Необычное наследство

Необычное наследство. Глава 25

Родители слушали Олега, затаив дыхание. На их лицах застыло одинаковое недоверчивое выражение.

– Он нас разыгрывает? – прямо спросил папа, увидев меня. – Так же не бывает!

– Бывает, – я села рядом с мужем. – Там самый настоящий кошмар!

Я взялась расписывать красоты нашего наследства, а Олег уткнулся в смартфон. Вскоре он протянул его родителям.

Видимо, он нашел в интернете картинки по запросу «хордер». Родители посмотрели и отшатнулись.

– Да уж…, – растерянно проговорила мама. – Но почему вы нам раньше не рассказали?

– Так мы впервые встречаемся с того момента, как получили эту квартиру.

Папа выпрямился и потер руки.

– Ну, теперь, когда мы все знаем, принимайте нас в вашу банду кладокопателей!

– Конечно! – подхватила мама. – Хоть мы и на пенсии, но еще на что-то сгодимся.

Они вышли на пенсию совсем недавно и то и дело подчеркивали свой новый статус. Вроде как хвалились им, точно маленькие.

– Не надо, – запротестовала я. – Такого и врагу не предложишь, а уж родным людям…

– Дочка, – ласково обратился ко мне папа. – Вот если бы нам с мамой понадобилась помощь в таком же грязном, неприятном, но необходимом деле, ты бы нам помогла?

– Так, может, мы тоже хорошие люди? Тоже добрые и отзывчивые? Или ты одна молодец, а мы с мамой – два крокодила на пенсии?

– Тогда я – крокодиленок, – мне стало смешно и немного неловко, что папа вот так истолковал мое нежелание принимать помощь.

– А кто нальет еще чаю единственному человеку в компании крокодилов? – подал голос Олег.

Потом мужчины взялись обсуждать, как лучше всего подойти к разбору комнат. Поскольку разговор велся о технической стороне дела, я не вмешивалась, но слушала очень внимательно. Для начала папа очень подробно расспросил Олега, что уже сделано, как выглядит то, что осталось. Предложение Степашки воспользоваться лебедкой он сразу отверг:

– Слишком много возни. Я всегда был сторонником максимально простых решений. Предлагаю взять длинную веревку, один конец привязать к чему-нибудь в кухне, другой спустить в окно и закрепить, например, на дереве, на высоте метра от земли. У меня в гараже есть куча карабинов с крюками, прихватил по случаю, но до сих пор не пригодились. Ты на кухне цепляешь на веревку карабин, на крюк вешаешь мешок и отправляешь в окно. Мешок скользит вниз, я его принимаю и снимаю с крюка. А потом отношу в прицеп.

– В какой прицеп? – не понял Олег.

– В прицеп к моей машине. Погрузим туда все мешки и поедем по всяким закоулкам. Где увидим мусорные контейнеры – сразу выбросим несколько штук. И так каждый день.

– Грузовик не проще нанять? – вмешалась я. – Или дорого?

– Дело не в цене, – ответил папа. – Просто для того, чтобы набить грузовик, надо будет пахать несколько дней. Таскать эти мешки с места на место. Мы забьем ими всю кухню, будем толкаться на двух квадратных метрах. А по моему способу мы каждый день будем избавляться от приличной порции барахла. Результаты будет видно!

– Мне нравится этот план! – объявил Олег. – Приступим завтра? И как быть со Степаном, больше не приглашать?

– Завтра, – согласился папа. – Я с утра пойду в гараж, крюки найду и прицеп налажу. И сразу к вам. А Степана оставь, пригодится. Там найдется место для пятерых сразу?

– Двое могут кухней заниматься, троим уже тесно будет. Там еще три тумбочки и большая тумба. Двое будут разгребать комнату прямо от дверей. А пятый…

– Пятый может открыть встроенный шкаф! – предложила я. – А мы вчетвером будем его откапывать.

Необычное наследство. Глава 28

Мама выбралась из недр встроенного шкафа и подошла к нам посмотреть на находку. Из нагромождения мусора выглядывал подлокотник не то кресла, не то дивана. Обивка была засаленной и очень неприглядной.

– Как же так, Олежек? Разве ты не помнишь, что это? Ведь если кресло, то мы вытащим его довольно скоро, а диван так просто не откопать.

