Путин взятки

Путин начинал с мелких взяток, а потом мафия отправила его в Москву — Френдзон

Бизнесмен Максим Фрейдзон – о роли преступных группировок в карьере президента России.

На редкость неторопливо идет судебный процесс по обвинению уже находящегося за решеткой лидера тамбовской преступной группировки Владимира Барсукова (Кумарина) в организации покушения на предпринимателя Сергея Васильева.

Владимир Барсуков (Кумарин)

Преступление было совершено 5 мая 2006 года. Когда автомобили с совладельцем «Петербургского нефтяного терминала» и его охраной выехали на Левашовский проспект, их обстреляли из автоматов. Васильев и трое сотрудников охраны получили ранения, еще один погиб.

В июне 2014 года присяжные оправдали Барсукова и двух его предполагаемых подельников. В ноябре Верховный суд вердикт по делу отменил. По соображениям безопасности дело слушается в Москве. В мае 2016-го присяжные вынесли обвинительный вердикт, приговор собирались огласить в июле, однако заседание перенесли на 19 августа и, возможно, отложат еще раз.

Имя Сергея Васильева, на которого, по версии следствия, покушался Кумарин, появилось в прессе в конце июня, когда вышел телесюжет о том, как охранники блокируют проспект для того, чтобы дать возможность проезда его «роллс-ройса».

Имя еще одного известного в «бандитском Петербурге» бизнесмена Ильи Трабера по прозвищу Антиквар появилось в ордере на арест, который в мае выдал испанский судья. Испанское следствие предполагает, что, помимо Трабера, в преступную группу входили депутаты Госдумы и чиновники. Однако вполне вероятно, что нити ведут в Кремль.

Живущий в Израиле бизнесмен Максим Фрейдзон в цикле интервью Радио Свобода рассказывал о том, как в 90-е годы в Петербурге создавался союз криминалитета и власти, и о той роли, которую играл в этом союзе чиновник мэрии Владимир Путин. В частности, он говорил о том, как будущий президент России дважды получал от него взятки – по 10 тысяч долларов – за оформление бумаг.

Новая беседа из этого цикла посвящена периоду, когда Путин, после бегства Анатолия Собчака в Париж и воцарения Владимира Яковлева, лишился влияния в Петербурге, но через некоторое время сделал головокружительную карьеру в Москве. По мнению нашего собеседника, столь стремительный взлет не был бы возможен, если бы петербургские «авторитетные» предприниматели не помогали Путину финансово. В первую очередь, речь идет о его доле в активах Петербургского порта. «Насколько я знаю, после того как Путин занял позицию в ФСБ, начался период полной безнаказанности для его партнеров по ПНТ, ОБИПу и порту. Помощник Путина Алексей Миллер(ныне председатель совета директоров «Газпрома». – Прим.) занимал позицию полномочного представителя и смотрящего за хозяйской долей в ПНТ, ОБИПе и порту. Я полагаю, что при таком прикрытии ФСБ и таком партнере, как Путин, люди напрочь утратили страх перед законом. Симбиоз преступников и гэбни был полным и крайне эффективным. Вот только крови очень много было», – вспоминает Максим Фрейдзон.

– А как «коллектив» сделал ставку на Путина?

Насколько я помню, когда Владимир Владимирович был чиновником мэрии, он брал взятки, доли, старался не пропускать ничего вокруг себя. Роме Цеповузаносили деньги от казино, чемоданы с наличными, которые в дальнейшем шли наверх. Миллер собирал взятки. Грэхем Смит в Лихтенштейне отмывал и аккумулировал долю от нефтяного бизнеса. Но когда Собчак выборы проиграл и вынужден был бежать из-под уголовного дела, то Владимиру Владимировичу стало тяжко, потому что проворовавшийся чиновник никому не нужен. Непонятно стало, за что ему долю платить.

– Но все-таки решили платить?

