существу лишь одного обвинения, выдвинутого против подсудимого.

5. На практике одним из важных доказательств в делах по ч.1 ст.116 УК является заключение эксперта. В соответствии со ст. 196 УПК назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить характер и степень вреда, причиненного здоровью. Вопрос о том, является ли обязательным назначение и производство судебно-медицинской экспертизы по делам о побоях, не урегулирован действующим законодательством и относится к числу дискуссионных. Согласно ч.1 ст.116 УК для квалификации деяния по данной статье нанесение побоев или совершение иных насильственных действий должно причинить физическую боль потерпевшему, но не повлечь последствий, указанных в ст.115 УК, то есть легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Следовательно, при квалификации деяния обвиняемого по ч.1 ст.116 УК необходимо установить не характер и степень вреда, причиненного здоровью потерпевшего, а его отсутствие. Кроме того, зачастую побои или иные насильственные действия причиняют физическую боль, но не оставляют на теле потерпевшего никаких следов (на что было указано в ранее действовавших Правилах).

По нашему мнению, проведение судебно-медицинской экспертизы по делам о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.116 УК, не является обязательным во всех случаях, когда стороны не оспаривают вывода об отсутствии вреда здоровью.

Указанный подход к изложенной проблеме поддерживается и судебной практикой. Так, кассационным определением были оставлены без изменений постановление районного суда и приговор мирового судьи в части признания Б. виновной в совершении побоев. Суд посчитал, что показания потерпевшего и свидетелей, а также акт судебно-медицинского обследования образуют достаточную совокупность доказательств и без назначения судебно-медицинской экспертизы [20] .

Подобный подход к необходимости проведения судебно-медицинской экспертизы по делам о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.116 УК, соответствует не только действующему законодательству, но и принципам целесообразности и экономии процессуальных средств, так как позволяет существенно сократить время рассмотрения данных уголовных дел и затраты на их разрешение.

Приведенные данные позволяют утверждать, что дела частного обвинения как не представляющие особой сложности, не рассматриваются мировыми судьями в качестве объекта тщательного изучения. Между тем, процессуальное упрощенчество, пренебрежение требованием процессуальной формы при рассмотрении этой категории уголовных дел снижает уровень защищенности прав личности на физическую неприкосновенность, а потому недопустимо.

[1] Обзор судебной статистики о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2010 году [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.cdep.ru/index.php?id=5&pg=0 (дата обращения: 13.11.2011).

[2] Данные приведены по результатам изучения «Обзора статистических сведений о р аботе м ировых судей Самарской области за 12 месяцев 2010 года» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://sam.mirsudrf.ru/modules.php?name=info_pages&id=74 (дата обращения: 13.11.2011);

а также выборочного изучения 200 уголовных дел частного обвинения, рассмотренных мировыми судьями в Самарской области в 2007-2010 гг.

[3] Здесь и далее, если не указано иное, приведены результаты обобщения 200 дел.

[4] В настоящей статье практически не затрагивается практика назначения судебно-медицинских экспертиз, нуждающаяся в самостоятельном анализе ввиду многочисленности и специфичности допускаемых ошибок и ограниченности объема публикации.

[5] Медицинская газета, N 23, 21.03.1997. Далее по тексту – Правила.

[6] Данный приказ был отменен Приказом Минздрава РФ от 14.09.2001 N 361 «Об отмене Приказа Минздрава России от 10.12.96 N 407» // Справочно-правовая система Консультантплюс.

[7] Российская газета, N 185, 24.08.2007.

[8] Российская газета, N 188, 05.09.2008.

[9] См., например, Справку по результатам обобщения судебной практики рассмотрения мировыми судьями Пермской области дел частного обвинения ( 2006 г .) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://oblsud.perm.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=118 (дата обращения: 13.11.2011); Обобщение судебной практики рассмотрения мировыми судьями Калининградской области в 2008 году уголовных дел, связанных с преступлениями против здоровья, предусмотренными ст.ст. 112 ч. 1, 115 и 116 УК РФ [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.kaliningrad-court.ru/kos/practic/criminal/common/index.php (дата обращения: 13.11.2011); Уголовное право. Особенная часть : учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко, Г. П. Новоселов. — 4-е изд., изм. И доп. — М. : Норма, 2008. – С. 97.

[10] Обобщение судебной практики рассмотрения мировыми судьями Калининградской области в 2008 году уголовных дел, связанных с преступлениями против здоровья, предусмотренными ст. ст. 112 ч. 1, 115 и 116 УК РФ…

[11] Справка по результатам обобщения судебной практики рассмотрения мировыми судьями Пермской области дел частного обвинения ( 2006 г .)…

[12] Обобщение судебной практики рассмотрения мировыми судьями Калининградской области в 2008 году уголовных дел, связанных с преступлениями против здоровья, предусмотренными ст. ст. 112 ч. 1, 115 и 116 УК РФ…

[13] Оба примера взяты из Справки по результатам обобщения судебной практики рассмотрения мировыми судьями Пермской области дел частного обвинения ( 2006 г .)…

[14] Обобщение судебной практики рассмотрения мировыми судьями Калининградской области в 2008 году уголовных дел, связанных с преступлениями против здоровья, предусмотренными ст. ст. 112 ч. 1, 115 и 116 УК РФ…

[15] Справка Алтайского краевого суда от 10.12.2010 г. о практике оправдания и прекращения производств по реабилитирующим основаниям по делам частного обвинения [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://kraevoy.alt.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=210 (дата обращения: 13.11.2011).

[16] Обобщение судебной практики постановления оправдательных приговоров мировыми судьями Калининградской области в 2008 году [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.kaliningrad-court.ru/kos/practic/criminal/common/index.php (дата обращения: 13.11.2011).

[17] Справка Алтайского краевого суда от 10.12.2010 г. о практике оправдания и прекращения производств по реабилитирующим основаниям по делам частного обвинения…