Пособие по психоанализу

Пособие по психоанализу

Cказочный проективный тест: Для исследования личности детей

Сказочный проективный тест является ценным инструментом для исследования личности ребенка. Он позволяет получить информацию о ведущих потребностях ребенка, степени и характере его тревоги и страхов, о содержании детской агрессии, а также о защитных механизмах. Он может использоваться для диагностики детей 7–12 лет.
Сказочный проективный тест предназначен для специалистов в области детской психологии и психоанализа, клинической психологии, психодиагностики и психотерапии.

Аддиктология : психология и психотерапия зависимостей: практическое руководство

Книга известного отечественного психотерапевта Г.В. Старшенбаума посвящена одной из наиболее актуальных проблем современной России — проблеме зависимостей. Многолетний опыт работы с пациентами, страдающими как химическими, так и эмоциональными зависимостями, позволяет автору проанализировать глубинные механизмы различных аддикций и на этой основе выделить новую клиническую дисциплину — аддиктологию, лежащую на стыке психиатрии, наркологии и сексологии. В книге дается детальное описание клинической картины, диагностики и терапии различных форм аддиктивного поведения, приводятся выдержки из историй болезни пациентов, успешно прошедших курс психотерапии по методике, разработанной автором.
Рекомендуется в качестве практического руководства и учебного пособия для практикующих и обучающихся психологов, психотерапевтов, психиатров, наркологов и сексопатологов.

Анатомия терапевтической коммуникации. Базовые навыки и техники: учебное пособие

Книги, подобные этой, читают и перечитывают с карандашом в руке. Перед вами – краткое учебное пособие, в котором собраны практические знания и рекомендации отечественных и зарубежных специалистов, систематически описаны базовые навыки и техники психологического консультирования и психотерапии. В книге подробно рассмотрены следующие темы: невербальные аспекты взаимодействия терапевта и клиента, типология вербальных вмешательств, техника и практика проведения начальной консультации. В практикуме предлагаются задания, которые могут быть использованы в процессе обучения психологическому консультированию и психотерапии, а также для самостоятельного овладения техниками терапевтической коммуникации.

Арт-терапия — новые горизонты

Книга отражает широкий спектр форм и моделей современной арт-терапии, используемых в различных областях лечебной и реабилитационной практики. Особое место отводится работе с пациентами, страдающими алкогольной или наркотической зависимостью, терапии детей и подростков, а также работе с лицами, переживающими посттравматическое стрессовое расстройство, и с психически больными. Представлены новые подходы к научным исследованиям в арт-терапии. Книга будет полезна для практических психологов и врачей-психотерапевтов, педагогов и социальных работников.

Арт-терапия женских проблем

Книга включает работы отечественных и зарубежных специалистов в области арт-терапии. Она охватывает широкий спектр психологических проблем, с которыми чаще всего сталкиваются женщины разного возраста и социального положения, и ряд форм арт-терапевтической работы.
Приведенные в книге материалы показывают, что в настоящее время у женщин есть возможность получить такие консультативные и психотерапевтические услуги, которые учитывают гендерные различия и свободны от редуктивных, догматических трактовок их опыта и поведения. Они также подтверждают, что арт-терапия обладает значительным потенциалом для работы с различными проблемами женщин, нередко выступая в качестве инструмента «социальной терапии».

Базовый курс аналитической психологии, или Юнгианский бревиарий

В книге раскрываются основные понятия аналитической психологии — учения, разработанного швейцарским психологом и мыслителем Карлом Густавом Юнгом, освещаются ее важнейшие проблемы и методы. Работа создавалась на основе курса лекций, читавшегося автором в разные годы психологам на кафедре дополнительного образования Института биологии и психологии человека в Санкт-Петербурге.
Данная книга может быть интересна не только психологам, психотерапевтам, философам, но и самому широкому кругу читателей, интересующихся проблемами человекознания.

Будущее одной иллюзии

Зигмунд Фрейд(1856-1939) — австрийский невропатолог, психиатр и психолог; основоположник психоанализа. Его работа «Будущее одной иллюзии» была опубликована в 1927 году. Она посвящена причинам происхождения и особенностям религиозных верований с точки зрения психоанализа.

В середине жизни: Юнгианский подход

Книга посвящена середине жизни и тому, что сегодня называется «кризисом середины жизни».
В этот период происходит переход от одной психологической идентичности к другой, возникает кризис духа, и в этом кризисе утрачиваются старые самости и возникают новые. Именно эту внутреннюю деятельность и смысл данного перехода исследует автор. Взяв в качестве исходного материала психологические события, происходящие в середине жизни, он не оставляет без внимания серьезные межличностные и социальные последствия этих важных событий, возникающие в душевных глубинах индивида.
В этой книге автор не предлагает решений относительно кризиса середины жизни и не дает никаких конкретных рецептов. Он только рекомендует путь вхождения в сферу действия психики и прохождения через нее.
Книга будет интересна не только специалистам-психологам, но и широкому кругу читателей, которым придется или уже пришлось пройти через этот сложный период.

Введение в психоанализ

Зигмунд ФРЕЙД (Сигизмунд Шломо Фрейд) (1856 – 1939) — австрийский врач и психолог, основатель теории и метода лечения неврозов, названного психоанализом и ставшего одним из наиболее влиятельных психологических учений 20 в.

«Введение в психоанализ» — знаменитые лекции Фрейда, самое полное, точное и занимательное введение в теорию и практику классического психоанализа, сновидений, неврозов и человеческой сексуальности. В этой работе содержится основа созданной Фрейдом концепции: дается описание теоретических принципов и методов психоанализа, способов истолкования данных, получаемых в результате психоаналитического исследования, излагаются общие принципы психоаналитической теории личности.

Введение в психоанализ: лекции

Вниманию читателей представлена основная работа Зигмунда Фрейда, в которой систематизировано изложена концепция психоаналитической теории личности.
Книга рассчитана на широкий круг специалистов, студентов, а также на всех интересующихся положениями и принципами психоаналитической теории личности.

Винникотт и Кохут. Новые перспективы в психоанализе, психотерапии и психиатрии. Интерсубъективность и сложные психические расстройства

Карлос Немировский исследует многочисленные расхождения в тео риях приверженцев А. Фрейд–М. Кляйн, с одной стороны, и приверженцев Д. Винникотта–Х. Кохута, с другой. Основные из них следующие: 1) отношение к инстинкту смерти; 2) отношение к роли матери; 3) отношение к инстинкту самосохранения; 4) отделение первичных потребностей младенца от влечений; 5) отличие истинной самости от ложной.
Книга будет полезна специалистам по психоанализу, студентам психологических вузов и всем тем, кто интересуется вопросами развития психологической науки.

Возмездие фаллоса: Психоаналитические истории

В данной книге читатель вновь побывает на «кухне» психоанализа и встретится с персонажами, уже знакомыми ему по предыдущей книге автора: «Превратности любви. Психоаналитические истории» (2011). Профессиональные психоаналитики вспоминают случаи из своей практики, в которых перипетии жизни их пациентов причудливым образом перекликаются с событиями их собственной биографии.

Восприятие выражений лица

Монография посвящена актуальной, но плохо разработанной проблеме психологических механизмов восприятия личности человека по выражению его лица. Опираясь на большой эмпирический материал и собственные экспериментальные данные, автор раскрывает общепсихологическую природу межличностного восприятия, описывает разнообразные методы изучения восприятия выражения лица, анализирует существующие концепции. Межличностное восприятие рассматривается в терминах когнитивно-коммуникативного процесса, в котором складываются и развиваются представление об индивидуальности коммуниканта, его оценка и отношение к нему (ОН–концепция). Особое внимание уделяется закономерностям восприятия экспрессивных состояний и индивидуально-психологических особенностей незнакомого человека по фотоизображению его лица.
Книга адресована психологам, социологам, культурологам, деятелям искусства, а также тем, кто интересуется закономерностями непосредственного — «лицом к лицу» — общения людей.

Границы в анализе. Юнгианский подход

В книге представлено понимание границ в психотерапии с позиций аналитической психологии. Сделан акцент на рассмотрение аналитических границ и проблем их поддержания с точки зрения особенностей культурного бессознательного.
Осуществлен анализ основных российских культурных комплексов, влияющих на отношение к границам.
Книга предназначена для практикующих психологов и психотерапевтов, а также для студентов психологических вузов.

Детский юнгианский психоанализ

Автор книги, Дениз Лиар, на основе своего богатого опыта работы с детьми заставляет нас по-новому взглянуть на психическое ребенка, на реальный смысл его функции воображения. Ребенок естественно живет в мире мифов и игры, в своем персональном воображении, которое выражает его истинную природу. Но ему нужно быть бдительным и осторожным, потому что существует опасность спутать мир своих фантазий с реальной жизнью, перенести этот мир на реальных персонажей и отношения с ними, что может явиться причиной конфликтов и неврозов, детских психозов, где «продукции» бессознательного поглощают субъекта.
Эта книга восполняет очевидный пробел в литературе по детскому психоанализу и может стать настольной книгой детского психоаналитика.

