Социальная отчетность крупных компаний

Социальная отчетность крупных компаний


Социальная отчетность корпораций

Социальная отчётность корпораций является важнейшей составляющей системы социальной ответственности бизнеса. В научной литературе нет общепринятого определения понятия «корпо­ративная социальная отчетность». В различных ис­следованиях рассматриваются такие категории, как «нефинансовая отчётность», «социально ответс­твенная отчётность», «социальная отчётность», «социальная и экологическая отчётность».

Распространение идей устойчивого развития компаний и необходимости следовать принципам корпоративной социальной ответственности при­вело к тому, что стандартная финансовая отчёт­ность перестала быть достаточной.

Социальный отчёт корпораций — это не просто свод количественных и качественных показате­лей их общественной деятельности. По нашему мнению, корпоративную социальную отчётность можно определить как сложную систему инфор­мации, отражающей не только благотворительные и спонсорские программы компании, но и любые другие социально значимые аспекты её деятель­ности, которые могут повлечь существенные пос­ледствия для самой компании, потребителей её продукции, акционеров, государственных орга­нов, контрагентов или каких-либо иных, связан­ных с ней групп общества.

Корпоративная социальная отчётность, вклю­чающая в себя достоверные и полные сведения об общественной деятельности корпораций, являет­ся важнейшим связующим звеном в цепи взаимо­действия бизнес-государство.

Начиная с конца 90-х годов прошлого столетия, крупные мировые компании стали публиковать отчёты не только о финансовых, но и о нефинан­совых (социальных) итогах своей деятельности. В настоящее время такие отчёты составляют зару­бежные и российские бизнес-структуры.

В отношении компаний, которые придержива­ются принципов корпоративной социальной от­ветственности, возникает вопрос фиксирования результатов социальной, экологической и прочей активности в отчётности.

Вопрос необходимости для бизнеса ведения нефинансовой отчётности представляет собой до­статочно серьёзную проблему, так как проверить эмпирически влияние нефинансовой отчётности на деятельность компании крайне сложно. Одна­ко наиболее очевидная причинно-следственная связь, объясняющая значение ведения нефинан­совой отчетности состоит в том, что составление корпоративной социальной отчётности делает компанию более привлекательной для потребите­лей, повышая её открытость и, в конечном счёте, увеличивая рентабельность.

Предоставление подобной отчётности позво­ляет продемонстрировать, как заявленные компа­нией миссия, видение, стратегические цели реа­лизуются посредством социально ответственной деятельности, результаты которой и представлены в отчёте.

Ключевым преимуществом отчётности явля­ется её доступность не только менеджменту, но и всем заинтересованным лицам, включая госу­дарственные органы. Бесспорно, корпоративная социальная отчетность улучшает имидж, репу­тацию, узнаваемость бренда компании для всех групп общества. Поскольку репутация складыва­ется из таких нематериальных активов, как дове­рие, надёжность, качество, прозрачность, отношения с клиентами, а также материальных активов в виде инвестиций в человеческий капитал и ок­ружающую среду, то отказ от корпоративной со­циальной отчётности может оказать негативное влияние на стоимость компании.

Необходимо подчеркнуть, что государство яв­ляется одной из самых заинтересованных в подго­товке социальной отчётности корпораций сторон, получая, наряду с полезной информацией о соци­ально-экономической ситуации в стране, возмож­ность корректировать предстоящие затраты на со­циальные программы.

Естественно, что ведение нефинансовой от­чётности способствует и развитию отношений с инвесторами, в качестве которых зачастую вы­ступают государственные организации или струк­туры с государственным участием. Доступность информации не только о финансовой, но и об эко­номической и социальной деятельности компании позволяет инвесторам провести тщательный ана­лиз рисков и увеличивает вероятность инвестиро­вания в компанию и её проекты.

В современной зарубежной практике социаль­ные отчёты корпоративных структур создаются не по произвольным программам, а в соответствии с международными стандартами, определяющими содержание отчёта, его структуру, порядок сбора данных и их обработки.

Подготовленные корпорациями в соответствии с международными стандартами социальные от­чёты отражают:

— цели их социальной политики;

— систему координации и управления её реа­лизации;

— общие показатели деятельности корпораций в части трудовых отношений, безопасности труда, охраны здоровья персонала, охраны и восстанов­ления окружающей среды, содержание социаль­ных программ по взаимоотношениям с внешними контрагентами.

В целом процедура составления финансового отчёта проходит ряд этапов, охватывающих пери­од в 12-14 месяцев.

Подготовка и публикация социальной отчёт­ности корпораций свидетельствует о том, что это не просто технические отчёты о проделанной со­циальной работе и осуществлённых затратах на благотворительность. Одновременно с составле­нием собственно отчёта проводится значительная работа по корректировке социальной деятельнос­ти корпорации на основе учёта ожиданий её дело­вых партнёров и других контрагентов.

По нашему мнению, публикация корпорация­ми социальной отчетности предоставляет им бла­гоприятные возможности для достижения важных целей.

Во-первых, компании, представляющие соци­альный отчёт, получают возможность узнать ожи­дания своих ключевых партнёров (в первую очередь — государства); обеспечить учёт этих ожиданий при корректировке социальных программ; показать в практической деятельности, что корпорация учи­тывает интересы своих деловых партнёров.

Во-вторых, процедура социальных отчётов даёт возможность корпорациям провести необхо­димые консультации с деловыми партнёрами, поз­воляющие найти компромиссные решения.

В-третьих, практика показывает, что социаль­ные отчёты корпораций создают для них ряд кон­курентных преимуществ, например, в борьбе за клиента.

Кроме того, такая отчётность вносит коррек­тивы и в сам процесс управления бизнесом: по­желания общества для компаний, использующих в своей деятельности социальную отчётность, становятся основой для принятия управленческих решений.

Вместе с тем, при всей очевидности положи­тельных последствий ведения нефинансовой от­чётности существуют и причины, тормозящие её воплощение в жизнь: это финансовые затраты, не­обходимые для её составления.

По мере развития системы социальной отчёт­ности обострился вопрос о критериях (стандар­тах), которым она должна соответствовать.

В настоящее время существует около 20 раз­личных стандартов нефинансовой отчётности. Наибольшее распространение получили четыре стандарта:

GRI (включает три основных элемента: эконо­мика предприятия, его социальная и экологичес­кая политика);

— AA1000 1 (направлен на упорядочение соци­альных инициатив компании и повышение их эф­фективности);

— SA 8000 (имеет определённый уклон в сто­рону трудовых отношений, устанавливая нормы ответственности работодателя в области условий

— ISO 14 000 (описывает социальную ответс­твенность корпорации в соблюдении экологичес­ких требований на производстве).

Социальная отчётность даёт конкретизирован­ное и структурированное представление о соци­ально ответственной деятельности бизнеса, включая и те её виды, которые не поддаются количест­венному измерению.

