Принцип конфиденциальности в деятельности адвоката

Адвокатская тайна

Адвокатская тайна включает в себя те сведения, которые сообщены адвокату в силу носимого им звания и разглашение которых противоречит интересам лица, их сообщившего.

Адвокатская тайна абсолютна. И это не привилегия адвоката, а иммунитет доверителя, вытекающий из ст. 51 Конституции РФ, гарантирующей не свидетельствовать против себя и своих родственников.

Один из основополагающих принципов адвокатской деятельности — обязанность адвоката хранить профессиональную тайну. Адвокат не может оказывать результативную профессиональную помощь клиенту до тех пор, пока между ними не будет достигнуто полного взаимопонимания основанного на абсолютном доверии . В то же время, клиент должен чувствовать абсолютную уверенность и возможность действовать исходя из того, что вопросы обсуждаемые с адвокатом и предоставленная им адвокату информация будут сохранены как конфиденциальные, без каких-либо на то специальных требований или условий со стороны клиента.

Доверие к адвокатуре со стороны общества нельзя записать в текст закона, оно формируется из поведения каждого адвоката в отдельности и всей адвокатуры в целом, призванной служить обществу, оказывая правовую помощь нуждающимся в ней.

Принцип адвокатской тайны установлен законом и, следовательно, является правовой нормой, определяющей в ряде случаев права и обязанности участников процессуальной деятельности при отправлении правосудия. Вместе с тем это процессуальное правило, относящееся прежде всего к адвокатам, имеет глубоко нравственное содержание, что делает его одним из важнейших принципов профессиональной адвокатской этики.

Адвокат должен сохранять конфиденциальность по отношению к любому клиенту, независимо от того является ли клиент постоянным или обращается за оказанием разовой помощи. Адвокат обязан в одинаковой степени сохранять в тайне как сведения, полученные им от клиента, так и информацию о клиенте, предоставленную ему в процессе оказания услуг клиенту. Этическое правило конфиденциальности должно применяться безотносительно к тому факту, что другие лица могут владеть такой же информацией.

Конфиденциальность взаимоотношений адвоката и доверителя, гарантирующая соблюдение адвокатской тайны является публично — правовым принципом и охватывает не только и не столько интересы адвоката и его клиента, а осуществляется, прежде всего, в интересах правосудия, конкретного гражданина, обратившегося к адвокату за юридической помощью, и, в конечном счете, всего гражданского общества.

Важность этого принципа для уголовного судопроизводства состоит в том, что там адвокат является покровителем своего доверителя, его вторым я. Адвокат как бы сливается в одно целое со своим доверителем. Естественно ни один человек не захочет рассказывать свои тайны другому, если будет хотя бы допускать, что они могут стать достоянием иных лиц, тем более, если такие знания могут быть обращены ему во вред обвиняющей стороной.

Сущность адвокатской деятельности держится на абсолютном доверии клиента своему адвокату, основанному на полной уверенности первого, что все сведения, переданные им адвокату, ни при каких обстоятельствах не станут достоянием гласности.

В российском законодательстве адвокатская тайна регулируется следующим образом.

В соответствии с Указом Президента РФ «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера» от б марта 1997г. № 188, к сведениям, связанным с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен, отнесена и адвокатская тайна.

Понятие адвокатской тайны и ее содержание дано в статье 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»: «адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю».

Кодекс профессиональной этики адвоката более детально раскрыл это понятие и к таким сведениям относит:

факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей;

все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу;

сведения, полученные адвокатом от доверителей;

информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи;

содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных;

всё адвокатское производство по делу;

условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем;

любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.

Все эти сведения, перечень которых не носит исчерпывающего характера, являются объектом адвокатской тайны.

В действующем российском законодательстве содержатся существенные гарантии для адвокатов, которые позволяют им соблюдать адвокатскую тайну, а доверителю придают уверенность в том, что он может смело делиться с адвокатом своими секретами. Гарантиями защиты тайны доверителя являются следующие законоположения:

1. Адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя (ст.6 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре).

2. Адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого не подлежит допросу в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (ст. 56 УПК РФ).

3. Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (ст. 8 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре).

4. Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения. Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей (ст. 8 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре).

5. Негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, запрещается (Ст.6 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре).

6. Подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником с момента фактического задержания. Свидания подозреваемого или обвиняемого с его защитником могут иметь место в условиях, позволяющих сотруднику места содержания под стражей видеть их, но не слышать (Ст. 18 ФЗ от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»).

Все эти положения действующего российского законодательства создают условия для нормального осуществления правосудия в нашей стране и позволяют гражданам, обратившимся за оказанием юридической помощи к адвокату, абсолютно свободно рассказывать ему о случившемся событии, не испытывая боязни передачи конфиденциальных сведений, чувствовать себя информационно защищенными от незаконного использования этой информации.

