Оформить красиво стихотворение

Текстовый процессор Microsoft Office Word

Задание. Оформите стихотворение «Привет, Россия» Н.М.Рубцова по образцу, предварительно набрав текст в рабочее поле текствого процессора.

Привет, Россия — родина моя!

Как под твоей мне радостно листвою!

И пенья нет, но ясно слышу я

Незримых певчих пенье хоровое.

Как будто ветер гнал меня по ней,

По всей земле — по селам и столицам!

Я сильный был, но ветер был сильней,

И я нигде не мог остановиться.

Привет, Россия — родина моя!

Сильнее бурь, сильнее всякой воли

Любовь к твоим овинам у жнивья,

Любовь к тебе, изба в лазурном поле.

За все хоромы я не отдаю

Свой низкий дом с крапивой под оконцем.

Как миротворно в горницу мою

По вечерам закатывалось солнце!

Как весь простор, небесный и земной,

Дышал в оконце счастьем и покоем,

И достославной веял стариной,

И ликовал под ливнями и зноем.

Николай Михайлович Рубцов

1. Откройте текстовый процессор

2. Установите параметры шрифта – Times New Roman 14 пт.

3. Перепишите данное стихотворение

4. Расположите текст аналогично образцу, используя выравнивание по центру и по левому краю.

5. Для установки выступа выделите нужное четверостишье и используйте бегунки на линейке.

6. Установите параметры регистра на название стихотворение.

Оформить красиво стихотворение

В стихосложении, как известно, большую роль играют рифмы, т. е. созвучные окончания слов. Рифма является важным оформляющим элементом в стихе и особой его звуковой красотой. Кроме того, в стихотворении далеко не последнюю роль играют и сами звуки речи, например, для изображения какого-либо звукового явления в жизни и природе. Есть даже особые (ономатопоэтические) слова, которые или буквально подражают звуками явлениям природы, обозначаемым ими, или же выражают их условно. К первой группе принадлежат такие слова, как, например, жужжать, свистеть, свист, хрустеть, хруст, выть, вой и т. п. Ко второй — условные, например: ах! увы! ой, ой, ой! ай! ах! ха, ха, ха! хи, хи! динь, динь, динь! и т. п., похожие на восклицания, издающиеся людьми в соответствующих случаях, или же на звуки известных предметов.

Но, помимо особых слов и при соединении обыкновенных, могут получаться такие сочетания звуков, которые более или менее близко выразят какие-либо природные звуки.

Конечно, в стихах необходимо избегать некрасивых, каких-либо свистящих, шипящих и т. п. созвучий. Странно было бы, если бы стих, объясняющийся в любви, был построен на свисте или на жужжании, или же стихотворение, изображающее вечерний покой, было бы полно рычащими звуками. Когда это делается случайно, по недосмотру, то это ошибка в стихе. Но иногда «ошибка» может быть — при особых условиях и при особом замысле — превращена, наоборот, в достоинство. Какие-нибудь некрасивые и недопустимые сочетания звуков в стихе иногда могут быть использованы как особый художественный прием. Так обстоит дело со звукоподражанием. Оно нередко встречается в высокой поэзии, например:

1) В звуках стиха — у Александра Сумарокова лягушки квакают так:

О как, о как нам к вам, к вам, боги, не гласить!

Федор Тютчев пишет, что буря «хлещет, свищет и ревет».

2) В самом ритме стиха — быстрота конского бега так передается в стихотворении Леонида Семенова:

Мчались мы на конях,
Ветер рвал и метал,
В конских гривах играл,
Заливался в безлюдных полях.

3) Тот же бег в стихотворении Константина Бальмонта:

Красные кони, красные кони,
красные кони — кони мои.
Ярки их гривы, вьются извивы,
пламенны взрывы, ржут в забытьи.

Иван Крылов следующими тягучими размерами передает медленность движения большой тяжелой кареты:

В июле, в самый зной, в полуденную пору
Сыпучими песками, в гору
С поклажей и с семьей дворян
Четверкою рыдван тащился.

Усилить поэтический эффект для слушателя и читателя можно не только звукоподражанием, но и игрой рифм. В таком случае рифмы состоят из двух или нескольких слов. В свое время подобными рифмами славился Дмитрий Минаев:

Твоих стихов хоть и сильна пахучесть,
Но общее забвение их участь.

Разумеется, что и при звукоподражании, и при игре рифм стихотворение должно быть построено так, чтобы связь в рифмах была интересной, а смысл может быть и комическим.

Нередко поэты создают стихи так называемой загадочной формы: акростих, месостих, тавтограмма и другие.

В акростихе загадка пишущего разрешается при прочтении слов из первых букв стихотворных строчек.

В месостихе буквы, составляющие «загадочное» слово, выстроены посредине стихотворения.

В тавтограмме (другое название — анафора) все слова начинаются с одной и той же буквы:

Ленивых лет легко ласканье,
Луга лиловые люблю,
Ловлю левкоев ликованье,
Легенды ломкие ловлю.
Лучистый лен любовно лепит
Лазурь ласкающих лесов.
Люблю лукавых лилий лепет,
Летящий ладан лепестков.