Дневник шизофренички : Самонаблюдения больной шизофренией во время психотерапевтического лечения

Случай молодой девушки, которую врачи отнесли к больным шизофренией и которая излечилась, пройдя курс психоаналитической терапии, описан со стороны самой пациентки, ее самонаблюдений относительно того, что прячется за ее симптомами и поступками. Познакомившись с откровениями Рене, которые свидетельствуют об удивительной ясности ее сознания, не надо забывать, что они воспроизводят лишь определенные периоды заболевания, по счастью, самые интересные с психологической точки зрения.

Достоевский над бездной безумия

Научные интересы авторов этой книги — доктора медицинских наук, доцента О.Н. Кузнецова и доктора психологических наук, профессора В. И. Лебедева — сосредоточены в области экстремальной психиатрии, экстремальной психологии и изучения жизни и творчества Ф. М. Достоевского. Анализируя художественные и публицистические произведения писателя, они обсуждают его представления о психическом здоровье и болезни, о динамике развития и взаимодействия этих состояний. Раскрывается содержание различных форм душевных расстройств, отраженных в его произведениях, социально-художественная содержательность терминов и понятий, использовавшихся писателем для обозначения психических феноменов.

Изложены теоретические и методические основы драматерапии – нового направления личностно-развивающей и коррекционно-оздоровительной работы с клиентами, страдающими умственной отсталостью и психическими заболеваниями, возрастными и поведенческими расстройствами, подверженными психосоциальной опасности, находящимися в ситуации социальной изоляции, отбывающими наказание, а также c геронтологическими клиентами.
Книга, обобщающая опыт многолетней работы авторов, ведущих чешских драматерапевтов, предназначена для психологов, (специальных) педагогов, социальных работников и режиссеров, работающих с людьми с ограниченными возможностями.

Ежегодник по психотерапии и психоанализу. 2012

Статьи ежегодника – материал для своего рода мастерской по теории и технике психологического консультирования, психотерапии и психоанализа. Это работы, включающие теоретическое осмысле-
ние и описание специфики консультативной и психотерапевтической практики с различными категориями клиентов и в различных контекстах, а также психоаналитическую интерпретацию
произведений искусства.

Ежегодник по психотерапии и психоанализу. 2013 г

Статьи ежегодника – это работы по теории и технике психологического консультирования, психотерапии и психоанализа, описывающие специфику психотерапевтической практики с различными категориями клиентов в различных контекстах. Ежегодник адресован психологам-консультантам, клиническим психологам и психотерапевтам, а также тем, кто обучается психологическому консультированию и психотерапии.

Технология психоанализа (пособие для анализанта)

В данном разделе мною размещена информация, которая поможет вам создать адекватное представление о психоаналитическом процессе и своём месте в нём.

Успех психоанализа — это всегда плод усилий двух человек: психоаналитика и клиента. Клиент без психоаналитика не сможет сориентироваться в том, что с ним происходит и правильно сформулировать свою проблему, а психоаналитик, проводящий анализ без участиях клиента, напоминает врача, который лечит больного, рассказывая ему основы общей анатомии.

Практика показывает, что, как бы ни был подготовлен теоретически клиент к прохождению психоанализа, он слабо представляет себе реальный психоаналитический процесс. Вместе с тем технология психоанализа требует активного участия клиента в психоаналитическом процессе, что предполагает понимание им сути происходящего.

Подготовка клиента к прохождению психоанализа является одним из обязательных этапов установления рабочего альянса между клиентом и психоаналитиком. В данном разделе помещён материал, который, с одной стороны, облегчит мне задачу подготовки моего клиента и сэкономит аналитическое время, а, с другой стороны, снизит негативное предожидание, испытываемого человеком перед незнакомой лечебной процедурой.

С историей психоанализа я вас знакомить не буду, потому что это, по сути, пустая информация, которая может вызвать только ваше справедливое раздражение. Насколько я понимаю, вам нужно знать, что надо делать, чтобы решить конкретные проблемы, а не историю метода.

Несколько слов о возможности самоанализа

Возможно ли самостоятельно, без помощи психоаналитика, проделать путь в глубины своего подсознания. Очевидно, что возможно, иначе психоанализа не было бы. Психоаналитики, писатели, философы, с разным успехом и на разную глубину опускались (или поднимались) в собственные глубины. Однако лечение своей психики и исследование своей психики — это не одно и тоже. Проблема самоанализа, собственно, и состоит в том, что задача, стоящая перед клиентом, не «копнуть» себя, а вылечиться. Копнуть-то можно, а вылечиться нет.

Невозможность самоанализа обусловлена тем, что причина психических проблем принципиально недоступна для мысли клиента. Она находится в его бессознательном, то есть там, куда сознанию хода нет. Причём клиент сам её туда и вытеснил из сознания, и прикладывает все свои усилия, чтобы она оставалась в бессознательном состоянии. Данное усилие называется вытеснением.

Здесь уместно ввести понятия «вытеснения патогенного события» (патогенным событием в психоанализе называют — крайне неприятное для субъекта переживание) и «сопротивления анализу». Они являются одними из основных психоаналитических понятий, которые должен освоить клиент.

Если не вдаваться в тонкости процесса вытеснения, то вытеснением патогенного события можно назвать процесс его забывания. Вытесненное событие как будто пропадает из прошлого, его как будто нет и никогда не было.

Говоря «вытеснение» вместо «забывание», мы акцентируем внимание на значительном усилии, которое прикладывает человек для того, чтобы вытеснить из сознания некое патогенное событие.

Понятие вытеснения доступно нам и на бытовом уровне. Мы говорим: «Я смотрю телевизор, чтобы забыться, чтобы не думать о плохом», «я пошла на концерт, чтобы отвлечься», «я пью водку, чтобы забыться», «для того чтобы придти в себя, мне нужно сменить обстановку», «когда я выговорюсь, мне станет легче» и пр. На житейском уровне нам доступна простая рефлексия, что мы занимаемся чем-то, чтобы в голове не было чего-то плохого, и это истинная цель данного занятия.

Сопротивление клиента анализу

Человек прикладывает все свои возможности для того, чтобы некое патогенное событие вытеснить из сознания, а психоаналитик хочет вернуть его в сознание, потому что только так можно избавиться от заявленных клиентом проблем (симптомов). Разумеется, клиент будет сопротивляться усилиям аналитика.

Сопротивление, по сути, говорит о том, что клиент не готов к появлению вытесненной им проблемы, он ещё слишком слаб и недостаточно вооружён, чтобы встретиться с проблемой лицом к лицу.

Анализ, вообще, трепетно относится ко всем психическим реакциям клиента, понимая, что все они естественны и, следовательно, целесообразны. Сопротивление клиента анализу — не исключение. Если клиент борется с аналитиком, значит, он не может не бороться, и аналитик с пониманием относится к этому. Правда, иногда сопротивление клиента принимает неприемлемую для конкретного аналитика форму, индуцируя его собственные бессознательные проблемы; в этом случае анализ сталкивается с «контрпереносом», под которым понимается эмоциональная реакция аналитика на сопротивление своего клиента. Если аналитик не сможет справиться с контрпереносом, то анализ можно считать законченным: сильный эмоциональный фон не даст ему возможность спокойно думать над проблемами своего клиента, а думать надо — именно спокойно. Именно поэтому аналитик должен сам пройти психоанализ; психика аналитика должна быть «чистой», в противном случае психоанализ «потонет» в контрпереносе.

«Всплытие» из бессознательного каждой новой проблемы сопровождается всплеском сопротивления клиента, таким образом, всплеск сопротивления сигнализирует аналитику, что проблема на подходе в сознание.

На сопротивление, так же как и на вытеснение, клиент бросает все имеющиеся у него ресурсы, и это ресурсы иногда оказываются более значительными, нежели возможности аналитика. В этом случае, сопротивление клиента оказывается непреодолимым для данного аналитика и анализ заканчивается. Клиент вынужден искать себе аналитика посильнее.

Главным показателем успешности сопротивления клиента является его состояние комфорта в анализе. Как не парадоксально, но состояние комфорта клиента в анализе говорит об успешности его сопротивления анализу.

Если клиенту комфортно общаться с аналитиком, значит, он успешно «водит его за нос». Комфортное состояние, вызывается, собственно, подсознательной уверенностью клиента, что он контролирует анализ и не даст аналитику приблизиться к своим проблемам. Сопротивление имеет мериаду форм, часто аналитику требуется проделать большую интеллектуальную работу, чтобы понять, как именно клиенту удаётся уводить его от проблем и как с этим бороться.