В заключение, хотим также отметить еще одно важное этическое правило: доверительные отношения между адвокатом и клиентом не позволяют адвокату использовать какую бы то ни было конфиденциальную информацию, предусмотренную этическими нормами для собственной выгоды или для выгоды третьей стороны, или в ущерб клиенту.

Если у Вас возникли ещё какие-либо дополнительные вопросы относительно адвокатской тайны, или если Вы не знаете, как действовать в той или иной ситуации в отношении сведений, которые должны храниться в режиме абсолютной секретности и составлять адвокатскую тайну, обращайтесь к адвокату за дополнительными разъяснениями.

Краснодарская краевая коллегия адвокатов , филиал 18
350020 , г. Краснодар
ул.Брянская, д.6 офис 101

Принцип конфиденциальности

В работе адвоката — это особая категория, один из столпов, на которых держится адвокатская профессия. Человек обращается к адвокату за помощью в решении какой-то важной для нее правовой проблемы. В интересах получения правильной консультации, решения своей проблемы человек вынужден открывать адвокату свои секреты, которые она скрывает иногда от самых близких людей. Теперь она полностью обеззброєна перед чужим, незнакомым человеком и полностью в ее руках. Можно себе представить, как развивались бы события при отсутствии такой сильной гарантии, как адвокатская тайна. Только узаконен принцип конфиденциальности позволяет клиенту раскрыть перед адвокатом все самые сокровенные детали своего дела и вселяет уверенность, что все, что она выложит перед своим поверенным, останется под надежной защитой закона. Если хоть на мгновение предположить невозможное со следующего дня отменяется и перестает действовать принцип конфиденциальности, адвокатура как институт судозащитничества потерял бы право на существование.

в Отношении соблюдения принципа конфиденциальности. Очевидно, этот принцип вводится законодателем на замену узаконенного в УПК положение об адвокатской тайне. На наш взгляд, это ошибочный шаг как авторов проекта, так и законодателя. Понятие «конфиденциальность» и «адвокатская тайна», несмотря на наличие некоторых аналогий, существенно отличаются по своей природе и содержанию.

Конфиденциальность означает определенную законом или иным правовым актом информацию, которая характеризуется в первую очередь ограниченностью доступа к ней определенного круга лиц.

Содержание, объем и характер информации, поступающей к адвокату от его подзащитного или доверителя, определяется законом или иным нормативным актом, а ее непосредственным владельцем. Еще задолго до возникновения понятия «конфиденциальность» действовало и действует в настоящее время правило адвокатской тайны. И если понятие адвокатской тайны и содержит признаки конфиденциальности, то последнее является абстрактным понятием и не имеет в виду какой-то конкретный вид деятельности.

Именно этим можно объяснить англо-американскую практику, которая признает два вида конфіденції — privacy и secrecy.

В первом случае речь идет о прерогативы личности, во втором это — информация для служебного пользования, доступна ограниченному кругу официальных лиц фирмы, корпорации, государственного органа, общественной или политической организации. Существенное отличие понятия и сущности адвокатской тайны в том, что она сочетает в себе privacy и secrecy.

С одной стороны, обязанность соблюдения адвокатской тайны возникает как следствие заключения договора адвоката с конкретным клиентом, а с другой — соблюдение адвокатской тайны охраняется Законом.

Пункт 3 ст. 47 УПК устанавливает: «Защитник без согласия подозреваемого, обвиняемого не имеет права разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с участием в уголовном производстве и составляют адвокатскую или иную охраняемую законом тайну». Заметим, в этой норме Закона употребляется именно термин «адвокатская тайна», но не конфиденциальная информация.

Чуть раньше мы уже упоминали о гармонизации Закона с другими законодательными актами. И в этом вопросе мы имеем достаточно подтверждений. Так, ст. 46 УПК устанавливает, что «Документы, связанные с выполнением защитником его обязанностей, без его согласия не подлежат досмотру, изъятию или разглашению следователем, прокурором, следственным судьей, судом, а Защитник без согласия подозреваемого, обвиняемого не имеет права разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с участием в уголовном производстве и составляют адвокатскую или иную охраняемую законом тайну.

Читайте так же:  Адвокат башкатов виталий валерьевич

Адвокату следует быть крайне осторожным в случаях, когда клиент пытается перед патроном раскрыть свои секреты, не имеющие никакого отношения к делу и не несут полезной нагрузки в интересах решения главного вопроса — защиты законных прав. Тем временем адвокат может стать носителем такой информации, о которой говорят «меньше знаешь, дольше живешь». Приведу пример из практики.

В уголовном деле о крупных хищениях государственного имущества обвиняемый в период ознакомления с материалами дела попросил адвоката передать жене записку о том, что в тайнике хранятся «документы», пообещав щедро отблагодарить за услугу. Адвокат понял, что речь идет о тайнике денег или ценностей. Взяв такую записку, адвокат невольно стал бы посвященным в секрет о месте возможного нахождения ценностей. Адвокат благоразумно отказался от этой миссии, пообещав подзащитному попросить у следователя разрешения о предоставление подзащитному свидание с женой. Он выполнил свое обещание, а вскоре после свидания двое следователей из следственной группы были отстранены от дела, в связи с тем, что они в ночное время втайне от руководства следственной группы несколько раз посещали дом подзащитного и находились там длительное время в поисках (как потом выяснилось, не безрезультатных) скрытых обвиняемым денег. Если бы адвокат решился на передачу записки, он стал бы обладателем информации о месте тайника «сокровища», а следовательно, и основным подозреваемым в причастности к исчезновению денег.