Таким образом, есть основания сделать вывод о том, что социальная отчётность, принятая к ре­ализации большинством крупных международ­ных корпораций и некоторыми, действующими в нашей стране, представляет собой многофунк­циональный процесс. При этом понятие отчёт, в его традиционном смысле, отражает лишь часть данного феномена. Конечно, социальный отчёт содержит количественные показатели о благотво­рительности и спонсорстве, о построенных боль­ницах и школах, домах престарелых, культурных программах и т.д. Однако специфика социально­го отчёта состоит в том, что анализирующим его должно быть понятно, почему именно этот соци­альный проект поддержала корпорация, как он связан с её социальной и общей стратегией, каким образом контролировалось финансирование. Дру­гими словами социальный отчёт, выполненный в соответствии с международными стандартами, предназначен для отражения взвешенной и от­ветственной социальной политики.

Значительное преимущество данного вида от­чёта корпораций состоит в том, что он предпола­гает в качестве обязательной, процедуру диалога руководителей компании с представителями ши­рокого круга заинтересованных в сотрудничестве с бизнесом сторон (прежде всего с представите­лями государственных структур). Это позволяет бизнесу располагать достаточно точной информа­цией об ожиданиях всех групп общества.

В нашей стране вопрос о необходимости со­циальной отчётности бизнеса активно дискути­руется в научных и деловых кругах, прессе. Хотя некоторые из крупнейших российских компаний составляют социальные отчёты, это, скорее, ис­ключение из общего правила. Для современного российского бизнеса публикация социальных от­чётов по международным стандартам не являет­ся обязательной. Однако существует несколько обстоятельств, связанных с деловой практикой, которые стимулируют российский бизнес к про­ведению социальных отчётов на основе междуна­родных стандартов. К ним относятся:

— необходимость привлечения стратегических зарубежных инвесторов. В этом случае социаль­ный отчёт, содержащий «имиджевые» характерис­тики компании (например, показатели экологичес­кой и в целом социальной устойчивости компа­нии), может существенно улучшить её позиции на переговорах;

— выход той или иной российской компании на международный фондовый рынок требует её от­крытости («прозрачности»). При этом факт публи­кации социального отчёта сам по себе свидетельс­твует об открытости компании и, соответственно, благоприятно воздействует на имидж корпорации, делая её более известной. Кроме того, отмеченные обстоятельства позитивно влияют на курс акций компании и, соответственно, её капитализацию;

— социальный отчёт является достаточно эф­фективным средством повышения качества уп­равления в компании, позволяя систематизировать реализуемые социальные программы.

Представляется, что по мере развития корпора­тивной социальной отчётности, неизбежно вста­нет вопрос о необходимости её унификации, о пе­реходе на единый, обязательный стандарт отчёта, основные параметры которого устроят все заинте­ресованные стороны, а публикация социального отчёта станет для компаний такой же обязатель­ной, как подготовка финансовой отчётности.

По нашему мнению, в качестве базовой мо­дели социальной отчётности российских кор­пораций целесообразно принять наиболее пол­ный и широко используемый в настоящее вре­мя стандарт GRI. Кроме того, применительно к нашей стране следует включить в структуру со­циального отчёта информацию о взаимоотноше­ниях компании с государственными органами.

Социальная ответственность в практике корпоративного управления российских компаний

Шевченко Игорь Леонидович, кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики, Кузбасский институт экономики и права, г. Кемерово, Россия

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации — от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241

В последние годы в России все более актуальными становятся проблемы корпоративного управления. В основном это объясняется тем, что система корпоративного управления играет очень важную роль в обеспечении инвестиционной привлекательности отечественных компаний, их интеграции в мировую экономику, что в результате влияет на конкурентоспособность российских корпораций как на внутренних, так и на зарубежных рынках.

Добросовестная практика корпоративного управления служит залогом того, что придерживающиеся ее компании учитывают интересы множества заинтересованных в их деятельности сторон (потребителей, сотрудников, бизнес-партнеров, местных сообществ, СМИ, природоохранных организаций, органов государственной власти, профессиональных сообществ и др.). Компании, которые в полной мере учитывают эти интересы и развивают постоянное взаимодействие с заинтересованными сторонами с целью учета их мнений и ожиданий в процессе принятия и реализации решений, смогут упрочить в долгосрочной перспективе свои конкурентные позиции.

Корпоративная социальная ответственность

Одной из составляющих практики корпоративного управления является корпоративная социальная ответственность (КСО), которая должна способствовать повышению качества жизни основных заинтересованных сторон компаний. КСО оказывает значительное влияние на установление баланса интересов участников корпоративных отношений. Поэтому отставание в развитии практики корпоративного управления в области КСО от признанных международных стандартов является серьезным препятствием на пути установления указанного баланса.

В российских компаниях КСО выделяется более низким уровнем развития на фоне других значимых компонент практики корпоративного управления. Это подтверждается результатами регулярных исследований [1] Российского института директоров. Некоторые основные показатели, полученные в рамках данных исследований, приведены в таблице 1.

Таблица 1. Динамика развития практики корпоративного управления в 2004-2011 гг., %* (источник — [1])

Обеспечение прав акционеров

Деятельность органов управления и контроля

Корпоративная социальная ответственность

* В таблице указывается доля рекомендаций практики корпоративного управления в рамках перечисленных компонент, в среднем соблюдаемых компаниями анализируемой группы

Из приведенных в таблице 1 данных видно, что уровень развития практики корпоративного управления в области обеспечения прав акционеров при разнонаправленной динамике к концу рассматриваемого периода мало изменился по сравнению с 2004 годом. При этом существенно повысились уровни развития у трех других составляющих практики корпоративного управления. Самая низкая степень развития на протяжении всех восьми лет наблюдается по компоненту КСО. Так, в 2011 г. компании из анализируемой группы соблюдали в среднем 49% рекомендаций в этой сфере, что говорит о невысоком уровне развития практики корпоративного управления в части КСО. К числу наиболее проблемных аспектов этого компонента можно отнести: во-первых, низкий уровень распространения практики реализации компаниями проектов социальной ответственности для своих потребителей и поставщиков; во-вторых, относительно небольшая часть компаний имеет официальные документы, регламентирующие цели, задачи и принципы КСО; в-третьих, низкая доля компаний, утвердивших свод правил корпоративной этики. Вместе с тем в перспективе следует ожидать, что отечественные компании (в первую очередь, крупные) сохранят темпы развития наиболее значимых для них аспектов практики корпоративного управления в рамках КСО. Это связано с возрастающей ролью нематериальных активов, углублением процессов глобализации, усилением конкуренции.

