Как разговаривать без адвокат

Юрист должен уметь говорить? Юрист ДОЛЖЕН уметь говорить!

Мы все думаем, что мы умеем говорить, считается, что юрист — как раз та профессия, где умение говорить ценится гораздо больше, нежели в других профессиях (какой-нибудь программист или дизайнер-фрилансер может вообще быть немым, юрист, понятное дело, нет). Но что мы под этим понимаем? Действительно ли все юристы УМЕЮТ говорить? Не в смысле открывать рот, издавать звуки и складывать их в слова, а владеть голосом, речевым аппаратом и в целом умением формулировать мысль как профессиональным инструментом

Автор: Вербицкая Юлия

Опубликовано: Правовая газета «Статус» № 5 (35) 2014 С. 14-15

Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Адвокат: инструкция по применению

Каждый год меня кто-нибудь спрашивает что-то вроде: ну, зачем мне адвокат? Или: зачем вообще нужны эти адвокаты — я и сам могу. Или даже слышу суждение вроде «адвокаты — те же юристы, только денег берут больше». И каждый раз терпеливо отвечаю… Вот и сейчас.

Адвокат, вообще-то, довольно простая и ясная профессия: профессиональный советник по правовым вопросам. Ну, что тут непонятного: договор составить — это юрист на работе есть, а вот совет дать, профессиональный — это, типа, адвокат. Всё так, но не совсем.

Во-первых, считается, и не зря считается, что адвокат — это специалист в судебной процедуре. То есть, основа профессии адвоката — защита и представительство граждан и организаций в суде. С 2023 года только адвокаты смогут представлять граждан в судах. Сегодня в гражданский процесс может прийти любой «представитель», даже без высшего образования, но уже в ближайшие годы тут произойдут значительные изменения.

И слава богу! Вы же не хотите, чтобы вас лечил человек, прочитавший вчера «всё-всё» про вашу болезнь в Википедии? Ну, а в суде почему нужен менее профессиональный человек? Потому, что «не смертельно»? Это как посмотреть…

Во-вторых, адвокат, даже имеющий определённую специализацию, тем не менее, должен знать основы законодательства в любой сфере человеческой жизни. Например, моя специализация — семья и дети, но это не значит, что я не отвечу вам на большинство вопросов про наследство или про последствия ДТП. Этим и удобен. Вопрос можно задать любой — и получить как минимум 80% ответа. Или, при оказании юридической помощи по одному делу, понять, «чего, в принципе, ждать» по другому.

В-третьих, адвокат, и только он, может быть защитником по уголовному делу. Да, есть такой институт «общественных защитников», на мой взгляд, скорее кивок в прошлое, во времена «широкого обсуждения в трудовых и партийных коллективах». Сегодня защита по уголовному делу почти никогда не включает в себя «взять на поруки» или прочие общественно-полезные вещи. Бывают, разумеется, исключения, но если по вашему делу что-то не в порядке, нужно звать не журналиста, а всё-таки специалиста, адвоката. Журналист, может быть, пригодиться, но защищать в суде и на следствии всё же должен человек, который понимает, что происходит, а не просто «честный, добрый и хороший парень».

В-четвёртых, и, пожалуй, в-главных, адвокат, простите за тавтологию, обладает статусом адвоката. А это значит: определённая независимость, адвокатская тайна и адвокатская этика. Добавим сюда ещё и адвокатское сообщество, которое за этими тремя «китами» присматривает.

Адвоката нельзя просто так привлечь к ответственности, в том числе уголовной, у адвоката нельзя просто так провести обыск, адвокат имеет за спиной сильный и надёжный (во всяком случае, сужу по адвокатской палате Москвы) тыл в виде адвокатской палаты. Всего этого «просто юрист» лишён, и всё это позволяет говорить о существенно большей независимости адвоката как от следствия, так и от судей и от прочих органов.

Адвокат обязан хранить адвокатскую тайну. Причём в этом ему существенно помогает закон: например, материалы адвокатского производства не подлежат досмотру, даже при обыске у адвоката нельзя заглядывать в досье доверителей. И это не просто декларация, а за этим следит специальный представитель адвокатской палаты, имеющий на это законные полномочия.