Какова задача психоанализа

Задача, которую ставит перед анализом клиент, понятна — проблемы должны исчезнуть. Эта же задача, соответственно, стоит и перед аналитиком.

Для решения, поставленной клиентом задачи, аналитику необходимо сделать нечто (психоанализ), чтобы в прошлое клиента перестало его беспокоить. Когда в прошлом клиента не останется ни одной ситуации, которые бы он не отторгал, как невозможные для себя, психические проблемы клиента исчезнут сами собой.

Читайте так же:  Как оформить возврат товаров поставщику в 1с 8.2

Говоря в психоаналитических терминах, задача, стоящая перед аналитиком, состоит в том, чтобы перевести проблему (некая невозможная для клиента ситуация в прошлом) из бессознательного состояния в сознание, сделать её доступной для «взрослой» критики клиента.

Вытесняемая клиентом проблема возникла перед ним в детстве, соответственно, формулировал он её, будучи ребёнком, соответственно, сформулировал он её не правильно (строго говоря, неправильная формулировка проблемы — и есть реальная проблема). Для разрешения проблемы необходимо вновь оказаться в проблемной (патогенной) ситуации и сформулировать проблему правильно («по-взрослому»).

Что представляет собой психоанализ по форме

Психоанализ представляет собой особым образом структурированное общение аналитика и клиента с жёстким регламентом и правилами.

Сразу хочу оговориться, что ничего шаманского или аномального в психоаналитической процедуре нет. Вся процедура достаточно прозрачна, и логична, и, если так можно выразиться, изящна.

Любой человек, рассказывая о себе и своей жизни, представляет ситуацию в выгодном для себя свете, то есть рассказывает не то, что есть, а так, как ему хочется, чтобы было. Впрочем, эта истина не нова и всем известна. Психоанализу же принадлежит открытие, что человек самостоятельно, в нормальном режиме жизни, лишён самой возможности рассказывать о себе то, что есть на самом деле. Оказалось, что мышление человека, по своей природе, призвано «вывернуть» ситуацию, как выгодно человеку.

Рассказ клиента невольно уводит аналитика от истинной проблемы, задача же аналитика поставить именно истинную проблему. Возникшее противоречие призвана решить аналитическая процедура, которая структурирует общения аналитика с клиентом таким образом, что истинная проблема становится доступной для наблюдения.

Так, например, в анализе существует жёсткое правило закрытости любой информации касающейся как личной жизни аналитика, так и его эстетических, сексуальных, политических, религиозных и прочих предпочтений. Для успеха анализа, клиент ничего не должен знать об аналитике, кроме его профессионального статуса, то есть, кроме того, что он «настоящий» психоаналитик.

Это правило достаточно дискомфортно для клиента, и в обычной жизни общение на таких условиях невозможно. Анализ специально ставит клиента в такие дискомфортные условия, чтобы спровоцировать феномен, так называемого теневого переноса, который состоит в том, что, встречаясь с незнакомой и недоопределимой ситуацией, психика начинает выкидывать в «голову» страшилки, то есть ситуации, с которыми человек боится встретиться. Эти «страшилки» как раз и являются истинными проблемами, с которыми надо работать. Теневой перенос удобен для анализа тем, что это рефлекторная реакция, не поддающаяся контролю сознания, и если в обществе аналитика клиента охватывает страх, то он становится доступен для анализа, минуя желание клиента.

В общественном сознании образ психоаналитика характеризуется эмоциональной нейтральностью, которая обеспечивается в частности бородой, делающей эмоциональные колебания совершенно недоступной для наблюдения. Этот стереотип, навязываемый кинематографом, не соответствует реальности. Аналитик стремится сделать свои эмоции доступными для клиента, потому что клиент в них крайне нуждается. Для успеха анализа клиент, как минимум, должен видеть, что аналитик принимает его таким, каким он есть, и эта реакция приятия естественная.

Аналитик и клиент находятся в состоянии очень тонкого эмоционального взаимодействия. Эмоциональные реакции аналитика, как вызывают проблему клиента из бессознательного (реакция переноса), так и стабилизируют его психику, делают её готовой к встрече с этой проблемой. Бородатый, эмоционально нейтральный аналитик так же абсурден, как и пианист, играющий в варежках.

Клиент располагаетсях в кресле наискось от аналитика, на расстоянии, удобном для «психоаналитического» общения (около 1,5–2 метров). В течение сессии клиент может инстинктивно менять данное расстояние, то наклоняясь к аналитику, то откидываясь на спинку кресла.

Аналитическая кушетка, как и бородатый аналитик, относится больше к разряду общественных стереотипов, навязанных кинематографом, нежели к реальной психоаналитической технологии. Справедливости ради надо сказать, что некоторые психоаналитики эксплуатируют данный стереотип, надеясь предстать перед клиентом «настоящим» психоаналитиком.

Для понимания происходящего аналитик должен иметь возможность видеть все тонкие эмоциональные реакции клиента, а клиент, в свою очередь, должен иметь возможность опереться на эмоциональные реакции аналитика. Положение, занимаемое клиентом на кушетке, не позволяет ни того, ни другого.

Если есть возможность, то аналитик стремится работать дома или в специально снятой квартире. Такое предпочтение обусловлено тем, что самое востребованное и дорогое аналитическое время приходится на вечерние часы, когда официальные учреждения закрываются.

В помещении, в котором проходит анализ, никого, кроме аналитика и клиента, нет, происходящее никто не видит и не слышит. Правило конфиденциальности соблюдается аналитиком неукоснительно.

Психоаналитик «лечит» только словом, психоанализ — это принципиально «разговорный» метод. Никаких таблеток. Как я уже говорил, проблема заключается в том, что ребёнок неправильно сформулировал некую незнакомую для него ситуацию, и, благодаря этой неправильной формулировке, незнакомая ситуация приобрела патогенный характер. Задача психоанализа — найти эти «неправильные» слова и заменить их «правильными» словами.

Психоанализ не терпит тактильного контакта между клиентом и психоаналитиком, поэтому никаких рукопожатий и прочих прикосновений.

Что представляет собой психоанализ по сути

Анализ, по сути, есть процедура создающая условия, при которых вытесненные проблемы появляются в сознании, где они распадаются под действием принципа реальности.

Технология создания данных условий и есть, собственно, психоанализ.

Без психоаналитической процедуры бессознательные, то есть реальные проблемы клиента никогда не «всплывут» в его голове, что лишает его возможности избавиться от них.

Бессознательные проблемы появляется в сознании клиента постепенно. Ближайшая к сознанию проблема самая простая для клиента, последняя в очереди, самая удалённая от сознания, это самая сложная проблема.

Ближайшая к сознанию проблема находится в подсознании человека и составляет контекст, происходящего в его сознании «действа» или «текста». Проще говоря, подсознательная проблема, или проблема, находящаяся в подсознании, определяет то, что и как человек думает, чувствует, определяет его эмоции, непосредственные реакции и пр.

Задача психоаналитика, читая «текст» сознания клиента, понять, какая проблема стоит за данным «текстом», точно сформулировать данную проблему и перевести её в сознание клиента, то есть сделать её очевидной для него.

Может ли сам клиент попасть в своё подсознание и встретиться с проблемой, которая беспокоит его на данный момент. Очевидно, что может. Подсознательная проблема, в отличие от бессознательной, доступна для осознания. Проблема, однако, состоит в том, что клиент лишён возможности правильно сформулировать проблему (в этом проблема самоанализа). А правильная формулировка, и в этом смысл психоанализа, это формулировка, дающая возможность решить проблему.

Неправильно сформулированная проблема не решаема, правильно сформулированная проблема решаема. Строго говоря, правильно сформулированная проблема перестаёт быть проблемой. В этом изящество психоанализа. Достаточно правильно сформулировать проблему, чтобы она исчезла.

Правильная формулировка проблемы принципиально отличается от «страшной» формулировки. «Страшная» формулировка, она потому и страшная, что неправильная, а «правильная» формулировка, она потому и правильная, что делает проблему разрешимой для клиента и потому не страшной.

Клиент не знает, как реально звучит его проблема, он только предчувствует, на уровне онтологической интуиции, что проблема не такова, какой ему кажется, что она не может быть такова. И именно эта интуиция направляет его к психоаналитику, чтобы тот нашёл возможность подтвердить её.

Клиент потому и не лезет в своё подсознание, хотя и может теоретически сделать это, что предчувствует встречу с нерешаемой для себя проблемой. Эту работу делает за него психоаналитик.

Анализируя «текст» сознания клиента по определённому алгоритму, психоаналитик достраивает контекст (проблему) происходящего перед его глазами и делает это таким образом, что подсознательная проблема становится решаемой.