Существуют различные направления реализации КСО. В современных российских условиях к числу наиболее актуальных из них можно отнести: ответственное поведение по отношению к своим сотрудникам, охрана окружающей среды, развитие добросовестной деловой практики, развитие местных сообществ, ответственное поведение по отношению к потребителям, благотворительность. При этом каждая компания должна сформировать свой набор наиболее значимых для нее направлений и механизмов реализации КСО. На этот процесс оказывает влияние множество факторов, к которым относятся ожидания заинтересованных сторон, география деятельности, разделяемые руководством корпорации ценности, отраслевая принадлежность компании, имеющиеся ресурсы и др.

Читайте так же:  Транспортный налог рязань 2019 ставки

Под влиянием глобализации расширяется география деятельности значительной части российских компаний, увеличивается количество отечественных транснациональных корпораций (ТНК), усиливаются позиции некоторых из них на зарубежных рынках. Для обеспечения устойчивого развития руководители компаний должны выстраивать прочные отношения с растущим числом заинтересованных сторон, которые располагаются на территориях многих регионов России и за ее пределами, что заметно повышает сложность соответствующего направления деятельности корпоративного менеджмента.

Развивая отношения с заинтересованными сторонами, менеджменту необходимо учитывать социокультурные и политико-культурные характеристики и особенности, национально-исторические традиции стран, в которых ведет свою деятельность компания. Так, ценностные представления населения страны присутствия ТНК прямо или опосредованно оказывают влияние на организационную культуру и другие взаимосвязанные аспекты корпоративного управления в дочерней структуре данной ТНК. В свою очередь, организационная культура этой дочерней компании влияет на ценностные представления населения, проживающего на территории деятельности данной компании. Поэтому естественно, что руководители корпораций, особенно транснациональных, должны держать под контролем такое взаимовлияние, оперативно реагировать на изменения устремлений и ожиданий общества.

Важную роль в прогнозировании таких изменений играют системы управления рисками. По мнению многих зарубежных бизнесменов и экспертов, они являются одним из наиболее проблемных аспектов корпоративного управления на уровне компаний в России [2]. При этом в последнее время расширяется набор рисков, охватываемых КСО. Среди наиболее значимых из них – риски, связанные с повышающимися ожиданиями заинтересованных сторон. Так, во многих регионах и странах у местных сообществ существуют ожидания, согласно которым корпорации должны взять на себя ряд добровольных обязательств по обеспечению социального благополучия этих сообществ. Другой пример – у представителей органов государственной власти РФ существуют ожидания, согласно которым отечественные компании должны отказаться от использования оффшорных схем в целях минимизации налоговых отчислений и вывода капитала за рубеж. При отсутствии правильного управления такими рисками они могут оказать сильное отрицательное влияние на деятельность компаний. Поэтому формирование эффективных систем управления рисками и их постоянное совершенствование является важнейшей задачей, решение которой положительно отразится на многих аспектах корпоративного управления, в том числе и на КСО.

Особую значимость среди связанных с КСО вопросов имеет подготовка и предоставление соответствующей отчетности. Подготовка нефинансовой отчетности позволяет компаниям:

— позиционировать себя как социально ответственного участника рынка;

— повышать открытость, прозрачность и подотчетность;

— улучшать международную репутацию;

— развивать взаимодействие с заинтересованными сторонами и укреплять доверие к компании;

— повышать рейтинги и инвестиционную привлекательность, в том числе в рамках выхода на мировые фондовые рынки;

— повышать эффективность компании в области экологии, социальной деятельности и этики бизнеса;

— выявлять, оценивать и предупреждать нефинансовые риски;

— повышать качество корпоративного управления» [3, с. 25].

В России руководители многих компаний еще не осознали важность и ценность подготовки отчетности, отражающей их намерения и результаты деятельности в области КСО. Об этом говорит тот факт, что в настоящее время относительно небольшое количество отечественных компаний готовит нефинансовую отчетность для широкого круга заинтересованных сторон. Так, согласно данным Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), по состоянию на 1 октября 2013 г. в Национальный Регистр нефинансовых отчетов были внесены отчеты 133 компаний и отраслевых союзов (объединений), зарегистрировано 430 отчетов, среди которых интегрированные отчеты (ИО), отчеты в области устойчивого развития (ОУР), социальные отчеты (СО), экологические отчеты (ЭО), отраслевые отчеты (см. табл. 2). Все эти документы были выпущены за период, начиная с 2000 г.

Из приведенных в таблице 2 данных видно, что лидерами нефинансовой отчетности являются компании нефтегазового комплекса, энергетики, металлургического и горнодобывающего сектора, а также сектора финансов и страхования. Из 129 компаний, составляющих нефинансовую отчетность, 84 (65%) относятся к указанной группе. Особенно здесь можно выделить энергетический сектор, который представлен 36 компаниями (28%). Количество всех нефинансовых отчетов корпораций из рассматриваемой группы – 287, что составляет 70% от общего числа зарегистрированных отчетов компаний (410). Еще более значительно выделяются эти корпорации по количеству отчетов в области устойчивого развития – 111 или 84% от общего числа таких отчетов.

Следует отметить, что относительно новым видом отчетов является интегрированный отчет, в котором объединяется информация о финансово-экономических результатах компании с отчетностью в области устойчивого развития. В настоящее время такие отчеты готовит немного компаний. Из таблицы 2 видно, что общее количество интегрированных отчетов (32) пока меньше, чем отчетов других видов. На компании, относящиеся к выделенной группе секторов экономики, приходится 27 интегрированных отчетов, что составляет 84% от их общего числа.

Лидерство в области нефинансовой отчетности указанной группы компаний можно объяснить несколькими причинами.

Во-первых, значительная часть из этих компаний – крупные публичные корпорации, которые имеют необходимые ресурсы для реализации масштабных проектов в области КСО и подготовки соответствующих отчетов. В эту группу входят такие компании, как ОАО «Газпром», ОАО «Лукойл», ОАО «Северсталь», АФК «Система» и др.

Таблица 2. Распределение нефинансовых отчетов по отраслевой принадлежности компаний (01 октября 2013 г.) (источник — [4] )

Отраслевая принадлежность
компаний

Число
компаний

Рейтинг корпоративной социальной ответственности крупнейших компаний, работающих на российском рынке.

Компания «ЭкоПромСистемы» совместно с «Национальной службой мониторинга» подготовили интегральный рейтинг корпоративной социальной ответственности крупнейших компаний, работающих на российском рынке.