– Ты же в основном бывал в этой комнате, – поддержала я маму. – Диван там, в глубине, перед телевизором. Вряд ли в одной комнате два дивана. Скорее всего, это все же кресло.

– Точно! – обрадовался Олег. – Просто сейчас все выглядит настолько иначе, что я запутался. Да. Диван налево, а прямо два кресла, между ними – журнальный столик.

– Мы все разобрали! – сообщил из кухни папа. – Идите сюда!

С трудом протиснувшись между мешками, наставленными вдоль стен, мы пробрались на кухню. Там тоже было не повернуться, кругом мешки и доски. Из целых предметов остались только газовая плита и мойка. Все остальное было разобрано по частям, распихано по мешкам и приготовлено на выброс.

– Мы со Степаном пойдем вниз и привяжем веревку, – распорядился папа. – А вы будете подавать мешки и доски в окно. Карабины вот, в коробке. Каждую доску тоже обматывайте скотчем, оставляйте петлю, в которую можно будет вставить крюк, и спускайте, как мешки.

Они ушли, прихватив искусственную шубу, а мы опять перераспределились. Мама закрыла встроенный шкаф.

– С ним покончим позже. Те мешки, в которые я вставляла застегнутую одежду, я сложила в ванну. Там они никому не помешают, но будут под рукой. А сейчас давайте обматывать скотчем доски.

Олег привязал веревку к оконной ручке и несколько раз дернул изо всех сил, проверяя, хорошо ли она держится.

– Вот зараза! – озадаченно пробормотал он, вертя в руках оторвавшуюся ручку. – Привязал-то хорошо, а вот ведь…

– Не переживай! – тут же откликнулась я. – Лучше пусть сейчас оторвется, чем потом, с грузом.

Олег осмотрелся и нацелился на другую ручку, от форточки. Дернул раз, другой, удовлетворенно хмыкнул и привязал веревку. Потом выглянул в окно, помахал стоящим внизу мужчинам и сбросил им другой конец. Я не вытерпела, пробралась к окну и встала рядом с ним. Нам было хорошо видно, как Степан понес веревку прочь от дома. Папа шел следом.

Читайте так же:  Пояснительная записка к программе волейбол

– Как удачно, что на пути веревки нет никаких деревьев, – порадовалась я. – Все должно пойти, как по маслу.

– Да. Видишь вон тот заборчик? Там все основательно сделано, столбы забетонированы. Но все равно для начала выберем мешки полегче.

Мы услышали шум за спиной и оглянулись. Мама в одиночку боролась с большой столешницей.

– Светлана Ивановна! – Олег бросился ей на помощь. – Не трогайте тяжести, я сам.

Мама охотно отступила в сторону. Я продолжала наблюдать за действиями папы и Степашки. Вот они обмотали конец веревки вокруг верхнего края ограждения. Натянули, дернули. Оконная ручка заскрипела, но с места не двинулась.

– Олег, а рама не вылетит целиком? – забеспокоилась я.

Муж поднял голову и критически посмотрел на окно.

–Может. Запросто. Рамы эти щелястые, рассохшиеся, очень старые. Думаю, доски все же придется носить по лестнице. В окно спускать очень рискованно. Что они там делают?

– Завязали веревку. Приделали шубу на забор. Машут руками.

Необычное наследство. Глава 57

Вернувшись домой, мы с Олегом первым делом сходили в душ, потом поужинали и повалились на диван.

– Итак, завтра ответственный день! – объявил муж. – Мы абсолютно точно найдем сейф. Он, скорее всего, в кабинете. Тетя Нина уж никак не могла утащить его в спальню. Возьми с собой тот ключ, который она нам оставила вместе с письмом, он должен быть именно от сейфа.

Я встала, вынула из шкафа ключ и положила его на дно сумки. Олег проследил за моими действиями и удовлетворенно кивнул.

– Идем дальше, – сказал он, когда я снова плюхнулась на диван рядом с ним. – Завтра с утра надо заехать в магазин, купить мешков для мусора и скотч. Да, и перчаток еще пары две или три не помешают, правда?

– Не помешают, – согласилась я. – Они довольно быстро рвутся.

– Завтра разделимся на две пары. Одна будет исследовать стенку, другая – кабинет.

– Я хочу кабинет! – немедленно отреагировала я.

