Рассмотрение судами дел об удо

Разумные сроки рассмотрения дел по УДО и подача апелляции по делам УДО

Поданы документы на УДО. По срокам всё соблюдено. Подавали через ИК. Все характериктики»+»,работаем,учимся.Документы приняты судьёй 24.05.,но рассмотрение до сих пор не назначено,хотя у тех кто подавал документы и проходил комиссию с нами уже назначен суд. Вопрос первый:

-сколько времени максимум ждать назначения суда и рассмотрения дела?

-если решение будет отрицательным,то в какие сроки можно подать аппеляцию и можно ли нам нанять адвоката для аппеляции,если он не участвовал в рассмотрении самого дела по УДО?

Ответы юристов (3)

-сколько времени максимум ждать назначения суда и рассмотрения дела?

Уголовно-процессуальный кодекс РФ не предъявляет определенных требований к срокам рассмотрения подобных ходатайств. Единственное на что указывает УПК РФ, то осужденный должен быть извещен о дате и времени рассмотрения ходатайства не позднее 14 дней до дня судебного заседания (ч. 2 ст. 399 УПК РФ).

Но в любом случае срок назначения ходатайства к рассмотрению должен быть разумным.

Вы можете поторопить назначение рассмотрения ходатайства путем составления обращения на имя Председателя районного суда, в который направлено ходатайство, с требованием ускорить рассмотрение ходатайства. При этом не стоит думать, что судья на осужденного обозлиться. Это обывательская глупость.

-если решение будет отрицательным, то в какие сроки можно подать аппеляцию и можно ли нам нанять адвоката для аппеляции, если он не участвовал в рассмотрении самого дела по УДО?

Адвоката нанять Вы можете на любой стадии рассмотрения ходатайства, в том числи и на стадии подачи апелляционной жалобы.

Есть вопрос к юристу?

​1.Законодательно срок рассмотрения материалов в суде не определён. 2.Законодательно определён только срок направления материалов в суд администрацией ИУ- не позднее чем через 10 дней после подачи ходатайства об УДО. 3.Эту ошибку исправил Пленум ВС РФ от 21 апреля 2009 года, который в своём Постановлении «скорректировал» сроки рассмотрения судами материалов по УДО- —————Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2009 г. N 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» 19. Судам надлежит обеспечить рассмотрение ходатайств осужденного, его законного представителя, а также по их поручению и адвоката об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания и представлений учреждения или органа, исполняющего наказание, о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания в разумные сроки (например, применительно к указанным в части 3 статьи 227 УПК РФ срокам рассмотрения уголовных дел в отношении лиц, содержащихся под стражей). При этом надлежит учитывать, что осужденные к лишению свободы на недлительные сроки в случае промедления с рассмотрением ходатайства или представления фактически лишаются возможности условно-досрочного освобождения либо замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. ———————==Таким образом, рекомендуемый срок рассмотрения- не позднее 14 суток со дня поступления материалов в суд. Фактически в любом случае в течение 30 суток рассматриваются обязательно​

Уточнение клиента

Спасибо!Аппеляционная жалоба(в случае отрицательного ответа)подаётся в течении 10 дней с момента вынесения решения?

21 Июня 2017, 11:36

подаётся в течении 10 дней с момента вынесения решения?

В течение 10 дней с даты получения копии постановления осужденным на руки, а если жалобу будет подавать адвокат, то да, в течение 10 дней с даты вынесения постановления.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Сроки рассмотрения ходатайств об условно-досрочном освобождении в уголовном судопроизводстве

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 25.11.2016 2016-11-25

Статья просмотрена: 2354 раза

Библиографическое описание:

Алексеева В. И., Смахтин Е. В. Сроки рассмотрения ходатайств об условно-досрочном освобождении в уголовном судопроизводстве // Молодой ученый. — 2016. — №25. — С. 493-494. — URL https://moluch.ru/archive/129/35761/ (дата обращения: 16.01.2019).

На сегодняшний день такой уголовно-процессуальный институт как ходатайство, играет важную роль в российском уголовном судопроизводстве. Под этим термином принято считать просьбу о выполнении каких-либо процессуальных действий, о принятии каких-либо решений, обращенную к дознавателю, следователю, прокурору либо суду участниками уголовного процесса, наделенными таким правом. Принесение ходатайства является важной гарантией прав и законных интересов граждан, вовлекаемых в сферу уголовного судопроизводства, полного и объективного исследования обстоятельств дела, вынесения обоснованного и справедливого приговора.

