Признать ничтожным договор уступки права требования

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13 ноября 2014 г. N Ф05-10962/14 по делу N А41-28960/2012 (ключевые темы: уступка требования — банкротство — применение последствий недействительности — сделки — должник)

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13 ноября 2014 г. N Ф05-10962/14 по делу N А41-28960/2012

13 ноября 2014 г.

Дело N А41-28960/12

Резолютивная часть постановления объявлена 06 ноября 2014 года.

Полный текст постановления изготовлен 13 ноября 2014 года.

Арбитражный суд Московского округа

председательствующего-судьи Григорьевой И.Ю.

судей Власенко Л.В., Петровой Е.А.,

при участии в заседании:

от конкурсного управляющего МУП «Жилищно-коммунальное хозяйство г. Можайска» — Сакирова С.В. по доверен. от 10.09.2014,

рассмотрев 06.11.2014 в открытом судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества Банк «Возрождение»

на определение от 23.05.2014

Арбитражного суда Московской области,

вынесенное судьей Т.Н. Потаповой,

на постановление от 28.08.2014

Десятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Э.С. Миришовым, С.В. Мальцевым и Э.Р. Исаевой,

по заявлению конкурсного управляющего должника к открытому акционерному обществу Банк «Возрождение» о признании недействительным договора цессии от 29.06.2012 N 268964-ДЦ/4-2012

третье лицо: муниципальное учреждение здравоохранения «Дровнинская участковая больница»

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) муниципального унитарного предприятия «Жилищно-коммунальное хозяйство г. Можайска»,

УСТАНОВИЛ: решением Арбитражного суда Московской области от 18.02.2013 МУП «ЖКХ г. Можайска» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство.

Определением Арбитражного суда Московской области от 04.07.2013, конкурсным управляющим должника утвержден Фомин Александр Витальевич.

Конкурсный управляющий должника обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным договора N 268964-ДЦ/4-2012 уступки права требования (цессии) от 29.06.2012, заключенного между МУП «ЖКХ г. Можайска» и открытым акционерным обществом Банк «Возрождение» (далее — ОАО Банк «Возрождение», банк), и применении последствий недействительности сделки.

Определением Арбитражного суда Московской области от 23.05.2014, оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 28.08.2014, заявленные требования удовлетворены в полном объеме: договор N 268964-ДЦ/4-2012 уступки права требования (цессии) от 29.06.2012 признан недействительным, с ОАО Банк «Возрождение» пользу МУП «ЖКХ г. Можайска» взыскано 58 812, 68 руб.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ОАО Банк «Возрождение» обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит об их отмене и с принятием нового судебного акта по делу.

В обоснование кассационной жалобы заявитель ссылается на несоответствие выводов суда, содержащихся в определении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, нарушение и неправильное применение норм материального и процессуального права.

Заявитель жалобы указывает, что оспариваемый договор содержит элементы различных соглашений — об уступке права требования и о зачете требований, которые являются самостоятельными сделками. По мнению банка, конкурсным управляющим не представлены доказательства того, что переход права требования от одного лица к другому нарушает права кредиторов должника.

По утверждению заявителя, судом не в полном объеме применены последствия недействительности сделки, задолженность должника перед банком не восстановлена.

Также кассатор ссылается на необоснованное уклонение суда от рассмотрения ходатайства банка об оставлении без рассмотрения заявления конкурсного управляющего об оспаривании сделки.

Отзыв на кассационную жалобу не поступил.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель конкурсного управляющего должника против удовлетворения жалобы возражала, ссылаясь на законность и обоснованность принятых по делу судебных актов.

Дело по кассационной жалобе рассматривается в отсутствие представителя ОАО Банк «Возрождение» на основании ч. 3 ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ).

Обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителя должника, проверив в порядке статьи 286 АПК РФ правильность применения судами норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены в связи со следующим.

Как следует из материалов дела и установлено судами, 29.06.2012 между МУП «ЖКХ г. Можайска» (цедент) и ОАО Банк «Возрождение» (цессионарий) заключен договор N 268964-ДЦ/4-2012 уступки права требования (цессии), по условиям которого цедент уступил, а цессионарий принял право требования по договору теплоснабжения в горячей воде N 56/11/Т от 01.01.2011 и по договору на отпуск питьевой воды и прием сточных вод N 57/11/В от 01.01.2011 на общую сумму 58 812, 68 руб.

