Контрафактное по статья ук

«Чем грозит организации использование нелицензионного программного обеспечения?»

заместитель генерального директора ООО «Ключ-консалтинг»

И к этому следует добавить множество и разнообразие компьютерных программ, необходимых для организации работы различных специалистов, создания локальных сетей, формирования интегральных банков данных и обеспечения работы серверов, IT-коммуникации, их защиты и обеспечения безопасности. Суммы получаются весьма впечатляющими.

Вот и идут руководители организаций и технические специалисты на использование отдельных нелицензионных программ, не задумываясь иногда о том, что подобная экономия имеет ярко выраженную обратную сторону. И дело не только в том, что «пиратское ПО» не гарантирует надежной и бесперебойной работы, данные программы не позволяют рассчитывать на своевременное обновление и техническую поддержку, установка нелегальных копий подвергает риску заражения компьютера вирусами, вследствие чего можно вообще потерять важную информацию.

Серьезные затраты может повлечь за собой и возможный отказ поставщиков компьютерной техники выполнять гарантийные ремонтные работы, ссылаясь на установку нелицензионного ПО. Со всем этим при определенных условиях еще можно справиться, имея в организации соответствующих специалистов. Более значительным минусом в этой ситуации является то, что, согласно п. 1 ст. 1225 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), программные продукты признаются интеллектуальной собственностью, которая подлежит охране, а п. 1 ст. 1259 ГК РФ установлено, что они охраняются как литературные произведения. У автора (разработчика) компьютерной программы (лица, творческим трудом которого она создана) возникает на нее наряду с личными неимущественными правами (неотчуждаемыми и непередаваемыми) исключительное право. В соответствии с п. 1 ст. 1229 ГК РФ, правообладатель вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Другие лица не могут использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ.

Следовательно, за нарушение авторских и смежных прав, выразившихся в использовании нелицензионного ПО, организация, должностные лица и пользователи могут быть привлечены к серьезной гражданско-правовой, административной и даже уголовной ответственности.

Уголовная ответственность

Уголовная ответственность за нарушение авторских и смежных прав, выразившееся в использовании нелицензионного ПО, предусматривается ст. 146 Уголовного кодекса РФ (далее – УК РФ). Уголовная ответственность, по ч. 2 ст. 146 УК РФ, наступает в случае, если стоимость используемого нелицензионного ПО характеризуется как крупный ущерб, причиненный правообладателю, и превышает 50 тыс. руб. В данном случае противоправное деяние наказывается штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 мес, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 ч, либо исправительными работами на срок до 2 лет, либо лишением свободы на срок до 2 лет.

В случае, если общая стоимость используемого нелицензионного ПО превышает 250 тыс. руб., размер ущерба, причиненного правообладателю, оценивается как особо крупный. В этом случае совершенное деяние, в соответствии с ч. 3 ст. 146 УК РФ, наказывается лишением свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 3 лет либо без такового.

По этой же части – ч. 3 ст. 146 УК РФ – наказывается нарушение авторских и смежных прав, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а равно лицом с использованием своего служебного положения.

При практическом применении ст. 146 УК РФ, как правило, применяется методика подсчета ущерба, причиненного авторам и правообладателям незаконными действиями по контрафакции и распространению ПО, объявленная письмом Генеральной прокуратуры РФ от 30 марта 2001 г. № 36-15-01 «О практике применения законодательства по защите интеллектуальной собственности, состоянии прокурорского надзора и мерах по усилению борьбы с пиратством в аудиовизуальной сфере». Названная методика предусматривает определение ущерба при нарушении авторских прав с применением таких инструментов, как исчисление различных видов ущербов, включая моральный, ущерб деловой репутации, упущенная выгода от нарушения авторских прав и др. По существу, данная методика определения ущерба предусматривает возможность учета при определении его размера практически всех существующих на сегодня возможных видов материального и нематериального вреда.