– Я тоже хочу кабинет! – возразил он. – Ладно, мы будем работать в паре с тобой в кабинете, а родителей оставим в гостиной. Вряд ли они будут возражать.

– Знаешь, о чем я думаю? – задала я риторический вопрос и тут же сама на него ответила. – В кабинете очень много книг, стеллажи до потолка вдоль двух стен. Надо ли их проверять на предмет денежных закладок? Если да, то это растянется на месяцы, наверное.

– Жень, я понятия не имею, – честно признался он. – Наверное, надо, хоть и не хочется, конечно. Но я даже примерно не могу себе представить ход мыслей тети Нины в последние годы жизни. Почему, например, в книгах Брежнева были деньги, а в библиотечных не было? Мы же не знаем.

– Потом еще спальню разбирать, – вздохнула я. – А там под завязку, войти сначала сможет только один человек. И выгребать надо будет дальше, на этом пятачке между комнатами не развернешься.

– Туда можно будет людей нанять, – предложил муж.

– А если не найдем шкатулку? – возразила я. – Драгоценностям в спальне самое место!

– Так и будем сами разгребать, да еще Степан с нами! – усмехнулся Олег. – Потому что после спальни останутся только лоджия и кладовка, а там уже глупо кого-то нанимать.

– Ну и ладно, справимся сами, мы не настолько богаты, чтобы ценностями разбрасываться.

Мы замолчали. Я вспомнила о своем тайном хобби и с удовольствием ему предалась. Мне очень нравилось иногда придумывать для себя какие-нибудь особенные способности, как у волшебников или супергероев. Это было, конечно, очень по-детски, но в глубине души я была уверена, что тем же самым частенько занимаются почти все серьезные с виду, взрослые люди.

Сейчас я думала о том, как здорово было бы уметь передвигать предметы взглядом. В старом фильме «Колдунья» Николь Кидман играла волшебницу. Сначала она пыталась настроить всю бытовую технику в новом доме по правилам, руками, а потом плюнула и включила волшебство. Провода сами собой распутались, соединились как надо и все заработало. Вот и я хотела бы сидеть в кресле и повелевать барахлом, чтобы оно само сортировалось, в мешки укладывалось, а потом и в штабеля, конечно. А все ценное летело бы ко мне. Эх, здорово бы было!

– О чем задумалась? – прервал мои мечты Олег.

Необычное наследство. Глава 3

После обеда мы еще побродили по центру Владимира, любуясь древними стенами и видами с обзорных площадок. День выдался идеальный: не слишком жаркий, по небу бродили облачка, то и дело закрывая солнце, порывами налетал освежающий ветерок.

Мы никуда не торопились и не ставили перед собой цели непременно осмотреть достопримечательности по списку. Было время, когда я в каждом путешествии стремилась отметиться в максимальном количестве мест, чтобы на любой вопрос из серии «А ты видела?» с гордостью ответить «Да».

Строго говоря, в этом не было ничего плохого. Я и сейчас вспоминала об этом периоде с удовольствием. Но сейчас мне вдруг захотелось замедлиться, увидеть мало, но как следует. Поэтому мы больше не пошли ни в какие музеи, а просто бродили по улицам, наслаждаясь погодой и обществом друг друга. И это было прекрасно!

Уже вечером мы вернулись к нашей машине и отправились в Суздаль. По дороге увидели такое количество живописных пейзажей, что я буквально не отрывалась от окон. А однажды даже попросила мужа остановиться – у дороги стоял гостиный двор, а из-за деревянного забора виднелись Змей Горыныч и добрый молодец с мечом, тоже на вид деревянные. Я радовалась, как ребенок, чуть в ладоши не хлопала.

В Суздале нам пришлось немного понервничать. Навигатор утверждал, что мы едем по бульвару, а мы видели деревья слева и луга справа. Потом за деревьями все же замелькали крыши домов. Наконец, показались привычные нашим глазам городские кварталы. Хотя все же не совсем привычные. Оказалось, что в Суздале нельзя строить здания выше четырех этажей, чтобы не портить историческое лицо города, поэтому здесь и бульвар можно было за деревьями не заметить.

За окном промелькнула «Пятерочка», которую упоминала Катя. И действительно, на стене дома мы увидели нужный номер. Олег свернул во двор и остановился.