В качестве оплаты за уступленное право требования стороны предусмотрели зачет задолженности цедента перед цессионарием по кредитному договору N 268294-КД/1-201 I от 29.06.2011 в размере 58 812, 68 руб. (пункт 1.3 договора цессии).

Конкурсный управляющий полагая, что договор уступки является недействительным, поскольку в результате его заключения нарушена очередность удовлетворения требований кредиторов, что повлекло оказание предпочтения ОАО Банк «Возрождение» в удовлетворении его требований перед другими кредиторами должника, обратился с заявлением о признании вышеуказанного договора недействительным на основании абз. 5 п.1 ст. 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) и применении последствий недействительности сделки.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве и разъяснениями, содержащимися в пункте 11 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», суды, установив, что оспариваемая сделка совершена за 6 дней до принятия судом заявления о признании должника банкротом, на момент ее совершения должник отвечал признакам неплатежеспособности, поскольку у него имелась задолженность перед иными кредиторами, что подтверждается, в том числе, вступившими законную силу судебными актами, пришли к выводу о том, что имело место предпочтительное удовлетворение требований банка перед иными кредиторами должника.

Суды обеих инстанций, исследовав и оценив все представленные сторонами доказательства, доводы и возражения участвующих в деле лиц, руководствуясь положениями действующего законодательства, правильно определили спорные правоотношения, с достаточной полнотой выяснили имеющие существенное значение для дела обстоятельства и, установив, что оспариваемая сделка не соответствует требованиям Закона о банкротстве, пришли к обоснованному выводу об удовлетворении заявления о признании недействительным договора цессии от 29.06.2012.

Суд кассационной инстанции находит выводы судов обеих инстанций соответствующими установленным по делу обстоятельствам, имеющимся в деле доказательствам и закону.

Довод кассационной жалобы об отсутствии оснований для признания непосредственно уступки требования недействительной сделкой приведен без учета положений статьи 180 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), согласно которой недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части (статья). Однако, наличие этого обстоятельства, влекущего возможность признания недействительной только части договора, судами установлено не было и иное не следует из смысла договора и представленных доказательств.

В пункте 29 Постановления N 63 разъяснено, что в случае, если сделка, признанная в порядке главы III.1 Закона о банкротстве недействительной, была исполнена должником и (или) другой стороной сделки, суд в резолютивной части определения о признании сделки недействительной также указывает на применение последствий недействительности сделки ( пункт 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 статьи 61.6 и абзац второй пункта 6 статьи 61.8 Закона о банкротстве) независимо от того, было ли указано на это в заявлении об оспаривании сделки.

Согласно пункту 2 статьи 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В силу пункта 1 статьи 61.6 Закона о банкротстве все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с главой III.1 «Оспаривание сделок должника», подлежит возврату в конкурсную массу. В случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения.

Статья 1106 ГК РФ устанавливает, что лицо, передавшее путем уступки требования или иным образом принадлежащее ему право другому лицу на основании несуществующего или недействительного обязательства, вправе требовать восстановления прежнего положения.

В пункте 14 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в случае признания судом соглашения об уступке права (требования) недействительным (либо при оценке судом данной сделки как ничтожной и применении последствий ее недействительности) по требованию одной из сторон данной сделки исполнение, учиненное должником цессионарию до момента признания соглашения недействительным, признается надлежащим исполнением.

Поскольку после заключения оспариваемого договора уступки права требования банком было получено надлежащее исполнение по переданным ему правам требования от обязанных лиц, что подтвердил представитель конкурсного управляющего должником в судебном заседании суда кассационной инстанции, и это свидетельствует о невозможности возврата прав требования должнику вследствие прекращении обязательств, то с учетом конкретных обстоятельств дела суд кассационной инстанции приходит к выводу, что взыскание с ОАО Банк «Возрождение» денежных средств в порядке применения последствий недействительности уступки требования соответствует положениям пункта 2 статьи 167, а также статье 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Читайте так же:  Лицензия психолога как получить

Является несостоятельным довод кассационной жалобы о неприменении судами последствий недействительности изложенного в пункте 1.4 оспариваемого договора соглашения о зачете, поскольку как разъяснено в пункте 25 Постановления N 63, в случае признания на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве недействительными действий должника по уплате денег, передаче вещей или иному исполнению обязательства, а также иной сделки должника, направленной на прекращение обязательства (путем зачета встречного однородного требования, предоставления отступного или иным способом), обязательство должника перед соответствующим кредитором считается восстановленным с момента совершения недействительной сделки, а право требования кредитора по этому обязательству к должнику (далее — восстановленное требование) считается существовавшим независимо от совершения этой сделки (абзац первый пункта 4 статьи 61.6 Закона о банкротстве).