По общему правилу, к уголовной ответственности по ч. 2 и ч. 3 ст. 146 УК РФ за незаконное использование объектов авторского права в организации привлекаются лица, которые принимают соответствующее управленческое решение. Как правило, это руководители организации, реже лица, возглавляющие отдельные подразделения. Такое решение может принять и фактический руководитель организации. Иные лица (системные администраторы, фактические пользователи контрафактного ПО) могут привлекаться за незаконное использование ПО в организации как соучастники в случаях, когда они вносят определенный вклад в принятие решения об использовании контрафактных экземпляров объектов авторского права.

Отдельно следует сказать о случаях, когда в организации незаконно используется ПО без принятия на то какого-либо управленческого решения. Например, в том случае, если системный администратор самовольно установил контрафактное ПО на компьютеры организации. В этом случае руководитель организации может избежать уголовной ответственности. За незаконное использование объектов авторского права будет отвечать лицо, фактически принявшее решение об использовании нелицензионного ПО. В приведенном примере это системный администратор организации.

В соответствии с существующим в российском уголовном законодательстве разделением преступления, связанные с нарушением авторских и смежных прав, относятся к преступлениям против конституционных прав и свобод человека и гражданина (гл. 19 УК РФ).

Заслуживает внимания, на мой взгляд, и то обстоятельство, что, в соответствии с п. 5 ст. 20 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее – УПК РФ), уголовные дела по поводу незаконного использования объектов авторского права считаются уголовными делами публичного обвинения. Это означает, что, руководствуясь нормами п. 3 ст. 21 УПК РФ, руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора уполномочены осуществлять уголовное преследование по уголовным делам независимо от волеизъявления потерпевшего (в нашем случае – обладателя авторского права). Говоря простым языком, прекратить уголовное преследование не удастся даже в том случае, если, например, представитель фирмы Microsoft Corporation заявит о том, что он не имеет претензий и не настаивает на привлечении виновного к ответственности (как это было, например, в ходе процесса над учителем сельской школы в Пермском крае).

Об активности применения данных мер ответственности свидетельствует тот факт, что, по данным осуществляющей компьютерный аудит компании Softline, в 2009 г. в России было выявлено около 7 тыс. преступлений, ответственность за которые предусматривается по ст. 146 УК РФ (некоторым успокаивающим моментом может служить то, что штрафом и условным сроком заканчивается 80 % всех дел, дошедших до суда; в том же самом 2009 г. было вынесено лишь шесть приговоров с реальным сроком наказания).

Административная ответственность

За нарушение авторских и смежных прав при общей стоимости используемых контрафактных программ менее 50 тыс. руб. виновное лицо привлекается к административной ответственности по ст. 7.12 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ). За данное правонарушение законодательно предусматриваются следующие виды наказания:

• для граждан: административный штраф в размере от 1,5 до 2 тыс. руб. с конфискацией контрафактных программ и орудий совершения административного правонарушения;

• для должностных лиц: административный штраф в размере от 10 до 20 тыс. руб. с конфискацией контрафактных программ и орудий совершения административного правонарушения;

• для юридических лиц: административный штраф в размере от 30 до 40 тыс. руб. с конфискацией контрафактных программ и орудий совершения административного правонарушения.

Прошу обратить внимание на то, что санкции за рассматриваемое правонарушение предусматривают конфискацию как нелицензионного ПО, так и «материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения» (ст. 7.12 КоАП РФ). Говоря другими словами, даже при незначительной стоимости выявленного контрафактного ПО виновное лицо может лишиться своего имущества – компьютера, являющегося орудием совершения административного правонарушения.

Говоря об административной ответственности за использование нелицензионного ПО, следует принимать во внимание и предусмотренную ст. 2.1 и 2.10 КоАП РФ возможность одновременного привлечения к ответственности как юридическое лицо, так и иное виновное лицо организации. А это означает, что в случае, если факт использования нелицензионного ПО подтвердится, к административной ответственности по ст. 7.12 КоАП РФ могут быть привлечены не только организация и ее руководитель, но и конкретный работник, в трудовые обязанности которого (по трудовому договору или должностной инструкции) входит обеспечение соблюдения в организации требований по работе с ПО. Например, таковым может быть системный администратор, ответственный за использование в работе организации лицензионного ПО, который в нарушение своих трудовых обязанностей не принял меры по недопущению установки или своевременного удаления незаконно используемого ПО.