В. Смиренский

Стихотворцы умудряются сочинять стихи, содержащие последовательность слов, начальные буквы которых составляют азбуку, или стихи, лишенные какой-либо определенной буквы либо нескольких букв.

Перечисленные приемы — это стихотворные трюки. Однако существуют и более сложные поэтические фокусы, где вся скрытая суть стихотворения основывается на особом построении стиха и даже целого стихотворения. К таким поэтическим построениям относятся скрытые стихи (стихи-крипты, или кусочные стихи) и палиндромы.

Стихи-крипты (от греческого «крипто» — скрываю) необычайно трудны для исполнения. Это своеобразные загадочные стихотворения, представляющие собой интересную форму поэтической тайнописи. В них сразу нужно охватывать сознанием весь данный стих целиком и обе его половины. Мысль растекается и горизонтально и вертикально, причем надо следить, чтобы в целом коварные его части с первого взгляда были вовсе незаметны, чтобы все стихотворение целиком имело свой цельный смысл, а каждая из его частей, и левая и правая, обладала бы своим собственным смыслом.

Проиллюстрируем это примером — прочтем трогательное объяснение в любви:

Хранить любовно «да» я обещала вечно.
Могу ли я теперь на свете жить одна?
Не буду никогда кокеткой бессердечной.
Любить тебя, поверь, — веселье пить до дна!

Восторженный счастливец в упоении бросается делиться своей радостью с близким человеком, от которого у него нет тайн. Но этот человек более умудрен жизнью: он — скептик.

В наш быстрый темпом век идеализм редок. Скептик берет любовное послание, прочитывает его, хочет уже поздравить своего друга и вдруг. что-то бросается ему в глаза. Что-то странное. «Постой-ка, постой-ка», — говорит он и, к ужасу своего собеседника, не меняя в стихотворении ни слова, читает:

Хранить любовно «да»
Могу ли я теперь
Не буду никогда
Любить тебя, поверь!
Я обещала вечно
на свете жить одна,
кокеткой бессердечной,
веселье пить до дна.

Сцена настолько потрясающа, что изобразить ее себе мы предоставляем изумленному читателю.

Еще одна трюковая форма стихосложения — палиндром. Это фраза или стих, основанные не на вертикальном чтении, а на горизонтальном. Они читаются одинаково и с одним и тем же смыслом с обеих сторон; их два вида.

Первый вид палиндрома представляет собою стихи, которые при чтении как слева, так и справа произносятся одинаково. Это так называемый буквенный палиндром. С ним знакомы многие:

Я рад, даря,
Даря, я рад.
Д.И.

К сожалению, далеко не каждый такой палиндром наделен смыслом, не требующим комментариев.

Второй вид палиндрома более труден в создании, зато и более интересен. Он представляет собой стихотворение, которое читается и с начала и с конца с сохранением одинакового смысла, но уже не по буквам, а по словам. Первое слово стихотворения будет его последним словом, второе — предпоследним, третье — третьим от конца и т. д. Каждое слово стихотворения, следовательно, должно встретиться в нем дважды. Если обозначить слова палиндрома цифрами 1, 2, 3 и т. д., то схема палиндрома, содержащего, например, 8 разных слов, будет такой:

1 2 3 4
5 6 7 8
8 7 6 5
4 3 2 1

Приведем замечательный образец латинского палиндрома, поднесенного папе Пию I во II в. н.э.

Laus tua, non tua fraus, virtus, non copia rerum
Scandere te fecit hoc decus eximium.
Eximium decus hoc fecit te scandere rerum
Copia non, virtus, fraus tuf nou, tua laus.

В переводе он означает:

«Подвиг твой, а не преступление, добродетель, а не богатство позволяют тебе возвыситься до этой исключительной славы. До этой исключительной славы позволяют тебе возвыситься не богатство, а добродетель, не преступление, а твой подвиг».

[Как видим, палиндром полностью отвечает требованиям построения. Однако внимательный читатель увидит в нем и возможный, хотя и скрытый, смысл.

Попробуем прочесть его вторую часть, расставив в ней чуть-чуть по-другому знаки препинания:

Eximium decus hoc fecit te scandere rerum
Copia, non virtus, fraus tuf, nou tua laus.

«До этой исключительной славы позволяют тебе возвыситься богатство, а не добродетель, твое преступление, а не твой подвиг».

Каково? Догадался ли папа о такой возможной метаморфозе текста, мы, наверное, никогда не узнаем, но очевидно, что автором этой поэтической миниатюры был изобретательный человек. — Ю.М.]