Довод о нерассмотрении судом ходатайства ОАО Банк «Возрождение» об оставлении заявления конкурсного управляющего без рассмотрения не свидетельствует о таком нарушении судом норм процессуального права, которое в силу части 3 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации может повлечь отмену судебного акта, тем более, что предусмотренных процессуальным законодательством оснований для оставления заявления без рассмотрения в ходатайстве приведено не было.

Также не влияют на законность судебных актов доводы о наличии согласия собственника имущества на совершение сделок при наличии установленных судами обстоятельств, подтверждающих совершение сторонами недействительной сделки с предпочтением.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, проверены судом округа в полном объеме, однако не свидетельствуют о неправильном применении арбитражными судами норм материального или процессуального права, то есть не свидетельствуют о судебной ошибке и направлены на переоценку имеющихся в материалах дела доказательств и изложенных выше обстоятельств, установленных арбитражными судами, что не входит в круг полномочий арбитражного суда кассационной инстанции, перечисленных в статьях 286 , 287 АПК РФ.

Поскольку неправильного применения норм материального права, а также нарушений норм процессуального права, в том числе влекущих безусловную отмену судебных актов в силу части 4 статьи 288 АПК РФ, не установлено, то основания для отмены обжалуемых судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют.

Руководствуясь статьями 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

определение Арбитражного суда Московской области от 23.05.2014 и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 28.08.2014 по делу N А41-28960/12 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Признание договора цессии недействительным — условия

Люди, не имеющие юридического образования, нередко испытывают трудности с трактовкой специализированных терминов.

Например, слыша слово «цессия», они могут не понимать, что оно означает.

Говоря простым языком, договор цессии – это сделка, которая подразумевает передачу материального обязательства другому лицу без согласия должника.

Отличительные особенности

Согласно российскому законодательству, договор цессии можно применять не всегда.

Передаче обязательств не подлежат любые личные обязательства вроде выплаты алиментов, компенсации за нанесение физического или морального вреда человеку и прочего.

Необходимость в таком договоре возникает в тех случаях, когда кредитор не может взыскать с заемщика необходимую сумму самостоятельно. Что касается частных лиц, то с помощью цессии они могут делить между собой обязательства. Например, муж и жена при разводе или фирма при реорганизации.

Требование можно продать или передать безвозмездно, а после передать субъекту, который несет обязательство перед ответчиком, письменное уведомление, которое поставит его в известность об изменениях.

Возможно, Вас заинтересует статья о расторжении договора цессии.

Статью о заключении трехстороннего договора цессии читайте здесь.

Целесообразность оспаривания договора цессии

Как показывает судебная практика, иногда кредиторы пренебрегают правилами и не уведомляют должника об изменении договора, а он продолжает возвращать деньги банку. Но на этот счет в законе предусмотрено четкое предписание.

В том случае, если заемщика не уведомили в письменном виде, ответственность за неблагоприятные последствия, с которыми могут столкнуться обе стороны, несет новый кредитор.

Если человек попал в такую ситуацию: внес деньги на старый счет в банке, то этот платеж ему засчитается автоматически. То есть, за это должник никакой ответственности не несет.

При этом должник может подать исковое по цессии заявление, если он с ним не согласен.

По понятным причинам, это не избавит от необходимости возврата долга, но положительные стороны в этом есть:

  • не придется сталкиваться с коллекторами;
  • банк обратится в суд по вашему делу и официально зафиксирует сумму долга, которую вам необходимо выплатить;
  • исполнительные листы будут возвращены в службу судебных приставов;
  • взыскание долга будет происходить в рамках закона.

Возможно, Вам будет также интересна статья об особенностях безвозмездных договоров цессии.

Статью об уступке прав требования согласно статьи 214 ГК РФ читайте здесь

В каких случаях договор могут признать недействительным

Суд может признать договор недействительным, если ваш конкретный случай попадает в разряд личных обязательств.

Но это, скорее, исключение из правил, поскольку обычно заемщики подают в суд на банк, который без предупреждения продает права на кредит коллекторам.

Наиболее распространенные основания для признания договора недействительным:

  • в договоре не был предусмотрен пункт, дающий возможность передачи долга третьему лицу;
  • если право взыскания займа передано лицу, у которого нет устава кредитной организации.

Деятельность любого банка регламентирована наличием лицензии. То есть, не каждая организация может заниматься выдачей кредитов, проводить расчетные и безрасчетные операции и т. д.

Все сведения о счетах, вкладах и другой личной информации клиентов не подлежит разглашению, поскольку за это предусмотрена уголовная ответственность. Если ваш долг в банке выкупила коллекторская фирма, такой лицензии у нее нет и быть не может.

Значит, вы не давали согласие на то, чтобы ваш долг был передан третьим лицам, которые не имеют лицензии на проведение банковских операций. Поэтому можете смело подавать иск о признании недействительным такого договора.

В то же время, поскольку коллекторы не имеют такой лицензии, они не несут ответственности за разглашение вашей личной информации. А это нарушает ваши права, как заемщика, на кредитную тайну.

Максимум, что может сделать банк по закону – это передать права по кредиту другому банку.

Если вы столкнулись с такой проблемой, не стоит сидеть, сложа руки. Как оспорить договор?

Все очень просто – нужно подать иск в арбитражный суд. Вы должны требовать признания договора цессии ничтожным.

К сожалению, такие ситуации – довольно распространенная практика, поскольку деятельность государства не направлена непосредственно на защиту граждан в этих вопросах, чем активно пользуются недобросовестные кредиторы.

Обычно суд приходит к правильному выводу и признает, что права на взыскание долга третьему лицу было передано незаконно.

Но если ваш иск был удовлетворен, не стоит затягивать с выплатой долга банку. Иначе этот факт может стать вновь открывшимся обстоятельством, которое станет причиной пересмотра дела.

Смотрите видео, в котором специалист подробно разъясняет особенности договоров цессии и их отличия от агентских договоров:

КОГДА ЦЕССИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНА

Татьяна Майорова, юрист.

В условиях современной России в распоряжении участников гражданско-правового оборота находится практически полная свобода экономической деятельности. В настоящее время роль государства в регулировании рыночных отношений сводится к установлению некоторых ограничений и правил, а на первый план выходят самостоятельные и независимые хозяйствующие субъекты, которые сами регулируют свои взаимоотношения, преимущественно посредством договоров. Именно поэтому значение договорных отношений в процессе осуществления коммерческой деятельности очень велико.

Организация может и не сталкиваться с таким не слишком распространенным договором, как договор цессии, однако если это все же произойдет, то может возникнуть ряд проблем. При заключении договора цессии контрагентов подстерегает множество подводных камней, которые могут «утопить» сделку.

Возможно, такая юридическая уязвимость договора цессии связана с тем, что данный вид договора не регулируется, в отличие от прочих, отдельной главой ГК РФ, подробно регламентирующей положение сторон. Договор цессии регулируется гл. 24 ГК РФ «Перемена лиц в обязательстве» и § 1 «Переход прав кредитора к другому лицу». Статья 382 ГК РФ определяет: право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу. Такой переход может быть осуществлен как по закону, так и по сделке, то есть в том числе и по договору. Основания перехода по закону перечислены в ст. 387 ГК РФ, однако не это является объектом нашего рассмотрения.

Законодатель, установив возможность передачи прав по сделке, не определил вида договоров, по которым эта передача происходит, и, таким образом, в случае, когда предметом договора купли-продажи являются имущественные права (п. 4 ст. 454 ГК РФ), такой договор по сути тоже является договором цессии. Собственно говоря, договор цессии — это собирательное понятие, включающее в себя разные виды договоров уступки прав требования. Сущность же цессии состоит в том, что первоначальный кредитор (а это любое лицо, которое имеет право требования) уступает принадлежащее ему право требования новому кредитору. Обычно договоры цессии заключаются в ситуациях, когда необходим как результат именно факт перехода прав. Например, часто используется договор цессии в схемах, когда организация — первоначальный кредитор ликвидируется, продается или же ее попросту «бросают», но остаются невзысканные долги. В таких случаях дебиторская задолженность переуступается другой организации — новому кредитору (обычно также своей организации), которая в случае признания сделки ничтожной просто потеряет возможность права требования, и, учитывая смысл и цель такой сделки, естественно, ни о каком возмещении убытков здесь и речи не будет. Используют также договор цессии в известных случаях и для вывода нематериальных активов предприятия. Если для этих целей заключают договор цессии, а предприятие находится в стадии банкротства, необходимо помнить о соблюдении очередности кредиторов, в противном случае нарушающий очередность (и соответственно права) кредиторов договор цессии может также быть признан недействительным со всеми вытекающими из этого последствиями. Итак, учитывая область применения этого договора, важно избежать таких его недостатков, которые впоследствии могут послужить основанием для признания его недействительным.

Читайте так же:  Лицензия архикад 18 бесплатно

Следует отметить, что по закону не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора (ст. 383 ГК РФ). Примером такого рода прав будет являться право на получение алиментов, право на возмещение причиненного здоровью вреда и др. Не допускается уступка требования без согласия должника, если личность кредитора по обязательству имеет для должника существенное значение (ст. 388 ГК РФ), а также не допускается уступка требования, если она противоречит закону, иным правовым актам или договору. Примером обязательств, в которых личность кредитора имеет существенное значение, являются обязательства по договору о совместной деятельности, поэтому уступка прав требования по договору о совместной деятельности без согласия всех участников невозможна.

Несоблюдение формы сделки также может повлечь ее ничтожность (ст. ст. 162, 165 ГК РФ). Форма договора цессии должна соответствовать форме сделки, на которой основано право требования.

Отметим интересный аспект договора цессии — определенные правовые последствия после заключения договора цессии фактически наступают для кредитора и должника только после уведомления последнего о состоявшейся уступке. Об этом прямо сказано в законе (п. 1 ст. 385 ГК РФ): должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода требования к этому лицу. Также в случае, если уже после заключения договора (но до получения уведомления) должник исполнит обязательство старому кредитору, риск таких неблагоприятных последствий ложится на нового кредитора. В таком случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору (п. 3 ст. 382 ГК РФ). Данное правило обеспечивает защиту интересов должника, исключая возможность предъявления к нему повторного требования нового кредитора. Однако не следует понимать под риском неблагоприятных последствий невозможность требовать от первоначального кредитора полученного от должника. Поскольку права требования по обязательству перешли к новому кредитору, то получение старым кредитором от должника не имело под собой правового основания. Следовательно, новый кредитор вправе требовать исполненное должником от старого кредитора как неосновательно полученное.

Важное значение имеет само право требования, уступаемое по договору. Оно обязательно должно быть действительным, то есть существующим. В случае передачи по договору цессии несуществующего права такой договор будет являться недействительным. Поэтому особое внимание при заключении договора следует уделить документам, подтверждающим наличие права, которые старый кредитор обязан передать новому (п. 2 ст. 385 ГК РФ). Признание договора уступки недействительным в части вряд ли может быть допустимо, так как обычно право требования определено в виде конкретной суммы (соответствующей конкретному требованию), которая, в свою очередь, будет являться существенным условием для данного договора, а признание его недействительным в части его существенного условия не допускается (ст. 180 ГК РФ). Таким образом, такой договор признается недействительным полностью.

Анализ судебной практики по вопросу действительности договоров цессии (см., например, Постановление Президиума ВАС РФ от 17 ноября 1998 г. N 4735/98) показал, что важное значение также имеет установление факта безусловной замены лица в обязательстве. В противном же случае при наличии «длящихся отношений», то есть если правоотношения сторон и основное обязательство не прекратились на момент заключения договора уступки требования, следует считать, что замена кредитора в обязательстве не произведена и договор уступки признается недействительным на основании закона (ст. 168 ГК РФ).

Немаловажное значение имеет то, что на момент заключения договора цессии у должника были встречные требования, возникшие до заключения договора цессии. Учитывая это, целесообразно все же до заключения договора выяснить у должника, нет ли у него возражений против требования или же встречных требований. Согласно ст. 386 ГК РФ должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора. Если же у должника существуют встречные требования, то согласно ст. 412 ГК РФ и однозначно сложившейся судебной практике встречное требование должника к первоначальному кредитору идет в зачет требованиям нового кредитора при условии, что такое встречное требование возникло по основанию, возникшему до получения должником уведомления об уступке, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования (см., например, Постановление ФАС МО от 9 октября 2003 г. N КГ-А41/7602-03).

В течение года согласно заключенному договору перевозки фирмой П. оказывались услуги по перевозке фирме А. Однако часть услуг фирмой А. не была оплачена в связи с тем, что у А. были претензии о возмещении убытков, причиненных фирмой П. ненадлежащим исполнением своих обязанностей по договору на некоторую сумму. Но, несмотря на обоснованность выставленных претензий, П. отказалась возмещать убытки. А. не обращалась в суд, так как она в одностороннем порядке посчитала сумму по претензиям зачтенной в счет оплаты услуг. После этого П. переуступило право требования задолженности по договору перевозки новой фирме Н. по договору цессии, после чего Н. обратился в арбитражный суд с требованием о взыскании задолженности. В данном случае суд установил правомерность требований Н., однако признал и обоснованность претензий А., и право А. на возмещение убытков. В результате, несмотря на то что сам по себе договор уступки права требования не имел никаких недостатков, ожидаемого реального экономического результата от этой сделки Н. не получил.

Важный момент, на который нужно было бы обратить внимание, — возмездность договора цессии. И хотя законодатель не устанавливает безусловное правило возмездности договора цессии, однако, учитывая смысл п. 4 ст. 575 ГК РФ, запрещающего дарение в отношениях между коммерческими организациями, и во избежание возможной квалификации такой сделки договором дарения с последующим признанием ее ничтожности, лучше все-таки определить договор цессии как возмездный и внести в него соответствующее положение. Конечно, сама по себе безвозмездность вряд ли будет определяющим признаком для того, чтобы квалифицировать цессию как дарение, однако, с учетом других прав и обязанностей по договору цессии, это может быть и так.

Так чем же опасен для участников сделки такой правовой механизм, как признание сделки (договора) недействительной или ничтожной? В соответствии со ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения.

Применительно к цессии неблагоприятные последствия признания сделки уступки права ничтожной для нового кредитора будут заключаться в том, что вследствие этого он не будет являться надлежащим кредитором по требованию задолженности. Единственным положительным моментом для него в данной ситуации будет только то, что первоначальный кредитор, уступивший требование, все-таки отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного требования (ст. 390 ГК РФ), что не слишком утешительно, учитывая область применения данного договора.

ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума ВАС РФ от 17.11.1998 N 4735/98

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Московского округа от 09.10.2003 N КГ-А41/7602-03

Признать ничтожным договор уступки права требования

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

16 февраля 2010 года г. Саров.

Саровский городской суд Нижегородской области в составе

председательствующего судьи Журавлевой Н.М.,

при секретаре Тимохиной Е.В.,

с участием истца Г. С.Д., ответчика Я. А.Н., ответчицы Я. В.А., ее представителя адвоката Абакумова А.Б. – по ордеру,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Г. С. Д. к Я. А. Н., Я. В. А. о признании недействительным договора цессии,

Г. С.Д. обратился в суд с указанным иском к Я. А.Н. и Я. В.А., мотивируя тем, что 22.04.2009г. ответчики заключили договор уступки прав (цессии), по которому Я. А.Н. уступил Я. В.А. право требования с Г. С.Д. по договору займа 816200 рублей. При оформлении и подписании договора истец не присутствовал. Своего согласия на его заключение не давал. При этом, для него имело принципиальное значение, с кем у него имелось обязательство по займу денег. О займе и его условиях Г. С.Д. договаривался с Я. А.Н., а не с Я. В.А. Перемена лиц в обязательстве произошла с нарушением закона. Следовательно, договор цессии является недействительным. На момент подписания оспариваемого договора у Г. С.Д. не имелось задолженности перед ответчиками на сумму 816200 рублей. Поэтому договор цессии носит притворный характер и по данному основанию также является недействительным. Г. С.Д. просил суд признать договор от 22.04.2009г. уступки прав (цессии) по договору займа недействительным (л.д. 3).

Заявлением от 03.02.2010 Я. В.А. просила суд в случае отказа в удовлетворении иска взыскать в ее пользу расходы по оплате услуг адвоката в размере 3000 рублей (л.д. 12).

В ходе судебного разбирательства Г. С.Д. поддержал доводы и требования заявленного иска.

Ответчик Я. А.Н. согласился с иском, пояснив, что на момент заключения оспариваемого договора указанную сумму истец не был должен.

Ответчица Я. В.А. и ее представитель адвокат Абакумов А.Б. иск не признали в полном объеме. Последний пояснял суду, что истцом оспаривается сумма долга, вопрос о которой уже разрешен решением суда, вступившим в законную силу. В расписке о займе Г. С.Д. лично указал, что берет деньги у Я. А.Н. и Я. В.А. Речи о притворности договора цессии быть не может, поскольку на основании данного договора взысканы денежные средства с Г. С.Д. в пользу Я. В.А. Исковые требования не соответствуют закону.

Выслушав участников процесса, исследовав материалы настоящего гражданского дела, материалы гражданского дела № 2-439/09 по иску Я. В.А. к Г. С.Д. о взыскании суммы долга и процентов, оценив представленные и изученные доказательства в совокупности, суд не находит оснований для удовлетворения иска.

Читайте так же:  Кому дают материнский капитал в 2019 году

Судом установлено, что решением от 29.05.2009г. Саровского городского суда Нижегородской области по гражданскому делу № 2-439/09 по иску Я. В.А. к Г. С.Д. о взыскании долга и процентов исковые требования удовлетворены частично. Взысканы с Г. С.Д. в пользу Я. В.А. долг по договору займа в размере 325000 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 50000 рублей, всего 375000 рублей. Также взысканы судебные расходы по оплате государственной пошлины.

Указанное решение было обжаловано, но судом второй инстанции оставлено без изменения. Вступило в законную силу 30 июня 2009 года.

На основании расписки в материалах гражданского дела № 2-439/09 судом установлено, что 17 августа 2005 года Г. С.Д. взял у Я. А.Н. и Я. В.А. деньги в сумме 530000 рублей сроком на 1 год с 20.08.2005г. по 20.08.2006г., обязуясь возвратить 816200 рублей. Расписка составлена в присутствии Я. (гр. дел № 2-439/09, л.д. 6).

22 апреля 2009 года между Я. А.Н. и Я. В.А. был заключен договор уступки прав (цессии) по договору займа (л.д. 4). По договору цедент (Я. А.Н.) передал, а цессионарий (Я. В.А.) приняла в полном объеме права (требования) на сумму 816200 рублей, вытекающие из договора займа, заключенного между цедентом, цессионарием и Г. С.Д. 17.08.2005г. Наличие прав (требований) в обозначенном размере подтверждается договором займа (распиской), выданной должником. Договор цессии вступил в силу с момента его подписания и действует до полного его исполнения (п. 5.1. договора).

Договор цессии (в подлиннике) имеется в материалах гражданского дела № 2-439/09 и учитывался судом при взыскании с Г. С.Д. суммы долга в пользу Я. В.А.

Стороны договора цессии не отрицали, что согласия Г. С.Д. – должника по договору займа на заключение договора цессии не испрашивалось.

Пунктом 1 статьи 382 Гражданского кодекса РФ закреплено право кредитора передать другому лицу требование, принадлежащее ему на основании обязательства.

Из смысла названной нормы следует, что предметом договора цессии является уступка права (требование) возникшего из конкретного обязательства.

В пункте 2 статьи 307 ГК РФ определено, что обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и иных оснований, указанных в Кодексе.

В соответствии со статьей 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том же объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

В то же время, согласно положениям статьи 390 ГК РФ действительность соглашения об уступке права (требование) не ставится в зависимость от действительности требования, которое передается новому кредитору.

Анализируя представленные и указанные выше письменные доказательства, суд считает, что заключенный договор уступки прав (цессии) соответствует нормам параграфа 1 гл. 24 ГК РФ. Письменная форма договора соблюдена.

Заявляя иск о признании обозначенного договора недействительным, Г. С.Д. ссылался на притворный характер сделки.

Согласно ч. 1 ст. 166 Гражданского кодекса РФ все недействительные сделки подразделяются на ничтожные и оспоримые. Ничтожная сделка недействительна в силу нормы права в момент ее совершения, поэтому судебного решения о признании ее недействительной не требуется. Она не подлежит исполнению. Любые заинтересованные лица вправе ссылаться на ее ничтожность и требовать в судебном порядке применения последствий недействительности. Суд, установив факт совершения ничтожной сделки, констатирует ее недействительность и вправе применить соответствующие последствия по собственной инициативе (п. 2 ст. 166 ГК). Несмотря на то, что среди перечисленных в ст. 12 ГК способов защиты гражданских прав отсутствует такой способ, как признание ничтожной сделки недействительной, в Постановлении Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г . «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 32) указано, что ГК не исключает возможности предъявления исков о признании ничтожной сделки недействительной.

Оспоримая сделка в момент ее совершения порождает свойственные действительной сделке правовые последствия, но они носят неустойчивый характер, поскольку по требованию строго определенного в законе круга лиц такая сделка может быть признана судом недействительной по основаниям, установленным законом.

Из смысла ч. 1 ст. 166 ГК РФ вытекает, что основания недействительности сделок исчерпывающе установлены в ГК.

В соответствии с ч. 2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Следовательно, при оспаривании сделки в силу ее притворности стороне необходимо доказать существование иного правоотношения между теми же сторонами и то, что притворная сделка была совершена для прикрытия этого правоотношения. Притворные сделки могут подтверждаться всеми доступными средствами доказывания.

При этом, участники сделки должны преследовать общую цель и достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка.

Как видно из материалов дела, Г. С.Д. стороной по сделке уступки прав, заключенной 22 апреля 2009г. между Я., не является.

Какую иную сделку прикрывали стороны с целью ввести в заблуждение третьих лиц при заключении договора цессии в иске не указано. На обозначенный вопрос суда в ходе судебного разбирательства Г. С.Д. ответ не дал.

Между тем, обязанность по доказыванию перечисленных обстоятельств в силу ст. 56 ГПК РФ лежит на истце.

Анализируя имеющиеся по делу доказательства, следует признать, что указанная обязанность стороной истца не выполнена.

Каких-либо доказательств, отвечающих принципам относимости и допустимости, подтверждающих притворность договора цессии, суду не представлено. В ходе судебного разбирательства не установлено.

Как следует из решения суда по гражданскому делу № 2-439/09, договор цессии повлек именно те правовые последствия, с целью которых он и заключался Я.

Кроме того, необходимо отметить, что согласно ч. 3 ст. 10 ГК РФ в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Доводы Г. С.Д. о том, что на момент заключения оспариваемого договора, его задолженность не составляла обозначенную в договоре сумму, не дают оснований для признания сделки притворной.

По нормам ст. 390 ГК РФ первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником.

В случае, если речь шла о меньшем размере задолженности по договору займа, в подтверждение которого должником была выдана расписка, Я. А.Н. не был лишен возможности указать в договоре цессии только эту сумму.

ГК РФ допускает возможность частичной уступки права, то есть не в полном размере обязательства с сохранением за первоначальным кредитором права требования остальной части. Иначе говоря, цессия не всегда должна быть связана с полной заменой кредитора в обязательстве.

Доказательства наличия договоренности между Я. об ином размере передаваемых по договору цессии прав (требования) отсутствуют, в распоряжение суда не представлены.

Тем самым, суд полагает доводы истца несостоятельными.

Здесь же суд отмечает, что при рассмотрении гражданского дела по иску Я. В.А. к Г. С.Д. о взыскании долга и процентов последний перечисленных доводов суду не предъявлял, никоим образом не оспаривал договор цессии. Он лишь утверждал и по указанному гражданскому делу и при рассмотрении настоящего спора, что полностью выполнил свои заемные обязательства.

Указание истца на отсутствие его согласия как должника на заключение договора цессии 22.04.2009г. не является основанием для признания договора уступки права (требования) недействительным.

В силу пункта 2 статьи 382 Гражданского кодекса РФ для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором. Наличие такого ограничения истцом документально не подтверждено.

Согласно ст. 385 ГК РФ в данной ситуации должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода права требований к другому лицу.

Ссылки стороны истца на ч. 2 ст. 388 ГК РФ суд находит необоснованными.

В рассматриваемом случае в нарушение ст. 56 ГПК РФ должник не доказал, что личность кредитора имеет для него существенное значение.

Из приведенного выше буквального текста расписки следует, что Г. С.Д. взял в долг деньги у Я. А.Н. и Я. В.А. Тем самым, доводы истца о том, что договор займа он заключал только с Я. А.Н. и обязан был исполнять обязательство по возврату займа только ему, недостоверны.

При таких обстоятельствах, оценивая доказательства по делу в их совокупности, учитывая то, что других доказательств у участников процесса не имеется, суд приходит к выводу о необоснованности заявленных исковых требований.

Поскольку в иске отказано полностью, на основании ст. 88, 94, 98, 100 ГПК РФ с истца в пользу Я. В.А. подлежат взысканию судебные расходы по оплате услуг представителя, подтвержденные соответствующей квитанцией.

Руководствуясь ст. 194-198 ГПК РФ,

Иск Г. С. Д. к Я. А. Н., Я. В. А. о признании недействительным договора цессии оставить без удовлетворения полностью.

Взыскать с Г. С. Д. в пользу Я. В. А. судебные расходы по оплате услуг адвоката в размере 3000 рублей.

Решение может быть обжаловано в Нижегородский областной суд через Саровский городской суд в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Председательствующий п/п Н.М.Журавлева.

Копия верна. Судья Н.М.Журавлева.

Решение вступило в законную силу 06 апреля 2010 года.