Читайте так же:  Медико-социальная экспертиза головачева 3

Дополнительные вопросы, связанные с привлечением к административной и уголовной ответственности

Вышеприведенные положения наглядно свидетельствуют, что вид ответственности за использование нелицензионного ПО непосредственно зависит от стоимости контрафактных программ. Стоимость используемого контрафактного ПО определяется экспертом в ходе специального исследования – экспертизы. При определении общей стоимости используемого «пиратского» ПО соответствующий привлеченный специалист обязан будет исходить из стоимости лицензионного ПО, реализуемого в розницу. При этом, как свидетельствует практика, за основу в расчетах берется самая высокая цена, существующая на рынке. Следовательно, весьма сложно сказать заранее, какое количество программ должно быть установлено на компьютере, чтобы санкции ограничились административным наказанием. Окончательный вердикт эксперта зависит от конкретного ПО, поскольку стоимость некоторого специализированного ПО уже может грозить уголовным разбирательством, а распространенные пользовательские программы, которые стоят гораздо меньше, даже в своей совокупности могут уложиться и в административные рамки.

Нарушения, связанные с использованием контрафактного ПО, можно разделить на две группы.

В первом случае нарушения связаны с использованием полного нелицензионного софта. В данном случае у пользователя нет ни одного законно приобретенного экземпляра той или иной программы.

Во втором случае пользователь в процессе своей деятельности выходит за пределы договорных условий (условий лицензионного соглашения) по использованию ПО. Второй вариант создает видимость легального и официального использования ПО, дает возможность получать обновления используемого ПО и пользоваться технической поддержкой разработчика ПО. Нарушения в данном случае выявляются лишь при проведении контрольных мероприятий или на основании данных объективного технического контроля (например, в последнее время основными разработчиками лицензионного ПО широко применяется метод сравнения правообладателем данных лицензионного соглашения с данными служб технической поддержки разработчика, отслеживающих объем использованного пользователем пакета обновления).

Общее между ними то, что как в первом, так и во втором случаях эксперты будут исходить из стоимости незаконно используемого ПО.

И, говоря о дополнительных условиях привлечения виновных к ответственности, считаю необходимым подчеркнуть, что федеральное законодательство не позволяет привлекать за одно и то же деяние, связанное с нарушением авторских прав, одновременно и к административной, и к уголовной ответственности. Однако привлечение правонарушителя к административной или к уголовной ответственности за нарушение авторских и смежных прав не исключает возможности одновременного его привлечения к гражданско-правовой ответственности. Более того, возможность привлечения правонарушителя к гражданско-правовой ответственности не исключается и в случае принятия в отношении лица решения, связанного с отказом от привлечения его к уголовной или административной ответственности (что, в частности, нашло отражение в п. 5 письма ВАС РФ от 13 декабря 2007 г. № 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности»).

Ответственность за использование нелицензионного ПО

За 10 лет доля нелицензионного ПО в России снизилась на 18% и составила 62% по итогам 2017 года. BSA отмечают положительное влияние на ситуацию программ SAM и оптимизации лицензий на ПО. Применение этих методов помогает сэкономить до 30% затрат на легальный софт в год. BSA полагает, что совершенствование управления ПО может увеличить прибыль компании до 11%.*

Программное обеспечение (ПО) является объектом авторских прав (ст. 1259 ГК РФ) и охраняется так же, как и литературные произведения (см. ст.ст. 1256, 1261 ГК РФ).

Ответственными за нарушение авторских прав на лицензионное программное обеспечение могут выступать как организации, так и физические лица.

По статистике в год рассматривается несколько сотен дел, связанных с нарушением авторских прав на ПО, и к ответственности ежегодно привлекают десятки человек.

До сих пор у пользователей возникают вопросы об ответственности за использование нелицензионного ПО. Поэтому в данной статье мы постараемся осветить основные аспекты.

В силу любого лицензионного соглашения с правообладателем ПО компания несет ответственность по использованию софта в надлежащем количестве и надлежащим способом. И если в лицензионном соглашении что-то не запрещено, это не значит, что это разрешено и таким способом можно использовать ПО. Для уточнения всегда необходимо обратиться к правообладателю за официальными разъяснениями.