Каждый адвокат должен твердо усвоить, что его ответственное отношение к чужой конфиденциальной информации — это надежная гарантия избежать неприятностей по этому поводу в будущем.

4. КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТЬ

Один из основополагающих принципов адвокатской деятельности — обязанность адвоката хранить профессиональную тайну. Вспомним слова А.Ф. Кони: «Между защитником и тем, кто в тревоге и тоске от грозного надвинувшегося обвинения обращается к нему в надежде на помощь, устанавливается тесная связь доверия и искренности. Защитнику открываются тайники души, ему стараются разъяснить свою невиновность или объяснить свое падение и свой скрываемый от других позор, такими подробностями личной жизни и семейного быта, по отношению к которым слепая Фемида должна быть и глухою». (Кони А.Ф. Нравственное начало в уголовном процессе. Собрание сочинений , том 4 . М. 1967 г., с. 54). Адвокат не может оказывать результативную профессиональную помощь клиенту до тех пор пока между ними не будет достигнуто полное взаимопонимание. В то же время, клиент должен чувствовать абсолютную уверенность и возможность действовать исходя из того, что вопросы обсуждаемые с адвокатом и предоставленная им адвокату информация будут сохранены как конфиденциальные, без каких-либо на то специальных требований или условий со стороны клиента.

Таким образом, вопрос адвокатской тайны можно с полным правом охарактеризовать и как юридический и, одновременно с тем, этический. В правовом плане этот вопрос урегулирован (или, должен быть урегулирован) нормами законодательства об адвокатуре, уголовно-процессуальным и гражданско-процессуальным законом. Понятно, что этические нормы носят более общий характер, шире, многоаспектнее и поэтому требует дополнительного регулирования корпоративными правилами, в частности, правилами профессиональной этики. По этому поводу Д. Ватман писал: «Принцип адвокатской тайны установлен законом и, следовательно, является правовой нормой, определяющей в ряде случаев права и обязанности участников процессуальной деятельности при отправлении правосудия. Вместе с тем это процессуальное правило, относящееся прежде всего к адвокатам, имеет глубоко нравственное содержание, что делает его одним из важнейших принципов профессиональной адвокатской этики» (Ватман Д.П. указ. соч., с. 41).

В наиболее общем виде правило конфиденциальности можно сформулировать следующим образом: адвокат должен держать в тайне всю информацию, касающуюся обстоятельств и фактов, сообщенных ему клиентом или ставших известными адвокату в связи с выполнением поручения, а также сам факт обращения к нему того или иного клиента, и не должен разглашать такую информацию пока не будет на то определенно и однозначно уполномочен клиентом, а также если это потребуется на основании закона или разрешено (предусмотрено) правилами профессиональной этики.

Адвокат должен сохранять конфиденциальность по отношению к любому клиенту, независимо от того является ли клиент постоянным или обращается за оказанием разовой помощи. Адвокат обязан в одинаковой степени сохранять в тайне как сведения, полученные им от клиента, так и информацию о клиенте, предоставленную ему в процессе оказания услуг клиенту. Этическое правило конфиденциальности должно применяться безотносительно к тому факту, что другие лица могут владеть такой же информацией.

Достаточно понятным и простым является положение о распространении всех правил, регулирующих институт адвокатской тайны, на помощников адвоката и технический персонал юридических консультаций и адвокатских фирм (бюро). В Общем кодексе правил для адвокатов стран Европейского Сообщества, к примеру, это положение выделено в отдельное правило и сформулировано следующим образом: «Адвокат обязан требовать соблюдения конфиденциальности от помощников и от любых других лиц, принимающих участие в оказании услуг клиенту. Адвокат обязан предпринять все необходимые меры для соблюдения положений настоящего правила его помощниками, ассоциаторами, секретарями и иным персоналом юридической консультации, адвокатского бюро (фирмы), кабинета».

Итак, поскольку требования о соблюдении конфиденциальности налагает на адвоката существенные ограничения, прежде всего следует определиться с тем, с какого момента возникает адвокатская тайна. Долгое время этот вопрос был предметом литературных дебатов. (см. подробнее: Д. Ватман, указ. соч. с.41-42). Для нас же он решается однозначно — с момента когда клиент переступил порог юридической консультации, адвокатской фирмы, бюро — все дальнейшее составляет предмет адвокатской тайны. Сам факт обращения к адвокату — уже профессиональная тайна. Суть просьбы клиента, содержание первичной консультации — это тоже предмет адвокатской тайны. Более того, если даже первоначально к адвокату обратился не сам будущий клиент, а кто-либо из его родственников, с которым впоследствии никакого соглашения о ведении дела не заключалось, общее правило остается неизменным — вся информация, полученная от этого родственника, даже сам факт его обращения — суть адвокатская тайна.