. В оценке приняли участие компании, занявшие с 1 по 21 место в рейтинге крупнейших компаний России по объему реализации продукции рейтингового агентства «Эксперт» — «Эксперт 400» по итогам 2013 г. (в рейтинге не рассматривалась входившая в рейтинг под номером 6 компания ТНК ВР, присоединенная к НК «Роснефть»);

. Интегральный рейтинг рассчитывался на основе 8 критериев двух категорий: деятельность компании в сфере КСО (4 критерия по 3-балльной шкале, оценки проставлялись экспертами «ЭкоПромСистемы»), а также медиа-сопровождение деятельности компании в этой области (4 критерия по 3-балльной шкале – оценивалось аналитиками «Национальной службы мониторинга»). Интегральный показатель рассчитывался как сумма итоговой оценки в категории «Деятельность» с коэффициентом 0,7 и итоговой оценки в категории «Медиа-активность» с коэффициентом 0,3;

. Вся информация для расчета оценки деятельности в сфере КСО бралась из открытых источников: сайты анализируемых компаний; сайт РСПП; сайт российской сети Глобального договора. Примечание: оценивалась общекорпоративная практика, а не практика отдельных дочерних / аффилированных обществ анализируемых компаний, либо отдельных предприятий в составе анализируемой группы компаний;

. Медиа-рейтинг построен на основе анализа свыше 500 федеральных, 8 000 региональных и 3 000 специализированных изданий: ТВ, радио, пресса, информационные агентства и Интернет-СМИ;

. Период исследования: январь 2010 г. – декабрь 2013 г.

1. Критерии оценки в категории «Деятельность компании в сфере КСО»

«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России

Социальная сфера

Социальная ответственность очень крупных корпораций

Сегодня весь мир живет в условиях, при которых, как отмечает ООН, на видное место в обществе выходят силы, не рассматривающие территориальное государство в качестве единственного основополагающего организационного принципа.[1] Нигде это не проявляется так наглядно, как в экономике. Существование небольшого числа очень крупных корпораций (ОКК), десятков тысяч их дочерних предприятий и миллионов поставщиков — наиболее очевидные проявления происходящих изменений.

Повышенное внимание к ОКК сегодня объясняется, по крайней мере, двумя основными причинами. Первая причина усиления внимания к сектору ОКК является результатом роста влияния и потенциала ТНК, прежде всего — очень крупных корпораций. По оперативности и масштабам деятельности с ОКК не могут сравниться ни правительства, ни международные организации.

А вторая причина состоит в противоречивом развитии политики ОКК. Как отмечают многие авторы, и сегодня некоторые ОКК допускают серьезные нарушения прав человека, трудовых стандартов, экологических и других социальных требований.

Но с другой стороны, обострение противоречий социально-экономического и политического развития современного мира и другие причины приводят к определенным изменениям в политике ОКК. Наиболее ярко это проявляется в широком распространении политики так называемой «корпоративной социальной ответственности», анализу которой и посвящена данная статья.

Возникновение понятия «корпоративной социальной ответственности» (КСО)

В последнее время ООН стала вовлекать деловое сообщество в целом и транснациональные корпорации в частности в свою работу, направленную на решение проблем мирового развития. ООН призвала лидеров глобального предпринимательства соблюдать в своей деятельности универсальные принципы в области прав человека, трудовых стандартов и охраны окружающей среды. В результате в июле 2002 года была выдвинута инициатива «Глобальный договор», в соответствии с которой предприниматели обязуются сделать эти универсальные принципы неотъемлемой частью своей деятельности.

В докладе секретариата ЮНКТАД 15 августа 2003 г. был сформулирован вопрос об ответственности корпорации перед обществом, подчеркнуто, что проблема влияния деятельности предприятия на общество носит глобальный характер.[2]

В докладе была дана характеристика дискуссий, связанных с понятием «корпоративной социальной ответственности» (КСО). Как объясняют авторы доклада, большинство определений КСО описывают ее как «принятие мер, благодаря которым предприятие учитывает социальные интересы в своей предпринимательской политике и деятельности, включая экологические, экономические и социальные аспекты.»[3]

Как минимум, предприятия должны соблюдать установленные законом требования. В тех же странах, где обязательства юридически не определены или определены не в должной степени, весьма важно, чтобы эти предприятия все же осуществляли меры, отвечающие потребностям общества.[4]

Авторы подчеркивали тот факт, что социальная ответственность распространяется на прямые последствия деятельности предприятия, а также на их косвенное воздействие на общество. Однако в тексте доклада отмечалось — «в какой степени предприятия должны нести ответственность за такое внешнее воздействие, пока еще только обсуждается.»[5]

В условиях отсутствия достаточного доверия между обществом и предприятиями, утверждения корпорации о соблюдении правил надлежащего поведения часто подвергаются сомнению, если они не подкреплены всеобъемлющей и поддающейся проверке информацией.

На различных уровнях, в том числе международном, ведется работа по уточнению определения границ корпоративной социальной ответственности. Руководящие принципы для предприятий разработаны ЮНКТАД, МОТ, а также ОЭСР.

Инициатива «Глобальный договор» ООН представляет собой попытку ряда учреждений системы ООН и предприятий содействовать отбору руководящих принципов. К числу других инициатив можно отнести также работу, проводимую в рамках ЕС, которая находится пока на раннем этапе развития.

Большое влияние на отношения корпораций и общества оказывают международные инициативы в области КСО, а также кодексы поведения, число которых быстро увеличивается в последние годы. Но проверка их осуществления явно недостаточна, что не обеспечивает равных условий в области КСО. Существенные недостатки имеют место и в корпоративном управлении.

Эффективности КСО способствует давление со стороны общественности и угроза репутации фирм. Недавно проведенные исследования по вопросу о взаимосвязи между соблюдением деловой этики и финансовыми результатами деятельности компании показали, что те предприятия, которые соблюдают этические нормы поведения, имеют более успешные финансовые показатели в долгосрочной перспективе по сравнению с теми, кто не придерживается этих норм.[6]

Определение корпоративной социальной ответственности с течением времени подвергалось изменениям. Как отмечают специалисты ЮНКТАД, всемирно признанного определения КСО до сих пор не существует, как и не существует консенсуса относительно тех проблем, которые охватывает эта концепция. Общепризнано, что КСО — это не просто благотворительная деятельность или соблюдение законодательства. Общий знаменатель большинства определений сводится к тому, что КСО представляет собой концепцию, в соответствии с которой предприятия интегрируют социальные и экологические проблемы в свою предпринимательскую политику и деятельность с целью сделать свое воздействие на общество более благоприятным.

В докладе Секретариата ЮНКТАД (2003 г.) приводится несколько определений. Возьмем некоторые из них. Сперва возьмем определения организаций частного сектора. Вот, например, определение организации «Социальная ответственность деловых кругов» (СОД): «КСО означает осуществление предпринимательской деятельности так, чтобы это соответствовало ожиданиям общества или даже превосходило такие ожидания в этическом, правовом, коммерческом и общегражданском аспектах»;

Существенно отличается от определения СОД формулировка »Всемирного совета деловых кругов по вопросам устойчивого развития (ВСДКУР)»: «КСО представляет собой неизменную решимость предпринимателей демонстрировать этичное поведение и вносить вклад в экономическое развитие, повышая при этом уровень жизни работников и их семей, а также и местной общины в целом»;

Возьмем теперь определения международных организаций:

Всемирный банк считает, что: «КСО — это намерение предпринимателей внести вклад в устойчивое экономическое развитие на основе сотрудничества с работниками, их семьями, местной общиной и обществом в целом с целью повышения качества жизни такими способами, которые выгодны для бизнеса и благоприятны для развития».