Использование нелицензионного программного обеспечения является нарушением авторских и смежных прав и влечет за собой административную (ст. 7.12. КоАП РФ), уголовную (ст. 146 УК РФ) и гражданско-правовую ответственность. Рассмотрим содержание статей подробнее.

Административная ответственность предусматривает наложение штрафа с конфискацией нелицензионных экземпляров ПО и оборудования, используемого для их воспроизведения:

  • на граждан в размере от 1 500 до 2 000 рублей в том случае, если вы используете ПО как частное лицо;
  • на должностных лиц — от 10 000 до 20 000 рублей, распространяется на: генерального директора, ИТ-директора, системного администратора или другого сотрудника, чья вина будет доказана;
  • на юридических лиц — от 30 000 до 40 000 рублей.

А так как статья предусматривает еще и конфискацию оборудования, к этим штрафам стоит добавить потери от простоя деятельности компании. Например, в том случае, если у вас изымут почтовый или любой другой сервер, или рабочие станции сотрудников.

Уголовная ответственность (Статья 146. Нарушение авторских и смежных прав) наступает, если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правообладателю.

Деяния признаются совершенными в крупном размере, если стоимость использованного нелицензионного ПО или прав на него превышает 100 000 рублей.

К примеру, один экземпляр Windows Server 2016 с доступом 30 сотрудников уже превышает эту границу.

Уголовная ответственность применяется только к физическому лицу и предусматривает:

  • штраф в размере до 200 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода за период до 18 месяцев либо
  • обязательные работы на срок до 480 часов либо
  • исправительные работы на срок до двух лет либо
  • принудительные работы на срок до двух лет либо
  • лишение свободы на срок до двух лет.

Если же будет доказано, что использование нелицензионного программного обеспечения было совершено группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (например, если генеральный директор, ИТ-директор и системный администратор были в курсе нарушения и действовали сообща), или в особо крупном размере (более 1 000 000 рублей), или лицом с использованием своего служебного положения, то виновные лица наказываются:

  • принудительными работами на срок до пяти лет либо
  • лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

Кроме указанных выше пунктов, к организации может предъявить имущественный иск владелец авторских прав на используемое программное обеспечение.

Это будет гражданско-правовая ответственность, которая предполагает выплату нарушителем денежной компенсации в пользу правообладателя за нарушение его авторских прав в размере двукратной стоимости незаконно используемых экземпляров ПО либо компенсации в размере от 10 000 до 5 000 000 рублей, определяемой по усмотрению суда.

При этом, если административная и уголовная ответственность — взаимоисключающие понятия в отношении авторского права, то гражданско-правовая – не снимается в случаях наложения ответственности по указанным статьям. Правообладатель в праве требовать компенсации за нанесенный ущерб.

Таким образом, прежде чем использовать программное обеспечение, всегда тщательно ознакомьтесь с условиями лицензионного соглашения, требованиями подтверждения легальности и с разрешенным способом использования. Если вы в чем-то сомневаетесь из-за сложности правил лицензирования, обратитесь за квалифицированной помощью к специалистам SAM, которые помогут снять ваши риски и рекомендуют оптимальный вариант использования лицензионного ПО.

Ответственность за продажу контрафакта

О контрафакте сейчас знает практически каждый. Этот вид товара отличие от фальсификата имеет в низком качестве, изготовляется на высоком уровне, чтобы под видом известного бренда продать за хорошую цену.

Читайте так же:  Оформить брови тюмень

Официальный владелец товарного имени из-за подобных махинаций получает убытки, в итоге выпуск новой продукции усложняется.

Отличие от фальсификата

В современной литературе и юридических толкованиях понятия «контрафактная» и «фальсифицированная продукция» употребляют параллельно, часто воспринимаются как синонимы.

С правовой точки зрения они не тождественны. Разграничение употребляется только в Законе РФ «Об обращении лекарственных средств»: фальсифицированное медицинское средство — лекарственный препарат, сопровождаемый ложной информацией о его производителе и (или) составе (п. 37 ст. 4) и контрафактное медицинское средство — лекарственный препарат, находящийся с нарушением гражданского законодательства в обороте (п. 39 ст.4).