– Дима Скигин, товарищ мой и партнер по компаниям «Сигма» и «Совэкс», сообщил мне, что решил сделать несколько рискованный на тот момент ход – поддержать Владимира Владимировича сохранением его доли в уже разумно работавшем нефтеналивном терминале и «Совэксе». С терминалом была простая история: одному из инженеров порта, который изначально этот терминал в порту устроил, договор об аренде не продлили, а передали договор Скигину и Траберу, протолкнул это и всемерно помогал становлению терминала, как рассказывал Дима, непосредственно Владимир Владимирович, за что изначально долю и получил. Соответственно, Дима сделал такую ставку и убедил партнеров по «коллективу» – Трабера, Васильева и Кумарина, что списывать Владимира Владимировича совсем со счетов не стоит. Хотя ситуация была многополярная, и было ой как непонятно, кто окажется у власти. А Путину, я думаю, просто нужны были деньги. Полагаю, наворовал он за время работы в мэрии изрядно, но в Москве другие представления о деньгах. Нужен постоянный источник хорошего дохода, бедных людей там не любят, в Москве это не принято. У Березовского была чудесная поговорка на эту тему: деньги были, деньги будут, денег нет. Соответственно, в 96-м Миллера взяли на должность замдиректора нефтеналивного терминала, где еще одним замдиректора был ближайший Димин помощник Саша Дюков, а гендиректором был Трабер. В дальнейшем Миллер стал одним из директоров и уполномоченным представителем ОБИПА, еще одним уполномоченным представителем и директором был опять же Дюков, а возглавлял совет директоров ОБИПа опять же Илья Трабер. Дима пристроил Миллера как креатуру В. В. именно в рамках решения о том, что будем поддерживать Путина – нашего человека в Москве – и это нам окупится. Это было, уверяю вас, серьезное решение. Потому что ситуация быстро менялась, и тратить деньги на человека, который пока ничего не может отдать, было рискованное стратегическое решение.

– Рискованное, но дальновидное. Довольно скоро инвестиции окупились, когда Путин стал главой ФСБ.

– Насколько я знаю, окупилось раньше, в 97-м, когда он укрепился в Администрации президента. Я думаю, он согласовал и получил для «коллектива» карт-бланш на захват питерского порта и перепродажу его в Москву (без поддержки питерского коллектива москвичи никогда бы в порт не зашли). В 97-м ценой немалой крови ОБИП стал управляющей компанией порта. А с момента, когда Путин возглавил ФСБ, просто радость пришла в кишлак. Трабер и Ко совсем страх перед законом утратили. В период захвата, распродажи и освоения порта были убиты капитан ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга» Михаил Синельников, его помощник по безопасности Сергей Боев, начальник ОАО «Северо-Западное пароходство» Евгений Хохлов, главный кадровик «Северо-Западного пароходства» Николай Евстафьев, совладелец ЗАО «Северо-Западный таможенный терминал» Николай Шатило, генеральный директор этого ЗАО Витольд Кайданович. Погибли совладельцы ЗАО «Концерн «Орими» Дмитрий Варварин и Сергей Крижан, конкурировавшие за ОАО «Петролеспорт», и другие менее известные люди.

Читайте так же:  Возврат из эксплуатации спецодежды в 1с 8.3

– Самым громким было убийство вице-губернатора Санкт-Петербурга Михаила Маневича, которого расстреляли из автомата прямо на Невском проспекте…

Михаил Маневич был убит в 1997 году

– Маневич был против того, чтобы порт окончательно вышел из-под городского контроля. Я думаю, что это и было основной причиной решения убить Маневича. После этого уже никаких попыток городских властей контролировать происходящее в порту не было, само собой. Немного позже Дюков, Миллер и Трабер перекочевали из ОБИПа в руководство порта. Дюков стал гендиректором порта, Миллер – замом по инвестициям, Трабер – членом совета директоров порта. Порт успешно продали москвичам. Я думаю, что Владимир Владимирович это курировал и как дольщик, и как руководитель ФСБ, потому что питерский порт – это стратегический объект государственного значения.

С долей было все отлажено, в отличие от кривых дел с Ролдугиным и Поломарчуком, здесь все было проще, был Грехэм Смит, с которым давно и плодотворно работали еще со времен «Совэкса». Он честно и грамотно следил за долями. Продажа порта происходила через лихтенштейнский «Насдор», зарегистрированный по тому же адресу, что и совэксовский «Горизонт Интернешнл Трейдинг», курировал все это тот же Смит, а бенефициаром числился Трабер. Если говорить о реальной связи Владимира Владимировича уже в статусе руководителя Федеральной службы безопасности с преступным миром, то она, с моей точки зрения такова: его ближайший доверенный помощник Миллер под его непосредственным патронажем работал в порту, и вся деятельность в порту, включая ее криминальный аспект, Миллеру была очень хорошо известна как непосредственному участнику. Планированием и реализацией оргмероприятий, которые нужно было претворить в жизнь для того, чтобы порт захватить, грамотно оформить и продать, занимались Саша Дюков и Леша Миллер, они же как «уполномоченные представители» проводили переговоры, а если не удавалось договориться, появлялся Трабер со товарищи, и вопрос решался кардинально.