Читайте так же:  Страховые компании осаго калининград

По мнению специалистов ОЭСР: «Корпоративная ответственность включает эффективность степени отлаженности отношений коммерческих предприятий с обществом, в котором они работают. Ключевым элементом корпоративной ответственности является сама предпринимательская деятельность.»[7]

Надо также сказать о том, что некоторые международные организации занимались разработкой правил социальной ответственности предприятий самостоятельно, еще до принятия «Глобального договора» в 2000 г.

В докладе Секретариата ЮНКТАД перечисляются ряд таких инициатив. На наш взгляд, наиболее важными среди этих инициатив были следующие:

1).«Принципы МОТ в отношении многонациональных предприятий». В рамках МОТ трехсторонний орган, в состав которого входили представители правительств, организаций трудящихся и работодателей, разработал Трехстороннюю декларацию принципов, касающихся многонациональных предприятий и социальной политики.[8] Цель Декларации состояла в установлении стандартов в сфере занятости для коммерческих предприятий. В Декларации охватывались такие проблемы, как недопустимость дискриминации, гарантии занятости, профессиональная подготовка, заработная плата, пособия и условия труда, гигиена и безопасность труда, свобода ассоциации и право на организацию. Но, как отмечается в докладе Секретариата ЮНКТАД, этот обзор принципов подвергся критике[9]. В нем плохо разработана методология, в анализе отсутствовали статистические данные, что не позволяло сравнить тенденции во времени. В настоящее время МОТ пытается решить эти проблемы с помощью введения дополнений и более подробного вопросника для ТНК и Всемирной Федерации профсоюзов.

2).«Принцип корпоративного управления ОЭСР». ОЭСР играет заметную роль в содействии корпоративному управлению. В 1999 г. в ее рамках был подготовлен вариант комплекса согласованных на международном уровне принципов корпоративного управления.[10] В них вводилось понятие ответственности корпорации перед заинтересованными сторонами, а также перед своими акционерами. Но, как подчеркнуто авторами, принципы не носят обязательного характера.

3).«Руководящие принципы ОЭСР для многонациональных предприятий». Впервые страны-члены ОЭСР согласовали свод Руководящих принципов для многонациональных предприятий еще в 1976г.[11] Но они были пересмотрены в 2000 г. и утверждены 36 странами.[12] Этот документ представляет собой наиболее полный свод принятых на многосторонней основе руководящих принципов. Они охватывают такие вопросы, как предоставление информации, обеспечение занятости, трудовые отношения, охрана окружающей среды, взяточничество, интересы потребителей, наука и техника, конкуренция, налогообложение. К руководящим принципам прилагаются положения о порядке их осуществления, предусматривающие создание национальных контактных пунктов в каждой принявшей их стране, через которые могут быть поданы жалобы и урегулированы споры между предприятиями и другими сторонами. Однако, как отмечают авторы доклада Секретариата ЮНКТАД, руководящие принципы часто подвергаются критике за их недостаточную четкость в отношении применения и в вопросе о том, кто может обратиться с жалобой и каким образом.[13] Разрабатываются и другие инициативы ОЭСР, в том числе Конвенция о борьбе с дачей взяток и руководящие принципы для защиты потребителей в условиях электронной торговли.

4) «Глобальный договор» Организации Объединенных Наций» Это была инициатива тогдашнего Генерального секретаря ООН Кофи Аннана. Она была направлена на содействие развитию и содержала призыв к предприятиям в своей предпринимательской деятельности придерживаться основных принципов, касающихся охраны окружающей среды, соблюдения прав человека и трудовых стандартов.[14] Принципы «Глобального договора» базируются на всеобщей Декларации прав человека ООН, Декларации МОТ об основополагающих принципах и правах в сфере труда, а также принципах по окружающей среде и развитию, принятых в Рио-де-Жанейро в 1992г.

Инициатива «Глобального договора» охватывает сеть учреждений ООН, предприятия, объединения предпринимателей и организации гражданского общества. В ней содержится призыв к предприятиям соблюдать и применять эти принципы, представлять коалиции «Глобальный договор» отчеты о наиболее ценных примерах применения данных принципов и участвовать в проектах, которые осуществляются в развивающихся странах совместно с учреждениями ООН и организациям гражданского общества. С января 2003 г. от 700 предприятий, участвующих в коалиции «Глобальный договор», требуется указывать в ежегодных отчетах, какие меры они принимают по всем основным принципам. Однако формат и способы предоставления информации определяются каждым предприятием самостоятельно.

Проблемы, связанные с корпоративной социальной ответственностью пока еще мало обсуждаются организациями трудящихся. Исключением являются разобранные выше «Принципы Международной Организации Труда». Разработка трехсторонней декларации принципов, касающихся транснациональных предприятий и социальной политики, было серьезным шагом вперед. Эта декларация могла бы активно использоваться в борьбе за улучшение положения трудящихся. Но, к сожалению, насколько нам известно, принципы МОТ редко упоминаются в социально-политической жизни стран, где действуют ТНК. Исключением, быть может, являются вопросы заработной платы, пособий и условий труда.

Это можно видеть на примере предприятий, принадлежащих иностранным компаниям, действующим в России. В российской печати даже говорят об этих предприятиях, как источниках «профсоюзной болезни», которой рискует заразиться «вся отечественная промышленность»[15].

Действительно, в последнее время на иностранных предприятиях в России имел место ряд столкновений, в которых участвовали профсоюзы, защищавшие интересы своих коллективов.

Вот один из них. Маляра окрасочного цеха совместного предприятия «GM-АвтоВАЗ» Ильсияр Шерафутдинову, которая также являлась заместителем председателя заводского профкома, уволили в ноябре 2006 г. За решением об ее увольнении последовали многие месяцы профсоюзной борьбы. Ее соратники пикетировали завод, засыпали суды исками, направляли жалобы в головной офис корпорации «General Motors». После окрика из Детройта руководству СП пришлось пойти на попятный. Сотрудницу восстановили на работу. Ей даже заплатили зарплату за все время вынужденных прогулов. Подобные истории на российских предприятиях не редкость.

Второй пример. Одна из самых успешных акций — суточная забастовка на заводе «Ford» во Всеволжске, приведшая к увеличению зарплаты на 14-20%, а также к расширению социального пакета и списка гарантий занятости для работников. Эту компанию организовал бывший сварщик «Ford» Алексей Этманов, три года назад учредивший на предприятии независимую профсоюзную организацию.