Выводя проблему из подсознания, психоаналитик освобождает «место» в подсознании, которое тут же занимает следующая проблема, «поднимаясь» из бессознательного. Так постепенно бессознательное очищается, и пациент выздоравливает.

Реально психоанализ заканчивается, когда уходят основные психотические симптомы, и клиент возвращает себе ощущение контроля над своей психикой.

Задание клиента на аналитическую сессию

Задание клиента на аналитическую сессию естественно вытекает из сути психоаналитического процесса.

Для того чтобы избавиться от психических проблем, клиенту нужно донести до психоаналитика «текст» своего сознания, так как анализируется именно «текст» сознания.

«Текст» сознания — это то, что происходит с человеком в данный момент времени: его мысли, чувства, эмоции, ассоциации, рефлекторные психические реакции и пр., одним словом, всё, что с ним происходит.

Часть этого «текста» аналитик считывает сам, наблюдая за клиентом во время сессии. Визуальная часть «текста» сознания очень важна, так как она не может быть скрыта клиентом и практически не корректируется сопротивлением.

Другая часть «текста» сознания — это течение мысли и актуальное состояние чувственно-эмоциональной сферы. Донести эту часть «текста» до аналитика — задача клиента. Аналитик бы и рад взять эту работу на себя, да не может, в голову к клиенту не залезешь.

Для выполнения этого задания клиенту необходимо рассказывать всё, что с ним происходит, полностью, исключая цензуру.

Необходимость говорить всё, что происходит в «голове», без каких-либо исключений, — это принципиальное требование анализа.

От клиента требуется простой рассказ о своей актуальной душевной жизни.

Психоанализу никак не обойтись без анализа снов клиента. Сны являются, по сути, текстом подсознания. Предоставляя для анализа свои сны, клиент позволяет психоаналитику увидеть своё подсознание непосредственно, минуя анализ «текста» сознания.

Сны печатаются или записываются клиентом на отдельном листе. Во время записи сна цензура должна быть устранена. Текст сна представляет собой подробное и последовательное его описание, включая описание изменения эмоционального состояния во время сна.

Психоанализ требует от клиента спонтанности и непосредственности в поведении и выражении своих эмоций. Однако соблюдать при этом некий гигиенический минимум контроля необходимо, психоаналитик тоже человек, и ничего человеческое ему не чуждо.

Оплата аналитических сессий деньгами является элементом психоаналитической технологии. Бесплатный анализ — это нонсенс.

Необходимость оплаты аналитических сессий, часто значительной для клиента, вносит в его представление о мире принцип реальности, который удерживает психику от соскальзывания в бред.

Во время анализа клиент неосознанно строит свои отношения с аналитиком, как со своим отцом (матерью), сам при этом превращаясь в ребёнка. Данное явление получило название «переноса». Если аналитик мужчина, то на него переносится образ отца, если аналитик женщина, то образ матери.

Психоанализ, во многом, есть анализ индивидуальных особенностей этого переноса. Если аналитик будет работать бесплатно, то клиент спутает его со своим родителем окончательно, впадёт в «детство» и потеряет саму возможность посмотреть на эти отношения со стороны.

Психоанализ — это дорогая процедура, с этим ничего не поделаешь, аналитиков мало. Другое дело, что финансовые возможности людей разные, и то, что дорого для одного, то не составляет труда для другого.

Режим оплаты, представленный в аналитическом договоре, наиболее оптимален, он блокирует ряд специфических сопротивлений возникающих на почве финансовых отношений между аналитиком и клиентом, что значительно повышает эффективность анализа.

Обязательность посещения клиентом всех предоставляемых психоаналитиком сессий и обязательность их оплаты — правило, введеное ещё Фрейдом. Не могу с ним не согласиться, практика показывает, что только таким образом можно сохранить психоанализ для клиента, любое отклонение от данного правила перерастает в непреодолимое сопротивление колиента психоанализу и, в конечном итоге, приводит к его развалу.

Глава 1. Представление о психоанализе

Глава 1. Представление о психоанализе

Психоанализ – от греческого «душа» и «разложение, расчленение». В научную литературу данное понятие было введено 3. Фрейдом в конце XIX века для обозначения нового метода изучения и лечения психических расстройств. Впервые понятие «психоанализ» он использовал в статье об этиологии неврозов, опубликованной вначале на французском, а затем на немецком языках соответственно 30 марта и 15 мая 1896 года.

Предыстория возникновения психоанализа начиналась с так называемого катарсического метода, использованного Й. Брейером при лечении молодой девушки в 1880–1882 годах. Связанная с катарсисом (очищением души) терапия основывалась на воспоминаниях о переживаниях, вызванных к жизни душевными травмами, их воспроизведением в состоянии гипноза и соответствующим «отреагировани-ем» больного, которое ведет к исчезновению симптомов заболевания.

История возникновения психоанализа началась с отказа Фрейда от гипноза и использования им техники свободных ассоциаций. На смену гипнозу приходит новая техника – она основывается на том, что пациенту предлагается свободное высказывание всех мыслей, возникших у него в процессе обсуждения с врачом тех или иных вопросов, на рассмотрении сновидений, на построении гипотез, связанных с поиском истоков заболевания.

Переход от катарсического метода к психоанализу сопровождался разработкой техники свободных ассоциаций, обоснованием теории вытеснения и сопротивления, восстановлением в правах детской сексуальности и толкованием сновидений в процессе изучения бессознательного. По словам Фрейда, «главными составными частями учения о психоанализе» являются: учение о вытеснении и сопротивлении, о бессознательном, об этиологическом (связанном с происхождением) значении сексуальной жизни и важности детских переживаний.

Зигмунд Фрейд (1856–1939) – австрийский врач, основатель психоанализа. В 1881 году закончил медицинский факультет Венского университета. В 1886 году начал частную практику, используя различные способы лечения нервнобольных и выдвинув свое понимание происхождения неврозов. В начале XX столетия развил провозглашенные им психоаналитические идеи. На протяжении последующих двух десятилетий внес существенный вклад в теорию и технику классического психоанализа, написал и опубликовал многочисленные работы, посвященные уточнению его первоначальных представлений о бессознательных влечениях человека и использовании психоаналитических идей в различных отраслях знания. Автор работ: «Толкование сновидений» (1900), «Психопатология обыденной жизни» (1901), «Остроумней его отношение к бессознательному» (1905), «Три очерка по теории сексуальности» (1905), «Бреди сны в Традиве» В. Иенсена»(1907). «Воспоминание о Леонардо да Винчи» (1910), «Тотем и табу» (1913), «Лекции по введению в психоанализ» (1916-17), «Поту сторону принципа удовольствия» (1920), «Психология масс и анализ человеческого я» (1921), «Я и Оно» (1923). «Торможение, симптом и страх» (1926), «Будущее одной иллюзии» (1927), «Достоевский и отцеубийство» (1928), «Недовольство культурой» (1930), «Человек Моисей и монотеистическая религия» (1938) и других. Получил международное признание, дружил и переписывался со многими выдающимися деятелями науки и культуры: А. Эйнштейном, Т. Манном, Р. Ролланом, А. Цвейгом, С. Цвейгом и другими. В 1922 году Лондонский университет и Еврейское историческое общество организовали чтение цикла лекций о пяти знаменитых еврейских философах, в числе которых наряду с Филоном, Маймонидом. Спинозой и Эйнштейном оказался и Фрейд. В день своего 70-летия получил поздравительные телеграммы и письма со всех концов мира. В 1930 году ему присудили литературную премию имени Гёте. К 80-летию Фрейда ему был вручен поздравительный адрес, в котором стояло около 200 подписей известных писателей и деятелей искусств, включая В. Вульфа, Г. Гесса, С. Дали, Дж. Джойса, П. Пикассо, Р. Роллана, С. Цвейга. О. Хаксли, Г. Уэллса и других. По случаю юбилея Т. Манн выступил с докладом «Фрейд и будущее». Фрейд был избран почетным членом Американской психоаналитической ассоциации, Французского психоаналитического общества, Британской Королевской медико-психологической ассоциации.

Йозеф Брейер (1842–1925) – австрийский врач. Осуществлял частную практику в Вене, имел репутацию специалиста высокой квалификации и пользовался авторитетом среди ученых. Внес вклад в изучение физиологии дыхания, описал рефлекс регуляции с участием блуждающего нерва. В 1894 году был избран членом-корреспондентом Австрийской академии наук. На протяжении ряда лет оказывал материальную помощь 3. Фрейду, находился с ним в дружеских отношениях, делился медицинским опытом и научными идеями. В 1895 году совместно с Фрейдом опубликовал работу «Исследование истерии». Вскоре после этого дружеские отношения между ними, продолжавшиеся 20 лет, прекратились по инициативе Фрейда. Причиной разрыва послужило несогласие Брейера с утверждением Фрейда о том, что в основе неврозов лежат сексуальные расстройства.