Статья 119 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации наделяет правом на заявление ходатайства как участников уголовного процесса со стороны защиты, так и со стороны обвинения, а также иных лиц, участвующих в деле, чьи права и законные интересы могут быть затронуты в ходе судебного и досудебного производства.

В отличие от ходатайств, заявленных в ходе предварительного расследования, которые в соответствии со статьей 121 УПК РФ рассматриваются непосредственно после их заявления, либо в течение 3 суток со дня заявления, законодатель не устанавливает сроки рассмотрения ходатайств, заявленных участниками на судебной стадии уголовного процесса. Также стоит отметить, что некоторые ходатайства требуют более длительного и детального рассмотрения судом, из-за сложности вопросов, представленных в ходатайстве. Анализируя судебную практику, можно отметить, что, нередко суд оставляет рассмотрение ходатайств на более поздние этапы судебного разбирательства.

Одними из таких ходатайств, для которых законом не были установлены конкретные сроки рассмотрения, являются ходатайства об условно-досрочном освобождении, заявляемые осужденными.

Стоит отметить, что при установлении сроков рассмотрения ходатайств, следует учитывать его характер и сложность, для того, чтобы позволить суду всесторонне рассмотреть и правильно разрешить ходатайство, с учетом всех имеющихся обстоятельств, а также не допустить нарушения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

Рассмотрим данную проблему на конкретном примере. За основу возьмем ходатайства об условно-досрочном освобождении осужденных одного из районных судов Свердловской области за 2014–2015 года.

Проанализировав материалы об условно-досрочном освобождении, поступившие за 2015 год, можно сделать вывод, что в 2015 году время рассмотрения ходатайств существенно возросло, в отличие от 2014 года. В среднем, сроки рассмотрения результативных дел об УДО составили — 60 дней, что вдвойне выше сроков, рекомендованных нормативными актами. По 56 ходатайствам, рассматриваемым в 2015 году, сроки рассмотрения превысили 3 месяца, что в три раза дольше, прошлого года. Следовательно, сроки рассмотрения ходатайств значительно выросли в сравнении с 2014 годом.

Стоит отметить, что столь длительное рассмотрение ходатайств об условно-досрочном освобождении, резко ухудшают положение осужденных, а также, препятствуют нормальной реализации права на доступ к правосудию. В соответствии с п. 10 ст. 175 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, в случае отказа суда в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, повторное внесение в суд соответствующего ходатайства или представления, может иметь место не ранее, чем по истечении шести месяцев со дня вынесения постановления суда об отказе. В случае отказа суда в условно-досрочном освобождении осужденного к пожизненному лишению свободы повторное обращение с ходатайством может иметь место не ранее чем по истечении трех лет со дня вынесения постановления суда об отказе. То есть, если суд отказывает осужденному в УДО, рассматривая при этом ходатайство более 3-х месяцев, осужденный, не будет иметь права подать повторное ходатайство в текущем году, что ограничивает или лишает его права просить о помиловании или смягчении наказания, закрепленного в п. 3 ст. 50 Конституции Российской Федерации.

Что касаемо количества удовлетворенных ходатайств, заявленных в 2015 году, то их число составило — 60 % от общего числа результативных дел, что является на сегодняшний день высоким показателем, нерезультативных дел — 9 % от общего числа поступивших и рассмотренных судом материалов, что в разы меньше, по сравнению с 2014 годом. Количество обжалуемых решений, в сравнении с 2014 годом, в 2015 году резко возросло и составило — 8 %.

Мы видим довольно высокий показатель удовлетворенных ходатайств, рассмотренных в 2015 году, однако, в сравнении с 2014 годом он существенно снизился, а процент обжалуемых решений, вынесенных судом начал расти. Это также свидетельствует о том, что судьи не успевают всестороннее и детально рассмотреть большое количество ходатайств об условно-досрочном освобождении, заявленных осужденными. В итоге, решение, вынесенное судом, обжалуется, так как осужденный не согласен с позицией суда. Наблюдая такую динамику, можно предположить, что в дальнейшем, процент рассматриваемых судом ходатайств об условно-досрочном освобождении начнет падать, количество обжалуемых решений будет расти, что является крайне нежелательным как для самого суда, так и для осужденного. Осужденный не будет удовлетворен решением суда и будет вынужден повторно заявлять ходатайство об условно-досрочном освобождении, а суд затратит большое количество времени для того чтобы рассмотреть повторно заявленное ходатайство, вместо детального рассмотрения ходатайств об условно-досрочном освобождении других осужденных или иные ходатайства, заявленные участниками уголовного судопроизводства.