Соотношение явлений «контрафактная продукция» и «фальсифицированная» отмечает, что в первом случае товар всегда является фальсифицированным, а фальсифицированный с соответствующей представленной о нем информацией, с измененным заведомо составом, может не считаться контрафактным.

Исходя из юридической практики делается вывод, что продукция «контрафактная» и «фальсифицированная» – разные правовые категории.

Согласно с п. 37, п. 39 ст. 4 закона «Об обращении лекарственных средств», фальсифицированным может быть и тот товар, который выпущен самим правообладателем и введен без нарушения его исключительных прав в гражданский оборот.

Виды контрафакта

Понятие контрафакта многогранно, поэтому юристы разделяют его на несколько категорий:

  1. Употребление товарного знака или фирменного наименования, практически идентичного с обозначением одной из популярных марок. Этот вид контрафакта предполагает изменение в названии 1-2 буквы (например, вместо Salamander пишут Salamandder), из-за незнания или невнимательности и приобретают продукт, полагая, что это оригинал.
  2. Копирование чужого логотипа, не внося в него внешних изменений. В такой форме контрафакт встречается реже, чем остальные, так как правонарушение в данном случае явное, а значит, привлечение распространителя к ответственности состоится гораздо быстрее.
  3. «Пиратство» — распространение и продажа копий художественных, музыкальных, литературных произведений без согласия правообладателя. К этому списку относится безвозмездный контрафакт — распространение в сети Интернет таких произведений.
  4. Использование изобретений и любых разработок, права на которые имеют другие лица.

Проблема на мировом уровне

Проблема распространения контрафактной продукции и защиты интеллектуальных прав затронута не только в странах СНГ.

Несколько лет назад в Китае, как центре наиболее распространенной преступности в сфере подделок было подписано международное торговое соглашение в борьбе с контрафактом – с коротким аббревиатурой ACTA. Но в Европе сторонников не нашлось.

Европарламент не устраивает положение, в котором на данный момент в 2019 году существует антипиратское соглашение.

Активное участие в формировании законодательства и поддержании его приняло Правительство США, Австралии, Японии, Канады, Южной Кореи, Новой Зеландии, Марокко, Сингапура, а также ряда других стран-ведущими экспортерами на мировой арене.

Эти страны уже применяют жесткие штрафные санкции на последствия изготовления и распространения контрафакта.

Узаконивание нормативных актов действует прогрессивно, а вот реализация их не всегда полноценна. Члены Совета Федерации не раз направляли в Госдуму поправки к ст.14.10 КоАП РФ.

Если следовать законодательной инициативе, наказание предпринимателей за реализацию контрафакта должно быть существенно выше.

Ответственность

Предусмотрена ответственность законодательством РФ за изготовление и реализацию контрафактной продукции. Деяние влечет за собой административную, гражданскую и уголовную ответственность.

Законом допускается, что за одно и то же правонарушение возможно привлечение сразу к нескольким ответственностям.

Административное законодательство

Деяния относительно нарушения прав собственности затрагиваются КоАП РФ №7.12, объясняющим нарушение авторских и смежных прав, патентных и изобретательских прав, №4.5 Давность привлечения к административной ответственности, №14.10 использование товарного знака незаконно, №32.4 Исполнение постановления о возмездной конфискации вещи или изъятии, явившемся предметом административного правонарушения или орудием совершения, №28.7 Административное расследование.

При наличии явных доказательств правонарушителю выдвигаются обвинения по указанным статьям, под наказание попадают генеральный директор и доверенное лицо.

Исходя из ряда факторов (количества товара, качество, сроков производства и оборотов) насчитывается штраф.

Гражданско-правовая ответственность

После решения суда, контрафактная продукция, установленная должным образом, изымается и за счет правонарушителя уничтожается.

Распространитель контрафакта по выбору правообладателя должен возместить убытки, либо выплатить компенсацию в указанной в судовом сумме.

Помимо этого за нарушение исключительных авторских прав на результаты интеллектуальной деятельности и на производства индивидуализации юридическое лицо может быть ликвидировано, а индивидуальное предпринимательство прекращается (статья 1253 ГК РФ).