Посредством игры рифм можно построить любое стихотворение. Но возможны и такие стихи, самая суть которых зависит от рифм. К ним относится монорим. В этой форме все стихотворение строится на одной одинаковой рифме (камыши — дыши — тиши — спеши — глуши и т. д.). Красивые однозвучные рифмы, повторяемые в бoльшем количестве, чем в привычном для слуха обыкновенном числе (двух или трех), могут создать истинно художественное впечатление:

Читайте так же:  Обращение взыскания на заложенные права требования

Сердце радуя и мучая,
Скорбно-тихие, певучие
Реют, реют однозвучия.
То не молнии гремучие
Красно-пламенные жгучие.
Не огней моря кипучие.
Зори алые, палючие.
Это искорки летучие
Скорбно-тихие, певучие
Одноцветки- однозвучия.
Вл. Лебедев

Стихи могут быть сочинены в форме хорошо узнаваемых предметов. Такие стихотворения относятся к поэзии предметной формы. Она зародилась в Древнем Риме. А образчики подобных стихов своим внешним видом по обрамляющему контуру соответствовали тому, что в них описывалось: секира, топор, крылья, яйцо, кубок, крест, пальма, башня, трапеция, пирамида.

«Секрет» предметных стихотворений заключается в точном распределении стихов различной длины, обусловливаемой контурами избранной формы. Желательно, чтобы и содержание стихотворения шло в унисон с назначением или свойствами предмета. Например, по поводу появления настоящей книжки автором ее написана шутка-проспект в виде садовой вазы. В этом рекламно-шутливом стихотворении, помещенном в «вазу», упоминаются некоторые формы стихов, о которых рассказано в книге (буриме, «эхо», логогриф и др.):

Поэты откликаются на все явления жизни стихами и поэмами какой угодно формы и длины.

Так, нередко в сборниках стихов можно встретить стихотворение с колкой мыслью — эпиграмму . В современной поэзии словом «эпиграмма» обозначается насмешливо-сатирическое (иногда — «ядовитое») стихотворение по адресу определенного лица. Достоинство эпиграмм — краткость стиха и меткость «укола». Приведем примеры эпиграмм.

Ты холоден и пуст: зима в стихах твоих.
Чтоб жару им придать, согрей в камине их.

П. Козлов

В его «Истории» изящность, простота
Доказывают нам без всякого пристрастья
Необходимость самовластья
И прелести кнута.

А. Пушкин

Как противоположность легкости эпиграммы существует специальная форма стиха, посвященная раздумью и сентенциям. Это — гнома, стихотворение, выражающее какую-либо мысль, преимущественно в нравственной области, и состоящее из одного или нескольких двустиший. Примеры:

В жены себе не бери красавицу яркого блеска:
Неудержимо к себе светоч влечет мотылей.

А. Семенов-Тян-Шанский

В мире всегда с человеком прощайся, ибо не знаешь —
Ты не в последний ли раз в жизни увиделся с ним.

N.N.

Не оставляют без внимания поэты как радостные, так и печальные события. В связи со смертью и погребением человека в поэзии есть специальная форма стихов — эпитафия, т. е. надпись на памятнике. Ее содержанием служит похвала умершему, рассуждение, нравоучение, обращение к прохожему и т. п. Часто эпитафии пишутся от лица, погребенного под памятником. Так, на Волковом кладбище в Петербурге существует старинный памятник, стихотворение на котором начинается словами:

Прохожий, ты идешь,
Но ляжешь, как и я.

Бывают и шутливые эпитафии. На Охтенском кладбище был памятник, поставленный после холеры 30-х годов XIX века. Эпитафия на нем была такая:

Говорила верно я:
Не ешь ягоды, Илья.
Ты меня не слушал —
Все ягоды кушал.
Вот и помер ты, Илья!
Говорила верно я.

Но вернемся снова к жизни.

Все стихотворные формы, которые мы рассмотрели, требуют для реализации и времени, и труда. Но есть одна форма, которая создается или, по крайней мере, должна создаваться почти мгновенно. Это — экспромт.

Такое название носят стихи, написанные сразу по случаю и весьма быстро, без подготовки. Вот чудесный экспромт А. Пушкина, возмущенного тем, что его послали по службе вести «дело о саранче». Кипы казенных бумаг не могли бы лучше выяснить этого дела, как это с присущей ему гениальностью выяснил Пушкин, написав на обложке «дела» следующее:

Саранча летела, летела
И села.
Сидела, сидела, всё съела
И вновь улетела.

Завершим наш короткий экскурс в область занимательного стихосложения юмористической формой поэтического творчества — пародией .

Пародию ценят и любят и читатели, и слушатели.

Название пародии происходит от греческого парадoс — поющий наизнанку. Всего вероятнее, пародия развилась из сатирических фарсов, которые для удовольствия публики давали в Древней Элладе после конца серьезных трагедий и где часто высмеивалось их содержание.

Сущность пародии (не путать с эпиграммой! — см. выше) состоит в том, что пародируемое серьезное произведение более или менее сохраняет свою форму, но содержание делается другое, отчего мысли и образы основного произведения в применении к новому содержанию начинают приобретать комический оттенок. Главная цель пародии, конечно, насмешка, хотя и добродушная, но часто пародии приносят авторам серьезных произведений большую пользу, указывая им на некоторые недостатки или однообразие приемов, которых они без пародии и не заметили бы.

Для пародии выбирается или какой-либо известный автор (хотя бы на данную минуту), или известное (в данное время) его произведение, причем пародия должна постоянно удерживать в себе приемы творчества пародируемого автора, чтобы он был узнан по пародии сразу же даже в том случае, когда его имя не указывается. Обижаться на пародию можно только при больном самолюбии. Обычно талантливая пародия еще больше прославляет пародируемого и, во всяком случае, подлинного таланта оскорбить или унизить не может.

Пародия на творчество Анны Ахматовой

Я зажгу свой последний огарок,
Разгадаю значение снов
И пришлю тебе страшный подарок —
Письма всех моих женихов.
Ведь один и сейчас со мной
По утрам гуляет в пижаме,
И уехал вчера другой
На пароходе по Каме.

Е. Геркен

Пародия на Владимира Маяковского

Шалишь, — за меня
Фигу съешь! —
Не выйдет пародии,
Сам напишу.
Иль не чувствуешь,
Какой по природе я?
Где будешь искать,
С какими мучениями
Барабанов и шума
Штаны?
Нигде не смей покупать,
За исключением ГУМа!
Сам покупаю
И другим рекомендуется
Пуговица для кальсон;
Цены ежедневно публикуются
42-18 —
Телефон.
Мне бы в ГУМ поступить приказчиком,
Расторговал бы я все ящики!

Л. Борисов

Для веселого поэта
Появилась книжка эта —
Новый «вуз»
Легких муз,
Игр в уме,
Буриме,
Смеха
«Эхо»,
Девы мифа
Логогрифа,
Эпиграмм, шарад и шуток
Для незанятых минуток —
Кто ж на вещи смотрит строго, поучительного много
Обретет он в книжке этой, в плащ забавы приодетой.

Как писать любовные стихи. Инструкция

Трудно найти человека, который в юности не писал бы стихов – как правило, о любви. Попробуем ответить на вопрос, почему эти душевные.

Чего делать нельзя…

Кстати, не стоит вдохновляться модными шлягерами о любви. Не берите сюжеты и образы оттуда. Сразу будет видно, откуда ноги растут, а вы ведь претендуете на оригинальность, не так ли?

Есть определённый набор рифм, избитых до такой степени, что для их нового применения требуется высокое мастерство: таковы, например, «кровь–любовь», «смерти–поверьте», «небо – не был»… Если вы не уверены, что говорите нечто совершенно оригинальное, избегайте их. Нет ничего хуже банального содержания в банальной же форме.

То же касается сравнений. Идея сравнить девушку с цветком вообще или розой конкретно неплоха, но избита до неприличия. С Венерой тоже не стоит – хотя бы потому, что у Милосской отбиты руки. Киска, котёнок, кошечка – обращения милые, но затёртые до невозможности. Не ленитесь, напрягайте фантазию!

Не дарите стихи человеку, которому будет неприятно их получить. Если это ваша бывшая девушка, которую вы уже заваливали своими виршами и рассчитываете вернуть ещё одним, не стоит стараться. Придумайте что-нибудь пооригинальнее.

Плохая идея – перечислять недостатки человека, несмотря на которые вы его любите. «Ты, конечно, хромой, уродливый, да и с мозгами у тебя не всё в порядке, но всё равно ты самый лучший» – как красиво ни срифмуй, всё равно стишок-то дрянь.

Не дарите человеку стихи, если никогда не писали стихов раньше. Тренируйтесь на кошках, а любимому надо показывать не только чувства, но и некоторое, хотя бы минимальное мастерство.

… а что можно и нужно

Мужчинам стоит более расписывать достоинства объекта обожания, женщинам лучше сосредоточиться на описании собственных чувств. Таким образом, и тем, и другим рекомендуется писать о женщине. Так уж сложились традиции мировой поэзии. Впрочем, если вам действительно есть что сказать о представителе сильного пола помимо того, что он неопрятен, слишком любит пиво и храпит, как конь, – милости просим.

Персонализируйте обращение! Соблазнительно, конечно, сделать текст «гуттаперчевым», универсальным, чтобы потом можно было «переподарить», но, согласитесь, это всё-таки маленькая подлость. Так что вставляйте в текст имя человека, обыгрывайте его фамилию, давайте понять, что это написано только ему – и никому больше.

Прекрасная идея – акростих : чтобы первые буквы строк складывались в имя любимого человека или какое-то обращение к нему. Можно написать просто сонет, это приятный подарок, но если по всем 14 первым строкам сверху вниз будет читаться «ЯЛЮБЛЮТЕБЯСАША», полный восторг Саши обеспечен, а там и до взаимности недалеко – если человек с такими талантами почему-либо не добился её до сих пор. Есть и более изощрённые варианты – например, брать в первой строке первую букву, во второй вторую и так далее.

Нехудо бы, конечно, владеть основными приёмами стихосложения – их иногда даже проходят в школе. Следует чувствовать ритм, уметь выражать свои чувства сколь-нибудь благозвучно. Неуклюжесть тоже может быть очаровательной, но вы же добиваетесь уважения, а не жалости? Если чувствуете, что не получается хорошо писать в рифму, спрячьтесь за изысканными восточными формами типа хайку: там надо просто уметь считать слоги, это проще.

Читайте так же:  Адвокат олег марфин

Пишите стихи, и да придут к вам удача, деньги и слава! И не забудьте поучаствовать в нашем весеннем конкурсе четверостиший о любви!

Красивые поздравления с Днем Рождения

Будь самой веселой и самой счастливой,
Хорошей, и нежной, и самой красивой
Будь самой внимательной, самой любимой,
Простой, обаятельной, неповторимой,
И доброй, и строгой, и слабой, и сильной,
Пусть беды уходят с дороги в бессильи.
Пусть сбудется все, что ты хочешь сама.
Любви тебе, веры, надежды, добра!

Желаю радости всегда
И настроения бодрого,
Не знать печали никогда
И в жизни всего доброго.
Никогда не унывать,
Не видеть огорчения
И дни с улыбкой начинать,
Как в этот День Рождения!

Такой хороший день! И праздник у тебя!
Придут сегодня гости: родные и друзья!
И скажут тебе много прекрасных добрых слов
Про счастье, про здоровье, про дружбу и любовь!

Пускай же все исполнится, что каждый пожелает!
Пусть благом жизнь наполнится! А счастья – всем хватает!

В преданьи старом говорится:
Когда родился человек —
Звезда на небе загорится,
Чтобы светить ему на век.
Так пусть она тебе сияет
По крайней мере лет до ста,
И счастье дом твой охраняет
И радость будет в нём всегда.
Пусть будет в жизни всё прекрасно,
Без горя и невзгод,
Пусть будет всё светло и ясно
На много-много лет вперёд!

День рожденья — хорошая дата,
Но немножко грустно всегда,
Потому что летят незаметно
Наши лучшие в жизни года.
День рожденья — особая дата,
Этот праздник ни с чем не сравнить,
Кто-то умный придумал когда-то:
Имениннику радость дарить.
Радость встречи, улыбки надежды,
Пожеланья здоровья, тепла,
Чтобы счастье безоблачным было,
Чтоб успешными были дела.

С днем рожденья поздравляю
Счастья, радости желаю!
Чтоб здоровье было крепко
Да все ладилось в делах
И почаще в жизни сладко
Все случалось как в мечтах

Ароматами бархатных роз,
Каждым светлым, чудесным мгновеньем,
Исполнением радужных грёз
Будет радовать пусть День Рожденья!

Нежных, искренних слов теплота
Пусть согреет волшебным дыханьем,
Чтоб в душе было счастье всегда
И сбывались любые желанья!

Желаем здоровья, удачи, тепла,
Чтоб жизнь от улыбок была светла,
Чтоб дни наполнялись лишь радостью Вашей,
Чтоб была с избытком полна счастья чаша!

Пусть будут добро и успех всегда рядом,
Любовь пусть ласкает Вас чувственным взглядом,
Родные пусть дарят заботу и нежность,
И греет Вам сердце друзей Ваших верность!

В предании старом говорится:
Когда родится человек —
Звезда на небе загорится,
Чтобы светить ему навек.
Так пусть она тебе сияет
По крайней мере лет до ста,
И счастье дом твой охраняет,
И радость будет в нём всегда.
Пусть будет в жизни всё прекрасно,
Без горя и невзгод,
Пусть будет всё светло и ясно
На много-много лет вперёд!

Пусть жизнь идет спокойно,
Живи, не зная бед.
И крепкого здоровья,
И долгих, долгих лет! С Днем рождения!

Визуальная поэзия. Материалы к спецкурсу по анализу поэтического текста

Разделы: Литература

У каждого человека есть свои любимые предметы, возможно, любимые из-за их внешней формы. Вот, например, любимая красивая ваза, дорогая, чем-то очень памятная чашка, настольная лампа и т.д. А что, если воспеть им дифирамбы? И не просто сочинить стихи, а написать их в форме этого предмета.

Эта стихотворная игрушка была известная еще в глубокой древности как пайгнии – “шутка”. Изобретение этой стихотворной формы приписывается греческому поэту Симмиасу (жившему еще до н.э.). Точная дата его рождения не установлена, хотя сохранились три стихотворения – в виде секиры (очевидно, дорогой ему), крыльев и яйца (тут уже, наверное, какая-то философская символика). Кстати, такие стихи, имевшие вид кубка, пальмы, башни, пирамид и других предметов, были в моде в разные эпохи. Чем наша эпоха хуже древних?

Визуальная поэзия – явление довольно многообразное, находящееся на стыке поэзии и живописи, графики, пластики, фотографии. Визуальный поэтический текст – это результат соединения двух видов деятельности – поэтической (словесной) и изобразительной (графической).

При одном только взгляде на текст, написанный на любом языке, мы легко отличим стихи от прозы. Графическое оформление текста на листе укажет нам, что перед нами стихотворный текст, даже если он написан на незнакомом нам языке. Уже из этого можно сделать вывод, что визуальный компонент – в самой природе поэзии. Вся поэзия визуальна. И если мы представляем какие-то тексты под этим специальным названием, то это говорит лишь о преимущественной роли визуальных компонентов в них, о том, что это стихи скорее для глаза, чем для голоса.

Впервые попробовали соединить поэзию и изобразительное искусство еще в древности александрийские поэты Симий, Досид и Феокрит. Фигурные стихи писали (изображали?) и в средние века, и в эпоху барокко. Расцвет визуальной поэзии приходится на рубеж IX–XX веков во Франции (Стефан Малларме, Гийом Аполлинер).

У русской визуальной поэзии – богатая история. Существует даже фольклорная песня-заклинание, изображенная графически в виде ромба:

Чародейская песня ведьм

Древнерусская литература 30–40-х годов XVII в. дала, например, такой образчик:

Первые визуальные стихи появляются в XVII веке. Симеон Полоцкий не столько писал свои поэтические стихи, сколько рисовал свои поэтические тексты. Наиболее известное стихотворение Симеона Полоцкого в форме сердца из цикла “Благоприветствования”:

Через столетие – еще один всплеск, поэтические опыты Г.Державина.

Зрю
Зарю
Лучами,
Как свещами,
Во мраке блестящу,
В восторг все души приводящу.
Но что? – от солнца ль в ней толь милое блистанье?
Нет! – Пирамида – дел благих воспоминанье.

Второе наступление видеопоэзии произошло в начале ХХ века. Особенно яркими примерами конкретной поэзии являются опыты Андрея Белого, Валерия Брюсова, Василия Каменского, Велимира Хлебникова, Семена Кирсанова.

Я
Еле
Качая
Веревки,
Въ синели
Не разразличая
Синихъ тоновъ
И милой головки,
Летаю въ просторе
Крылатый какъ птица
Межъ лиловыхъ кустовъ!
Но въ заманчивомъ взоре,
Знаю, блещетъ алея зарница!
И я счастливъ ею безъ словъ!

А.Ф. Бадаев в статье “Поэтическая графика как категория текста: постановка проблемы” (2) достаточно подробно рассматривает историю формирования и становления русской визуальной поэзии, отмечая, что в послереволюционный период (после 1917 года) наступил перерыв в создании визуальных текстов. Однако культура визуальной поэзии начала ХХ века предопределила возрождение такого направления в современной поэзии (А.Вознесенский, Г.Сапгир, Д.Авалини).

Андрей Вознесенский раньше других стал известен широкой публике как автор видеом — «штучных» трехмерных композиций, в создании которых участвует и слово. Один из самых знаменитых – огромные, в несколько метров высотой пасхальные яйца – глобусы, на месте бывшего СССР мы видим пустоту, «выколупленное» место, Индийский океан обозначен как «Идейный», на Африканском континенте красуется знак:

Два вопроса претендуют на роль основного в анализе поэтического произведения: о чем стихотворение? какое оно? Развитие видеопоэзии все более актуализирует второй вопрос. И, пытаясь заглянуть в будущее русской литературы, мы, скорее всего, станем интересоваться не тем, о чем будут писать поэты, а тем, каким предстанет феномен под названием поэзия.

Весьма затруднительно сегодня классифицировать визуальную поэзию: счет различных форм поэтических текстов идет на десятки, причем постоянно появляются новые. Поэты работают со шрифтом, расположением текста на странице, с “перевертышами” (стихи-палиндромы), с иными – помимо бумаги – материалами (А.Вознесенский).

Однако, положив в основу классификации прежде всего визуальный принцип, внешний вид, можно выявить три основные группы подобных произведений:

а) геометрические изображения (текст расположен в виде строго геометрической фигуры);

б) изображения под конкретные предметы (внешняя форма повторяет очертания какой-либо вещи);

в) абстрактные живописные изображения, определяемые автором в качестве стихотворений (их принадлежность к поэзии устанавливается, как правило, только благодаря таковой заданности в заглавии или расположению в контексте других стихотворений).

В некоторых случаях границы между текстами первой и второй группы кажутся весьма зыбкими. Является ли, к примеру, стихотворение в форме звезды Симеона Полоцкого изображением геометрической фигуры или изображением конкретного объекта – звезды?

Внешняя форма в конкретной поэзии в любом случае стилизация, но изображение звезды – все же геометрическая фигура, ведь именно такой формы было принято условно изображать звезду, и нельзя сказать, что очертания реальной звезды даже приблизительно выглядят подобным образом.

Внешней формой стихотворения конкретной поэзии становятся чаще всего силуэт (облик) предмета, наименование которого является основным мотивом, ключевым словом, выражение темы или наиболее важным образом всего произведения. Звезда, сердце, крест являются основными темами рассуждений в стихотворениях Симеона Полоцкого, изображенных в виде таких же фигур.

Стремление к совершенству визуальной формы стихотворения вряд ли имели у Симеона Полоцкого теоретические обоснования, которыми уже в начале XX века многие поэты разных стран поясняли свои фигурные произведения. Гийом Аполлинер, например, даже применил для таких текстов особый термин – каллиграмма (от греч. кallis – красивый и gramma – написание): “Калиграмма – всеобъемлющая художественность, преимущество которой состоит в том, что она создает визуальную лирику, которая до сих пор была почти неизвестна. Это искусство таит в себе огромные возможности, вершиной его может стать синтез музыки, живописи, литературы”.

Как видим, Аполлинеру важнее всего было достичь синтеза искусств, давней мечты многих поэтов и музыкантов. Но поэт тут же “проговаривается” и добавляет, что такое оформление текста необходимо, “чтобы читатель с первого взгляда воспринимал все стихотворение целиком, подобно тому, как дирижер одним взглядом охватывает нотные знаки партитуры”. Поэтический текст оказывается все же важнее, и Аполлинер пытается заставить визуальную форму работать на содержание. Лучше всего ему удалось это в стихотворении “Заколотая горлинка и фонтан”.

Читайте так же:  Частная собственность положительные отрицательные стороны

Это необыкновенно красивое стихотворение, печальное и мелодичное, как струи воды, и, приглядевшись к нему внимательно, мы можем выделить некоторые закономерности подобных текстов визуальной поэзии, относимых нами ко второй группе (изображения под конкретные предметы).

Прежде всего визуальная форма стихотворения является воплощением ключевого в образно-тематической композиции слова “фонтан”. Но как мы уже отмечали, любое подобное изображение условно, схематично. Это — либо силуэт, либо максимально упрощенная (лишь бы предмет узнавался) схема, вобравшая наиболее характерные черты объекта. Фонтан подвижен, он – “живой”, он струится и бьет, журчит и сверкает, он подвержен давлению воды и влиянию ветра. Невольный всплеск воды, вольность струи пробирается в стихотворение, первая строка (но насколько позволительно в произведениях конкретной поэзии пользоваться термином “строка” или “стих”?) выгибается, образуя гребень взметнувшейся струи. Все стальные струи – строки лишь слегка колеблются, сходясь то чуть ближе, то отстраняясь. Отклонения эти довольно неприметны.

В этом стихотворении появляется целый ряд фонтанов. Фонтан реальный, фонтан – визуальная форма текста, фонтан “молитв и слез” — воплощение скорби, фонтан – воспоминания – память – памятник. Фонтан становится символом. Но разве, только взглянув на стихотворение, именно взглянув, не прочитав и буквы, не было понятно, что фонтан в этом стихотворении нечто большее, чем просто фонтан? Такова заданность жанра – центральный образ опредмечивается формой. Понятие мгновенно сливается с предметом, и только потом, позже во времени и не так уж легко, проявляется слово. Графический текст и вербальный существуют сами по себе, в различных плоскостях. Не в этой ли вторичности восприятия слова ахиллесова пята конкретной поэзии? Конечно, в том случае, если это поэзия, а не новый вид искусства, выросший из поэзии и живописи.

А.Л.Жовтис отмечал: “Те или иные графические приемы могут играть положительную роль лишь до тех пор, пока они помогают интонировать текст, помогают восприятию содержания произведения, а не осложняют прочтение и проникновение в него. Когда же зрительный момент начинает преобладать, т.е. на передний план выступает изображение, а не интонация, не ритмический процесс, стих разрушается безотносительно к тому, организован он метрически или нет” (7, 120).

Слово – вечно изменяющееся, содержащее в себе миры смыслов, погибает, бесконечно суживается, помещенное в узкие рамки рисунка. Слово существует во времени, рисунок – в пространстве. Объединения пространства и времени в конкретной поэзии не происходит – сначала мы воспринимаем пространство, лишь потом время и, пытаясь вновь воспринять в единстве, снова пространство. Визуальное преобладает над вербальным, слово вторично и несущественно, ибо главное – внешний вид. Это нечитаемые произведения. И чем больше отходит художник от слова, чем больше появляется, пусть довольно эффектных, визуальных приемов, тем, дальше от поэзии, если, конечно, понимать под поэзией ритмическое словотворчество.

В.Каменский, чья “Железобетонная поэма” называется поэтическим произведением только благодаря авторской установке и уж никак не читаема, писал о конкретной поэзии: “Эта “лаборатория” необходима для мастерства, чтобы заставить слово служить истинной цели – возвеличивать содержание” (9, 223). Конечно, нельзя отказать в содержании поэме В.Каменского, но речь в таком случае будет идти совсем о другом роде восприятия, ибо перед нами произведение живописное, произведение изобразительного искусства, в котором использованы отдельные слова и буквы, а могли быть и не использованы.

И определение “поэзия” в данном случае весьма произвольно (говорим же мы, однако, восхищаясь, прекрасным ландшафтом: “Какая поэзия!”). Без авторских пояснений мы иногда можем и не догадаться, что перед нами стихотворение, а не картина. Как без авторской заданности были бы определены фотографические коллажи А.Вознесенского? Мы не встречаем в них характерных для поэзии признаков стихотворной речи, мы видим живописное выражение поэтического настроения. Вербальное в визуальной поэзии – вторично.

В визуальной поэзии авторы пытаются, ломая стиховые традиции, добиться совершенства произведения, выжать самую сущность слова или перешагнуть “за рамки” поэзии и создать нечто большее, чем вербальный текст. Визуальная поэзия – это прежде всего эксперимент с формой.

На наш взгляд, одно из самых совершенных произведений, относящихся к визуальной поэзии, — это стихотворение Андрея Вознесенского “Аксиома самоиска”:

Где горит, как над воротами
Перед выходом по списку, —
Жизни крест наоборотный.

«Волшебное» сочетание А. Вознесенский располагал в виде креста, уже традиционного символа на протяжении столетий. Текст читается по двум плоскостям, слева направо и справа налево, сверху вниз и снизу вверх. При этом не возникает никаких натяжек ни с орфографией, ни с пунктуацией, ни со звуковым строем.

«Крест» А. Вознесенского – одно из самых совершенных произведений визуальной поэзии, логичное завершение попыток многих поэтов обогатить слово наглядной изобразительностью.

В целом же, визуальная поэзия не столько работает на смысл, сколько напротив, делает его вторичным, текст расслаивается на два одновременно не воспринимаемых уровня: изобразительный и вербальный, и второй обычно проигрывает.

Использованная литература:

  1. Аполлинер Гийом. Избранная лирика. – М.: Книга, 1985.
  2. Бадаев А.Ф. Поэтическая графика как категория текста: постановка проблемы // Художественный текст: структура, семантика, прагматика. Екатеринбург, 1997.
  3. Вознесенский А. “Аксиома самоиска”. – М.,1990.
  4. Вознесенский А. Видеомы. Государственный музей изобразительных искусств им. А.Пушкина. – М., 1993.
  5. Державин Г.Р. Стихотворения.- Л., 1957.
  6. Дуганов Р.В. Велимир Хлебников: Природа творчества. – М.: Сов.писатель, 1990.
  7. Жовтис А.Л. Стихи, которые читаешь… // Литературная учеба, 1982, № 4. С.116 – 121.
  8. Казарин Ю.В. Филологический анализ поэтического текста: Учебник для вузов. – М., 2004.
  9. Каменский В. Танго с коровами. – М.,1991.
  10. Рисунки русских писателей XVII – начала XVIII века. – М., 1988.

Можно ли оформить авторские права на стих, если мне 12 лет?

мне будет 12 лет и я написала стих как мне ботвердить авторские права

дедушка любимый ты такой красивый

в этот день любимый хотим мы подарить

хороший милый праздник

каторый ждал ты долго,так держи подарок

Ответы юристов (2)

Добрый день! Авторские права на произведение не требуют какого либо отдельного оформления

4. Для возникновения, осуществления и защиты авторских прав не требуется регистрация произведения или соблюдение каких-либо иных формальностей.

Здравствуйте! Опубликуйте ваш стих на сайте СТИХИ.РУ.

Ниже прикрепляю выдержку из правового раздела сайта stihi.ru, которая поможет решить ваш вопрос.

Авторское право наступает непосредственно в силу написания произведения и никакой дополнительной регистрации не требует. При этом автором считается человек, указанный на экземпляре произведения, если не доказано иное. Так сказано в Главе 70 Гражданского Кодекса РФ, регламентирующей авторское право.
Таким образом, вы можете создать произведение и опубликовать его под своим именем, либо не публиковать вовсе, в обоих случаях право авторства будет принадлежать вам и охраняться законом. Однако некий злоумышленник может перепечатать произведение и утверждать, что оно принадлежит ему. В этом случае вам потребуется доказать, что настоящим автором являетесь вы. В соответствии с законодательством, все бремя по доказательству авторства ложится на автора. Если докажете, то сможете отстоять свои права, а в некоторых случаях получить со злоумышленника материальную компенсацию и наказать его в административном или уголовном порядке. Если не сможете доказать, то возможно, злоумышленник докажет, что он является настоящим автором, и будет требовать компенсацию с вас.
В качестве доказательства обычно используют дату первой публикации: кто опубликовал произведение раньше, тот и является его автором. Кроме того, окажется полезным депонирование — фиксация даты создания произведения каким-либо способом, который будет признан судом. Например, вы можете задепонировать рукопись у нотариуса. Существует также десятки компаний, предлагающих услугу депонирования на коммерческой основе, однако их цены достаточно высоки и доходят до нескольких тысяч рублей за печатный лист. Точно такую же услугу предоставляем и мы, но совершенно бесплатно: на каждое опубликованное произведение выписывается Свидетельство о публикации в электронной форме. Если вам потребуется защищать свои интересы в суде, то по запросу суда мы сделаем копии всех необходимых свидетельств в бумажной форме с подписью и печатью. Статус нашего свидетельства точно такой же, как у свидетельства любой депонирующей организации. Если вы по каким-то причинам не хотите публиковать часть своих произведений, то можете поступить просто: отправьте рукопись или компакт-диск себе заказным письмом обычной почтой. Почта проставит на конверте дату отправки письма, не распечатывайте его. Распечатав в суде, вы сможете доказать, что рукопись существовала с вашим именем в указанную дату, в то время как дата публикации злоумышленника наверняка окажется более поздней.
Таким образом, для того, чтобы защитить свои авторские права, вам достаточно применить одно из простых действий: опубликовать произведение на нашем сервере, либо задепонировать его у нотариуса или в сторонней организации, либо отправить рукопись себе по почте и не распечатывать конверт до суда. Если же этого не сделать, а просто пересылать произведение друзьям или публиковать в Интернете, то в случае чего доказать свое авторство будет труднее. Однако это все равно можно будет сделать, например, при помощи свидетельских показаний или лингвистической экспертизы.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.