Еще одна, на этот раз уже «итальянская», забастовка проходила в мае 2007г. на заводе «Heine Ken» в Санкт-Петербурге. Суть итальянской забастовки заключалась в том, что водители автопогрузчиков, соблюдая все нормы трудового кодекса, регулирующие работу предприятия, передвигались по территории завода на погрузчиках с положенной скоростью 5 км/час, при любой, даже самой незначительной, поломке погрузчики сразу же отправлялись в ремонт. В результате объемы поставок продукции завода заметно сократились, некоторые эксперты говорили о снижении доходов компании. Требования рабочих были традиционными: повышение зарплаты, улучшение условий труда и другие льготы.

Работодатели были против, аргументируя свою позицию описанием экономической ситуации в стране. Так, вице-президент компании Виктор Пятко был убежден, что его завод не в состоянии платить рабочим такую же зарплату, как на европейских предприятиях. «В Европе бутылка пива стоит 2 евро, а у нас — 15 рублей, поэтому зарплата рабочих также должна отличаться в разы», –комментирует Пятко.[16] Однако несмотря на это 370 из 480 рабочих завода долго продолжали забастовку, надеясь на удовлетворение своих требований.

Кроме забастовок надо сказать также об укреплении связи профсоюзных организаций России с международными объединениями. Этмановым была подана заявка на вступление в международную федерацию металлистов — организацию, объединяющую профсоюзы самых разных промышленных областей, от добывающей до автомобильной. Подобные ассоциации, как правильно подчеркивал Этманов, помогают в решении серьезных проблем с международными концернами. Так, когда на СП «GM-АвтоВАЗ» проводилась акция в поддержку Эльсияр Шерафутдиновой, помощь коллег из Детройта, оказавших давление на руководство концерна «General Motors», сыграла едва ли не решающую роль.

Конечно, наряду с более активным использованием документов МОТ и других организаций о принципах социальной политики необходимо их дальнейшее совершенствование.

Необходима и решительная борьба с нарушениями принципов корпоративно социальной ответственности. Это ярко показал процесс, вошедший в историю под названием «бухгалтерского кризиса».

Кризис корпоративного управления в начале XXI в.

Начавшись в США, так называемый бухгалтерский кризис затронул и страны Западной Европы и ряд других стран. Он привел к моральной дискредитации корпоративной социально-экономической системы. Г. Б. Кочетков и В. Б. Супян, характеризуя американскую модель корпорации, подчеркнули, что начало XXI века стало периодом серьезного обострения проблем в сфере корпоративного бизнеса в США.[17] Череда крупномасштабных скандалов, потрясшая самые влиятельные корпорации в различных областях экономики США, заставила критически взглянуть на положение дел в корпоративном управлении, на многие, казалось бы, незыблемые правила и процедуры бизнеса, на состояние корпоративной морали и этики.

28 ноября 2001 г. одна из крупнейших энергетических компаний США и мира «Enron» была объявлена банкротом. Банкротство «Enron» начиналось как настоящее американское чудо. Появилась компания в 1985 г. и всего за 15 лет превратилась в седьмую по величине в Америке.[18] Но осенью в 2001 г. разразился грандиозный скандал. Журналисты обнаружили, что корпорация «химичит» с отчетностью, завышая свои прибыли. А это, в свою очередь, позволяет акциям резко расти в цене. Руководство компании наживалось, продавая свои ценные бумаги на самом пике стоимости. А заодно охотно выписывало себе премии и дополнительные гонорары «за ударный труд». Информация о мошенничестве тут же «обвалила» акции компании, и с долгами в 40 млрд. долл. «Enron» была признана банкротом.

Как могло случиться такое грандиозное мошенничество в «самой экономически развитой» стране мира? Ведь компания соответствовала всем требованиям международных стандартов отчетности, — задают вопрос российские журналисты Анна Каледина и Михаил Хмелев. И сами отвечают на этот вопрос: «Оказывается, именно эти самые стандарты позволили руководству фирмы водить за нос акционеров, а аудиторской компании «Arthur Anderson» (за делом «Enron» последовал и ее крах) — то ли не замечать, то ли прикрывать махинации.[19]

Мирно завершиться это дело не могло. Акционеры потеряли более 60 млрд. долл., а сотрудники компании лишились 1,2 млрд. долл. пенсионных накоплений. Зато руководство обогатилось на сотни миллионов долларов. Разбирательство по делу длилось четыре года. Суд Хьюстона (штат Техас) приговорил одного из главных виновников банкротства, бывшего исполнительного директора корпорации «Enron» Джеффри Скиллинга к 24 годам и 4 месяцам тюрьмы. Второй виновник банкротства «Enron», основатель компании Кэннет Дэй, приговора не дождался — он умер 5 июля 2006 г. от сердечного приступа.

Этот и последующие корпоративные кризисы рассматривают в США как самые сильные потрясения устоев системы корпоративного управления со времен кризиса 1920-х гг. и последовавшей за этим великой депрессии.

За делом «Enron» последовал целый ряд других скандалов. В исследовании Г. Б. Кочеткова и В. Б. Супяна приводятся данные о мошенничестве еще 24-х компаний. Вот некоторые из них: «WorldCom» допустила одно из крупнейших финансовых нарушений. Компания скрыла прибыли в размере 3,8 млрд. долл. «Xerox» попросила внести коррекцию в свои финансовые отчеты за 5 лет, из-за якобы ошибок в аудите на 6 млрд. долл. «Merril Linch» — крупнейший инвестиционный консультант — была уличена в «фальшивых советах» при инвестировании. Крупнейшая финансовая группа США «JP Morgan Chase and C o » была замешана в махинациях с целью укрыть долги «Enron» на сумму в 4 млрд. долл. Крупнейшая банковская группа США «Citigroup» была уличена в махинациях с целью помощи «Enron» в сокрытии части долга в размере 4 млрд. долл. «General Electric» была замешана в финансовых махинациях с «WorldCom».[20]

19 июня 2008 г. по сообщениям американской печати были арестованы два бывших управляющих хедж-фондов «Bear Stearns». Власти утверждают, что они скрыли негативную информацию о положении в компании и использовали эту информацию в корыстных целях.[21] Федеральная прокуратура США возбудила уголовное дело. Обоим предъявлены обвинения в мошенничестве с ценными бумагами.

Хедж-фонды «Bear Stearns» инвестировали в рискованные ипотечные инструменты, которые привели к потерям инвесторами 1,6 млрд. долл. Но это было только начало кризиса. А общая массовая переоценка стоимости ипотечных и кредитных инструментов привела к потерям финансовыми компаниями cтраны, по подсчетам агентства «Bloomberg», по данным на июль 2008 г., 397 млрд. долл.[22]

По данным на конец августа 2008 г., общие потери финансового сектора, по оценкам аналитиков, превысили триллион долларов.[23] Падение цен на жилье в США уже достигло 20 %, почти три миллиона семей не платят по ипотечным кредитам, они де-факто банкроты.

Проявления кризиса очень значительны и в странах Западной Европы, в частности, в Германии. Журналисты утверждают, что немецкие концерны все чаще расчищают свой путь на рынки других стран с помощью подкупов и взяток.[24] Остановить этот процесс не могут ни массовые обыски в компаниях, ни аресты топ-менеджеров.