– То есть этот порт сыграл грандиозную роль в российской политике. Может быть, не будь этого порта, и президент в России был бы другой?

– Думаю, если бы Дима в 96-м не отстоял долю Владимира Владимировича в терминале и «Совэксе», ему было бы существенно сложнее. У него многие привычные источники доходов закрылись с приходом Яковлева, и так высоко ему было бы не подняться. Я полагаю, что его тесное сотрудничество с конкретным «коллективом», выбивающееся за рамки обычного для России чиновничьего мздоимства, наиболее ярко проявилось после того, как Собчак проиграл выборы: чтобы сохранить доли и постоянный приток средств, Путин должен был активно приносить пользу этому, с позволения сказать, «коллективу», в который входили Кумарин, Трабер, Васильев, Скигин, Тимченко, Смит, Дюков и другие уважаемые люди. Уволенный чиновник мэрии был поддержан коллективом, состоявшим из преступников и бизнесменов, и окончательно в этот коллектив влился, отстаивая его интересы, насколько мог, в Москве, потому что надо было отрабатывать долю, и до сих пор, я думаю, имеет определенные внутренние обязательства перед людьми.

– В том числе и перед Трабером и Васильевым?

– Я полагаю, что Трабер и Васильев, как и другие члены «коллектива», неприкасаемые потому, что поддержали Путина в минуты жизни трудные и связаны с ним совместной деятельностью в 90-е. Я думаю, что Кумарин – исключение из правила: он просто где-то перешел черту. Было общее мнение в коллективе: ребята, разбирайтесь между собой, как хотите, только Володю не задевайте. И не надо публичной стрельбы и передела в городе, это подрывает Володин авторитет. Здесь, я думаю, урок на уровне «братва, не стреляйте друг в друга».

Порт – это огромный актив, единственный серьезный порт на Северо-Западе. Основной грузопоток европейской части России, и московский в том числе, идет через Питер – это стратегическая вещь. Естественно, что захват порта – это захват контроля над экономикой европейской части России. Я думаю, Владимиру Владимировичу большие нужны были деньги в той игре, в которую он играл в Москве, к тому же продажа порта его очень подняла в глазах московских партнеров: молодец – свой коллектив поддержал, москвичам помог, ну и себя не забыл. Для его московских партнеров это было подтверждением его дееспособности и верности московской команде – наш человек в Питере. Преодолеть сопротивление и протолкнуть продажу питерского порта москвичам мог только человек изнутри. В Питере московских не любят и в свои дела не пускают. Володя грамотно помог и неплохо заработал. А богатому человеку легче заниматься политикой.

– Да, но он особенно и не рвался в политику, там все произошло чуть ли не помимо его воли.

– Не рвался поначалу. Однако изваяние Петра Первого в кабинете тихо лелеял. Кстати, было же прекрасное интервью с Путиным после выборов. Когда выяснилось, что Путин выиграл, он сказал: «В кошмарном сне такого представить себе не мог». Я это интервью смотрел, и как раз Дима Скигин позвонил, сказал: мы были правы. Я думаю, что Владимиру Владимировичу было некомфортно, поначалу уж точно. Тут нужно быть специфическим человеком. Он деньги любит, публичностью никогда не отличался. Но власть меняет людей.

– Ваши друзья не хотели за ним уйти в политику?

– Нет, люди были умные. Дима тихо перебрался в Ниццу и Монако. Если обеспечивать собственную жизнь, то удобно стоять рядом с властью и не брать на себя ответственность – владеть нефтеналивным терминалом, участвовать в продаже порта, заниматься экспортом нефтепродуктов, получать деньги и жить спокойно за границей. Тимченко – живой пример этой концепции. А отвечать за страну под названием Россия и принимать на себя всё, что с этим связано? Нет, слуга покорный. Дима в политические московские дела не полез, а переместился на кассу: Ницца, Монако.

– Вы сами тоже не захотели в Москву?

– Работать на КГБ? Увольте. С этой организацией нельзя иметь никаких дел. Хотя многие вполне образованные и интеллигентные знакомые радостно воспользовались этим шансом «выбиться в люди». Кстати, профессионально честные люди во власть при Путине идти не стремились. Один мой добрый приятель занимался вопросами портовых инфраструктур в Росморпорте, его звали в Москву на высокую должность в министерство в начале 2000-х, он сказал: «Ни в коем случае, потому что политических проблем в стране уже нет, а есть проблемы инфраструктурные и техногенные, и они при этой системе власти не решаемы».