Развитие психоанализа сопровождалось вторжением психоаналитических идей в разнообразные сферы знания, включая науку, религию, философию. По мере его выхода на международную арену само понятие психоанализа стало столь распространенным и широко используемым в медицинской, психологической и культурологической литературе XX столетия, что превратилось в многозначное и неопределенное.

Первоначально данное понятие означало определенный терапевтический прием. Затем оно стало названием науки о бессознательной душевной деятельности человека. И наконец, превратилось в расхожее понятие, применимое едва ли не ко всем сферам жизнедеятельности человека, общества и культуры.

Читайте так же:  Аэрофлот возврат эконом билетов

Возникнув в конце XIX века в Австрии, психоанализ получил распространение во многих странах мира. История его развития в XX веке сопровождалась различными перипетиями: от запрещения в России и Германии в 30-е годы до психоаналитического бума в США после Второй мировой войны; от снижения интереса к психоанализу в Западной Европе и США в 80-е годы до его возрождения в России в 90-е.

На всем протяжении истории становления и развития психоанализа к нему постоянно было двойственное отношение. Часть ученых, политических лидеров и деятелей культуры негативно относились к идеям и концепциям психоанализа. Другие не только усматривали заслугу Фрейда в изменении традиционных представлений о человеке, но и признавали за психоанализом эвристическую и терапевтическую ценность. Третьи, разделяя идеи классического психоанализа или внося определенные коррективы к ним, использовали психоаналитические знания в различных сферах деятельности.

Как бы там ни было, но, несмотря на все перипетии своего развития, психоанализ сегодня не только жив, но и привлекает к себе внимание многих людей в различных странах мира. Вступив в XXI столетие, Россия оказалась на пороге широкомасштабного приобщения к психоаналитическим идеям. Началось прерванное на несколько десятилетий возвращение России в мировое сообщество, а также вступление молодого поколения российских специалистов в лоно международного психоаналитического движения. Открылись институты психоанализа, осуществляющие соответствующую подготовку специалистов, способных работать в области психоаналитической терапии. Назрела потребность в публикации не только зарубежной, но и отечественной учебной литературы по психоанализу.

Изречения

З. Фрейд: «Психоанализ начался как терапия, но я хотел бы вам его рекомендовать не в качестве терапии, а из-за содержания в нем истины, из-за разъяснений, которые он дает нам о том, что касается человека ближе всего, его собственной сущности, и из-за связей, которые он вскрывает в самых различных областях его деятельности».

З. Фрейд: «Психоанализ – особая отрасль знания, очень трудная для понимания и обсуждения».

З. Фрейд: «О психоанализе можно было бы сказать, кто дает ему палец, того он держит уже за всю руку».

Научный и прикладной психоанализ

Психоанализ – это система теоретических знаний о человеке и практическое их использование при изучении разнообразных проявлений человеческой деятельности и лечении невротических заболеваний.

Обычно под практикой психоанализа подразумевается непосредственная работа с пациентами. Речь идет о психоанализе как специфическом виде психотерапии. Все другие аспекты психоанализа остаются, как правило, за пределами внимания практикующих психоаналитиков, апеллирующих к клинике. Между тем существует так называемый прикладной психоанализ, целью которого является использование психоаналитических идей в различных сферах познания и действия людей, будь то экономика, политика, религия, культура. Он включает в себя не столько исследовательскую, сколько практическую деятельность, связанную с маркетингом, бизнесом, рекламой, имиджмейкерством, кинематографией, радио– и телевещанием, системой воспитания и образования, пасторским служением.

К настоящему времени стало общепринятым деление психоанализа на клинический и прикладной. Иногда говорят еще и о философском психоанализе. 19 июля 1996 года вышел Указ Президента Российской Федерации «О возрождении и развитии философского, клинического и прикладного психоанализа». Однако далеко не всегда имеется адекватное понимание того, что подразумевается под тем или иным «видом» психоанализа.

Фрейд считал неадекватным деление психоанализа на клинический и прикладной. Он исходил из того, что в действительности следует различать научный психоанализ и его применение в медицинской и немедицинской сферах. Речь идет о теории и практике психоанализа, причем под практикой понимается не только клиническая терапия, что является сегодня весьма распространенным представлением, а применение психоаналитических методов и идей в разнообразных сферах жизни человека, не обязательно напрямую связанных с медициной.

Было бы правильнее рассматривать практику психоанализа в широком и узком смысле слова. В широком смысле слова она включает в себя как терапевтическую, так и прикладную деятельность, выходящую за рамки работы с пациентами. В узком смысле слова практика психоанализа – это то, что принято называть клиническим психоанализом, то есть терапевтическая деятельность, связанная с лечением людей, страдающих психическими расстройствами.

Фрейд был сторонником тесного взаимодействия между теорией и практикой психоанализа, между разработкой научного психоанализа и практическим использованием его идей – основополагающих принципов и методов в медицине (в качестве терапии) и в других сферах жизни людей. Он хотел предотвратить подмену науки терапией и выступал против увлечения клиническим психоанализом в ущерб развитию научного психоанализа. Другое дело, что развитие психоанализа во многих странах мира пошло по иному пути, что привело, с одной стороны, к бурному развитию прикладного клинического психоанализа, а с другой стороны – к появлению и углублению противоречий между его теорией и практикой.

Изречения

З. Фрейд: «По практическим соображениям и для наших публикаций мы приобрели привычку отделять клинический анализ от других приложений анализа. Но это некорректно. В реальности граница проходит между научным психоанализом и его применениями (в медицинской и немедицинской областях)».

З. Фрейд: «Использование анализа для терапии неврозов является лишь одним из его многочисленных применений: возможно, будущее покажет, что оно не было самым важным».

З. Фрейд: «Поскольку психоанализ притязает на это (лечение больных. – В. Л.), он должен допустить, чтобы его приняли в медицину в качестве специального предмета, как, например, рентгенологию, и подчиняться там предписаниям, обязательным для всех терапевтических методов. Я признаю это, сознаюсь в этом. Я хочу лишь предотвратить уничтожение науки терапией».

Дилетантский анализ и дикий психоанализ

Фрейд проводил различия между тем, что он назвал дилетантским анализом и диким психоанализом. Поскольку в современной психоаналитической литературе дилетантский анализ и дикий психоанализ часто отождествляются между собой, следует дать пояснения относительно того, о чем в действительности идет речь.

Дилетант-аналитик – это человек, не имеющий диплома врача, но обладающий необходимыми для проведения анализа знаниями в области психологии бессознательного и осуществляющий психоаналитическую терапию.

Дикий психоаналитик – человек, не имеющий диплома врача или обладающий таковым, не получивший соответствующего образования в сфере психологии бессознательного, но выступающий в качестве психоаналитика и от его имени ведущий прием пациентов.

Фрейд резко выступал против дикого психоанализа, осуществляемого лекарями, проводящими аналитическое лечение без того, чтобы изучить и правильно применять его. Речь не шла о различного рода знахарях, не получивших медицинского образования. Речь шла о врачах, которые, по словам самого Фрейда, в анализе представляют «главный контингент шарлатанов», так как нередко именно врач выступает в качестве «аналитического шарлатана».

Однако Фрейд был благосклонен к тем дилетантам, которые, не имея медицинского образования, но овладев методикой и техникой психоаналитического лечения, с успехом использовали свои знания и навыки при терапевтической работе с пациентами. Основатель психоанализа не только одобрительно отзывался о дилетантах-аналитиках, внесших посильный вклад в развитие психоанализа, но и защищал их в случае необходимости от всевозможного рода нападок. Так, в 1925 году не имеющий медицинского образования Т. Райк на основании заявления одного из пациентов был обвинен в шарлатанстве, и по этой причине Венская магистратура поставила вопрос о запрещении ведения им клинической практики. Фрейд выступил в его защиту и специально по этому поводу написал работу «К вопросу о дилетантском анализе» (1926).

В данной работе Фрейд ратовал за «самоценность» психоанализа и его независимость от медицинского применения, высказывал опасения против возможности поглощения психоанализа медициной, превращения его в придаток психиатрии.