На дату проведения анализа также установлено, что судом не было рассмотрено более 100 ходатайств об условно-досрочном освобождении осужденных, которые поступили в 2015 году, что способствует не совсем точному подведению результатов анализа рассматриваемых судом ходатайств. Так, в среднем, одним судьей в месяц рассматривается около 11–14 ходатайств об УДО, а в некоторых случаях было зафиксировано около 40 и более материалов.

Читайте так же:  Налог на имущество организаций новосибирск 2019

Нагрузка на судей, ввиду рассмотрений такого количества материалов, является очень существенной, что мешает всесторонне и объективно рассмотреть, представленное осужденным ходатайство и принять по окончании рассмотрения верное решение. В связи с этим возникает большой риск принятия судом необоснованных решений. Вместе с тем нарушаются права осужденных.

На основании вышесказанного, можно сделать вывод, что институт ходатайства играет важную роль в уголовном судопроизводстве, так как он обеспечивает защиту установленных законом прав и свобод всех участников уголовного процесса. Мы видим, какое множество негативных последствий возникает из-за отсутствия установленных законом сроков рассмотрения ходатайств на судебной стадии уголовного процесса. Процент рассматриваемых судом ходатайств падает, количество обжалуемых решений, вынесенных судом, растет, сроки рассмотрения ходатайств затягиваются, а некоторые ходатайства вовсе не рассматриваются судом. Учитывая данные проблемы, возникает необходимость внесения изменений в части статьи 121 УПК РФ. Сроки рассмотрения ходатайств судом, заявленных сторонами уголовного процесса на судебной стадии, следует конкретизировать. И указать разумный срок рассмотрения ходатайств в зависимости от их содержания. Так как мы видим, что в однодневный срок рассмотреть ходатайство осужденного об условно-досрочном освобождении практически не представляется возможным, так как это препятствует вынесению объективного решения. Если же суд будет рассматривать ходатайство более 3-х месяцев, это ухудшит положение осужденного. Законодателю следует определить оптимальный срок для рассмотрения ходатайств такого содержания и сложности, а также других ходатайств, заявленных сторонами уголовного судопроизводства.

  1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г.: по сост. на 21 июля 2014 г. // Собрание законодательства Российской Федерации — 2014. — № 31. — Ст. 4398.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174 — ФЗ: по сост. на 01 сентября 2016 г. // Ведомости Федерального Собрания РФ — 2002. № 1. — Ст. 1.
  3. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08 января 1997 г. № 1 — ФЗ: по сост. на 01 января 2016 г. // Собрание законодательства РФ — 1997. № 2. Ст. 198.
  4. Божьев В. П. Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция». М.: Спарк, 2002. 704 с.

Рассмотрение судами дел об условно-досрочном освобождении от наказания

В.И. Руднев, ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент.

Часть 3 ст. 50 Конституции Российской Федерации предусматривает, что каждый осужденный за преступление имеет право просить о помиловании или смягчении наказания. Право осужденного просить о смягчении наказания может означать не только замену одного вида наказания на другой, более мягкий, но и возможность освобождения от отбывания наказания, хотя и при соблюдении некоторых условий. В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 26 ноября 2002 г. по делу о проверке конституционности положений статей 77.1, 77.2, частей первой и десятой статьи 175 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации и статьи 363 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина А.А. Кизимова было указано, что реализация конституционного права осужденного просить о смягчении наказания охватывает и решение вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания . Таким образом, право осужденного, обращающегося с просьбой об условно-досрочном освобождении от наказания, можно рассматривать как его конституционное право, реализуемое судом.

См.: Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2003. N 1. С. 17.

При этом следует иметь в виду следующее. В связи с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации (далее — УК РФ), круг осужденных, к которым может быть применено условно-досрочное освобождение, сократился. Теперь условно-досрочное освобождение от наказания применяется только к лицам, отбывающим содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы. Согласно положениям уголовно-исполнительного законодательства лица, осужденные к лишению свободы, отбывают наказание в исправительных учреждениях. В ст. 74 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее — УИК РФ) перечислены исправительные учреждения. К ним относятся исправительные колонии, воспитательные колонии, тюрьмы, лечебные исправительные учреждения. Функции исправительных учреждений выполняют и следственные изоляторы в отношении осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, а также в отношении осужденных, оставленных в следственных изоляторах с их согласия на срок не свыше шести месяцев. Следует учесть, что осужденные к лишению свободы, находящиеся в следственных изоляторах по другим основаниям, не предусмотренным в ст. 74 УИК РФ, также имеют право на условно-досрочное освобождение, если в отношении их был вынесен обвинительный приговор, который вступил в законную силу.