Читайте так же:  Чем облагается компенсация при сокращении

Если корову доить, о ней надо заботиться. А эту корову уже съели и закопали. Путин и его команда – это не стервятники 90-х, это трупные черви. Всё же рушиться скоро начнет: подстанции, котельные – они ведь не вечные. Путин отвлекает внимание трудящихся, но, когда посыплется электричество и отопление, это будет очень неприятно. Не говоря о том, что едой страна себя не обеспечивает, да и проезжих дорог немного. Как говорит один мой приятель: я к вам в Россию приеду, когда вы наконец достроите дорогу из Петербурга в Москву, тогда я поверю, что вы встали с колен.

Я думаю, что Путина нужно убирать как можно скорее, при его способе управления закономерно наступит техногенная катастрофа. Он окончательно добьет страну. То, что он воровал, покрывал бандитов, зарабатывал деньги, а под конец объявил патриотизм и захватил Крым, – на этом фоне мелкие события. Выживать надо, а не в патриотизм играть.

Владимир Путин сделает взятки невыгодными

Антикоррупционные инициативы президента в Госдуме назвали беспрецедентными

В Госдуме рассмотрели пакет антикоррупционных инициатив, внесенных президентом Владимиром Путиным, и заявили о его высокой эффективности. Предложенная Путиным концепция призвана работать на опережение — не просто наказывать за коррупцию, а сделать ее невыгодной, гарантированно лишая взяточников и мошенников незаконно приобретенных материальных благ.

Вскоре после победы на президентских выборах в марте 2018 года Владимир Путин внес в парламент несколько законодательных инициатив антикоррупционной направленности. Законопроекты поступили в профильные комитеты Госдумы, где их уже успели оценить. На бумаге предложения президента смотрятся очень эффективно и могут вывести борьбу с коррупцией в России на новый уровень.

Чиновников будут преследовать и после увольнения

Основное и главное нововведение, предложенное Путиным, — проверять расходы должностных лиц даже после их увольнения. На контроль будут взяты все сделки бывших чиновников по покупке недвижимости, яхт, автомобилей, ценных бумаг и другого дорогостоящего имущества за последние три года. Поводом для детальной проверки станет превышение стоимости сделок над суммой официального дохода семьи. Сейчас контроль над имуществом служащих ведется только в период замещения должности. После принятия нового закона прокуратура будет проверять расходы и после увольнения.

Длительность контрольного периода пока планируют установить в количестве шести месяцев, однако этот срок может быть скорректирован.

«Законодательство выстраивается из практики применения законов. Если практика покажет, что сроки нужно увеличить, то всегда можно внести поправки», — прокомментировал инициативу «Парламентской газете» зампред Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Алексей Кондратьев.

Взятки станут бессмысленными

Имущество, законность приобретения которого должностное лицо не сможет подтвердить, будет конфисковано в пользу государства. Таким образом, взятки потеряют смысл, ведь на них ничего нельзя будет приобрести без риска потерять. Закон предусматривает обращение в доход государства, даже если имущество было продано или намеренно испорчено владельцем — в таком случае с него возьмут деньгами.

«Потенциальная угроза изъятия у должностного лица имущества, приобретённого на незаконные доходы, выступает мерой превенции, поскольку, осознавая бессмысленность такой покупки, коррупционное поведение становится бесперспективным», — отметил председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас.

Банковская тайна не спасет

Для усиления антикоррупционного контроля Путин предложил наделить соответствующие подразделения госорганов правом требовать у банков сведения об операциях, счетах и вкладах физических и юридических лиц — служащих и связанных с ними компаний.

Раньше справки о наличии счетов или вкладов могли получать только контролирующие органы. «А сейчас компании сами смогут проверять сотрудников и получать данную информацию, и, следовательно, более эффективно выстраивать работу по борьбе с коррупцией — выявлять нарушения и привлекать к ответственности в рамках действующего законодательства», — пояснил координатор проекта ОНФ «За честные закупки», член комитета Госдумы по финансовому рынку Антон Гетта.

Реализуя принцип неотвратимости наказания, антикоррупционный пакет законов предполагает введение системы арестов имущества юрлиц, попавшихся на коррупции. Если раньше компании, замеченные в подкупе должностных лиц, могли попытаться провести процедуру банкротства до вынесения приговора, чтобы не выплачивать крупные штрафы, то теперь эту лазейку прикроют превентивным арестом.