Следует разобрать подробнее потенциально реальную коллизию, с которой может столкнуться адвокат. Рассмотрим такой пример: к адвокату обратился гражданин А. с просьбой представлять его интересы по спору о разделе наследства с сестрой после смерти их отца. Адвокат принял поручение, соответствующий договор был заключен. Спустя некоторое время к адвокату А. обратилась мать спорящих сторон и сообщила, что умерший хотя и являлся отцом ребенка, однако в свое время, когда он был репрессирован, было оформлено усыновление мальчика братом умершего. От сына это скрывали, но «обратно документы не переоформили». Ее интересовал вопрос, имеет ли сын право на наследство. Итак, адвокат А. стал обладателем информации, полученной от третьего лица, прямо влияющей на оценку законности притязаний его клиента. Во-первых, в силу закона он не вправе раскрывать тайну усыновления. Во-вторых, информация получена от третьего лица (т.е. формально, самостоятельного «клиента») и, соответственно, уже в силу этого первому клиенту сообщена быть не может. Ясно, что адвокат должен был отказать матери первого клиента в консультации, так как у него явно возникал конфликт интересов. Но информацию он все же получил! Как ему поступить в отношении клиента, с которым оформлено соглашение на ведение дела. Продолжать выполнение принятых на себя обязанностей он не вправе, так как незаконность притязаний клиента с учетом ставших ему известными обстоятельств, очевидна. Объяснить клиенту причины изменения собственной позиции адвокат А. не вправе по двум вышеназванным причинам. Единственно возможный выход — расторгнуть соглашение с клиентом без объяснения причин (приводить какие-либо «надуманные» причины нельзя, ибо тогда будет нарушен принцип честности). Мы даем столь «жесткую» рекомендацию поскольку полагаем, что адвокат А. не вправе даже намекать клиенту на истинные причины своего отказа от дальнейшего ведения дела, поскольку это все равно будет равносильно и разглашению адвокатской тайны (действующей в отношении обращения матери клиента к этому адвокату) и разглашению (созданию условий, способствующих разглашению) тайны усыновления.

Еще одна возможная, хотя и менее острая коллизия, с которой часто сталкиваются адвокаты, касается использования сведений, полученных непосредственно от клиента. Так, клиент сообщает своему адвокату те или иные сведения, но просит их не использовать в суде по тем или иным причинам. Адвокат же убежден, что именно эти обстоятельства могут сыграть ключевую роль в формировании позиции суда. Более того, без использования этих сведений, дело не имеет судебной перспективы. Как поступить в такой ситуации? Ответ, на самом деле, достаточно прост. Если, действительно, сообщенные, но запрещенные к использованию сведения клиента так важны для правильного разрешения спора, адвокат, придя к выводу, что иных, разрешаемых клиентом, способов выявления этих обстоятельств нет, должен отказаться от ведения дела, естественно, сохраняя на все дальнейшее время в тайне полученную им информацию. Если он может выявить «нужные» обстоятельства таким образом, против которого клиент не возражает, пусть этот способ и окажется более трудоемким и менее гарантированным, адвокат должен продолжить работу по делу.

Обратимся еще раз к вышерассмотренному примеру с наследственным делом. Представим себе, что теперь уже к адвокату Б. обратилась дочь умершего и сообщила ему, что ее брат формально не наследник после отца, так как был усыновлен другим лицом. При этом клиентка категорически возражала против разглашения этих сведений и осуществления каких-либо действий, в результате которых данный факт может стать известен брату. Вместе с тем, она просила адвоката Б. предпринять все возможные шаги к увеличению ее доли в наследстве. В данном случае, у адвоката Б. нет особых этических проблем. Он должен разъяснить обратившемуся лицу правовые последствия полного устранения брата от наследования по причине его усыновления другим, а не наследодателем, лицом. Если клиент настаивает на своей позиции, адвокат Б. не имеет каких-либо этических оснований и для отказа в принятии поручения, и использовании лишь того «инструментария», на который получено согласие клиента, «забыв» о факте усыновления.

Читайте так же:  Приказ министерство здравоохранения 247н

Возникшая обязанность адвоката сохранять полученную им конфиденциальную информацию действует не только в течение времени оказания адвокатом юридических услуг, но и продолжает существовать и после прекращения взаимоотношений по юридическим вопросам, не ограничиваясь моментом прекращения оказания правовой помощи клиенту. Не влияет на это правило и возникновение каких-либо разногласий и конфликтов между адвокатом и его клиентом. «На обязанность соблюдения конфиденциальности не распространяется действие срока давности.» (Общий кодекс ЕС, п.п. 2.3.2. — 2.3.4.).

В целях соблюдения требований, касающихся сохранения конфиденциальности информации, адвокат должен избегать несдержанного (неосторожного) общения, даже с супругом(ой) или членами семьи, по вопросам, касающимся дел клиента и должен остерегаться любых бесед, касающихся конкретных выполняемых им поручений, даже без упоминания имени клиента или иной возможности идентификации личности последнего. Более того, адвокат не должен повторять никаких сплетен или информации о личности клиента и его делах, которые могли быть случайно услышаны адвокатом или ему рассказаны. Обсуждение профессиональных вопросов между адвокатами в присутствии третьих лиц, тем более с упоминанием конкретных имен клиентов или обстоятельств конкретных дел, также является нежелательным, поскольку несдержанные высказывания, допущенные адвокатами и услышанные третьими лицами могут причинить ущерб интересам клиента. Кроме того, это может негативным образом повлиять на уважение присутствующих к адвокатской профессии и юриспруденции в целом.

Адвокат не должен допускать возможности распространения конфиденциальной информации, касающейся или полученной от одного своего клиента другому клиенту, даже если последний может потребовать или ожидать от адвоката получить такую информацию.

Адвокат, который занимается литературной деятельностью, пишет автобиграфию, воспоминания и тому подобное, либо осуществляет преподавательскую, научную деятельность должен не допускать распространения конфиденциальной информации и в этих случаях.

Адвокат, обладающий информацией, которая является конфиденциальной государственной информацией или конфиденциальной коммерческой информацией об организации или физическом лице, полученной адвокатом в то время, когда он был государственным служащим либо сотрудником данной организации, не должен представлять интересы клиента, находящиеся или могущие привести к конфликту интересов с той организацией или тем лицом, в отношении которого адвокат обладает конфиденциальной информацией, полученной в силу названных причин.

Когда же и в каких случаях адвокат вправе раскрыть профессиональную тайну? В некоторых случаях такое разрешение может подразумеваться. Например, определенное раскрытие информации может потребоваться в заявлении истца (или ответчика) или другом документе, предъявление которого необходимо в ходе судебного процесса по делу клиента (связанного с решением проблемы клиента или с участием клиента). Также, адвокат может раскрывать информацию по делу клиента своим партнерам или сотрудникам своей юридической консультации (фирмы, бюро, кабинета) и, по мере необходимости, техническому персоналу, таким сотрудникам как: секретари, машинистки, референты и другие вспомогательные служащие.Это подразумевает обязанность адвоката в случае разглашения информации внушить коллегам, студентам, помощникам и другому персоналу важность соблюдения правила и принципов конфиденциальности (как в период осуществления профессиональной деятельности, так и по ее завершении) и разъяснить им, что эти правила и принципы распространяются на них в той же мере, как и на самого адвоката.

Раскрытие информации представляется также возможным с конкретно выраженного разрешения клиента. В этом случае адвокат вправе раскрыть ее, но вовсе не обязан. Так, если клиент, например, просит адвоката рассказать журналисту, о чем они беседовали «в тиши кабинета», адвокат этого делать не обязан. Даже если клиент просит вызвать в суд своего адвоката для дачи показаний о содержании их беседы, о факте обращения к адвокату, адвокат вправе, с нашей точки зрения, обратить внимание суда на свой профессиональный иммунитет и отказаться от дачи показаний, если полагает, что это может повредить интересам самого клиента, его собственным интересам или интересам корпорации. Надо понимать, что адвокатская тайна — это не тайна клиента, переданная адвокату «на хранение до востребования», а тайна самого адвоката, на которую распространяется его, а не клиента «право собственности». Адвокат, принимающий (принимавший) участие в деле клиента не должен давать показания в качестве свидетеля, кроме как в случаях, когда такая обязанность возложена на него в силу закона, либо он делает это по просьбе и/или в интересах клиента, его правопреемников и/или партнеров. То же самое касается партнеров, помощников и ассоциаторов адвоката. Адвокат, который является необходимым свидетелем, должен дать показания и передать ведение дела другому адвокату. Адвокат, который был свидетелем на одной из стадий слушания дела, не должен принимать поручение на ведение этого дела ни в какой из последующих судебных или государственных инстанциях.

Разглашение конфиденциальной информации адвокатом возможно также и в том случае, когда это необходимо в интересах клиента или его правопреемников, а получение соответствующего разрешения от клиента оказывается объективно невозможным в разумный срок.

С нашей точки зрения, адвокатская тайна в обязательном порядке должна быть раскрыта только в двух случаях. Первый — когда действия адвоката стали предметом рассмотрения соответствующего административного органа коллегии (дисциплинарной комиссии, комитета по этике, административного органа коллегии и т.п.). И второй — когда предметом адвокатской тайны оказалась информация о готовящемся преступлении. Разглашение информации, необходимое для предотвращения преступления будет законным, если у адвоката имеются достаточное основания предполагать, что существует реальная вероятность совершения преступления и неизбежно складывается ситуация, когда предупреждения преступления путем разглашения информации является единственной возможностью для его предотвращения.