Кроме того, в настоящее время в связи с принятием Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 161-ФЗ изменился порядок обращения с ходатайством об освобождении от отбывания наказания. Теперь осужденный, к которому может быть применено условно-досрочное освобождение от наказания, вправе сам обратиться в суд с ходатайством об этом. Ходатайство об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденный подает через администрацию учреждения или органа, исполняющего наказание. Администрация учреждения или органа, исполняющего наказание, не позднее чем через 10 дней после подачи ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания направляет в суд указанное ходатайство вместе с характеристикой на осужденного. В ст. 175 УИК РФ указано, что в суд в интересах осужденного вправе обратиться адвокат (законный представитель). При этом администрация учреждения или органа, исполняющего наказание, должна быть поставлена об этом в известность и должна также направить в суд характеристику на осужденного.

Согласно ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Тем самым на суд возлагается обязанность определения необходимости дальнейшего отбывания наказания осужденным. Однако условно-досрочное освобождение от наказания применяется, только если осужденный фактически отбыл определенную часть срока наказания. Причем фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев. При вынесении решения об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания.

Таким образом, только суду принадлежит право принятия решения об освобождении осужденного от полного отбывания наказания, ранее назначенного ему. В юридической литературе говорится: «Отсутствие необходимости полного отбывания лицом назначенного ему наказания оценивается судом. Это субъективное условие. На его наличие или отсутствие указывает поведение осужденного во время отбывания наказания с учетом: добросовестного соблюдения режима отбывания наказания, отношения к трудовой и общественной жизни в коллективе, а равно прочего активного инициативного положительного поведения; отношения осужденного к совершенному им преступлению, в том числе чистосердечного раскаяния, стремления к возмещению ущерба, причиненного преступлением; благоприятных семейно-бытовых условий (избранного лицом постоянного места жительства и позитивного социального окружения); реальной возможности трудоустройства и заработка и т.д.» .

Сверчков В. Пределы условно-досрочного освобождения от отбывания наказания // Российская юстиция. 2002. N 10. С. 50.

Решение вопроса, связанного с условно-досрочным освобождением от отбывания наказания, разрешается судом исходя из документов, представленных администрацией исправительного учреждения или органа, исполняющего наказание. В то же время отмечается, что «администрации исправительных учреждений необходимо исключить практику, когда дисциплинарные взыскания с осужденных снимаются поспешно и непосредственно перед подачей ходатайств об условно-досрочном освобождении» .

Кукушкин П., Курченко В. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания // Законность. 2006. N 6. С. 4.

Вместе с тем известно, что в некоторых случаях дисциплинарные взыскания на осужденных налагаются необоснованно, в том числе и для того, чтобы не допустить досрочного освобождения осужденных от отбывания наказания. Во всем этом необходимо разбираться суду, принимающему решение об освобождении от наказания. При этом суд может не ограничиваться документами, представленными администрацией учреждения или органа, исполняющего наказание. Хотя в литературе отмечается, что «органы и учреждения, исполняющие наказания, должны. представлять более развернутые характеристики на осужденных, отмечая в деталях их поведение во время отбывания наказания, отношение к труду, обучению, проводимым воспитательным мероприятиям и добавляя иную информацию, с тем чтобы суд мог вынести объективное решение, тем самым существенно уменьшив возможность грубого судейского усмотрения» . Представляемые в суд на осужденного документы не всегда, к сожалению, могут быть достаточными и полными, чтобы суд мог принять правильное решение об условно-досрочном освобождении.

Уголовно-исполнительное право России: теория, законодательство, международные стандарты, отечественная практика конца XIX — начала XXI века. Учебник для вузов / Под ред. А.И. Зубкова. М., 2002. С. 178.