Послабления раскаявшимся

Еще одно нововведение — упрощение порядка привлечения к ответственности взяточников (кроме уволенных в связи с утратой доверия), которые признают факт содеянного. Для взыскания будет достаточно доклада антикоррупционного подразделения прокуратуры, в котором будут изложены фактические обстоятельства правонарушения и письменные объяснения провинившегося.

А для тех организаций, которые будут содействовать раскрытию коррупционных преступлений, закон предусматривает освобождение от ответственности, в том числе материальной.

«В нашей стране антикоррупционное законодательство на протяжении многих лет было, мягко говоря, несколько неэффективно. И этот пакет документов позволяет контролировать любого, как чиновника, так и бизнесмена», — резюмировал Алексей Кондратьев.

Комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции начал рассмотрение президентского законопроекта о внесении поправок в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП), следует из текста внесенного законопроекта.

Документ, внесенный в Госдуму президентом России Владимиром Путиным, предусматривает изменение порядка привлечения к ответственности юридических лиц, виновных в передаче или предложении чиновнику «незаконного вознаграждения» за совершение тем в пользу компании каких-либо действий.

По действующему законодательству (ст. 19.28 КоАП), такие действия компании караются штрафами в трехкратном размере (а в особо тяжелых случаях и в стократном) суммы взятки, а также конфискацией незаконно переданного имущества или средств. В случае внесения поправки в статью КоАП, компании, от лица которых была дана взятка, будут освобождаться от наказания при условии, что они способствовали выявлению правонарушения, оказали помощь в поимке взяточника либо стали жертвой вымогателя.

Однако льгота не будет действовать в тех случаях, когда «незаконное вознаграждение» было передано, предложено или обещано чиновнику другого государства или должностному лицу международной организации. В пояснительной записке к законопроекту такой подход объясняется нормами принятой Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Конвенции по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц.

Тем же документом предлагается дать судам право сразу после возбуждения дела накладывать (по ходатайству прокурора) арест на имущество и счета компаний, от лица которых давались взятки. Такая мера, как следует из пояснительной записки​, должна гарантировать выплату компанией штрафа, если та будет признана виновной.

Читайте так же:  Госпошлина за техосмотр реквизиты

При этом замораживать счета компаний можно будет только при отсутствии у них доступного к аресту имущества, а стоимость арестованных активов не должна превышать максимальную сумму грозящего ей штрафа.

Путин предложил арестовывать имущество юридических лиц, дающих взятки

Президент России Владимир Путин представил в Госдуму два законопроекта: по одному из них теперь предлагается ввести за взятки новую меру обеспечения — «арест имущества юридического лица». Второй закон тоже направлен на борьбу с коррупцией.

Путин предлагает предусмотреть возможность ареста имущества юридического лица, если в отношении него ведется производство по статье 19.28 КоАП (незаконное вознаграждение от имени юридического лица). Соответственно, изменения появятся и в статье 27.20 того же Кодекса («Арест имущества в целях обеспечения исполнения постановления о назначении административного наказания за незаконное вознаграждение от имени юридического лица»). Решения об арестах будут принимать суды по ходатайству прокурора, у юридических лиц будет право их обжаловать.

«Для того, чтобы обеспечить выплату зарплат сотрудникам и проведение других обязательных платежей, арест на деньги на банковских счетах допустят, только если у юрлица нет другого имущества, — сообщает портал pravo.ru.

Другой законопроект Путина называется » О внесении изменений в отдельные законодательные акты в целях совершенствования контроля за соблюдением законодательства о противодействии коррупции «. Его суть в том, что руководители госкорпораций и внебюджетных фондов теперь получат право взять справки по счетам физических лиц, а в ходе проверок еще и юридических, что позволит установить достоверность фактов о доходах, имуществе, а также при проверке соблюдения запретов и исполнения обязанностей.

Путин внес законопроект об аресте имущества юрлиц за взятки и подкуп

Президент России Владимир Путин предложил применять арест имущества юридических лиц в качестве новой обеспечительной меры по делам о незаконном вознаграждении (взятках и подкупе). Глава государства внес в Госдуму соответствующие поправки в Кодекс административных правонарушений — документ опубликован в электронной базе данных нижней палаты парламента.

Фото: «БИЗНЕС Online»

КоАП может дополнить статья 27.20 («Арест имущества в целях обеспечения исполнения постановления о назначении административного наказания за незаконное вознаграждение от имени юридического лица»). Согласно законопроекту, суд будет принимать решение об аресте имущества юрлица на основании мотивированного ходатайства прокурора. Одновременно предлагается установить право обжалования юрлицом принятого решения.