Последний случай, однако, не так прост, как может показаться на первый взгляд. Начнем с элементарной ситуации — к адвокату обратился человек, интересующийся тем, какую ответственность он понесет, если отравит городской водопровод. Адвокат дал ответ, но услышал (или понял), что такое наказание обратившегося не остановит. Действуя в силу, если угодно «крайней необходимости», адвокат не только вправе, но и обязан предпринять разумные и достаточные шаги к предотвращению преступления. (Напомним, что если обратившийся клиент лишь высказывал намерение совершить преступление, но никаких конкретных шагов по его совершению или подготовке к нему не предпринимал, то он не будет нести уголовной ответственности). А как поступить адвокату в ситуации, когда обратившийся уже завершил все подготовительные мероприятия (запасся ядом, получил в свое распоряжение схему городского водопровода и т.д.), т.е. как поступить тогда, когда адвокат понимает, что его попытки остановить маньяка приведут к привлечению обратившегося к нему клиента(!) к уголовной ответственности? Нам представляется, что поскольку адвокатская тайна не есть «величина самоценная», что само понятие адвокатской тайны возникло в интересах общества, то и степень ее охраны должна соотноситься с теми же интересами общества. Адвокатская тайна — не абсолютна! Адвокат обязан оценить меру общественной опасности той информации, обладателем которой он стал и действовать соответственно этому. Когда мы говорим «оценить общественную опасность», то имеем в виду не оценку тяжести последствий того или иного преступного деяния, а вероятность самого факта его совершения. Таким образом, если адвокат пришел к убеждению, что его беседа с клиентом отвратила того от преступного намерения, он не должен и не вправе сносится с правоохранительными органами на сей счет. С нашей точки зрения, ошибка адвоката в оценке результатов его беседы с клиентом не может влечь привлечения его к ответственности перед законом, но может влечь за собой наложение дисциплинарного взыскания самой адвокатской корпорацией, вплоть до исключения из ее рядов (адвокат должен быть хорошим психологом. ). Надо понимать, что непринятие адвокатами мер к предотвращению конкретных готовящихся преступлений ставит адвокатов вне законопослушной части общества. (Напомним, что адвокаты в этой ситуации действует одновременно и в интересах конкретного клиента, ибо отговорив, помешав ему совершить преступление они, тем самым либо освобождают его от уголовной ответственности, либо снижают ее «размер», так как наказание за подготовку, покушение всегда ниже чем за преступление доведенное до конца). Доверие к адвокатуре со стороны общества нельзя записать в текст закона, оно формируется из поведения каждого адвоката в отдельности и всей адвокатуры в целом, призванной служить обществу, оказывая правовую помощь нуждающимся в ней, но не «юридическое обеспечение» криминальному миру в его преступной деятельности.

Ситуация становится совершенно иной, если адвокату становится известно о факте совершенного преступления. В данном случае преступление уже совершено, его последствия уже наступили. Адвокат не вправе сообщать кому-либо сведения ни о факте совершенного преступления, ни о том, кто его совершил, ни о том где «прикопано награбленное», словом, ни о чем, что стало ему известно в связи с исполнением своих профессиональных обязанностей. Конечно, общество заинтересовано в том, чтобы «вернуть похищенное», чтобы «ни один преступник не ушел от ответственности» и т.д., но это уже не функция адвокатуры. Здесь вступает в действие определенное «табу» — адвокат на может сотрудничать с правоохранительными органами в раскрытии уже совершенных преступлений, не смотря на всю очевидность негативных последствий «нераскрытия» любого противоправного деяния.

Когда разглашение конфиденциальной информации требуется по закону или по правомерному требованию суда соответствующей юрисдикции, адвокат всегда должен заботиться о том, чтобы не предоставить больший объем информации, чем это необходимо.

Разглашение конфиденциальной информации также может быть оправдано в целях взыскания гонорара адвоката с клиента в судебном порядке, или при выступлении самого адвоката (партнеров адвоката, помощников, ассоциатаров или вспомогательного персонала юридической консультации, адвокатской фирмы, бюро) в суде против любого необоснованного утверждения клиента или его представителей (родственников) или иных лиц по поводу противозаконных действий или проступков адвоката, выполнявшего поручение клиента, но только в той мере, в которой это необходимо в целях наиболее эффективного представления интересов адвоката, объединения адвокатов, в котором он работает (работал).

В заключение, хотим также отметить еще одно важное этическое правило: доверительные отношения между адвокатом и клиентом не позволяют адвокату использовать какую бы то ни было конфиденциальную информацию, предусмотренную этическими нормами для собственной выгоды или для выгоды третьей стороны, или в ущерб клиенту.

Профессиональная этика адвоката

Главная > Реферат >Этика

Профессиональная этика адвоката

Читайте так же:  Заявление о зачете суммы в пфр

1. Этические отношения, принципы и правила деятельности адвокатов.

2. Практика применения адвокатами этических принципов

1. Этические отношения, принципы и правила деятельности адвокатов.

Профессия адвоката основывается на развитом внутреннем контроле за словами, действиями и намерениями своих клиентов. Защищая права клиентов, адвокат вступает в сложные отношения с судом, правоохранительными и другими государственными органами, организациями, гражданами.

Отношения адвоката с клиентами по необходимости строятся на очень доверительном, почти интимном общении.

Роль профессиональной этики в деятельности адвоката:

а) помогает адвокатам обеспечивать доверительные отношения с клиентами через сохранение адвокатской тайны;

б) защищает самого адвоката от искушений и соблазнов, вызванных именно близкими отношениями с клиентами и высокой степенью свободы, независимости и определенной закрытостью этой профессии;

в) помогает регулировать отношения адвоката с судом, органами государственной власти, государственными и иными организациями, средствами массовой информации, коллегами по профессии, адвокатским сообществом;

г) поддерживает авторитет адвокатской профессии за счет демонстрации сообществу строгости, скрупулезности, «высоты» и «прозрачности» ее этических норм, принципов и правил, а также системы контроля за их соблюдением.

Этические принципы служат адвокату ориентирами:

— при решении того или иного конкретного вопроса, проблемы;

— при выборе собственной линии поведения или поведения своего клиента.

Эти ориентиры необходимы, поскольку заранее невозможно предусмотреть все жизненные ситуации, но в то же время в каждой ситуации и каждый раз адвокат должен перед собой, клиентом, государством, обществом, коллегами, профессией убедительно обосновывать свою точку зрения, свое поведение и свои намерения.

Значение профессиональной этики для адвокатской профессии столь велико, что многие ее основные принципы закреплены в Федеральном законе от 1 июля 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Закон регламентирует сложную систему отношений — «правила игры», на которых строится существование и деятельность адвокатской профессии.

В статье 3 (п. 1) зафиксирован характер взаимоотношений данной профессии с государством. Адвокатура определяется как профессиональное сообщество адвокатов и как институт гражданского общества, который не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления — закон предоставляет этой профессии автономию и отделяет ее от государства.

Это означает, что ведение «адвокатом конкретных дел, внутренняя жизнь адвокатской корпорации не подлежат контролю со стороны административных органов. Государственные полномочия обращены в сторону соблюдения адвокатами и их объединениями требований закона, прежде всего в том, что каса­ется допуска к адвокатской деятельности».

На профессию адвоката накладываются обязательства действовать в соответствии с определенными этическими принципами, которые должны помочь ей сохранять свою автономию, блюсти требования закона, поддерживать свой авторитет и престиж в обществе и реализовывать в согласованных формах свою социальную (этическую) ответственность перед обществом. Это уровень институциональной этики.

Закон устанавливает следующие принципы деятельности адвокатуры как института:

принцип равноправия адвокатов.

В свою очередь, государство берет на себя соответствующие обязательства. В частности, оно гарантирует:

независимость адвокатуры (ст. 18);

финансирование деятельности адвокатов, оказывающих юридическую помощь гражданам бесплатно в тех случаях, когда это предусмотрено законодательством РФ (ст. 26 и 44);

обеспечение в случае необходимости адвокатских образований (адвокатский кабинет, коллегию, бюро, консультацию) служебными помещениями и средствами связи;

социальное обеспечение, предусмотренное для граждан Конституцией РФ.

Статья 7 Закона об адвокатской деятельности на индивидуальном уровне — на уровне этики добродетелей вменяет адвокату в обязанность вести себя этично, честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми, не запрещенными законодательством способами, соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката.

С требованиями индивидуальной этики мы встречаемся также в ст. 13 указанного закона, которая обязывает адвоката принести присягу следующего содержания: «Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять обязанности адвоката, защищать права, свободы и интересы доверителей, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и кодексом профессиональной этики». Текст присяги включает принципы честности и добросовестности адвоката.

Только после успешной сдачи квалификационного экзамена и принятия присяги претендент в соответствии с законом официально получает статус адвоката и становится членом адвокатской палаты (п. 2 ст. 13). В ст. 17 указывается, что адвокат может быть лишен своего статуса на основании совершения им поступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры.

Кодекс профессиональной этики адвоката в соответствии с законодательством принимается Всероссийским съездом адвокатов (п. 2 ст. 36).

Контроль за соблюдением норм кодекса профессиональной этики возлагается на квалификационную комиссию, которая создается специально для приема квалификационных экзаменов у лиц, претендующих на присвоение статуса адвоката, а также для рассмотрения жалоб на действия (бездействие) адвокатов (п. 1 ст. 33).

В тексте закона непосредственно регламентируются: принцип независимости, соблюдение адвокатской тайны, правила поведения в ситуациях конфликта интересов.

1. Принцип независимости относится к числу основных. Закон гарантирует адвокату возможность следовать принципу независимости в своей деятельности, не подвергаясь преследованиям и под защитой государства, а также обеспечение безопасности ему и членам его семьи, сохранность его имущества. Статья 18 (п. 1) запрещает вмешательство в адвокатскую деятельность, которая осуществляется в соответствии с законодательством, и препят-ствование деятельности адвоката.

2. Другой важный принцип — соблюдение адвокатской тайны.

В ст. 8 дается следующее определение адвокатской тайны: «Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю».

Закон отказывает адвокату в праве разглашать сведения, сообщенные ему доверителем, в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя. Адвокат вправе соблюдать этический и в то же время юридический принцип конфиденциальности: в ст. 8 говорится, что адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

Закон расширяет права адвоката на общение с клиентами, заключенными под стражу. Он может беспрепятственно встречаться с ними наедине, без ограничения числа свиданий, их продолжительности и, что весьма немаловажно, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность.

Статья 6 регламентирует поведение адвоката в ситуации конфликта интересов. Адвокат в соответствии с требованием закона не вправе принимать поручение от лица, обратившегося к нему за оказанием помощи, в случае, если он:

имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица;

состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела данного лица;

оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица.

Закон определяет социальную (этическую) ответственность адвоката в ст. 26 («Оказание юридической помощи гражданам Российской Федерации бесплатно») и 44 («Обеспечение ока­зания гражданам Российской Федерации юридической помо­щи бесплатно, а также юридической помощи по назначению»).

В ст. 26 определены категории граждан, которым полагается бесплатная юридическая помощь, и указаны случаи, когда данные категории граждан вправе рассчитывать на ее получение. Бесплатная юридическая помощь и услуги адвокатов оказываются тем гражданам РФ, среднедушевой доход которых ниже величины прожиточного минимума, установленного законом соответствующего субъекта Федерации.

Социальная ответственность адвокатов реализуется ими в процессе участия в качестве защитников в уголовном судопроизвод­стве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда.

2. Практика применения адвокатами этических принципов

Каждый день адвокат сталкивается со сложными моральными проблемами, для решения которых ему приходится выстраивать свое поведение, соблюдая требования законодательства и профессиональной этики. Правовые нормы не устанавливают для адвокатов конкретных правил поведения. Более детальное описание должного поведения адвоката содержится в различных кодексах, декларациях, других документах, принятых международным и российским адвокатским сообществом, а также в выступлениях и публикациях известных экспертов — членов этого сообщества. В 1995 г. Международная ассоциация юристов (МАЮ), которая объединяет профессионалов из 170 стран, приняла Генеральные принципы этики адвокатов. Целью этого документа является установление общепринятого профессионального стандарта, который ожидается от адвоката в любой стране мира (см. приложение 3). С 1977 г все адвокаты стран Европейского сообщества должны выполнять требования Общего кодекса правил для адвокатов. В России ряд коллегий адвокатов приняли кодексы чести, в соответствии с этическими кодексами действуют юридические клиники при государственных университетах. Юридические клиники — это учебные центры, в которых будущие юристы под руководством преподавателей могут приобрести опыт практической работы, оказывая бесплатную юридическую помощь социально незащищенным слоям населе­ния.

В январе 2003 г. состоялся Первый всероссийский съезд адвокатов, на котором в развитие требований ст. 7 Федерального закона об адвокатской деятельности и адвокатуре (далее — Закон), а также в развитие традиций российской адвокатуры был принят Кодекс профессиональной этики адвокатов (далее — Кодекс). Практически каждая из его 28 статей — это и постановка какой-либо моральной проблемы, и в то же время формулирование требова­ний, относящихся к способу ее восприятия и разрешения. В ст. 4 говорится о необходимости соблюдения адвокатами чести и достоинства, присущи их профессии и о принципах поведения в сложных этических ситуациях; в ст. 5 — профессиональной независи­мости адвоката как условии доверия к нему. Статья 6 посвящена условиям и правилам соблюдения профессиональной тайны. Статьи 7 и 8 вменяют адвокатам профессиональные добродетели и принципы, такие как честность, добросовестность, принципиаль­ность и пр., а ст. 6 накладывает определенные запреты, в частно­сти, отказывает адвокату в праве действовать вопреки законным интересам лица, обратившегося к нему за помощью. Статья 10 обязывает адвоката соблюдать в своей деятельности принцип за­конности, а в ст. 11 содержатся требования к поведению адвоката в ситуации конфликта интересов. Принцип уважения к суду формулируется в ст. 12, а стандарты поведения адвоката в процессе защиты по уголовному делу определяет статья 13. В других статьях определяются этические требования к адвокату, которые регламентируют его отношения с коллегами, вопросы получения гонорара, предоставление информации об адвокате; устанавливают санкции, предусмотренные в случае нарушения адвокатом Кодекса, а также определяются процедурные основы дисциплинарного производства.

Серьезной моральной проблемой в деятельности адвоката является проблема степени учета интересов клиентов адвоката.

Цель адвоката — оказание юридической помощи тем, кому она нужна — гражданам, организациям, органам государственной власти, общественным структурам.

Задачи адвоката — оказывать помощь, руководствуясь интересами клиента.