Между администрацией и осужденным в процессе отбывания им наказания возникают определенные отношения, и, следовательно, характеристика на осужденного может носить субъективный характер. Более того, в юридической литературе утверждается, что «судья, принимающий решение о досрочном освобождении от наказания, увы, не в состоянии разобраться в том, объективна ли характеристика начальника отряда, насколько изучена и достоверно представлена в данной характеристике личность осужденного, особенности его характера, какова динамика развития его убеждений и взглядов» . Поэтому в ходе судебного заседания суд, как представляется, вправе истребовать от администрации учреждения или органа, исполняющего наказание, дополнительные документы, которые могли бы способствовать правильному принятию судом решения об условно-досрочном освобождении. Хотя в ст. 399 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) об этом не говорится, однако следует учитывать, что производство по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора, происходит в суде первой инстанции. И если суд первой инстанции, рассматривающий дело по существу, вправе истребовать дополнительные материалы, то и суд, рассматривающий и разрешающий вопросы, связанные с исполнением приговора, также может получить от сторон, участвующих в судебном разбирательстве, какие-либо материалы.

Читайте так же:  Материнский капитал и доли за ипотеку

Сверчков В. Пределы условно-досрочного освобождения от отбывания наказания // Российская юстиция. 2002. N 10. С. 51.

В юридической литературе отмечается, что «в документах, представляемых в суд для решения вопроса об условно-досрочном освобождении, могут быть и другие сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного, к которым можно отнести информацию о беседах сотрудников колонии с осужденными по поводу нарушений, когда дисциплинарные взыскания не накладывались» .

Кукушкин П., Курченко В. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания // Законность. 2006. N 6. С. 4.

Суд рассматривает все эти материалы в судебном заседании по месту отбывания наказания осужденным. Вместе с тем при рассмотрении дел такой категории встречаются определенные просчеты, заключающиеся в недостаточном изучении представленных ходатайств осужденных об условно-досрочном освобождении и других материалов. В литературе отмечается, что «суды, как правило, за одно посещение колонии рассматривают по несколько десятков дел по условно-досрочному освобождению. Это не может способствовать качественному их рассмотрению» .

Вырастайкин В. Условно-досрочное освобождение только для достойных // Российская юстиция. 2003. N 8. С. 46.

Суд может принять решение об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении. В юридической литературе приводятся случаи, при которых суды, отказывая в праве на условно-досрочное освобождение от наказания, руководствуются следующими мотивами: «Лицо большую часть срока нарушало режим; новое преступление совершено после применения условно-досрочного освобождения в течение неотбытой части наказания или вскоре после амнистирования (помилования); лицо неоднократно судимо и существует минимальный интервал между судимостями; лицо уклоняется от возмещения ущерба по исполнительным листам; лицо не желает признать вину в преступлении и раскаяться; лицо не имеет поощрений; тяжестью преступления. Как правило, суды приводят совокупность указанных мотивов» .

Вырастайкин В. Условно-досрочное освобождение только для достойных // Российская юстиция. 2003. N 8. С. 45.

В тех случаях, когда осужденный или же администрация учреждения или органа, исполняющего наказание, а также прокурор не будут согласны с решением суда по вопросу об условно-досрочном освобождении, они вправе обратиться в вышестоящий суд в кассационном порядке, что предусмотрено ст. 401 УПК РФ.

Рассматривая институт условно-досрочного освобождения, следует отметить следующее. Само решение вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания происходит только после вступления приговора суда в законную силу. Согласно ч. 1 ст. 49 Конституции Российской Федерации каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. До тех пор, пока обвинительный приговор суда не вступил в законную силу, осужденный считается невиновным, даже если он, например, находится в следственном изоляторе, и, следовательно, в отношении его не может применяться условно-досрочное освобождение от отбывания наказания, так как он еще не понес наказания. Об этом может свидетельствовать следующий пример.

Верховным Судом Чувашской Республики 16 января 1998 г. Ермолаев был осужден по ст. 134 УК РФ к трем годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 151 УК РФ к двум годам девяти месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 119 УК РСФСР к одному году лишения свободы, по ст. 116 УК РФ к шести месяцам исправительных работ с удержанием 20% заработка, на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно ему было определено три года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Дело рассматривалось и в кассационном порядке.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 30 июня 1998 г. вынесла кассационное Определение. Президиум Верховного Суда Российской Федерации 29 июля 1998 г. отменил это кассационное Определение и направил дело на новое кассационное рассмотрение. Между тем, когда данное дело еще не было рассмотрено Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации, в Московский районный суд г. Чебоксары поступило ходатайство администрации исправительного учреждения, где отбывал наказание Ермолаев, о его условно-досрочном освобождении от отбывания наказания (в тот момент осужденные еще не имели права самостоятельно обращаться в суд согласно действующему законодательству). Судья районного суда отказал в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении Ермолаева. Адвокат, представляющий интересы Ермолаева, обратился с частной жалобой в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Чувашской Республики, которая, рассмотрев жалобу, отменила 29 сентября 1998 г. постановление судьи, а материалы дела направила в тот же суд на новое рассмотрение.