Арест банковских счетов юрлица допускается только в случае отсутствия у предприятия иного имущества. «Такая норма позволит обеспечить выплату заработной платы работникам и осуществление иных обязательных платежей», — отмечается в пояснительной записке.

Предусмотрено также освобождение юрлица от ответственности за административное правонарушение, если оно помогло раскрыть преступление либо если в отношении этого юрлица имело место вымогательство.

Президент России Владимир Путин внес на рассмотрение нижней палаты парламента законопроект о внесении поправок в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП). Согласно инициативе российского лидера, за взятки или подкуп может применяться новая мера обеспечения — «арест имущества юридического лица». Соответствующий документ опубликован на сайте Госдумы.

В нижнюю палату парламента, согласно материалам, он поступил 31 марта. Арестовываться, по предложению президента, должно имущество юрлица, в отношении которого ведется производство по ст. 19.28 КоАП (незаконное вознаграждение от имени юридического лица).

Для обеспечения этой меры в Кодекс об административных правонарушениях Путин призвал внести еще одну статью — 27.20 «Арест имущества в целях обеспечения исполнения постановления о назначении административного наказания за незаконное вознаграждение от имени юридического лица».

Вопрос о принятии ареста имущества, как уточняется в пояснительной записке к законопроекту, будет рассматриваться судом на основании мотивированного ходатайства прокурора. При этом исполнение определения суда о наложении ареста на имущество будет осуществляться в порядке, предусмотренном законодательством об исполнительном производстве. Одновременно инициативой предлагается установить право обжалования юрлицом принятого решения.

Наложение ареста на денежные средства, находящиеся на счетах в банках, как подчеркивается в документе, «допускается только в случае отсутствия у юридического лица иного имущества». Подобная норма, как считает президент России, сможет позволить «обеспечить выплату заработной платы работникам юридического лица и осуществление иных обязательных платежей».

Второй внесенный Путиным на рассмотрение Госдумы законопроект призван усовершенствовать контроль в сфере противодействия коррупции. Согласно ему руководство госкорпораций и государственных внебюджетных фондов должно будет наделяться правом получать справки по счетам физических лиц, а при проверках соблюдения требований законодательства о противодействии коррупции — и юридических лиц. Подобные справки, как отмечается в инициативе, в случае одобрения проекта смогут запрашиваться при проверке достоверности данных о доходах, расходах, имуществе, соблюдения запретов и исполнения обязанностей.

Путин внес в Госдуму поправки в КоАП об аресте имущества юрлиц за взятки или подкуп

МОСКВА, 1 апреля. /ТАСС/. Президент РФ внес на рассмотрение Госдумы поправки в Кодекс РФ об административных правонарушениях (КоАП) о введении новой меры обеспечения — «ареста имущества юридического лица» для обеспечения наказания в делах о незаконном вознаграждении, под которым могут пониматься взятки и подкуп. Информация об этом опубликована в воскресенье в электронной базе данных нижней палаты парламента.

Речь идет о введении в КоАП новой статьи 27.20 «Арест имущества в целях обеспечения исполнения постановления о назначении административного наказания за незаконное вознаграждение от имени юридического лица».

«В целях исполнения постановления о назначении административного наказания за совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.28 КоАП («Незаконное вознаграждение от имени юридического лица») законопроектом предлагается новая мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении, а именно арест имущества юридического лица», — говорится в пояснительной записке.

Вопрос о принятии этой меры будет рассматриваться судом на основании мотивированного ходатайства прокурора, а исполнение определения суда о наложении ареста на имущество будет осуществляться в порядке, предусмотренном законодательством об исполнительном производстве, говорится в сопроводительных документах. Одновременно предлагается установить право обжалования юрлицом принятого решения.

Согласно законопроекту наложение ареста на денежные средства, находящиеся на счетах в банках, допускается только в случае отсутствия у юрлица иного имущества. «Такая норма позволит обеспечить выплату заработной платы работникам и осуществление иных обязательных платежей», — подчеркивается в пояснительной записке.

Инициативой также предусматривается установление условий освобождения юрлица от административной ответственности за совершение административного правонарушения, если оно «способствовало выявлению данного правонарушения, проведению расследования и (или) выявлению, раскрытию и расследованию преступления, либо в отношении этого юридического лица имело место вымогательство».