Теодор Райк (1888–1969) – австро-американский психоаналитик, один из первых учеников 3. Фрейда. В 1910 году познакомился с основателем психоанализа, в раннем возрасте вступил в Венское психоаналитическое общество. Прошел личный анализ у К. Абрахама. 3. Фрейд считал его одаренным исследователем и рассматривал в качестве «одного из самых образованных среди учеников-немедиков». В 1918 году получил «Почетный приз» за лучшую немедицинскую работу, внес значительный вклад в психоаналитическую культурологию и с успехом работал в сфере клинического психоанализа. В «Очерке о Достоевском» (1929) дал разбор работы 3. Фрейда «Достоевский и отцеубийство» (1928), на что основатель психоанализа заметил: «Ваш критический разбор моего исследования Достоевского я прочел с огромным удовольствием. Все, что Вы предлагаете, звучит интересно и должно быть признано в определенном смысле соответствующем истине». Практиковал психоанализ в Вене, затем в Берлине. В 1938 году эмигрировал в США. 3. Фрейд дал ему рекомендательное письмо, в котором сожалел, что тот уехал в Америку, где, по его выражению, психоанализ являлся «прислужницей психиатрии». Автор работ: «Проблемы религиозной психологии: ритуал» (1919), с предисловием 3. Фрейда, «Присущее и чуждое богу. К психоанализу религиозного развития» (1923). «Догма и идея принуждения» (1927), «Фрейд как критик культуры» (1930), «Мазохизм в современном человеке» (1941), «30 лет с Фрейдом» (1956) и других.

Одновременно Фрейд защищал право дилетантов-аналитиков, профессионализм которых основывался на соответствующем аналитическом образовании, иметь частную практику и осуществлять психоаналитическую терапию.

В конце 20-х годов XX века среди психоаналитиков развернулась дискуссия по поводу дилетантского анализа, в которой приняли участие Э. Джонс, Э. Гловер, Ф. Дойч, Т. Райк, В. Райх, Г. Рохайм, Г. Закс, К. Хорни и многие другие. Фрейд и президент Венгерского психоаналитического общества Ш. Ференци были из числа тех немногих психоаналитиков, кто выступал в поддержку либерального отношения к дилетантскому анализу. Лидер психоаналитического движения в США А. Брилл и президент Международной психоаналитической ассоциации М. Эй-тингон заняли крайне негативную позицию в этом вопросе. Нью-Йоркское психоаналитическое общество приняло резолюцию, осуждающую дилетантский анализ, законодательная власть Нью-Йорка объявила дилетантский анализ нелегальным, а Американская медицинская ассоциация запретила своим членам сотрудничество с практикующими дилетантами-аналитиками. 3. Фрейд был вынужден констатировать, что развитие психоанализа пошло вовсе не по тому пути, который ему представлялся приемлемым и целесообразным. Медикализация психоанализа воспринималась им как нежелательное явление. Когда в конце 30-х годов в США распространилось известие, что основатель психоанализа изменил свои взгляды по вопросу дилетантского анализа, то он опроверг эти слухи. В 1938 году Фрейд подчеркнул, что на фоне американской тенденции превратить психоанализ «в простую горничную психиатрии» он поддерживает дилетантский анализ еще в большей степени, чем ранее.

После эмиграции многих ведущих европейских психоаналитиков в США вопрос о запрещении дилетантского психоанализа был решен административными средствами и законодательными актами. В США и некоторых других странах право на осуществление психоаналитической терапии предоставлялось людям, имеющим медицинское образование. На протяжении ряда десятилетий психоаналитическое образование в ведущих американских институтах, включая Колумбийский институт, могли получить лишь медики по образованию. Только в середине 90-х годов XX столетия американские психологи выиграли судебный процесс, связанный с признанием их терапевтической работы психоаналитической и права на соответствующую оплату, включенную в медицинское страхование.

Термин «дилетант» вызывает негативные эмоции у многих людей, поскольку никто не хочет быть дилетантом ни в глазах окружающих, ни в своих собственных. Подчас это слово воспринимается как своего рода оскорбление, за которым стоит упрек в непрофессионализме. Но применительно к российской действительности, в рамках которой развитие психоанализа в начале XX столетия сменилось запрещением его на протяжении шести десятилетий и возрождением лишь в конце минувшего века, термин «дилетант-аналитик» созвучен времени как нельзя лучше. Впрочем, как и выражение Фрейда «профессиональный дилетант-аналитик», которое сегодня в России наиболее точно отвечает тому смыслу, который основатель психоанализа вкладывал в него, отличая подготовленных к терапевтической деятельности и осуществляющих психоаналитическую терапию людей от представителей «дикого анализа», то есть практикующих шарлатанов, независимо от того, являются они медиками по образованию или нет.

Изречения

З. Фрейд: «Исторического права на исключительное обладание анализом врачи не имеют, намного чаще почти до последнего дня они делали все возможное, чтобы навредить психоанализу, начиная от пустейшей насмешки до тяжеловесной клеветы».

З. Фрейд: «Врач, не получивший специального образования в области анализа, – любитель, несмотря на свой диплом. А не врач при соответствующей подготовке и возможности при необходимости опереться на врача может выполнить и задачу аналитического лечения неврозов».

З. Фрейд: «Все сводится не к тому, обладает ли аналитик дипломом врача, а приобрел ли он особое образование, необходимое для проведения анализа».

З. Фрейд: «Внутреннее развитие психоанализа везде идет вразрез с моими намерениями, происходит отказ от дилетантского анализа, и психоанализ становится чисто медицинской специальностью, а я считаю это роковым для будущего анализа».

Психоанализ как наука и герменевтика

В России каждый преподаватель может исходить из того определения психоанализа, которое ему представляется наиболее адекватным. Для философа, читающего, скажем, курс лекций по интерпретации сновидений с позиций Фрейда или Юнга, психоанализ выступает прежде всего в качестве искусства толкования. Для психолога, раскрывающего студентам содержание психоаналитических концепций, психоанализ является неотъемлемой частью психологии как науки. Для врача, обучающего студентов психоаналитической технике и методике, психоанализ – это определенный вид терапии.

Карл Густав Юнг (1875–1961) – швейцарский психолог и психиатр. Разработал методику ассоциативного эксперимента в психиатрической клинике Бургхёльци: использовав психоаналитические идеи при диагностировании ассоциаций и психологии раннего слабоумия, обнаружил наличие чувственных комплексов у человека. В 1906 году начал переписку с Фрейдом, спустя год нанес ему первый свой визит; на протяжении ряда лет разделял его психоаналитические идеи. Редактор журнала «Ежегодник психоаналитических и психопатологических исследований», президент Международной психоаналитической ассоциации с марта 1910-го по апрель 1914 года Фрейд видел в Юнге своего идейного наследника и возлагал на него большие надежды как на продолжателя дальнейшего развития психоаналитического движения. Однако в 1911 году между ними обнаружились расхождения в понимании некоторых психоаналитических идей. Последующие концептуальные и субъективные расхождения привели ктому, что в начале 1913 года между Юнгоми Фрейдом прекратилась личная, а несколько месяцев спустя и деловая переписка. В дальнейшем Юнг начал разработку своего собственного учения о человеке и его психических заболеваниях, совокупность идей и терапевтических приемов которого получила название аналитической психологии. Юнг предложил типологию характеров, основанную на представлениях об интровертированных и экстравертированных типах личности. Различал индивидуальное (личное) бессознательное, содержащее чувственные комплексы, и коллективное (сверхличное) бессознательное, представляющее собой глубинную часть психики, не являющуюся индивидуальным приобретением человека и обязанную своим существованием унаследованию, проявляющемуся в форме архетипов, выступающих в качестве модели и образца инстинктивного поведения. Выделил в психике человека такие составляющие, как Тень, Персона, Анима, Анимус, Божественный Ребенок, Старый Мудрец, Самость и ряд других архетипичных фигур. Рассматривая терапевтическую деятельность как продолжение метода свободных ассоциаций Фрейда, использовал в терапии технику амплификации (расширение и углубление образов сновидений путем исторических параллелей из области мифологии, алхимии, религии) и метод активного воображения (выведение на поверхность содержимого бессознательного, активизация творческой фантазии, благодаря чему становится возможным индивидуация – обретение человеком единства, полноты, целостности).

Аналогичная картина наблюдается и в практике психоанализа, в сфере клинического его использования. Хотя специалисты в этой области воспринимают психоанализ в качестве необходимого метода лечения психических заболеваний, тем не менее каждый из них может по-своему понимать, в чем конкретно состоит этот метод, как и каким образом следует осуществлять соответствующее лечение. Приверженец классического психоанализа будет уделять основное внимание сексуальным влечениям, детским переживаниям, свободным ассоциациям пациента. Сторонник аналитической психологии Юнга сделает акцент на типологии личности, архетипах коллективного бессознательного, активном воображении. Приверженец индивидуальной психологии Адлера обратит внимание главным образом на комплекс неполноценности, фиктивную линию жизни и волю к власти обратившегося к нему за помощью человека. Поклонник характероанализа Райха сосредоточится на выявлении оргазмного неудовлетворения и мышечной скованности, «зажатости» больного. При этом каждый из вышеперечисленных практиков будет полагать, что его понимание психоанализа является наиболее правильным, по крайней мере, с точки зрения эффективности лечения психических расстройств.