Президиум Верховного Суда Чувашской Республики 16 октября 1998 г. отменил данное Определение Судебной коллегии и прекратил производство по делу об условно-досрочном освобождении.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 17 ноября 1998 г. в кассационном порядке приговор в части осуждения Ермолаева по ч. 1 ст. 119 УК РСФСР отменила и дело прекратила, наказание по ст. 134, ч. 3 ст. 151 УК РФ соответственно снизила до двух лет шести месяцев лишения свободы, а на основании ст. 40 УК РСФСР по ст. 134, ч. 3 ст. 151, ст. 116 УК РФ назначила Ермолаеву два года шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации в протесте поставил вопрос об отмене состоявшихся судебных решений в части, касающейся рассмотрения вопроса об условно-досрочном освобождении Ермолаева от отбывания наказания, и прекращении дела.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 6 мая 2000 г. удовлетворила протест по следующим основаниям. По смыслу закона решение вопроса об условно-досрочном освобождении от наказания или замена назначенного наказания более мягким производится только после вступления приговора в законную силу. При этом следует иметь в виду, что на момент рассмотрения судьей районного суда вопроса об условно-досрочном освобождении Ермолаева (14 сентября 1998 г.) приговор в отношении его не вступил в законную силу, так как кассационное Определение Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 1998 г. было отменено Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 29 июля 1998 г. Несмотря на эти обстоятельства, были вынесены судебные решения 14 сентября 1998 г. судьей районного суда; 29 сентября 1998 г. Судебной коллегией Верховного Суда Чувашской Республики и 16 октября 1998 г. Президиумом этого же Суда. В связи с изложенным указанные судебные решения в части, касающейся рассмотрения вопроса об условно-досрочном освобождении Ермолаева от отбывания наказания, подлежали отмене, а дело — прекращению .

См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 3. С. 18.

Следует отметить, что разрешение вопросов, связанных с условно-досрочным освобождением от отбывания наказания, согласно ст. 399 УПК РФ возложено на суд и предусматривает в этих целях проведение судебного заседания. Однако само участие осужденного в рассмотрении его дела судом зависит от усмотрения суда. Если осужденного не приглашают участвовать в заседании суда, то его нельзя будет выслушать непосредственно в суде, хотя он обращается в суд для решения своего вопроса об условно-досрочном освобождении. Возможно, что осужденные с такими положениями не согласны. Один из них обратился в Конституционный Суд Российской Федерации.

Так, С. сначала направил ходатайство об условно-досрочном освобождении от наказания в суд общей юрисдикции. В отношении С. 15 октября 2001 г. был вынесен приговор Сергиево-Посадским городским судом Московской области, согласно которому С. был осужден по п. п. «а», «д» ч. 2 ст. 126; п. п. «б», «в», «д» ч. 2 ст. 131; п. п. «а», «б», «в», «д» ч. 2 ст. 132 УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с исчислением срока наказания с 15 февраля 2001 г. Определением Московского областного суда от 29 ноября 2001 г. срок наказания С. был снижен до девяти лет лишения свободы. 27 февраля 2004 г. по отбытии более одной четверти назначенного ему срока наказания за примерное поведение и добросовестный труд С. был переведен для отбывания наказания в колонию-поселение. На 15 августа 2004 г. С. отбыл половину срока наказания и в тот же день обратился в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от наказания.

При рассмотрении его дела в Люблинском районном суде г. Москвы С. не участвовал. Суд установил, что С. за период отбывания наказания нарушений правил внутреннего распорядка и трудовой дисциплины не допустил, зарекомендовал себя как человек скрытный, малообщительный, участия в жизни отряда не принимал.

Представитель учреждения, в котором отбывал наказание С., не поддержал ходатайство осужденного об условно-досрочном освобождении от наказания. Прокурор также просил суд не удовлетворять ходатайство С. об условно-досрочном освобождении, так как С. не в полной мере доказал, что не нуждается в полном отбывании наказания, хотя и не имеет взысканий, а имеет поощрения за добросовестный труд. По мнению прокурора, все смягчающие обстоятельства были учтены судом ранее, при вынесении приговора, а добросовестный труд является обязанностью осужденного.