Читайте так же:  Перечень документов для получения пособия по рождению ребенка в рк

»Скандал разгорается вокруг «Siemens», — подчеркивают журналисты.[25] В конце 2006 г. почти триста сотрудников правоохранительных органов Германии, Австрии, Швейцарии, к которым присоединились представители итальянской прокуратуры, проводили обыски и выемки документов в европейских офисах компании. Руководство «Siemens» обвиняется в массовых подкупах иностранных чиновников на общую сумму не менее 100 млн. евро. В число подозреваемых попали двенадцать высокопоставленных сотрудников концерна. Двое из подозреваемых занимают места в совете директоров «Siemens Communications Group» — телекоммуникационного подразделения концерна.

»Это мощнейший удар по репутации немецкого бизнеса. «Siemens» — лицо немецкой экономики, один из крупнейших немецких экспортеров. Две трети из почти полумиллиона его сотрудников работают за рубежом. И теперь концерн оказался в центре коррупционного скандала», — пожаловался «Эксперту» член правления «Transparency International Deutschland» Каспар фон Хауэншильд.[26]

Расследование, грозящее существенно испортить имидж немецкого бизнеса в глазах мировой общественности, было инициировано прокуратурой Швейцарии. Еще в 2005 г. швейцарские следователи наткнулись на цепочку подставных фирм, служивших перевалочным пунктом для денежных переводов чиновникам в самых разных государствах. Наиболее скандальным выглядит то, что взятки предназначались чиновникам не только в странах третьего мира, но и внутри ЕС.

Как подчеркивает Сергей Сумленный, коррупционные скандалы вокруг «Siemens» происходят с завидным постоянством. В 2003 г. концерн обвинялся в подкупе чиновников при строительстве скоростной железной дороги в Южной Корее. В 2002 г. два сотрудника концерна были признаны виновными по делу о даче взяток итальянским чиновникам в размере 6 млн. евро — так «Siemens» собирался выиграть тендер на строительство электростанций в Италии.[27] Сейчас «Siemens» делает все, чтобы переложить ответственность за коррупцию на плечи отдельных сотрудников и спасти репутацию концерна.

Ситуация вокруг «Siemens» — не единственный подобный скандал, сотрясающий немецкий бизнес. Недавно был арестован бывший председатель производственного совета концерна «Volkswagen» Клаус Фолькерт. Ему вменяется в вину подкуп зарубежных поставщиков запчастей, а также массовые затраты: под его руководством деньги зарплатного и страхового фонда компании активно тратились на секс-туризм для членов совета директоров. «Volkswagen» стал героем еще одного скандала. Генеральный прокурор европейской судебной палаты признал противоречащим законодательству ЕС германский «закон о концерне «Volkswagen». Европейских чиновников давно возмущает то, что этот закон обеспечивает представителям правительства Нижней Саксонии, где расположена штаб-квартира «Volkswagen», два места в руководстве концерна. Таким образом, подчеркивал журнал «Компания», Еврокомиссии почти удалось разрушить защитное поле вокруг «Volkswagen».[28]

В центре скандала находится и другой автомобилестроитель — «Daimler-Chrysler». В конце 2006 г. обвинение в подкупе турецких чиновников были предъявлены руководству подразделения концерна по производству автобусов. Глава подразделения подал в отставку — «по личным причинам». Одновременно руководство концерна отстранило от работы несколько топ-менеджеров, чьи имена не были названы. Это не первое подобное обвинение в адрес автогиганта. В 2004 г. американская комиссия по биржам и ценным бумагам предъявила компании обвинение в подкупах чиновников более чем в десятке стран мира — от Польшы до Ганы.

Экономические преступления, совершаемые сотрудниками немецких компаний, не ограничиваются раздачей взяток. В августе 2006 г. прокуратура Гамбурга предъявила обвинение восьми топ-менеджерам «Metro Group». Руководство компании обвинялось в том, что само получало взятки от производителя электроники «Philips» и предоставляло товарам этой фирмы недопустимые конкурентные преимущества.

Хотя подкуп иностранных чиновников уже 7 лет считается в Германии уголовным преступлением, количество немецких компаний, желающих получить конкурентные преимущества за рубежом с помощью взяток, не уменьшается, а растет. По оценкам Федеральной уголовной полиции (BKA), только за 2006 г. число зарегистрированных в стране экономических преступлений выросло на 9,9% и достигло 90 тысяч. Взятки составляют половину таких преступлений.[29]

Явления, которые условно именуют бухгалтерским кризисом, имеют место и в других странах, в частности, во Франции. Так, топ-менеджеров крупнейшей французской нефтяной компании «Total» подозревают в даче взяток чиновникам ближневосточных стран в обмен на получение контрактов на разработку газовых и нефтяных месторождений.[30] Французская полиция в конце марта 2007 г. допросила генерального директора «Total» Кристофа де Маржери и других топ-менеджеров нефтяной компании.

В 90-х годах де Маржери отвечал за работу подразделений «Total» на Ближнем Востоке. Именно в данный период французская компания заключила ряд перспективных контрактов в этом регионе. Следователей прежде всего интересовали условия получения прав на разработку крупнейшего газового месторождения Южный Парс в Иране. Контракт на сумму 2 млрд. долл., подписанный в 1997 г., предоставил право на разработку месторождения Южный Парс консорциуму в составе «Total», ОАО Газпром и малазийской компании «Petronas». Следственные органы подозревают, что здесь не обошлось без взяток иранским чиновникам. Помимо этого дела во Франции расследуются и другие эпизоды коррупции среди топ-менеджеров «Total». Один из них касается реализации программы «Нефть в обмен на продовольствие». «Total» подозревают в том, что она платила комиссионные иракским посредникам в обмен на квоты в рамках этой программы. В октябре 2006 г. в связи с этим делом де Маржери провел под арестом во французском полицейском отделении 48 часов. Расследование по иранскому и иракскому делам продолжается.

Во Франции большую известность также приобрело дело компании «Elf». В ходе судебного разбирательства, которое продолжалось 10 лет, непосредственный ущерб был установлен в сумме 300 млн. евро. По этому делу в качестве обвиняемых были привлечены более тысячи сотрудников компании.

В качестве средства борьбы против коррупции и махинаций в Великобритании был принят своеобразный кодекс так называемого этичного потребления и этичных инвестиций. Политика принципиального непотребления товаров транснациональных компаний, замеченных в использовании труда детей, жестоком обращении с животными, или нанесении вреда экологии обошлась этим компаниям в 2,6 млрд. фунтов стерлингов.

В 2003-2004 гг. произошел скандал с одной из крупнейших компаний Италии — «Parmalat». По обвинению в фальсификации бухгалтерской отчетности, мошенничестве и манипулировании рынком были арестованы руководители, бухгалтеры и советники компании. Стало известно об исчезнувших активах на 13 млрд. долл., о никогда не существовавшем счете на 5 млрд. долл. в «Bank of America», о фальшивых счетах на сотни миллионов долларов за непроданный товар, о 640 млн. долл., принадлежавших «Parmalat» и пропавших в инвестиционном банке на Каймановых островах и о многих других «художествах». Компании удалось спасти себя лишь с помощью государства.

В июне 2007 г. четырем ведущим мировым инвестиционным банкам («Citigroup», «UBS», «Deutsche Bank» и «Morgan Stanley») было предъявлено итальянским правосудием обвинение в соучастии в махинациях компании «Parmalat», которые привели к ее банкротству, пожалуй, самому разорительному в европейской истории, сопоставимому с крахом американской компании «Enron». Обвинение утверждает, что банки распространяли недостоверную информацию о положении в компании. Слушание дела продолжается.[31]

Показателем кризиса корпоративного управления служит широкое развитие коррупции.

»Transparency International» (TI) ежегодно составляет «Индекс восприятия коррупции на основе вопросов экспертов». В 2006 г. в «Индекс» были включены 163 страны. Страны ранжируются по шкале от 0 до 10 баллов. Ноль обозначает самый высокий уровень коррупции, 10 — наименьший. Наивысшую оценку «TI», как и в прошлом году, получили Финляндия, Исландия и Новая Зеландия — по 9,6 балла. Почти половина включенных в список стран (71) набрали менее 3 баллов. В этих странах взяточничество воспринимается как чрезвычайно острая проблема. В группу таких стран входит и Россия. В 2006 г. она получила 2,5 балла (127 место), ее соседи — Гондурас, Непал, Филиппины, Руанда. Ситуация с коррупцией в России не улучшается: результаты опросов предпринимателей, аналитиков, специалистов по оценке рисков не позволяют «TI» поставить нашей стране даже «тройку». В 2004 г. Россия получила 2,8 балла (90 место из 146 стран), а в 2005 г. — 2,4 балла (126 место из 150 стран).

По оценке фонда «Индем», сделанной в 2005 г., объем деловой коррупции в России составляет 316 млрд. долл., еще 3 млрд. долл. приходятся на взяточничество в бытовой сфере. В докладе 2006 г. «TI» особо подчеркивает необходимость предпринять меры, направленные на борьбу с коррупцией не только со стороны спроса (вымогательство денег чиновниками), но и предложения (готовность бизнесменов и граждан давать взятки).[32]

Пытаясь остановить лавину разоблачений или по крайней мере ослабить ее воздействие на сознание американцев и граждан других стран, правительственные круги США пошли на крайние меры. В 2002 г. был принят акт Сорбейнса-Оксли. В соответствии с ним, руководителей крупнейших американских компаний обязали лично проверять бухгалтерские книги своих фирм и давать клятву на библии в том, что все записи в них точны. В случае нарушения такого заверения предусматривалось наказание в виде штрафа до 15 млн. долл. или тюремное заключение сроком до 10 лет.

Некоторые аналитики считают, что эта мера может спровоцировать обострение кризиса всей системы и в США, и в Европе. В то же время принятие акта Сорбейнса-Оксли может рассматриваться и как начало перехода к «новому курсу» типа рузвельтовского «New Deal» 30-х годов XX в. в его современной форме. Об этом же свидетельствует усиление активности смешанных государственно-частных учреждений в ряде стран.

Самые социально ответственные компании мира

Осознание бизнесом своей социальной ответственности — является одним из залогов успешного и гармоничного развития общества, недопущения его расслоения и внутренних конфликтов.

Как мы уже отмечали, проблема «социальной ответственности» бизнеса все более широко обсуждается в последние годы во многих странах мира. Наталья Кириллина считает, что на Западе сложились в настоящее время три основных подхода к решению этой проблемы.[33] Сторонники первого настаивали и продолжают настаивать (во всяком случае, некоторое из них) на том, что единственная задача предпринимателей — рост прибылей. Кириллина называет такой подход теорией корпоративного эгоизма.

Есть и прямо противоположный взгляд — своего рода корпоративный альтруизм.

Однако наибольшее число приверженцев у третьего подхода, который является чем-то средним между двумя первыми.

Развитие политики корпоративной социальной ответственности в теории и на практике формирует новые подходы. Среди крупных корпораций растет число активных участников социальной деятельности, которая не является только благотворительностью, хотя и включает ее в себя. По приблизительным подсчетам, расходы на благотворительность составляют сегодня около 3% дохода предприятий.

Между тем, современная роль очень крупных корпораций в рамках уже действующих программ корпоративной социальной ответственности значительно превышает эти общие данные о нескольких процентах доходов предприятий, выделяемых на благотворительность. Достаточно сказать, что сегодня уже подавляющее большинство ОКК в той или иной форме и степени участвуют в этой деятельности.

Влиятельный американский журнал «Fortune» при помощи британских консалтинговых фирм составил рейтинг самых социально ответственных компаний мира. Победителей оценивали по тому, как компания учитывает интересы акционеров, сотрудников и потребителей, как реагирует на критику, ответственны ли ее менеджеры и совет директоров, нанимает ли она внешнего контролера. Аутсайдерами же стали те, кто во главу угла ставит исключительно материальную выгоду.

В итоге безоговорочно победили ОКК стран Западной Европы. Первые 10 мест списка — за ними. Причем 5 из них принадлежат британским и англо-голландской корпорациям, 4 — французским, 1 — итальянской.

Победитель рейтинга — сотовая компания «Vodafone». Этот крупнейший в мире оператор мобильной связи предоставил абонентами в Кении возможность проводить банковские операции с сотового телефона. Предоставил скидки для сотрудников службы спасения. А для клиентов, обеспокоенных содержанием Интернета, внедрил фильтры, чтобы их дети не увидели, чего не надо.

Только на 12 месте за европейскими японская энергокомпания «Tokyo electric power». А за ней — сразу четыре американские корпорации.

Если говорить об отраслях в рейтинге социальной ответственности, то тут на первый взгляд лидирует топливно-энергетический комплекс. Об этом свидетельствует тот факт, что на втором и третьем месте стоят нефтегазовые гиганты «BP» и «Royal Dutch Shell». А всего в первой десятке 6 представителей ТЭК. Гигантские прибыли от рекордных цен на нефть позволили компаниям ТЭК выделять больше средств для решения социальных проблем. Составители рейтинга явно не учитывали как негатив для общества выбросы углекислого газа в атмосферу, первопричина которых состоит в нарастающем использовании углеводородов. Впрочем, в целом совокупный рейтинг нефтегазового сектора снизился по сравнению с прошлым годом. Это произошло несмотря на то, что в него впервые попал российский Газпром (51 место). Он стал единственной российской компанией в списке самых социально ответственных мировых компаний.

Таблица 1. Рейтинг наиболее социально ответственных корпораций мира (2006г.)[34]