Не следует думать, что подобная мозаика в понимании психоанализа является результатом отставания российских психоаналитиков от современных достижений международного психоаналитического движения. Среди зарубежных ученых, теоретиков и практиков, интересующихся психоаналитической проблематикой, наблюдается не меньшее разночтение в трактовке психоанализа, чем среди отечественных специалистов.

Даже в психоаналитических словарях, принадлежащих перу зарубежных авторов, нет единообразия в трактовке того, что Фрейд назвал психоанализом. Типичными в этом отношении являются переведенные на русский язык словари, написанные Ж. Лапланшем, Ж.-Б. Понталисом и Ч. Райкрофтом, а также изданные под редакцией Б. Мура и Б. Файна, в которых определения психоанализа хотя и не столь расходятся между собой, как это имеет место в других публикациях, тем не менее обнаруживают нюансы, свидетельствующие о неоднозначном понимания психоанализа как такового. В словаре Ж. Лапланша и Ж.-Б. Понталиса (Словарь по психоанализу. – М., 1996) психоанализ соотносится:

Читайте так же:  Как оформить кирпичные стены

1) с методом исследования, опирающимся на выявление бессознательного значения слов, поступков и продуктов воображения субъекта;

2) с психотерапевтическим методом, базирующимся на этом исследовании;

3) с совокупностью теорий психологии и психопатологии, в которых систематизированы данные, полученные психоаналитическим методом исследования и лечения.

В словаре Ч. Райкрофта (Критический словарь психоанализа. – СПб., 1995) под психоанализом понимается:

1) вид лечения неврозов, изобретенный Фрейдом, разрабатывающийся им самим, его учениками и последователями;

2) психологические теории происхождения неврозов и общего психического развития;

3) в непрофессиональном употреблении – теории и терапевтические методы всех терапевтов – последователей Фрейда, Юнга и Адлера.

В издании под редакцией Б. Мура и Б. Файна (Психоаналитические термины и понятия: Словарь. – М., 2000) психоанализ рассматривается как:

1) метод исследования психики;

2) система знаний о поведении человека (психоаналитическая теория);

3) способ лечения эмоциональных заболеваний.

Нет необходимости перечислять буквально все трактовки психоанализа в зарубежной литературе. Достаточно сказать, что во многих работах термин «психоанализ» используется часто автоматически, как нечто само собой разумеющееся, хотя в действительности оказывается, что различные авторы вкладывают в него отнюдь не один и тот же смысл. Нередко под психоанализом понимаются то метод лечения психических расстройств, то система знаний о психике человека, то метод исследования бессознательного, то правила интерпретации человеческой деятельности, то уникальный процесс взаимодействия людей.

Из перечисленных толкований, далеко не исчерпывающих, но весьма типичных, нетрудно понять всю сложность ситуации, сложившейся в настоящее время в отношении адекватного понимания психоанализа. Учитывая это обстоятельство, может быть, и не имело бы смысла специально останавливаться на разноплановых трактовках психоанализа в зарубежной и отечественной литературе, если бы за многозначностью определения психоанализа не стояли содержательные вещи, касающиеся принципиальных разногласий в оценке его статуса и существа.

Вильгельм Райх (1897–1957) – австрийский психоаналитик. В своем учении первоначально отталкивался от концепций Фрейда, критически переосмыслив его идеи о сексуальности и выдвинув новые представления об оргастической импотенции, роли оргазма в жизнедеятельности человека, оргонной энергии, веготерапии. Райх встретился с Фрейдом в 1919 году, а год спустя стал членом Венского психоаналитического общества. В 1922 году защитил в Венском университете диссертацию на соискание степени доктора медицины; с 1924-го по 1930 год руководил в Вене техническим семинаром по психоаналитической терапии. Судьба Райха была сложной и драматичной. Он предпринял смелую попытку, связанную с пониманием природы оргазма, структуры характера человека и одновременное вторжением в сферу политики, идеологии, что вызвало неприятие со стороны психоаналитиков и политиков. В 1929 году он был исключен из рядов социал-демократической партии, в 1934 году– коммунистической партии и Венского психоаналитического общества. В 1939 году Райх был изгнан из Норвегии. куда переехал после прихода к власти фашизма в Германии. Эмигрировав в США, он развил бурную деятельность по изучению оргонной энергии, раковой биопатии, создал институт и журнал, ориентированные на исследование сексуальной экономики и оргона. В середине 50-х годов был обвинен в шарлатанстве и заключен под стражу. Умер в федеральной тюрьме штата Пенсильвания.

В самом деле, если для одних психоанализ – это научная дисциплина, способствующая ответу на вопрос, как функционирует бессознательное, и объясняющая природу бессознательного психического, то для других – искусство интерпретации языка бессознательного, которое ограничивается ответом на вопрос, почему бессознательное имеет иную логику, чем сознание, и выявляет скрытый смысл и значение «инакомыслия». И вряд ли они придут к единой оценке статуса психоанализа, так как в первом случае психоанализ будет рассматриваться как подлинная наука, а во втором – как герменевтика, то есть искусство толкования, интерпретации. Поэтому далеко не случайны те многочисленные и до сих пор не прекращающиеся споры, которые на протяжении десятилетий ведутся в исследовательской литературе вокруг выяснения вопроса о том, чем в действительности является основанный Фрейдом психоанализ, в каком направлении его следует развивать и какое будущее его ожидает.

Альфред Адлер (1870–1937) – австрийский психотерапевт и психолог. Одним из первых поддержал психоаналитические идеи Фрейда и начал с ним сотрудничество в 1902 году. Соредактор ежемесячного «Центрального листка по психоанализу», президент Венского психоаналитического общества с марта 1910 по февраль 1911 года. С группой единомышленников вышел из Венского психоаналитического общества, в 1911 году создал «Общество свободного психоанализа», впоследствии возглавил новое направление, получившее название индивидуальной психологии. Основные принципы его учения о человеке базировались на центральной идее, в соответствии с которой человеческое существо представляет из себя единое целое, формирующееся в социальном контексте и наделенное творческой жизненной силой, которая проявляется в телеологичности, то есть в устремлении кцели, и воплощается в желании развития, борьбы, достижения, превосходства, компенсации поражения в одной сфере и успеха в другой. Исходя из этой идеи, А. Адлер развил теоретические положения о чувстве неполноценности, компенсации его, руководящей линии жизни или жизненном стиле, чувстве общности, социальном интересе, стремлении к превосходству.

Изречения

Г. Нюнберг: «Психоанализ – эмпирическая наука… Психоанализ стал независимой наукой».

Ж. Лакан: «Если психоанализ способен стать наукой (ибо он ею еще не стал) и если ему не суждено выродиться в чистую технику (похоже, это уже и произошло), мы обязаны его опыт заново осмыслить».

П. Рикер: «Психоанализ принимает участие в современном культурном движении, функционируя как герменевтика культуры».

Многозначность понятия психоанализа

Естественно предположить, что разночтения в трактовке психоанализа являются прежде всего результатом неадекватной интерпретации классического психоанализа или, точнее, того его определения, которое было предложено Фрейдом. И это действительно так, поскольку вся история международного психоаналитического движения наглядно свидетельствует о претензиях различных теоретиков и практиков на развитие «подлинной субстанции» психоанализа, на единственно верное толкование психоаналитического учения Фрейда о человеке.

Чем обстоятельнее занимаешься исследованием истории развития психоаналитического движения, тем больше начинаешь склоняться к тому, что многозначность и неопределенность понятия психоанализа связаны с попытками последователей и реформаторов учения Фрейда предложить авторскую интерпретацию этого учения или дать свое собственное понимание психоанализа. Однако при более внимательном исследовании психоаналитических концепций оказывается не все так однозначно и просто, как это может показаться на первый взгляд.

Жак Лакан (1901–1981) – французский психоаналитик, способствовавший распространению психоаналитических идей во Франции. В 50-е годы организовал семинар по психоанализу, который посещали не только врачи, но и философы и искусствоведы. Выступал против американизации психоанализа, критически относился ко многим реформаторам психоаналитического учения Фрейда о человеке, неврозах и технике их лечения. Высказал идею о «стадии зеркала» в развитии ребенка, который в возрасте 6-18 месяцев начинает соотносить себя со своим зеркальным отображением. Рассматривая психоанализ в качестве процедуры вербализации бессознательного, выдвинул положения, согласно которым бессознательное структурировано как язык, является речью Другого, а желание человека есть не что иное, как желание Другого. Исходил из тройственного деления структуры субъекта на реальное (нечто чуждое, потустороннее для субъекта, имеющее своим аналогом фрейдовское Оно), воображаемое (являющееся аналогом фрейдовского Я) и символическое (отождествляемое с социальным и культурным контекстом, в рамках которого происходит развитие индивида и становление его субъектом в подлинном смысле этого слова). Символическое соотносилось с языком, а проблема понимания субъекта – с сопряжением символического и воображаемого при конструировании реального. Эти концептуальные разработки были положены им в основу нового направления, получившего название структурного психоанализа, в соответствии с которым аналитический опыт имеет место не в двойственном (психоаналитик – пациент), а в тройственном отношении, где речь и язык являются отправной точкой для понимания субъекта и лечения невротика.

Разумеется, если тот или иной автор придерживаются определенной научной и мировоззренческой ориентации, то это может оказать влияние на его трактовку психоанализа. В таком случае следовало бы вернуться «назад к Фрейду», как это уже предлагалось некоторыми психоаналитиками, в частности Ж. Лаканом, чтобы тем самым воскресить подлинное значение психоанализа, которое в силу тех или иных причин могло быть вытеснено из сознания современников или существенно искажено.

Одно из общеизвестных и часто приводимых различными авторами мнений основывается на высказывании Фрейда о том, что психоанализ – это естественная наука. И Фрейд действительно стремился подчеркнуть научный характер психоанализа, не имеющего, по его словам, ничего общего с метафизикой, отождествляющей психику с сознанием, ибо метафизика не признает бессознательного психического или рассматривает бессознательное в лучшем случае как физиологическое явление, в худшем – как абстрактное понятие. Менее известны иные, подчас совершенно противоположные определения психоанализа, даваемые Фрейдом.

Надо сказать, что в работах Фрейда встречаются такие суждения о психоанализе, которые не назовешь определением в строгом смысле этого слова. Нередко они включают в себя образные сравнения, не претендующие на статус точной дефиниции. Нечто аналогичное имеет место и в эпистолярном наследии основателя психоанализа. Достаточно сослаться на одно такое определение, чтобы составить представление об образности мышления Фрейда. Так, в письме С. Цвейгу от 20 июля 1938 года он пояснил, что анализ сродни женщине, которая хочет, чтобы ее покорили, но знает, что ее низко оценят, если она не окажет сопротивления.

Тем не менее встречающиеся в работах Фрейда суждения о психоанализе дают представление о том, что он действительно понимал под ним, какой смысл вкладывал в это понятие. Другое дело, что по мере развития психоаналитической теории и практики он делал различного рода уточнения и дополнения к своему первоначальному пониманию психоанализа как процесса исследования и лечения. Он резко отличал его от катарсиса (метода лечения, основанного на гипнотическом воздействии и использованного Й. Брейером), так как психоанализ ориентирован не на снятие реакции аффекта, пошедшего по неверному пути, а на обнаружение и устранение вытеснений.

На основе текстологического анализа работ Фрейда можно выделить по меньшей мере следующие определения психоанализа:

1) часть психологии как науки;

2) незаменимое средство научного исследования;

3) беспартийный инструмент, как, например, исчисление бесконечно малых величин;

4) наука о психическом бессознательном;

5) орудие, которое дает возможность Я овладеть Оно;

6) любое исследование, признающее факты переноса (трансфера) и сопротивления как исходные положения работы;

7) вспомогательное средство исследования в разнообразных областях духовной жизни;

8) один из видов самопознания;

9) искусство истолкования;

10) не научное, свободное от тенденциозности исследование, а терапевтический прием;

11) метод устранения или облегчения нервных страданий;

12) медицинский метод, направленный на лечение определенных форм нервности (неврозы) посредством психологической техники.

Однако приведенные выше трактовки психоанализа, как они были сформулированы самим Фрейдом, не являются исчерпывающими. Любой исследователь, уделивший особое внимание этому вопросу и посвятивший время текстологическому анализу всех работ Фрейда именно под этим углом зрения, мог бы добавить к данному перечню еще ряд определений психоанализа. Так, Фрейд подчеркивал, что психоанализ занимает среднее место между философией и медициной, в результате чего он вызывает неприятие как со стороны многих философов, так и со стороны большинства медиков. Но дело не в этом. Важно и существенно то, что приходится считаться с реальным фактом многозначности определения психоанализа самим его основателем.

Действительно, диапазон трактовок психоанализа у Фрейда довольно обширный. Если за исходное определение взять какую-то одну фрейдовскую трактовку, то тем самым ускользает почва для адекватного понимания психоанализа.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что до сих пор даже среди самих психоаналитиков, не говоря уже о критиках психоаналитического учения Фрейда о человеке и культуре, нет единой точки зрения по поводу понимания психоанализа.

Не означает ли все это бессмысленность каких-либо попыток разобраться в существе психоанализа как такового? Как все-таки по большому счету рассматривать психоанализ – в качестве науки или с точки зрения искусства толкования, исследования в разнообразных сферах человеческой деятельности или метода лечения?

Разумеется, многозначность трактовок психоанализа, в том числе и самого Фрейда, вносит дополнительные трудности в понимание его теории и практики. Но это не может служить основанием для отказа ни от простой любознательности по отношению к идеям и концепциям Фрейда, ни от систематического изучения их, ни от профессионального овладения психоаналитической техникой. Напротив, изначальное понимание того, что за расхожим использованием термина «психоанализ» скрывается нечто неопределенное, требующее конкретизации и глубокого осмысления, должно настраивать на серьезную работу, связанную с раскрытием существа психоанализа.

Прежде всего, следует иметь в виду, что все вышевоспроизведенные фрейдовские трактовки психоанализа заслуживают внимания. Они по-своему характеризуют то, что принято называть психоанализом, дают представление о его разносторонних аспектах, вносят дополнительные штрихи в его понимание. В этом отношении вопрос о том, какое понимание психоанализа следует считать единственно верным и правильным, адекватным образом отражающим его суть, представляется неуместным. Если придерживаться строго какого-то одного фрейдовского определения психоанализа и игнорировать другие, то легко оказаться в ловушке одностороннего его понимания. Если основываться исключительно на многозначности психоанализа, то можно застрять в болоте эклектизма. Но как разобраться в существе психоанализа, избегая крайностей и не подвергаясь опасностям Сциллы и Харибды?

Можно предложить приемлемый путь для более или менее адекватного понимания психоанализа. Представляется, что он является той тропой изучения, на которой многозначность понятия психоанализа выступает не в качестве чего-то эклектичного, искусственно навязанно, а в виде нанесенных мастерской рукой знаков, указывающих выход из темной преисподней незнания на освещенную дорогу знания о психоанализе как таковом. При этом основным ориентиром постижения психоанализа может служить его суммарное определение, данное Фрейдом в энциклопедической статье (1922), в которой он подчеркнул, что психоанализом называется:

1) способ исследования психических процессов, иначе недоступных;

2) метод лечения невротических расстройств, основанный на этом исследовании;

3) ряд возникших в результате этого психологических конструкций, постепенно развивающихся и складывающихся в новую научную дисциплину.

Изречения

З. Фрейд: «Психоанализ является частью психологии, но не медицинской психологии в прежнем смысле или психологии патологических явлений, а просто психологии. Конечно, он не вся психология, а ее основание, возможно, вообще ее фундамент».

К. Г. Юнг: «Психоанализ является научным методом, требующим известных чисто технических приемов».

К. Г. Юнг: «Психоанализ есть также общий психологический метод исследования и первоклассный эвристический принцип для гуманитарных наук».

Э. Фромм: «Психоанализ – первая современная система психологии, предметом которой является не какой-то отдельно взятый аспект проблемы человека, а человек как целостная личность».

1. Когда и кем было введено в научную литературу понятие психоанализа?

2. Что такое научный и прикладной психоанализ?

3. Каково было отношение Фрейда к медицинскому использованию психоанализа?

4. Что такое дилетантский анализ и дикий психоанализ?

5. Является ли психоанализ наукой или герменевтикой?

6. Какие определения психоанализа были даны 3. Фрейдом?

7. Какие следствия вытекают из многозначности определения психоанализа?

1. Автономова Н. К спорам о научности психоанализа // Вопросы философии, 1991. -№ 4.

2. Дискуссия о «любительском анализе» (1926–1927) // Russian Imago. 2000. Исследования по психоанализу культуры. – СПб., 2001.

3. Лапланш Ж., Понталис Ж.-Б. Словарь по психоанализу. – М., 1996.

4. Лейбин В. М. Словарь-справочник по психоанализу. – СПб., 2001.

5. Психоаналитические термины и понятия / Под ред. Б. Мура и Б. Файна. – М., 2000.

6. Райкрофт Ч. Критический словарь психоанализа. – СПб., 1995.

7. Романов И. Ю. Психоанализ: культурная практика и терапевтический смысл (Введение в теорию, практику и историю психоанализа). – М., 1994.

8. Соколов Э. В. Введение в психоанализ. – СПб., 1999.

9. Фрейд 3. Проблема дилетантского анализа // Избранное. – Ростов н/Д, 1998. 10. Лейбин В. М. Психоанализ: проблемы, исследования, дискуссии. – М., 2008.