Уголовный кодекс

Законопроект, предусматривающий извлеченный доход в крупном размере или же наличие крупного ущерба, подразумевающего сумму, превышающую 250000 рублей влечет за собой привлечение уголовной ответственности.

Если совершенное деяние по отношению к собственности причинило крупный ущерб, то начинает действовать криминальный кодекс.

Продажа контрафактной продукции, статьи УК РФ:

  1. Статья 146 УК РФ – относительно смежных прав и частной собственности.
  2. Статья 147 УК РФ – относительно патентных прав.
  3. Статья 180 УК РФ – незаконное использование товарных знаков.

Чтобы не стать нарушителем

Соответственно предприниматель либо организация, осуществляющая в розницу продажу продукцию с именитыми товарными знаками, должна проявлять осторожность при закупке.

По отношению к продавцу от поставщика должна податься такая документация:

  1. Копия заверенного договора, который закрепляет право на использование в отношении соответствующих товаров товарного знака (согласно ст. ст. 22, 26 Закона о товарных знаках). Договор заключается как с поставщиком, так и с изготовителем (если не является изготовителем товара поставщик).
  2. Копия сертификата соответствия на продукцию, заверяется в установленном порядке. Напрямую данный документ не имеет к праву на применение товарного знака отношения, но подтверждает косвенно законность происхождения продукции.
  3. Согласно установленному образу оформленные документы поставки соответствующих товаров (накладные, договор поставки, счета-фактуры и т.д.).

Договор поставки должен включать положение, которое гарантирует поставщиком законность происхождения продукции, правомерность использования на ней товарного знака, а также договор о возмещении покупателем в полном объеме убытков и издержек, которые возможны в виде претензий контролирующих органов по отношению к поставленным товарам.

Особенно проверяются «легкоподдельные» товары, поэтому наказание за продажу контрафактного алкоголя или сигарет чаще всего несут недобросовестные поставщики.

Ответственность за продажу контрафактной продукции, а также их сбыт прописаны в ст. 14.10 КоАП РФ, где предусмотрены значительные административные штрафы с параллельной конфискацией товаров, которые содержат воспроизведение товарной марки.

Выступает при этом субъектом ответственности независимо от признаков вины может как индивидуальный предприниматель, компания, на которую оформлен имеющийся объект розничной торговли (склад, магазин, торговая точка), так и должностные лица физического лица – руководитель торговой компании, заведующий магазином, финансовый директор и т.д.

На практике часто случались ситуации, когда продавец, заказывая у своего поставщика товар, о его контрафактности не предполагает, на самом товаре при этом явные признаки контрафактности отсутствуют. Тогда появляется вопрос об ответственности продавца после выявления правонарушения.

При рассмотрении конкретного дела учитываются императивные положения действующего в 2019 году законодательства, которые устанавливают для привлечения к ответственности необходимые условия.

Так, согласно п. 1 ст. 2.1 КоАП РФ является административным правонарушением виновное, противоправное действие (бездействие) юридического или физического лица, за которое устанавливается административная ответственность КоАП РФ или другими законами субъектов РФ об административных правонарушениях.

Согласно с п. 2 ст. 2.1 КоАП РФ является в совершении административного правонарушения виновным юридическое лицо, если установлено, что у него была возможность для соблюдения норм и правил относительно торговли контрафактом, ответственность за нарушение этих норм несется согласно КоАП РФ или другим федеративными законам, если не были приняты данным лицом все возможные от него меры по соблюдению.

За изготовление продукции, содержащей незаконное копирование чужого товарного знака, наименования места происхождения товара или знака обслуживания или сходных с ними обозначений, как граждане, так и физические лица заплатят штраф.

Для штрафа устанавливается стоимость контрафактного товара, при этом сумма не должна быть меньше 2-х тысяч рублей. В каждом случае товар изымается без права на занятие предпринимательской деятельностью.

Если следовать новой редакции: за обвешивание в продаже контрафактного товара, обсчет, подлог и введение в заблуждение потребителей предусмотрена ответственность от 5 тысяч рублей для граждан РФ, от 15 тысяч рублей для лиц при должности, и от 30 до 50 тысяч рублей для юридических лиц.