В итоге суд пришел к выводу, что ходатайство С. об условно-досрочном освобождении не подлежит удовлетворению, так как в представленных материалах не имеется достаточных доказательств, которые могут подтвердить, что социальная справедливость достигнута, осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного наказания. По мнению суда, С. не встал на путь исправления .

См.: Архив Люблинского районного суда г. Москвы. 2005 г.

Читайте так же:  Договор купли продажи прицепа в рассрочку образец

Не соглашаясь с постановлением суда, С. обратился с кассационной жалобой в Московский городской суд и просил отменить решение нижестоящего суда.

В жалобе С. утверждал, что его право на защиту было нарушено, так как он не участвовал в судебном заседании, и судом не было учтено, что за все время отбывания наказания он зарекомендовал себя исключительно с положительной стороны, неоднократно поощрялся за добросовестное отношение к труду и примерное поведение. Кроме того, суд, по его мнению, не учел его плохое состояние здоровья, наличие у него на иждивении трех несовершеннолетних детей и престарелой больной матери.

В суде кассационной инстанции представитель учреждения, в котором С. отбывал наказание, не поддержал его ходатайство об условно-досрочном освобождении. Прокурор также полагал, что постановление суда, отказавшего С. в условно-досрочном освобождении, следует оставить без изменений.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу, что в настоящее время С. не подлежит условно-досрочному освобождению, так как не имеется достаточных оснований полагать, что он твердо встал на путь исправления и не нуждается в полном отбывании назначенного ему судом наказания, а поэтому суд первой инстанции законно и обоснованно отказал С. в удовлетворении его ходатайства об условно-досрочном освобождении. Суд кассационной инстанции отметил, что суд первой инстанции дал оценку всем обстоятельствам, изложенным в ходатайстве С., характеристике осужденного и справке о поощрениях. Также были приведены мотивы, по которым суд первой инстанции признал их недостаточными для условно-досрочного освобождения. Суд кассационной инстанции посчитал, что суд первой инстанции обоснованно принял во внимание характер и тяжесть совершенных С. преступлений, а также мнение администрации исправительного учреждения о нецелесообразности применения к С. условно-досрочного освобождения. В определении суда кассационной инстанции было указано, что согласно положениям ст. 399 УПК РФ решение об участии осужденного в судебном заседании принимает суд. Суд счел возможным рассмотреть ходатайство об условно-досрочном освобождении в отсутствие осужденного С. и не усмотрел необходимости в вызове его в судебное заседание .

См.: Архив Московского городского суда. 2005 г. Дело N 22-12184.

После этого С. обратился с жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации 12 ноября 2005 г., посчитав нарушение его конституционных прав положениями ч. ч. 2, 3 ст. 399 УПК РФ, согласно которым вопрос об участии осужденного в заседании суда, рассматривающего дело по вопросам исполнения приговора, разрешается этим судом, не соответствующими ч. 1 ст. 19, ч. 1 ст. 46, ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они позволяют суду принимать решения по делу, не предоставив такому осужденному возможности ознакомиться с материалами судебного заседания и изложить свою позицию по рассмотренным судом вопросам. С. утверждал, что положения ч. ч. 2, 3 ст. 399 УПК РФ, где говорится, что решение об участии осужденного в судебном заседании принимает суд, позволяют суду отказать осужденному, содержащемуся под стражей, в праве участвовать в судебном заседании, лично заявлять отводы и ходатайства, представлять дополнительные материалы и т.д. .

См.: Архив Конституционного Суда Российской Федерации. 2005 г.

Рассматривая жалобу осужденного С. о неконституционности норм ч. ч. 2, 3 ст. 399 УПК РФ, можно отметить следующее. Часть 1 ст. 399 УПК РФ устанавливает круг органов и лиц, по ходатайству которых может начаться судебное разбирательство. В ч. 2 этой статьи предусмотрена обязательность вызова в судебное заседание представителя учреждения, исполняющего наказание, или компетентного органа, по представлению которого разрешается вопрос, связанный с исполнением приговора. Участвуя в судебном процессе, они могут пользоваться правами стороны, так как представляют в суд необходимые документы, дают в суде объяснения и т.д.

Кроме того, ч. 7 ст. 399 УПК РФ предусматривает, что судебное заседание начинается, в частности, с доклада представителя учреждения или органа, исполняющего наказание. Тем самым участие в судебном заседании представителя учреждения или органа, исполняющего наказание, должно способствовать полному и объективному рассмотрению вопросов, связанных с исполнением приговора. Поэтому ч. 2 ст. 399 УПК РФ не противоречит ч. 1 ст. 19, ч. 1 ст. 46, ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации.