Читайте так же:  Требования к учету сетей связи

– Иди на разведку, общайся с хозяйкой, а я тут подожду, – он с наслаждением потянулся.

Я выбралась из машины и пошла к подъезду, оглядываясь по сторонам. Двор был большой и ухоженный. В палисадниках цветы, кусты жасмина. В центре двора детская площадка, в песочнице валялись яркие ведерки, совки и прочие игрушки. Наверное, здесь всегда играют одни и те же дети, все друг друга знают и не забирают свое добро с собой.

Домофон пискнул, пропуская меня в подъезд. Хозяйка уже ждала меня в дверях квартиры на первом этаже.

Осмотр не занял много времени, мы вместе прошлись по кухне, по комнате, заглянули в санузел. Хозяйка сообщила, что живет в соседнем подъезде, у сестры, я всегда могу обратиться к ней по любому вопросу. Особенно ее волновал телевизор в комнате:

– Если не будет работать, сразу звоните, я приду. Там иногда с антенной проблемы.

Я пожала плечами.

– У вас же два телевизора, мы на кухне посмотреть можем. И вообще, нас не будет целыми днями. Не беспокойтесь.

Телевизоров и правда было два. Один стоял на холодильнике в кухне, второй – огромный – на тумбочке в комнате. Я бы с удовольствием обменяла один из них на микроволновку, а второй – на москитные сетки на окна, потому что сама я практически не смотрела телевизор. К тому же в квартире был вай-фай, а у меня с собой планшет, мне вполне хватит интернета.

Я заплатила вперед за все четыре дня, получила комплект ключей и мы вместе вышли из подъезда. Хозяйка направилась ко второму подъезду, а я – к качелям, на которых, уткнувшись в телефон, сидел мой муж.

– Хорошие качели, не скрипят, – одобрительно сказал Олег при моем приближении. – Все нормально?

– Пойдем за вещами, – позвала я. – Ключи у меня.

Необычное наследство. Глава 12

Муж ответил не сразу. Взглянув на него, я поняла, что он не знает точного ответа, но не хочет в этом признаваться. Олег очень не любил чего-то не знать.

– Можно выносить мешки не на одну и ту же помойку, а на две или три. Наверняка по соседству их найдется несколько. И в чем проблема, если мы выносим бытовой мусор в мешках? Вот когда начнем крушить мебель в комнатах, придется подумать.

– Возможно, мебель из комнат удастся отдать даром, самовывозом. Конечно, не мягкую, она вся пропахла помойкой. Но шкафы, тумбочки и все такое можно попробовать пристроить. У меня же забрали стол и табуретки для мастерской.

– Тем более. То есть ты согласна взять помощника и разбирать слоями?

– Согласна. По-моему, отличная идея. Только где мы его возьмем?

Олег пожал плечами.

– Дадим объявление на Авито, например. Или можно эту твою безумную старуху спросить – вдруг она знает кого-то прямо в подъезде, кто бы заинтересовался. Так было бы лучше всего, чтобы человеку было удобно прийти и уйти, а не ехать через весь город.

Мне не очень понравилось последнее предложение, но так и правда было бы лучше. Легче договариваться о времени работы.

– Хорошо, я поговорю с Клавдией Матвеевной. Но все равно надо зайти на Авито. Хоть посмотреть, сколько платят за такую работу.

– Посмотрим, – кивнул муж.

Мы замолчали. Олег смотрел на дорогу, а я замечталась о том, как быстро пойдет разбор завалов, если мне будут помогать двое мужчин. Я постараюсь как можно быстрее добраться до окна в гостиной, чтобы можно было его открыть.

Потом я вспомнила, что вход в спальни завален напрочь. Его вообще не видно под мусором. Так что, скорее всего, в самих спальнях даже узких коридоров нет. То есть это практически два контейнера, набитые хламом под завязку. Сколько же это кубов?

В математике я была слаба. Бухгалтерские расчеты давались мне легко, но здесь требовалось что-то другое. Алгебра или геометрия? Без разницы, единый темный лес. И зачем мне эти кубы? С ними ничего не прояснится. Лучше скажем так: очень большая мусорная куча. Две. Быстро все равно не получится, даже втроем.

Ничего, все равно мы будем продвигаться. Я постараюсь работать в квартире как можно больше, пока не закончится отпуск. Отдохнули мы хорошо, теперь не грех и делом заняться. И дело-то для своей же личной пользы.