Читайте так же:  Право мужа наследство жены

Были приняты высокие штрафы для ужесточения административной ответственности за изготовление и торговлю контрафактными товарами.

Создание и реализация контрафактного товара, а также любое подобное нарушение относительно исключительных прав на итоги интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации в занятии предпринимательской деятельностью является веским основанием для привлечения к административной или криминальной ответственности нарушителя.

Это касается и отсутствия вины в действиях нарушителя. На данный момент ведется активная борьба с контрафактной преступностью, несмотря на искусный и оригинальный повтор известной продукции.

Контрафактное по статья ук

Российское законодательство не делает различий в зависимости от организационно-правовой формы юридического лица. То есть, организация (и/или ее руководитель) независимо от того, является ли она коммерческой или некоммерческой, будет нести административную, гражданско-правовую или уголовную ответственность за несоблюдение законов.

Как свидетельствует судебная практика, по общему правилу ответственность за использование нелицензионного программного обеспечения (ПО) лежит на генеральном директоре (или управляющей организации) общества в силу того, что именно эти органы принимают решения о выделении денежных средств на покупку ПО. Однако возможна ситуация возложения ответственности за использование нелицензионного ПО на системного администратора (вследствие ненадлежащего исполнения возложенных на него трудовых обязанностей , которое повлекло нарушение норм действующего законодательства).

Административная ответственность

Кодекс об административных правонарушениях предусматривает ответственность за продажу, сдачу в прокат или иное незаконное использование экземпляров произведений в целях извлечения дохода в случаях, если такие экземпляры являются контрафактными, либо на них указана ложная информация об изготовителях, местах производства, об обладателях авторских или смежных прав.

Вышеуказанные действия влекут наложение штрафа с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и «иных орудий совершения правонарушения» (ст. 7.12 Кодекса об административных нарушения от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ.

Вынесенные судебные решения позволяют сделать некоторые выводы об особенностях применения административной ответственности на практике.

Так, в решении Ульяновского областного суда от 13 марта 2007 г. по делу об использовании нелицензионного ПО в деятельности товарищества собственников жилья (ТСЖ) суд указал, что «для того чтобы сделать вывод о наличии (отсутствии) в действиях Н***. состава административного правонарушения по ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ, должен быть доказан не только факт умышленного использования контрафактного ПО, но и при этом правонарушителем должна преследоваться цель — извлечение дохода».

Суд указал также, что ТСЖ по закону относится к некоммерческим организациям, следовательно, факт извлечения доходов от использования нелицензионного ПО подлежит доказыванию. Так как доказательства в суд не были представлены, производство по делу было прекращено.

Следует отметить, что на практике компьютеры часто возвращаются их владельцам и конфискация не применяется, однако абсолютно исключить такой риск нельзя. Например, в решении одного из областных судов было указано, что поскольку «под воспроизведением произведения» понимается, в том числе, и запись произведения в память ЭВМ, следовательно, конфискации подлежат материалы и оборудование, используемые для записи программ в память ЭВМ.

В результате суд постановил помимо наложения штрафа конфисковать оборудование, а именно девятнадцать жестких дисков.

Наиболее часто применяется удаление нелицензионного ПО с жесткого диска правонарушителя без конфискации. Такое решение, в частности, принял Заволжский районный суд 22 мая 2002 года: помимо штрафа применена санкция в виде уничтожения ПО из памяти жесткого диска.

Гражданско-правовая ответственность

В случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель вправе требовать по своему выбору (ст. 1301 Гражданского кодекса РФ):

  • возмещения убытков (в этом случае правообладатель должен предоставить расчет причиненных убытков; как правило, суды полностью удовлетворяют требования пострадавших правообладателей), либо
  • выплаты компенсации, определяемой по усмотрению суда, в размере от 10 000 до 5 000 000 рублей либо в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения. Компенсация выплачивается независимо от наличия или отсутствия убытков.

Уголовная ответственность

Уголовным кодексом РФ (УК РФ), ч. 2 ст. 146 установлена уголовная ответственность за незаконное использование объектов авторского права. Использование нелицензированного ПО подпадает под действие данной статьи. Последствиями незаконного использования объектов авторского права являются:

  • штраф в размере до 200 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев,
  • либо обязательные работы на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов,
  • либо лишение свободы на срок до двух лет.

Если стоимость прав на использование ПО превышает 50 000 рублей, нарушения, предусмотренные данной статьей, признаются совершенными в крупном размере (250 000 рублей — в особо крупном размере) и наказываются лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до 500 000 рублей.

Обязательным условием применения данной статьи УК будет являться наличие умысла, который доказывается путем направления в организацию-нарушитель писем о недопустимости использования нелицензионного ПО и предупреждения об установленной законом уголовной ответственности.

На практике уголовная ответственность часто выражается в форме штрафа. Даже если размер ущерба значителен, а организация лишь использовала нелицензионное ПО, суды пока придерживались либеральной позиции, и самая жесткая мера наказания подразумевала условное лишение свободы.

Основания и порядок проведения правоохранительными органами мероприятий по установлению фактов незаконного использования нелицензионного ПО

Органами, уполномоченными на проведение проверок финансовой, хозяйственной и торговой деятельности юридических лиц, являются оперативные подразделения Министерства внутренних дел РФ в сфере борьбы с экономическими преступлениями (Департамент экономической безопасности), отдел по борьбе с правонарушениями на потребительском рынке (ОБППР) и отдел «К» или отдел «Р» (в зависимости от региона название и принадлежность к тому или иному правоохранительному органу будет различаться).

Основанием для проведения проверок служит наличие данных о влекущем уголовную или административную ответственность нарушении законодательства. В качестве таких данных может служить обращение компании-правообладателя ПО либо агентства по защите, представляющего интересы правообладателей и распространителей программ ЭВМ. Однако следует иметь в виду, что ревизия ПО может происходить и по иным основаниям, в частности, связанным с хозяйственной деятельностью организации.

Меры по минимизации риска привлечения к ответственности за использование нелицензионн ого ПО

  • Некоторые компании–правообладатели ПО предоставляют НКО значительные скидки и льготные условия при покупке лицензионного ПО. Ярким примером является корпорация «Майкрософт». Так, в марте 2009 года стартовала программа технологической поддержки некоммерческих неправительственных организаций «инфоДонор» (подробнее о программе на сайте www.infodonor.ru и во втором номере журнала «Благотворительность в России»).
  • Многие компании-правообладатели перед инициированием проверок присылают письма с просьбой приобрести лицензии на их программы. Письма могут направляться и органами внутренних дел.
  • Их главной целью будет являться доказывание умысла при использовании нелицензионного ПО, что позволит привлечь должностных лиц к уголовной ответственности. Получение такого письма является первым сигналом к возможной проверке. В такой ситуации будет благоразумно инициировать переговоры о приобретении лицензии и удалить все нелицензионные программы с компьютеров организации. Необходимо помнить, что переговоры с правообладателем не означают того, что проверка не состоится.
  • Сотрудники организации не должны самостоятельно устанавливать программы и переносить файлы, сомнительные с точки зрения законности их использования, на компьютеры организации. Это также будет являться основанием для привлечения организации к ответственности при проведении проверок. Целесообразно указать такой запрет в правилах внутреннего трудового распорядка и (или) включить в тексты трудовых договоров.
  • Альтернативой использования лицензионного ПО является установка так называемых открытых программ (freeware), которые обращаются на основании открытой лицензии, не требующей оплаты.

Открытая лицензия дает пользователю право запускать, изучать, распространять и улучшать определенную программу. Соответственно, использование такого ПО освобождает пользователя от предоставления документов, удостоверяющих соблюдение лицензионного законодательства.

Необходимо также принимать во внимание, что свободное ПО может использоваться наряду с лицензионным. Например, имея лицензионное ПО определенного производителя, можно использовать программу, которая находится в свободном доступе в Интернете и служит свободной альтернативой лицензионнной программе.

Редакция благодарит Центр координации юридической помощи pro bono Института «Право общественных интересов» (PILI) за предоставленные материалы

Подготовлено международной юридической фирмой «Уайт энд Кейс ЛЛК» (White & Case LLC)

№ 3 / 2009
Ответственность за использование нелицензионного программного обеспечения