Что касается конституционности норм ч. 3 ст. 399 УПК РФ, то можно сказать следующее. Статья 399 УПК РФ не предусматривает обязательного участия осужденного в судебном заседании. Хотя ч. 3 данной статьи установлено, что решение об участии осужденного в судебном заседании принимает суд. Кроме того, рассматривая право на справедливое судебное разбирательство, следует исходить из положений ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая предусматривает рассмотрение дела судом в присутствии сторон в состязательном судебном процессе. В силу этого обеспечивается реализация принципа о надлежащей судебной процедуре. Действие этого принципа распространяется и на стадию производства по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора. И в этой стадии судопроизводства осужденного следует рассматривать как участника уголовного судопроизводства, выполняющего функцию защиты от обвинения.

Согласно ч. 6 ст. 399 УПК РФ в судебном заседании вправе участвовать прокурор. Однако и в такой ситуации, когда в судебном заседании принимает участие прокурор, участие осужденного в судебном заседании не является обязательным. Между тем в Особом мнении судьи Конституционного Суда Российской Федерации В.О. Лучина, высказанном им по Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 10 декабря 1998 г. по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 335 УПК РСФСР в связи с жалобой гр. М.А. Баронина, было указано, что «если в заседании суда, рассматривающего дело в кассационном порядке, участвует прокурор, то в целях обеспечения состязательности возможность личного участия в заседании суда должна быть предоставлена также осужденному» .

См.: Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1999. N 2. С. 18.

Следует отметить, что в заседании суда первой инстанции и заседании суда второй инстанции по делу С. принимал участие прокурор. Однако суд первой инстанции не принял мер к обеспечению реализации положений принципа состязательности сторон, хотя принцип состязательности сторон предусмотрен ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации, где указано, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. В ч. 1 ст. 15 УПК РФ говорится, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. В ч. 3 ст. 5 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» установлено, что суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Конституции Российской Федерации, принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу . В соответствии с этим положением судам при рассмотрении дел, как указано в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия .

См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 1. Ст. 1.
См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. N 1.

Статья 399 УПК РФ не предусматривает обязательного участия осужденного в судебном заседании, если в нем участвует прокурор. Хотя в деле С. об условно-досрочном освобождении от наказания Люблинский районный суд, как представляется, мог бы руководствоваться нормами ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации и обеспечить участие осужденного С. в судебном заседании, так как в нем участвовал прокурор. Или, во всяком случае, можно было обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о конституционности норм ч. 3 ст. 399 УПК РФ, которые не предусматривают участие осужденного в судебном заседании, если в нем участвует прокурор. Но этого не произошло. Ни Люблинский районный суд, ни Московский городской суд нарушений прав осужденного С. не обнаружили. Хотя отсутствие в ч. 3 ст. 399 УПК РФ положения об обязательном участии осужденного в рассмотрении дела, если в нем участвует прокурор, может свидетельствовать о неконституционности ч. 3 ст. 399 УПК РФ.

Что же касается обращения в суд самого осужденного об условно-досрочном освобождении от наказания, то ему не может быть отказано в его праве участвовать в судебном заседании, если такое желание осужденный изъявил. Однако законом не предусмотрена обязательность выяснения у осужденного или его защитника желания или намерения осужденного участвовать в судебном заседании. Решение об участии осужденного в судебном заседании принимается самостоятельно, и это не выясняется ни у осужденного, ни у его защитника (представителя). Между тем в выводе, содержащемся в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. по делу о проверке конституционности положений частей третьей, четвертой и пятой статьи 377 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан А.Б. Аулова, А.Б. Дубровской, А.Я. Карпинченко, А.И. Меркулова, Р.Р. Мустафина и А.А. Стубайло, указано, что гарантии права на судебную защиту могут быть реализованы предоставлением осужденному, оправданному возможности не только лично участвовать в заседании суда надзорной инстанции, но и поручать осуществление своей защиты избранным им защитникам, предоставлять свои письменные возражения и доводы, приводимые в протесте, и т.п. .

См.: Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2000. N 3. С. 10.

Таким образом, можно утверждать, что положения ч. 3 ст. 399 УПК РФ, предусматривающие право суда принимать решение об участии осужденного в судебном заседании, не соответствуют ст. ст. 2, 17, ч. 1 ст. 19, ч. 1 ст. 46, ч. 1 ст. 47, ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации.