Нотариус осуществляет публично-правовые функции от имени

Нотариус осуществляет публично-правовые функции от имени

Публично-правовой характер нотариальной деятельности.

По организации, функциям, формам их реализации, характеру контроля и основным составляющим нотариальная деятельность носит публично-правовой характер. При этом публичный характер органически присущ нотариату любой страны независимо от конкретного исторического периода существования нотариата. Публичный характер нотариата обеспечивает при наличии свободного статуса нотариуса сочетание интересов как государства, общества, гржадан, так и самих нотариусов.

Публично-правовой характер организации нотариата и деятельности нотариуса в современной правовой системе России в основном заключается в следующем:

1) В соответствии с частью первой ст.48 Конституции РФ каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. Нотариат наряду с адвокатурой призван обеспечивать реализацию указанного конституционного права граждан на юридическую помощь, в том числе бесплатную, путем совершения нотариусами нотариальных действий (ст.1 Основ законодательства РФ о нотариате). В этом прежде всего проявляется публично-правовое значение института нотариата в современном обществе и сложившейся правовой системе России.

Нотариат призван обеспечивать специфические потребности участников гражданского оборота, обеспечивая правовую защиту их прав и интересов прежде всего в сфере обязательственных правоотношений, заключении и исполнении в основном имущественных сделок. При этом рамки нотариата ограничены рамками бесспорной гражданской юрисдикции, поскольку при возникновении конфликтов заинтересованные лица должны обращаться к суду.

Условия предоставления правовой помощи нотариусами существенно отличается от оказываемой адвокатами, юридическими фирмами, частными юристами. Их деятельность не связана такими жесткими рамками процедурно-процессуального характера как у нотариуса при осуществлении нотариальной деятельности. Нотариальные действия осуществляются в рамках нотариального производства, интегрирующего в своем составе всю совокупность действий, совершаемых нотариусом.

Соблюдение правил нотариального производства по степени своей обязательности имеет такой же самодавлеющий характер, как и соблюдение процессуального регламента судами в рамках гражданского, арбитражного, уголовного и конституционного судопроизводства. Несоблюдение существенных составляющих нотариальной процессуальной формы (например, несоблюдение правил о тайне нотариального действия) может привести к признанию по существу верного нотариального действия недействительным. Аналогичный порядок при существенном нарушении процессуальных норм установлен и процессуальным законодательством применительно к судам.

2) Нотариальное удостоверение включает в себя достаточно большой круг юридических действий, осуществляемых в рамках нотариального производства по поводу совершения конкретного нотариального действия. В частности, нотариус проверяет: личность обратившихся; правоспособность, дееспособность обратившихся за совершением действия; наличие существенных условий сделки: оказывает содействие в осуществлении прав физических и юридических лиц; разъясняет им права и обязанности; предупреждает о последствиях совершения нотариальных действий, с тем, чтобы юридическая неосведомленность не могла быть использована им во вред; хранит тайну нотариального действия и т.д.

В этой связи вызывает недоумение положение п.1 ст.163 ГК, которое сводит нотариальное удостоверение к проставлению удостоверительной надписи нотариусом. Прежде всего, как видно из всего изложенного, данное положение противоречит Основам законодательства РФ о нотариате. Кроме того, правила совершения нотариальных действий не входят в сферу гражданского законодательста, а поэтому не могут решаться в ГК (за исключением формы сделок и существа нотариальных действий как юридических фактов гражданского права).

3) Нотариальная деятельность по оказанию юридической помощи строится на едином стандарте нотариальной работы, которым руководствуется любой нотариус России. Каждое лицо на всей территории России вправе обратиться к нотариусу на основе единых правил, что обеспечивает признание и защиту прав, основанных на нотариальных документах. Например, доверенность либо сделка с недвижимостью будут удостоверены по единым правилам нотариусами в Екатеринбурге, Владивостоке или Калининграде, что обеспечивает признание и правовое действие документов как на территории России, так и за границей.

Нотариус в силу публичного характера его функции не вправе отказать заинтересованному лицу в совершении нотариального действия при наличии всех законных предпосылок к его совершению, поскольку основа взаимоотношенний нотариуса и заинтересованного лица – не договорная, а публичная.

4) Закон обеспечивает особое доказательственное значение нотариально удостоверенных либо засвидетельствованных документов, что прямо следует из ст.ст.160, 163, 165 ГК РФ и ряда других. Тем самым нотариальные документы приобретают бесспорный характер, поскольку опровергнуть их содержание гораздо сложнее, чем иных сделок и действий, совершенных в простой письменной форме.

5) Нотариус в соответствии с законом беспристрастен при совершении нотариальных действий и оказывает в равной мере правовую помощь всем лицам, обратившимся к нему.

6) Нотариус независим при осуществлении нотариальной деятельности. Только он сам решает вопрос о возможности совершения либо отказа в совершении нотариального действия при имеющихся предпосылках для их осуществления. Вместе с тем такая независимость обеспечивается и его ответственностью, в том числе полной имущественной, за свои ошибки.

7) Система нотариата в отличие от ранее действовавшего порядка не входит в систему органов исполнительной власти, относясь к числу действующих непосредственно и независимо в рамках гражданского общества, самоорганизуясь в рамках саморегулируемых публично-правовых организаций — Нотариальных палат.

Вместе с тем нотариус получает полномочия на условиях, установленных государством и от государственного органа — органа юстиции, государственные органы наделены рядом контрольных полномочий, нотариус действует от имени государства, правила нотариального производства и совершения конкретного вида действий устанавливаются законом. Такое оптимальное соотношение обеспечивает независимость и вместе с тем подконтрольность нотариата при осуществлении его функций.

8) В силу публичного характера функции нотариата число нотариусов ограничено, так же как и государственных служащих, а определяется совместно государственным органом — управлением юстиции и нотариальной палатой. В силу ограниченности числа нотариусов и известности их местонахождения облегчается поиск соответствующей информации, содержащейся в нотариальных архивах, когда это необходимо по закону для органов следствия, суда, прокуратуры и т.д.

9) Нотариус по закону в отличие от других представителей юристов обязан иметь нотариальную контору, обеспечивающую беспрепятственный доступ к нему граждан и юридических лиц. Кроме того, нотариус имеет нотариальный архив, который в отличие от архива, например, адвоката или частного юриста, не является его собственностью, а в силу характера деятельности нотариуса имеет публичный, а не частный характер. Нотариальный архив обеспечивает контроль за подлинностью волеизъявления сторон, создает условия для проверки деятельности нотариуса, помогает следственным и судебным органам разрешать соответствующие дела.

В архиве нотариальной конторы хранятся все документы об удостоверенных нотариусом сделках вместе с представленными сторонами сделки документами, включая завещания, наследственные дела, как завершенные, так и находящиеся в нотариальном производстве, другие документы. При этом срок хранения документов составляет 75 лет. На нотариусе лежит обязанность по содержанию архива, охране от посторонних лиц (поскольку вся информация нотариального архива является нотариальной тайной), обеспечению безопасности документов, обработке, выдаче соответствующих копий, справок, дубликатов. После оставления нотариусом должности нотариальный архив передается другому нотариусу.

Следует иметь ввиду, что нотариусы содержат за счет собственных поступлений расходы по содержанию архива, его оборудованию, обработке.

10) На нотариуса возлагается важная публичная функция по оформлению и ведению наследственных дел, по удостоверению от имени государства наследственных прав. Профессиональные юристы знают, что наследственное право является одним из самых сложных участков законодательства и юридической практики. За последние годы наследственное право и практика ведения наследственных дел существенно усложнились в связи с расширением объектов гражданского оборота и собственности граждан, в связи с заинтересованностью граждан в скорейшем и правильном оформлении их наследственных прав. Опыт Росии и стран Латинского нотариата показал, что нотариальное производство наилучшим образом приспособлено к ведению наследственных дел, решению вопроса о судьбе имущества и денежных средств наследодателя.

Следует отметить, что наследственные дела являются достаточно трудоемкими, затратными по времени и средствам, но в основном ведутся бесплатно (для граждан, но не нотариусов, покрывающих данные расходы за счет поступлений за совершение иных нотариальных действий). Проект третьей части ГК “Наследственное право” существенно усложнил наследственное право, но отнес наследственные дела вновь к компетенции нотариуса.

В этом проявляется нелогичность концепции ГК, когда сделки с недвижимостью изымаются из компетенции нотариуса, в то время как ведение наследственных дел, определяющих переход права собственности после смерти, является компетенцией нотариуса.

11) Развитая система нотариата снижает количество споров в сфере гражданского оборота, поскольку уже на стадии согласования условий и заключения сделки нотариус способствует выявлению истинной воли сторон, обеспечивает условия, чтобы юридическая неосведомленность сторон не причинила им вред. Это обстоятельство давно отмечено в странах с развитой системой нотариата. Так, главный управляющий Федеральной нотариальной палаты ФРГ Ханнс-Якоб Пютцер справедливо отмечает, что нотариат представляет собой “институт по осуществлению предупредительного правосудия”, он как бы “судья в преддверии”.[1][4]

12) Нотариат является частью правоохранительной системы, обеспечивая в современной России прежде всего защиту права на недвижимость и транспорт. Тем самым снижается уровень криминальности в данных сферах.

13) Нотариальная деятельность основывается на принципах самофинансирования, поскольку целиком строится за счет взимания нотариусами тарифов за совершение нотариальных действий. При этом размеры тарифов установливаются не произвольно, а государством.

Вместе с тем в связи с исполнением нотариусом публично-правовых функций определенное число действий они совершают бесплатно для лиц, обратившихся за совершением нотариальных действий, либо на льготных условиях (всего такие льготы предоставлены 22 категориям граждан, организаций), принимая на себя соответствующие затраты. За счет средств нотариуса также осуществляется, как уже указывалось выше, содержание и ведение нотариального архива, ведение основного числа наследственных дел.

14) Нотариусы объединяются в профессиональные объединения — нотариальные палаты, являющиеся по своей природе саморегулируемыми организациями, обеспечивающими за счет взносов своих членов — нотариусов решение общепрофессиональных вопросов, контроль (помимо государственного) за исполнением профессиональных обязанностей и т.д.

Нотариат — публично-правовая саморегулируемая организация

(Смирнов С. В., Калиниченко Т. Г., Бочковенко В. А.) («Российская юстиция», 2011, N 5) Текст документа

НОТАРИАТ — ПУБЛИЧНО-ПРАВОВАЯ САМОРЕГУЛИРУЕМАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

С. В. СМИРНОВ, Т. Г. КАЛИНИЧЕНКО, В. А. БОЧКОВЕНКО

Смирнов С. В., президент Московской областной нотариальной палаты.

Калиниченко Т. Г., кандидат юридических наук, нотариус Химкинского нотариального округа Московской области.

Бочковенко В. А., советник президента Московской областной нотариальной палаты.

Статья посвящена вопросам развития нотариата в России. Авторами высказывается мнение о целесообразности реформирования нотариата и перевод его на принципы саморегулирования.

Ключевые слова: нотариат, саморегулируемая организация.

The article is devoted to the development of notaries in Russia. Authors expressed the view that a reform of notaries and translate it to the self-regulatory guidelines.

В сентябре 2010 г. началось активное обсуждение проекта Федерального закона «О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации». Законопроект имеет своей целью кардинальную реформу российского нотариата, направленную на переход нотариата страны на единую небюджетную основу, внедрение в нотариальную практику современных информационных технологий, расширение сферы нотариальной защиты прав граждан, а в конечном итоге на создание эффективной системы нотариальной помощи населению при одновременном обеспечении максимальных удобств для граждан. В 2010 г. нотариусами страны широко обсуждалась Особенная часть законопроекта «Нотариальное производство». Однако проект Общей части, призванной урегулировать организационные основы нотариата, пока не направлен нотариальным палатам. На наш взгляд, причина этого кроется в том, что разработчики пока не могут окончательно определиться в вопросе об организационной модели нотариата и прежде всего о статусе нотариальных палат, объеме их полномочий. В законопроекте нет какого-либо упоминания о саморегулировании. Складывается впечатление, что разработчики законопроекта отказались от этой идеи, хотя, на наш взгляд, необходимость юридического закрепления статуса саморегулируемых организаций за нотариальными палатами давно назрела, и это должно быть краеугольным камнем организационной реформы нотариата. До настоящего времени не утверждена и концепция Федерального закона, хотя ее проект предусматривал «определить нотариальные палаты всех уровней, как саморегулируемые организации». Идея о необходимости перевода нотариата на принципы саморегулирования высказывалась на многих публичных мероприятиях, посвященных обсуждению законопроекта, в частности на Собрании представителей нотариальных палат субъектов Российской Федерации в ноябре 2009 г., на круглом столе, проведенном по инициативе Комитета Совета Федерации по правовым и судебным вопросам в феврале 2010 г. Высказывались разные мнения. Так, заслуживает внимания мнение советника Президента России В. Ф. Яковлева о том, что нотариальное сообщество — это саморегулируемая организация, которая подпадает под действия правовых норм, касающихся саморегулируемых организаций. Однако, по его мнению, «это не значит, что все структуры, которые обладают подобным признаком (саморегулируемостью), автоматически подпадают под закон». В качестве примера он приводит систему правосудия: «Она построена так, что в ней есть элементы саморегулирования, — есть квалификационные коллегии, без решения которых Президент РФ не может назначить ни одного судью. Но никому не приходит в голову распространять на судейское сообщество закон о саморегулируемых организациях, поскольку есть специальный закон, относящийся к системе правосудия» . ——————————— Яковлев В. Ф. Необходимо восстановить утраченные функции нотариата. Выступление на внеочередном Собрании представителей нотариальных палат субъектов Российской Федерации 24 ноября 2010 г. // Нотариальный вестник. 2011. N 1.

Читайте так же:  Защита прав потребителей советский район уфа

В. В. Ярков, делая краткий отчет о работе над проектом закона, говорит следующее: «Мы прямо не указывали на придание нотариальным палатам статуса саморегулируемых организаций, хотя, по сути, они ими являются. Но если такого рода указание будет сформулировано в тексте закона, мы можем подпасть и под регулирование, существующее специально для них» . ——————————— Ярков В. В. Вопросы привлечения нотариуса к дисциплинарной ответственности остались в законодательстве. Выступление на внеочередном Собрании представителей нотариальных палат субъектов Российской Федерации 24 ноября 2010 г. // Нотариальный вестник. 2011. N 1.

И наконец, Министр юстиции РФ А. В. Коновалов на заседании расширенной коллегии Минюста России по итогам работы за 2010 год более четко высказал свое мнение о перспективах перехода адвокатуры и нотариата на принципы саморегулирования: «И адвокатская, и нотариальная корпорации должны уйти от контроля Минюста и какого-либо другого органа исполнительной власти. Нужно понимать, что должны быть гарантированы высочайшие стандарты качества услуг, которые будут обеспечиваться этими саморегулируемыми сообществами профессиональных юристов. Должны быть отработаны безупречные механизмы этики, внутрикорпоративные механизмы соблюдения этих стандартов и жесточайшей реакции при их нарушениях» . ——————————— Берсенева Т. Минюст выдвигает реформу адвокатуры и нотариата на первый план // Право. ru. 28 февраля 2011 г. (http://www. pravo. ru/story/view/49265).

Необходимо отметить, что Конституционный Суд России отнес саморегулируемые организации к субъектам публичного права. Э. В. Талапина верно замечает, что в этом вопросе судебная практика вновь опередила законодательную власть. Следует также согласиться с ее выводом, что включение саморегулируемых организаций в число квазигосударственных субъектов влечет необходимость их строгой публично-правовой регламентации. В случае же, если саморегулируемые организации по-прежнему останутся для законодателя лишь субъектами гражданского права, расчет государства на их активную регулятивную роль может не оправдаться . ——————————— Талапина Э. В. Новые институты административного права // Государство и право. 2006. N 5. С. 18.

Вместе с тем в юридической литературе практически не исследуется вопрос о нотариальных палатах как саморегулируемых организациях, как юридических лицах публичного права, хотя вполне очевидно, что придание нотариальным палатам такого статуса будет отражать интересы общества и государства. Это подтверждает правильность позиции Министра юстиции о том, что саморегулируемая нотариальная корпорация должна перейти на новый уровень организации, уйти от контроля Минюста и какого-либо другого органа исполнительной власти. Понятие публично-правовой саморегулируемой организации. Статья 24 Основ законодательства РФ о нотариате (далее — Основы) определила принцип самоуправления как основополагающий принцип организации нотариальной палаты. Это означает, что полномочия нотариальной палаты реализуются ее членами (нотариусами) через высший орган — собрание и избираемые органы управления: правление и президента. При этом многие полагают, что самоуправление и есть саморегулирование, что понятия самоуправление и саморегулирование по своему правовому содержанию равнозначны. Однако это далеко не так. Указанные понятия необходимо различать. Нотариальное самоуправление в лице нотариальных палат проявляется в двух функциях: общественной, основанной на членстве каждого нотариуса, и государственной, при которой нотариальное самоуправление может рассматриваться как одна из форм организации государственного управления нотариальной деятельности, исходящей из наделения нотариусов и нотариальных палат полномочиями от имени государства. Саморегулирование как правовое понятие появилось сравнительно недавно. Советское право вообще его не знало, оно было введено Федеральным законом от 1 декабря 2007 г. N 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях» (далее — ФЗ). Статья 2 этого ФЗ дает следующее понятие саморегулирования: «Под саморегулированием понимается самостоятельная и инициативная деятельность, которая осуществляется субъектами предпринимательской или профессиональной деятельности и содержанием которой являются разработка и установление стандартов и правил указанной деятельности, а также контроль за соблюдением требований указанных стандартов и правил». Согласно ст. 3 ФЗ саморегулируемыми организациями признаются некоммерческие организации, объединяющие субъектов профессиональной деятельности определенного вида. Исследователи этого правового института делают следующие выводы: «Содержанием саморегулируемой деятельности являются разработка и установление стандартов и правил указанной деятельности, а также контроль за соблюдением требований этих стандартов и правил членами этой организации. Под стандартами и правилами саморегулируемой организации понимаются требования к осуществлению предпринимательской или профессиональной деятельности, обязательные для выполнения всеми членами саморегулируемой организации. При этом федеральными законами могут устанавливаться иные требования, стандарты и правила в саморегулируемых организациях. По большому счету, суть саморегулирования состоит в передаче государством функций по установлению норм и правил поведения в определенной сфере профессиональной деятельности особому субъекту — саморегулируемой организации» . ——————————— См.: Кайль А. Н., Батяев А. А. Комментарий к ФЗ «О саморегулируемых организациях» // СПС «КонсультантПлюс».

Если проанализировать истоки саморегулирования, то можно утверждать, что появление этого института напрямую связано с проведением в стране административной реформы. Саморегулирование — составная часть этой реформы. Оно было предусмотрено целым рядом программных документов. В частности, в Послании Президента России Федеральному Собранию РФ на 2003 год говорилось о радикальном сокращении функций госаппарата как о приоритетной задаче развития государственного управления . ——————————— Российская газета. 2003. N 93.

В целях реализации положений Послания Указом Президента РФ от 23 июля 2003 г. N 824 «О мерах по проведению административной реформы в 2003 — 2004 годах» были определены приоритетные направления административной реформы, среди которых названо и развитие системы саморегулируемых организаций. Задачи перехода к саморегулированию определялись в ряде распоряжений Правительства России: от 10 июля 2001 г. N 910-р «О Программе социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2002 — 2004 годы)» , от 25 октября 2005 г. N 1789-р «О Концепции административной реформы в Российской Федерации в 2006 — 2008 годах» . ——————————— СЗ РФ. 2003. N 30. Ст. 3046. СЗ РФ. 2001. N 31. Ст. 3295. Там же.

Необходимо также обратить внимание, что ст. 5 ФЗ, наряду с общим подходом о добровольности членства, предусматривает, что федеральными законами могут быть предусмотрены случаи обязательного членства субъектов профессиональной деятельности в саморегулируемых организациях. Таким образом, уже при первом ознакомлении с приведенными нормами ФЗ создается впечатление, что они фактически воспроизводят ряд положений Основ, регулирующих организацию системы нотариата, а нотариальные палаты обладают всеми признаками саморегулируемой организации. Здесь уместно обратиться к авторитетному мнению ряда известных ученых и государственных деятелей. Так, еще в 2007 году на парламентских слушаниях на тему «Саморегулируемые организации. Проблемы развития, законодательства и правоприменительной практики» председатель Комитета по собственности Госдумы РФ Виктор Плескачевский высказал следующую мысль: «…понятно, что 80 лет всепроникающего государственного регулирования в России привели к тому, что чиновники присутствуют поныне во всем процессе регулирования. Сегодня любое ведомство формально может каждый понедельник принимать новые лицензионные требования. Между тем саморегулирование заложено в деятельность нотариата, профессиональных оценщиков. И все же несмотря на то, что Конституция РФ не запрещает государству передавать отдельные полномочия исполнительных органов власти негосударственным организациям, государство в России с трудом отказывается от избыточного вмешательства в экономику. И эффективность принятых законов по дебюрократизации низка. Для этого и нужны организации саморегулирования» . ——————————— Сальникова В. На принципах саморегулирования. Государство должно поделиться властью с бизнесом // Бизнес для Всех (газета.) 2007. N 42 (608).

Под саморегулированием понимается создание организаций для защиты прав неограниченного круга лиц, то есть публично-правовых организаций с функциями, свойственными органам государственной власти. Они нужны как противовес медлительности и консерватизму, свойственным государственному аппарату. Для полноценного развития рынка необходимо расширение начал саморегулирования, передача ряда функций регулятора негосударственным структурам, считает В. Плескачевский. Несомненно, указанные выводы относятся и к нотариату, если рассматривать его как сообщество нотариусов (именно такое определение нотариата дается в законопроекте). Статус саморегулируемой организации. Еще 12 лет назад Конституционный Суд РФ в своем историческом для нотариата Постановлении от 19 мая 1998 г. N 15-П сделал важные выводы, некоторые из которых здесь необходимо привести дословно: «Осуществление нотариальных функций от имени государства предопределяет публично-правовой статус нотариусов и обусловливает необходимость организации государством эффективного контроля за их деятельностью, включая деятельность нотариусов, занимающихся частной практикой и в качестве таковых принадлежащих к лицам свободной профессии. В связи с этим Основами законодательства Российской Федерации о нотариате предусматривается создание во всех субъектах Российской Федерации нотариальных палат — некоммерческих организаций, представляющих собой профессиональные объединения, которые основаны на обязательном членстве нотариусов, занимающихся частной практикой, и организуют работу на принципах самоуправления (части первая, третья и четвертая статьи 24 Основ). Публично-правовое предназначение нотариальных палат проявляется прежде всего в том, что они осуществляют контроль за исполнением нотариусами, занимающимися частной практикой, своих профессиональных обязанностей, а также обращаются в суд с ходатайствами или представлениями о лишении их права нотариальной деятельности за нарушение законодательства (пункт 3 части пятой статьи 12, часть вторая статьи 17 и часть первая статьи 34 Основ). Реализация нотариальной палатой такого рода полномочий предполагает обязательность членства в ней нотариусов, занимающихся частной практикой (часть четвертая статьи 2 и часть первая статьи 24 Основ)». Если сопоставить данную Конституционным Судом РФ характеристику правового статуса и предназначения нотариальных палат с названными признаками саморегулируемой организации, то обнаруживается их полное сходство. Это имеет определяющее значение при решении вопроса о статусе нотариальной палаты. Отсюда следует однозначный вывод: нотариальные палаты должны иметь статус саморегулируемых организаций, что и должно найти свое отражение в новом Федеральном законе. Для выяснения вопроса о приобретении статуса саморегулируемой организации необходимо обратиться к работе Д. Н. Парфирьева «Проблемы получения статуса саморегулируемых организаций в России» . ——————————— Парфирьев Д. Н. Проблемы получения статуса саморегулируемых организаций в России // Российская юстиция. 2010. N 4. С. 18 — 22.

В ней автор отмечает, что в законодательстве отсутствует единый подход в вопросе о приобретении статуса саморегулируемых организаций (далее — СРО). Базовым нормативным актом по вопросу приобретения этого статуса является упомянутый ФЗ. Кроме него, указанный вопрос регулируется иными законодательными актами: — когда СРО, члены которых осуществляют определенную деятельность, прямо исключены из сферы регулирования ФЗ (ч. 3 ст. 1 ФЗ) и правовое регулирование осуществляется в специальных законах: Федеральном законе «Об инвестиционных фондах», Федеральном законе «О рынке ценных бумаг» и др.; — когда отдельные аспекты правового статуса СРО несколько видоизменены или дополнены (по сравнению с ФЗ о СРО) в законах, посвященных определенным видам предпринимательской (профессиональной) деятельности (ч. 2 ст. 1 ФЗ о СРО): Федеральном законе «Об аудиторской деятельности», Градостроительном кодексе Российской Федерации, Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)», Федеральном законе «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» и др. Таким образом, в любом случае приобретение нотариальной палатой статуса саморегулируемой организации возможно только путем прямого указания об этом в законе. Особенности организации нотариата на основе саморегулирования. Как же должна быть организована система нотариата, если определить нотариальные палаты как саморегулируемые организации? Как указывалось, применительно к нотариальным палатам сегодня налицо оба признака саморегулируемой организации — разработка и установление стандартов (правил) и контроль за соблюдением их требований. Вполне естественно, что закрепленные Основами (ст. ст. 4, 9, 12, 18, 25, 28, 34) публично-правовые полномочия нотариальной палаты, о которых говорилось в приведенном Постановлении Конституционного Суда РФ, должны быть расширены, и в-первую очередь за счет предоставления ей права устанавливать обязательные для своих членов (нотариусов) стандарты и правила, как это предусмотрено ФЗ о СРО. Они условно могут быть разделены на две группы: общероссийские и на уровне субъекта Российской Федерации (региональные). Таким образом, нотариат как профессиональное сообщество нотариусов, по всей видимости, должен представлять собой следующую двухзвенную организационную систему: — нотариусы, объединенные в саморегулируемые некоммерческие организации — нотариальные палаты субъектов РФ; — Федеральная нотариальная палата — саморегулируемая некоммерческая организация (возможно, в форме ассоциации или союза), объединяющая, в свою очередь, на условиях обязательного членства нотариальные палаты субъектов РФ. Учитывая, что нотариальные действия совершаются нотариусами от имени Российской Федерации, безусловно, на региональном уровне не могут устанавливаться стандарты и правила общероссийского масштаба, и прежде всего касающиеся нормативно-правового обеспечения в сфере нотариата, порядка совершения нотариальных действий и нотариального делопроизводства. Эти вопросы должны относится к компетенции Федеральной нотариальной палаты как общие вопросы деятельности нотариата. Необходимо также иметь в виду, что согласно Положению о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденному Указом Президента РФ от 13 октября 2004 г. N 1313, Минюст России является уполномоченным государственным органом, осуществляющим нормативно-правовое регулирование, контроль и надзор в сфере нотариата. Исходя из этого, порядок принятия названных решений представляется достаточно ясным: они должны приниматься Федеральной нотариальной палатой совместно с Минюстом России (как это и практикуется и сегодня) с обязательным оформлением принятых совместных решений в виде приказов Министерства, с последующей регистрацией и опубликованием в порядке, установленном для принятия ведомственных нормативных актов. Именно такая форма принятия решений (стандартов и правил) позволит им иметь нормативный характер, а также обеспечить реализацию полномочий Министерства, а главное — реализовать на практике сочетание принципов саморегулирования с государственным регулированием и контролем в сфере нотариата. При этом инициатором и разработчиком проектов этих нормативных правовых актов, несомненно, должна выступать Федеральная нотариальная палата, как организация, в которой аккумулируются вопросы нотариата, т. е. злободневные организационные вопросы, правоприменительная практика, а также нерешенные проблемы и задачи на перспективу. Такая организация работы позволит ввести действенное регулирование всех аспектов нотариальной деятельности, оперативно реагировать на изменения законодательства, в чем остро нуждаются нотариусы и чего сегодня, к сожалению, не происходит. Не секрет, что для принятия тех подзаконных актов, которые были прямо предусмотрены Основами, понадобилось почти 17 лет. С другой стороны, Инструкция о порядке совершения нотариальных действий, которая достаточно подробно регламентировала процедурные вопросы совершения нотариальных действий, была отменена в 1999 г., а взамен нее нотариусы получили Рекомендации по совершению отдельных видов нотариальных действий (Приказ Минюста России от 15 марта 2000 г. N 91), что не одно и то же. При этом со времени принятия Основ отменено действие более 90 нормативных актов Минюста СССР и признаны утратившими силу около 20 нормативных актов Минюста РСФСР, непосредственно касающихся нотариальной деятельности. В итоге сегодня нормативно-правовая база, которая должна обеспечить организационное и правовое регулирование сферы нотариата, недостаточна и крайне слаба. Вполне очевидно, что решить все злободневные вопросы нотариата только одним Федеральным законом, вряд ли возможно. Нотариальные палаты всех уровней при переходе на саморегулирование должны обладать полномочиями при выработке правил осуществления регулятивных и контрольных функций, реализация которых должна осуществляться ими по принципу разделения полномочий. На этой основе внутренняя стандартизация системы нотариата должна определить организационное взаимодействие Федеральной и нотариальных палат субъектов РФ. При этом если говорить о нотариате как о профессиональном сообществе нотариусов, о самоуправлении и саморегулировании, то главным элементом этого сообщества должен выступать рядовой нотариус. В этой связи высшим органом нотариата должно быть не собрание представителей нотариальных палат, а Всероссийский съезд нотариусов. Безусловно, попытка создания особой категории юридического лица публичного права — саморегулируемых нотариальных палат сопряжена с теоретическими и практическими вопросами, но их необходимо решить, и чем скорее, тем лучше. И единственный путь — через принятие нового федерального закона. Накопившийся в нотариате комплекс проблем требует реформирования и начинаться оно должно с организационных преобразований, главное из которых — перевод нотариата на принципы саморегулирования.

Читайте так же:  Исковое заявление образец трудовое право

Нотариус осуществляет публично-правовые функции от имени

нотариус г. Орла, соискатель юридического факультета Орловской региональной академии государственной службы

Нотариат как объект научного исследования представляет собой важнейший феномен, требующий к себе пристального внимания юридической науки. Это обусловлено такими обстоятельствами, как необходимость выяснения понятия и правовой природы нотариата, его места в системе правовых институтов и отраслей права, основополагающих функций, соотношения с институтами власти и гражданского общества.

В дореволюционной отечественной юриспруденции «русский нотариальный институт» квалифицировался как «орган публичной деятельности», управомоченный «придавать публичное значение совершаемым им актам» 1 . Подобные выводы А.М. Фемелиди были обусловлены реформой отечественного нотариата в 1866 г., в результате которой движение русской нотариальной системы наметилось в пользу европейской модели, однако окончательного оформления данная система не получила вплоть до революционных событий начала XX века.

Юридическая литература советского периода отечественной истории изобилует сентенциями о противопоставлении социалистической и буржуазной нотариальных систем. Природа советского нотариата как государственного органа позиционировалась в качестве альтернативы нотариату капиталистических стран, в которых «нотариат имеет двойственную природу, нотариус выполняет свои функции в качестве должностного лица, но взимает вознаграждение от клиентов, идущее в пользу нотариуса» 2 . Из этого выводилось место государственного нотариата в системе советских органов 3 , причём нотариат понимался как система органов, совершающих нотариальные действия 4 , а государственными органами считались соответствующие нотариальные конторы5. Указанные подходы фиксировались и последовательно развивались в нормативных правовых актах – в Положении о государственном нотариате РСФСР от 4 октября 1922 г., в Законе СССР «О государственном нотариате» от 19 июля 1973 г. и ряде других нормативных документов.

В постсоветский период отечественной истории нотариат вступил в новую фазу своего развития, которую в целом можно охарактеризовать не только как рецепцию дореволюционных подходов к построению нотариата, но и в качестве средства реализации текущих потребностей об-щества и определённой интеграции в общеев-ропейское правовое пространство. Об этом неоспоримо свидетельствует факт того, что в 1995 г. российский нотариат в лице Федеральной нотариальной палаты был принят в члены «одной из крупнейших и почитаемых среди международных негосударственных организаций» – Международный союз латинского нотариата, в состав которого входят 66 национальных нотариальных организаций Европы, Азии, Америки, Африки и который имеет свои официальные представительства в ООН, Совете Европы, Европейском союзе и многих других международных, межправительственных и неправительственных организациях 6 . При подобных обстоятельствах перед современной юридической наукой ставится задача по выявлению понятия и сущности нотариата с учётом различных факторов, включая как отечественные традиции, так и необходимость учёта современных потребностей общества в нотариальной деятельности, общемировых тенденций правового регулирования нотариальных правоотношений.

Понятие нотариата является весьма неоднозначным. По мнению Ю.Н. Власова и В.В. Калинина, под нотариатом следует понимать, во-первых, правовой институт, во-вторых, «систему государственных органов и должностных лиц, на которых возложена обязанность по совершению нотариальных действий от имени Российской Федерации» 7 . В отличие от указанных авторов, Е.Э. Денисова усматривает три значения анализируемого термина: будучи солидарной с пониманием нотариата как системы органов и должностных лиц, она считает нотариат не правовым институтом, а отраслью законодательства. Кроме того, Е.Э. Денисова вводит третье значение термина как учебного курса или дисциплины 8 .

Понимание нотариата как правового института сопряжено с выявлением предмета регулятивного воздействия законодателя на общественные отношения, а также методов, целей, задач и функций подобной регламентации. В этой связи представляется неполной трактовка нотариата как правового института, призванного «обеспечить стабильность гражданского оборота, а также защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц посредством совершения нотариальных действий» 9 .

Некоторые авторы трактуют институциональное содержание понятия нотариата не в узком юридическом смысле, а в более широком социально-правовом измерении 10 . Однако данный подход, по существу, соединяет понимание нотариата как правового института и как взаимосвязанной системы нотариусов и их объединений, что препятствует, на наш взгляд, выявлению подлинной сущности нотариата как социально-юридического феномена.

Трактовка нотариата в качестве системы нотариальных органов сравнительно полно раскрывается в трудах О.В. Романовской и Г.Б. Романовского, которые квалифицируют эти органы в качестве административных, но с особым статусом, поскольку нотариат «не выполняет управленческие функции, а решает социальные задачи» 11 . При этом, как справедливо указывает И.В. Москаленко, нельзя отождествлять нотариат как органы, осуществляющие нотариальную деятельность, с самой нотариальной деятельностью 12 .

Однако понимание нотариата в качестве системы государственных органов и должностных лиц представляется неоднозначным ввиду двойственной природы нотариальной деятельности. Нотариус – одновременно представитель гражданского общества и носитель публично-правовых полномочий 13 . Уникальность института нотариата «заключается в том, что он обладает дуалистической природой, функционируя на границе частной и публичной сфер» 14 . В этой связи нельзя однозначно охарактеризовать статус нотариусов и нотариата в целом в качестве элементов публично-властного механизма (из чего следует статус государственного органа или государственного должностного лица) либо струк-турных единиц гражданского общества (которыеотделены от публичной власти и не могут квалифицироваться в качестве государственных органов или соответствующих должностных лиц).

Примечательно, что каждая из названных сторон (публичная и частная) в деятельности нотариусов сравнительно полно исследуется в юридической науке, причём редко какие авторы ставят под сомнение, с одной точки зрения, реализацию нотариатом «публичной власти государства» 15 , с другой – его неразрывную связь с гражданским обществом. Тем не менее именно на пути соединения этих конкурирующих начал возникают сложности в определении понятия и сущности нотариата современной России.

Наиболее ярким примером неоднозначности такого соединения выглядит следующая дефиниция, предложенная Н.И. Комаровым: «Нотариат входит в систему правоохранительных органов государства, но в то же время является правовым органом гражданского общества, который нередко характеризуется как орган превентивного, досудебного правосудия» 16 . На наш взгляд, нотариат не в полной мере отвечает признакам государственных органов и тем более не может квалифицироваться в качестве «правового органа гражданского общества» ввиду юридической неопределённости последнего термина. При определённых условиях (например, в советский период истории) нотариат можно было квалифицировать в качестве системы государственных органов. Понятие же «орган гражданского общества», а тем более «правового органа гражданского общества» представляется весьма неудачным.

Примечательно, что Основы законодательства Российской Федерации о нотариате 17 вообще избегают упоминания о публично-правовом или частноправовом статусе нотариата, поэтому большое значение здесь приобретает пра-воприменительная практика.

Конституционный Суд Российской Федерации, рассматривая дело о проверке конституционности отдельных положений ст. 1 и 5 Федерального закона «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год», установил, что занимающиеся частной практикой нотариусы, как и адвокаты, и государственные нотариусы, «выполняют возложенные на них государством публичные функции, включая большой объём бесплатных нотариальных действий» 18 .

Развивая эту правовую позицию, Конституционный Суд Российской Федерации в дальнейшем указал, что нотариат в Российской Федерации «служит целям защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц», обеспечивая совершение нотариусами, работающими в государственных конторах или занимающи-мися частной практикой, предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации, что «гарантирует доказательственную силу и публичное признание нотариально оформленных документов». Поэтому «осуществление нотариальных функций от имени государства» предопределяет «публично-правовой статус нотариусов» и обусловливает необходимость «организации государством эффективного контроля за их деятельностью» 19 .

Однако наиболее полно публично-правовой статус нотариата был охарактеризован высшим судебным органом конституционного контроля при рассмотрении дела о проверке конституционности отдельных положений ст. 1, 2, 4 и 6 Федерального закона от 4 января 1999 г. «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год» и ст. 1 Федерального закона от 30 марта 1999 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год»». Конституционный Суд указал, что «деятельность занимающихся частной практикой нотариусов, которые на профессиональной основе обеспечивают защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц, является особой юридической деятельностью; она осуществляется от имени государства, что гарантирует доказательственную силу и публичное признание нотариально оформленных документов и предопределяет специальный публично-правовой статус нотариусов» 20 .

Читайте так же:  Заявление в фок образец

Нетрудно заметить, что Конституционный Суд Российской Федерации при обосновании своих правовых позиций особенно подчеркивает публично-правовую сторону в нотариальной деятельности, тем не менее она не настолько существенна, как может показаться на первый взгляд. Примечательна в этой связи точка зрения зарубежного исследователя Э. Декера: «Обычно говорят, что государство делегировало нотариусу часть своей власти. Но это было бы заблуждением – нотариус не более, чем хранитель государственной власти» 21 . Стремлению зафиксировать преимущественно публично-правовой статус нотариусов и нотариата можно противопоставить тезис о независимости нотариата как от государства, так и от клиентов 22 . Но в то же время не следует преувеличивать и частные начала в нотариальной деятельности. То, что нотариус частный, не означает, что «он работает исключительно на себя и собственную выгоду» 23 .

При определении юридической природы нотариата полезную роль играет функциональный анализ. Публичными функциями нотариата являются, прежде всего, охрана права 24 и осуществление предварительного правосудия 25 , которые в целом можно назвать в качестве правоохранительно-юрисдикционной функции 26 . Заслуживает внимания классификация публичных функций нотариата, предложенная Е.Э. Денисовой: автор выделяет социальные (предупредительно-профилактическая, правореализационная, правоохранительная, фискальная) и содержательные (правоустановительная, удостоверительная, охранительная, юрисдикционная) функции нотариата 27 . Однако подобная классификация не является безупречной вследствие близости социальных и содержательных функций, а также их определённого переплетения в процессе непосредственной нотариальной деятельности.

К частной сфере необходимо отнести такие функции нотариата, как юридическое обслуживание граждан и организаций 28 , разъяснение им возможностей использования правовых норм в тех или иных интересах, предотвращение разногласий между субъектами потенциального правового спора 29 . В рамках активной модели нотариата не следует ограничиваться возложением на нотариусов только удостоверительных функций, сегодня всё более актуальной становится задача по «комплексному оказанию юридической помощи всем заинтересованным участникам гражданского оборота» 30 . Латинский нотариат по сравнению с государственным нотариатом в значительной степени основывается на общественном доверии 31 . Достижение же такого доверия невозможно, если нотариус будет целиком сосредоточен на осуществлении публичных функций.

Функциональный анализ конституционно-правовой природы нотариата позволяет перейти к изучению проблемы его статуса. Представление нотариата как системы государственных органов и государственных должностных лиц, с одной стороны, может объясняться количественным преобладанием публично-правовых функций, однако частные функции в результате могут оказаться упущенными. Кроме того, частнопрактикующий характер деятельности большинства нотариусов свидетельствует, скорее, о передаче государством отдельных его функций структурным единицам гражданского общества, нежели о государственном статусе латинского нотариата как такового.

В конституционном праве сложились неоднозначные подходы к пониманию сущности государственных органов и государственных должностных лиц. По мнению С.А. Авакьяна, орган государства – это коллектив граждан или один гражданин, которые уполномочены государством на осуществление его функций. При этом орган государства наделяется государственно-властными полномочиями, образуется и действует в установленном порядке, занимает своё место в единой системе государственных органов 32 . При таком определении нотариальные конторы могут быть отнесены к категории государственных органов в том смысле, что они осуществляют государственные функции и наделяются государственно-властными полномочиями. Тем не менее не совсем ясно, только ли государственные функции может осуществлять орган государства, или допускается осуществление им явно негосударственных функций; вправе ли государственный орган оказывать публичные услуги за непосредственно вносимую плату, минуя бюджетную систему?

Немаловажное значение имеет также вопрос о месте нотариальных органов в системе органов государства с учётом нормативного содержания ст. 10 Конституции Российской Федерации, согласно которой государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную (поскольку нотариальные конторы явно не относятся ни к одной из «классических» ветвей власти).

По этой причине С.А. Авакьян совершенно точно указывает, что нотариат – это «специально учреждённые государственные органы, некоторые государственные служащие и занимающиеся частной практикой граждане-профессионалы», уполномоченные совершать нотариальные действия 33 . При такой правовой конструкции частнопрактикующие нотариусы явно выпадают из категории государственных должностных лиц, а частные нотариальные конторы – из категории государственных органов, несмотря на то, что они выполняют отдельные публичные функции от имени государства.

Но эта точка зрения разделяется не всеми авторами. Для многих научных работ характерно отнесение всех нотариусов и нотариальных контор к категориям государственных должностных лиц и государственных органов без надлежащей дифференциации и вне зависимости оттого, является ли нотариус частнопрактикующим или нет 34 . Однако подобные подходы заслуживают критического осмысления, поскольку носителями публичных полномочий могут быть не только общественные служащие, но и «свободные профессионалы» 35 . Для латинской системы нотариата характерны не только осуществление нотариусом публичной функции, полученной от государства как частицы его власти, но и организация работы нотариуса в качестве лица свободной профессии 36 . В этом смысле трактовка статуса частнопрактикующего нотариуса как государственного должностного лица явно противоречит его подлинной конституционно-правовой природе, поскольку частнопрактикующий нотариус самостоятельно планирует и организует свою деятельность, несёт бремя расходов на содержание нотариальной конторы, штата сотрудников и нотариального архива 37 . Что касается государственного контроля за деятельностью частнопрактикующих нотариусов, то этот контроль должен пониматься не как внутренний, административный контроль, а преимущественно как внешний государственный контроль за функционированием частной подсистемы нотариата.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что в институциональном смысле нотариат представляет собой систему государственных и частнопрактикующих нотариусов, а также их объединений, осуществляющих от имени государства правоохранительно-юрисдикционные функции в сочетании с оказанием частной юридической помощи гражданам и организациям. В более узком юридическом смысле нотариат – это система правовых норм, регулирующих общественные отношения в области формирования и функционирования нотариата как социально-правового института.

1 Фемелиди А.М. Русский нотариат. История нотариата и действующее нотариальное положение 14 апре-ля 1899 г.: Пособие по изучению русского нотариального права. – СПб., Я.А. Конторович. – 1902. – С. 60.

2 Юдельсон К.С. Советский нотариат. – М.: Гос. изд. юрид. литер., 1969. – С. 22.

4 Нотариат в СССР / Под ред. М.Г. Авдюкова. – М.: Изд. МГУ, 1974. – С. 3.

6 Дударев А.В. Нотариат: аспекты международного и национального права. Дис. канд. юрид. наук. – М., 2000. – С. 4.

7 Власов Ю.Н., Калинин В.В. Нотариат. – М.: Юрайт Издат, 2002. – С. 12.

8 Денисова Е.Э. Нотариат в Российской Федерации. – М.: ТК Велби, Проспект, 2003. – С. 5.

9 Российская юридическая энциклопедия / Под ред. А.Я. Сухарева. – М., 1999. – С. 607.

10 См., например: Кашурин И.Н. Нотариат в правовой системе Российской Федерации. Дис. канд. юрид. наук. – М., 2005. – С. 3.

11 Романовская О.В., Романовский Г.Б. Нотариат в Российской Федерации: Проблемы развития. – СПб.: Юридический центр «Пресс», 2004. – С. 13, 23–24.

12 Москаленко И.В. Нотариат: модель юрисдикции (превентивное правоохранительное обслуживание). – М.: Информационно-внедренческий центр «Маркетинг», 2005. – С. 88.

13 Клячин Е.Н. Конституционная гарантия каждого на получение квалифицированной юридической помощи невозможна без более полного использования потенциала нотариата // Нотариат, государственная власть и гражданское общество: современное состояние и перспективы. – М.: ФРПК, 2007. – С. 14.

14 Кашурин И.Н. Указ. соч. – С. 8.

15 Патращук Ж.В. Защита конституционных прав человека и гражданина нотариатом Российской Федерации. – М.: Манускрипт, 2004. – С. 52.

16 Комаров Н.И. Нотариат в Российской империи во второй половине XIX – начале XX века (Историко-правовое исследование): Дис. канд. юрид. наук. – М., 2004. – С. 3.

17 Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 года с послед. изм. // ВВС РФ. – 1993. – № 10. – Ст. 357; СЗ РФ. – 2003. – № 50. – Ст. 4855; 2004. – № 27. – Ст. 2711; № 35. – Ст. 3607. – № 45. – Ст. 4377; 2005. – № 27. – Ст. 2717; 2006. – № 27. – Ст. 2881; 2007. – № 27. – Ст. 3213; № 41. – Ст. 4845.

18 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 1998 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 1 и 5 Федерального закона «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год» в связи с жалобами ряда граждан и запросами судов // СЗ РФ. – 1998. – № 10. – Ст. 1242.

19 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 2, 12, 17, 24 и 34 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате // СЗ РФ. – 1998. – № 22. – Ст. 2491.

20 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 1, 2, 4 и 6 Федерального закона от 4 января 1999 г. «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год» и ст. 1 Федерального закона от 30 марта 1999 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год» в связи с жалобами граждан, общественных организаций инвалидов и запросами судов»» – СЗ РФ. – 2000. – № 3. – Ст. 353.

21 Декер Э. Профессия нотариуса, её этика и её структуры. – Амстердам: Фонд содействия развития нотариальной науки, 2000. – С. 14.

22 Современный нотариат – структура и задачи. – Кёльн: Дойче Нотарцайт-шрифт, 1993. – С. 373.

23 Тихенко А.И. С трудом, но российские нотариусы пробиваются к европейским стандартам // Нотариальный вестникъ. – 1997. – № 3. – С. 6–7.

24 Егорова О.А. У суда и нотариата много общего// Нотариальный вестникъ. – 1998. – № 7–8. – С. 19–23.

25 Стешенко Л.А., Шамба Т.М. Нотариат в Российской Федерации. – М.: Норма, 2001. – С. 3.

26 Комментарий к Основам законодательства Российской Федерации о нотариате / Под ред. М.К. Треушни-кова. – М.: Юриспруденция, 2002. – С. 7.

27 Денисова Е.Э. Нотариат в Российской Федерации. – М.: ТК Велби, Проспект, 2003. – С. 6–9.

28 Табагаева Е.Б. Нотариат в Российской Федерации. – СПб., 2001. – С. 9–10. Козуб Т.Р. Взаимодействие органов государственной власти и нотариата в Российской Федерации: Дис. канд. юрид. наук. – М., 1996. – С. 39.

29 Латинский нотариат заговорил по-русски (памяти Анатолия Тихенко) // Российская юстиция. – 2001. – № 11. – С. 79.

30 Ярков В.В. От бюрократического к активному нотариату (актуальные проблемы нотариального права) // Нотариат, государственная власть и гражданское общество: современное состояние и перспективы. – М.: ФРПК, 2007. – С. 110.

31 Йемма А. Нотариат в условиях рыночной экономики // Советская юстиция. – 1992. – № 17–18. – С. 21.

32 Конституционное право. Энциклопедический словарь / Отв. ред. С.А. Авакьян. – М.: Норма, 2001. – С. 402.

33 Указ. ист. С. 386.

34 Галузо В.Н., Ишеков К.А., Черкасов К.В., Горшенева И.А. Правоохранительные органы. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. – С. 159–166.

35 Ансельман Л. Принципы нотариального искусства // Развитие небюджетного нотариата в России: квалифицированная юридическая помощь, защита прав граждан и юридических лиц. – М., 2000. – С. 23–28.

36 Пиепу Ж.-Ф., Ягр Ж. Профессиональное нотариальное право / Пер. с франц. – М.: Юристъ, 2001. – С. 19–25.

37 Нотариальное право России / Под ред. В.В. Яркова. – М.: Волтерс Клувер, 2003. – С. 75.