– Интересно, а Санек ездил сдавать макулатуру, пока нас не было? – вслух подумала я. – Вы с ним как договаривались?

– Я ему сказал, чтобы он нашу туалетную бумагу тоже сестре в магазин отдал, – откликнулся Олег. – И, похоже, правильно сделал. Судя по твоим наездам на Достоевского, ты всю дядину библиотеку на макулатуру пустишь.

– А у него что, большая библиотека? Ты не говорил.

– Большая. Из тех дальних комнат одна – это спальня, которая направо, с лоджией. А слева был дядин кабинет. Там стоял его письменный стол, диван, кресло, торшер. А вдоль стен – стеллажи с книгами. Много книг.

– Зачем ему кабинет? – удивилась я. – Я думала, он был чиновником?

– Да, чиновником. Но что им было устраивать в третьей комнате? У других там детская, а у них детей не было. Гостиная есть, спальня есть, а третья комната стала библиотекой и кабинетом заодно. Он там, конечно, не работал, просто читал, дремал в кресле, валялся на диване, кроссворды разгадывал. И телевизор смотрел. Да, точно, там был еще один телевизор!

Необычное наследство. Глава 52

Свекровь с недоумением оглядывала гору мусора в комнате, но еще больше ее заинтересовал дверной проем, из которого торчало все на свете. Мама как раз тащила из завала настольную лампу с разбитым абажуром.

– А зачем здесь это? И что… там? – Ольга Викторовна указала на проем.

– Там еще две комнаты, – охотно объяснила я. – Заваленные мусором с окрестных помоек до самого потолка. И еще кладовка и лоджия.

– Как то есть… заваленные?

– Напрочь, – вмешался в разговор Степашка. Похоже, ситуация его забавляла. – Мы эту комнату почти месяц очищаем, а там еще на полгода.

Ольга Викторовна справилась с первым удивлением и повернулась ко мне.

Читайте так же:  Мировой судья госпошлина реквизиты

– Почему же вы мне не сказали, что здесь все так ужасно?

Я не стала заводить волынку на тему «Вы же сами не хотели нас слушать». Со свекровью спорить – себе дороже, ее логика способна любого сбить с ног.

– Зачем об этом говорить? – ответила я вопросом на вопрос. – Тут работать надо, а не разговаривать.

Ольга Викторовна еще раз огляделась по сторонам и решительно спрятала хозяйственные перчатки в сумочку.

– Я подумаю, что здесь можно сделать! До свидания! – с этими словами она развернулась и ушла, оставив нас в некотором недоумении.

– Завтра ее сосед пригонит кран с ковшом от бульдозера и вытащит весь мусор через окно, – хмыкнул папа и вернулся к завалу.

Я задумалась. Интересно, а свекровь вообще поняла, почему мы все это разбираем сами? Или думает, что мы просто не умеем организовать процесс? Вот пришлет нам сюда бригаду крепких парней в подарок, придется или избавляться от них, или следить за ними во все глаза.

Решив, что во время обеденного перерыва я все обговорю с Олегом, я присоединилась к маме и помогла ей вытаскивать из завала настольную лампу.

– Она тебе мешает? – пыхтела я. – Почему не оставить, как есть? Потом доберемся.

– Там что-то мелькнуло или мне показалось, – тихонько ответила мама. – На абажуре.

Интересно. Я вцепилась в лампу и дернула изо всех сил. Завал мусора дрогнул и сошел лавиной, грязной и вонючей. Мы едва успели отскочить в сторону. Лампа выпала из моих рук.

– Разумно, – прокомментировал папа. – Так гораздо удобнее.

И правда, в дверном проеме образовался солидный просвет, а на полу – огромная куча мусора. Разгребать ее было куда проще.

Мы неторопливо взялись за этот мусор на полу, внимательно присматриваясь к каждой вещи. Лампа была густо присыпана всевозможным барахлом, мы потихоньку откапывали ее в ожидании новой находки.

К сожалению, за очередное сокровище мама приняла собачий ошейник со стразами, который зацепился за сломанный абажур. Выглядел он весьма впечатляюще, но все же это было не колье.

– Эта лампа порвет нам мешок, – сказала мама, сердито вертя лампу в руках. – В ванной остались мешки, в которые вставлена одежда, принеси один.

Следом за мной в ванную вошел папа и придвинулся ко мне вплотную с загадочным видом.

– Женя, мы добрались до стеклянных дверец в стенке, за ними видно посуду, а среди чашек стоит красивая шкатулка, – вполголоса сказал он. – Я сейчас уведу Степана на кухню, а ты достань ее.

Я молча кивнула. Сердце бешено забилось. Мы нашли мои бриллианты?

Через пару минут папа сказал:

– Пора закругляться, я думаю. Степан, пойдем на кухню, подготовим мешки к спуску.

Они вышли, а я кинулась к стенке, с трудом открыла дверцу, еще подпираемую мусором, и вынула шкатулку. Она была тяжелая и очень изящная, словно резная. Я попробовала поднять крышку. Заперто!

Необычное наследство. Глава 50

Ольга Викторовна была милой, приветливой женщиной, прекрасно готовила, много читала и могла поддержать практически любую беседу, высказывая порой весьма оригинальную точку зрения. Ее основной недостаток состоял в том, что она очень любила изображать маленькую, беспомощную девочку. В начале нашей с Олегом совместной жизни она звонила ему по пять-шесть раз в неделю с просьбой то повесить полочку, то переставить тумбочку на другое место. Сами по себе эти просьбы были вполне нормальными, беда была в том, что они возникали абсолютно спонтанно. Ольга Викторовна пила, например, чай и поглядывала по сторонам. И вдруг ей приходило в голову, что вот эту тумбочку надо срочно передвинуть вон туда. Очень срочно. Немедленно. А кто это сделает? Конечно, сын.

А потом оказывалось, что идея была неудачной, что прежнее место было лучше. Надо все возвращать, как было. И все это преподносилось жалобным тоном с капризными интонациями.

Сначала Олег бегал делать и переделывать, но наша с ним съемная квартира была на другом конце города и скоро он забастовал. Мне в то время каким-то чудом хватило ума не критиковать свекровь. Точнее, чуда тут не было, просто я только начала работать на новом месте и все время таскала домой какие-то бумаги, чтобы как можно быстрее освоиться. Поэтому, когда новоиспеченный муж срывался с места, возмущаясь и ворча, я бормотала что-то вроде «да-да, сочувствую», а сама продолжала торчать за ноутбуком. В итоге ситуация разрешилась без меня, что было только к лучшему.

К слову, дело было не том, что свекровь хотела показать мне свое влияние на сына или ощутила пустоту жизни после его ухода в собственную семью. Нет, у нее был обширный круг друзей, насыщенная жизнь. Она работала в доме культуры, отвечала за проведение различных выставок – то шуб, то украшений из натурального камня. И точно не скучала. Но в ее картине мира был такой кусочек мозаики, что истинная женщина должна быть беспомощной, капризной и непрактичной, а решать за нее все бытовые трудности должен мужчина. Ольга Викторовна была вдовой, поэтому роль ее персонального рыцаря играл единственный сын.

Олег требовал, чтобы она накапливала все свои пожелания и звала его не чаще раза в неделю. Глядишь, за это время часть идей отпадет сама собой. Но Ольга Викторовна не признавала ограничений. Ей все было важно и все срочно. Но тут в ее подъезд переехал разведенный мужчина подходящего возраста.

Они встретились в лифте. Ольга Викторовна прижимала к груди картину, на которой, судя по надписи, был изображен натюрморт с персиками, а выглядело это так, словно палитру впечатали в холст и слегка размазали. Новый сосед высказался насчет гаммы, колористики, настроения и еще чего-то. Ольга Викторовна вздохнула, что сыну постоянно некогда, теперь придется вечность ждать, пока он придет и повесит этот шедевр. Сосед галантно выразил готовность помочь. Ольга Викторовна упомянула пирог с курицей и домашнюю наливочку.

Неделю спустя Олег сообразил, что от него что-то очень давно не требуется срочная помощь в материнской квартире. Он даже самонадеянно решил, что Ольгу Викторовну проняли его аргументы и она терпеливо копит просьбы, чтобы потом высказать их все разом. Но все оказалось проще. Союз с соседом был взаимовыгодным: физическая помощь с одной стороны, вкусные угощения с другой и приятная беседа бонусом.