Адвокат никому и никогда (пока его не освободит от этой тайны доверитель) не может рассказать ничего про своего доверителя. Например, даже о факте обращения к нему конкретного человека. Разумеется, если ваш адвокат ходит в суд с вашей доверенностью — это уже не тайна. Но если вы просто решили переговорить с опытным специалистом — адвокат не ответит ни да, ни нет на вопрос, обращались ли вы к нему.

Это, кстати, довольно важная штука. Главное, что есть у адвоката — доверие. И это доверие обязательно подразумевает полную «герметичность» отношений. Например, звонит мне (спустя год, как мы работали с доверителем) его новый юрист, просит, чтобы мы передали копии имеющихся у нас документов по делу Е-ва. Документы у нас есть, архив цел и полностью сохранен, и доверителя Е-ва мы прекрасно помним. Но что отвечает секретарь? «Простите», — говорит, — «Если такой клиент к нам обращался, то ему стоит самому связаться с адвокатом и дать соответствующее распоряжение о передаче документов».

Таким образом, мы не подтвердили (но и не опровергли) даже сведения о том, что Е-в к нам обращался.

Е-в связался с адвокатом на следующий день, и попросил передать Ивану Николаевичу Ш-ву необходимые копии документов. И, несмотря на обиженный вид господина Ш-ва, мы у него ещё и паспорт попросили показать.

Во всех остальных случаях, адвокат ведёт себя не менее щепетильно. Например, в «Команде адвоката Жарова» есть специально разработанный стандарт конфиденциальности, не позволяющий никому из сотрудников называть даже фамилию доверителя при разговоре по телефону где-то вне офиса. «Доверитель» — самое удобное слово.

Третий важный «кит» — адвокатская этика. В принципе, Кодекс профессиональной этики адвоката — публичный документ, его стоит прочитать. Важно то, что адвокатское сообщество очень строго требует его соблюдения. Даже в мелочах. Например, участвующие в процессе в интересах противоборствующих сторон адвокаты, не должны беседовать с клиентом адвоката противоположной стороны без присутствия адвоката (или с его согласия). Это только звучит заумно, а вещь очень разумная: у человека есть профессиональный советник по правовым вопросам, оказывающий юридическую помощь, и не надо делать так, чтобы человек без этой помощи остался. Писать лично противной стороне, кстати, кодекс профессиональной этики не запрещает :).

Адвокат обязан вести себя с соответствующими адвокатской профессии достоинством и вежливостью. Даже в пылу судебных страстей, адвокат — самый рассудительный человек в зале судебных заседаний. Его дело — право, закон, честность, добросовестность и отстаивание интересов доверителя. А качество этой работы от уровня децибел не зависит.

Про гонорары адвокатов можно слагать песни. Мне за 18 лет судебной практики (десяток из которых в статусе адвоката) не довелось видеть клиента (ни у себя, ни у коллег) довольных суммой уплаченного гонорара. Это, конечно, особенности профессии: пока проблема остаётся, она кажется более значимой и «дорогой», а как только она проходит — ценность её падает до нуля. Оказанная услуга цены не имеет, увы.

Вообще, хороший адвокат, то есть тот, который знает, что делает, и знает глубоко, и в той сфере, в которой вам надо, стоит объективно недёшево. Невозможно предположить, что кто-то, чей час стоит 475 фунтов стерлингов в час (не самая большая ставка английского адвоката), и чья загрузка позволяет лишь 2 недели отпуска в году, станет работать, по какой-то причине, за 10 фунтов. Да, есть программы оказания юридической помощи бесплатно, и в некоторых из них принимают участие и очень дорогие адвокаты, но ни в одной из этих программ доверитель не может выбирать адвоката, а лишь воспользоваться тем, кому дело выпало. В «Команде адвоката Жарова» есть также программы pro-bono, и их объём в 2017 году, например, превысил 400 часов в год, но рассчитывать на оказание бесплатной юридической помощи именно у нас — невозможно: мы берём дела по рекомендации определённых благотворительных фондов и только определённой категории доверителей.

Большинство адвокатов работают по принципу «сумма денег за дело». Это значит, что, например, ваше дело в суде по возврату денег по расписке будет стоить, ну, например, 200000 рублей. Сколько бы ни было заседаний, и как бы не прятался ответчик. Разумеется, назначая сумму за всё дело, адвокат будет учитывать эти возможные задержки и осложнения. Если сможет. Но всё равно это будет определённая «лотерея» — или адвокату придётся работать больше, чем он планировал, или по факту получится, что потрачено меньше времени, чем это было бы выставлено в счёт, работай адвокат «по часам».

Адвокаты с большой загрузкой, как правило, предпочитают почасовую оплату. Причём, по некоторым категориям дел можно говорить о какой-то «максимальной» сумме (называется на жаргоне «кэп») за дело. Но вот «Команде адвоката Жарова» повезло в этом смысле не очень: когда идёт семейный спор, а тем более включающий в себя спор о детях — о границах говорить не приходится… Начинаем, например, с простого, развод, да взыскание алиментов. Тут ещё можно «угадать» продолжительность работы и сумму. Внезапно ответчик заявляет встречный иск: хочу определить место жительства детей со мной… И поехало. Сначала — дело в районный суд, потом начинаются бесконечные экспертизы. А следом «прилетает» ещё и исполнительное производство по алиментам, поскольку платить добровольно никто не собирался… Тут уже прогнозировать можно совершенно приблизительно (хотя по нашим правилам мы стараемся после каждого такого «вызова» всё же пересчитать возможный объём работы и обсудить его с доверителем). Поэтому финансовый результат можно описать только двумя словами: очень дорого. Увы. Развод, дети — действительно обходятся нам очень дорого.

Как же тут выбирать? Никто не знает. Самое главное, конечно, ответить на вопрос про доверие. Если доверия нет — никакой такой адвокат не нужен, ни дорогой, ни бесплатный. Адвоката вы должны понимать, его слова и объяснения должны быть совершенно понятны доверителю. Второе — отзывы тех, кому вы доверяете, особенно если они уже у этого адвоката были. Отзывы в интернете, увы, не всегда достоверны или, говоря проще, всегда недостоверны. Никто не будет писать искреннее «спасибо» адвокату, например, защитившему от уголовной статьи… Ещё в своём, узком кругу, да, может. А на публику — ни за что. Поэтому всё, что написано на многочисленных сайтах про «успехи» того или иного юриста — стопроцентная туфта. А вот плохое, особенно анонимно — это написать несложно. Причём опять же, всё, что написано плохого — тоже туфта: ни один вменяемый адвокат с доверителем не расстанется со скандалом, ну, уже просто в силу собственной профессии. Так кто это пишет под именем «Ивана Петровича» всякую муть? Не соседи ли из какого-нибудь «юридического холдинга»? Нет, интернет, увы, не источник.

Читайте так же:  Оформить медкнижка в ростове на дону

И конечно, если адвокат хоть сколько-нибудь публичен, у него есть статьи, видео, аудио — всё это стоит почитать, посмотреть, послушать. И сделать вывод самому: твой это адвокат, или не твой.

Разумеется, мне не встречалось адвокатов-практиков, специалистов в своей отрасли, которые голодали, но выходили в суд бесплатно. Не может быть «хорошего и дешёвого» адвоката хотя бы по той причине, что адвокату самому приходится оплачивать и свой офис, и помощников, и даже воду и электричество. И единственный источник выплат для адвоката — это гонорары клиентов.

Кстати говоря, офис адвоката — это тоже весьма важная вещь. Нет, это не обязательно должен быть особняк со львами и золотыми ручками на дверях (хотя и это говорит о востребованности, как минимум), но то, что вам в этом офисе должно быть уютно, на мой взгляд, обязательно. Вот, к нам приходят люди в самый напряжённый момент своей жизни: семья летит под откос, дети — на разрыв между родителями… В этот момент совершенно недопустимо принимать человека в условиях, когда и расслабиться-то нельзя. Допускаю, что какие-то вещи можно обсуждать и по трое в комнате (а я видел и шесть адвокатов в одной комнате — и все вели приём), но всё же удобство доверителя, его чувство защищённости — важнейшая вещь. Если в офисе адвоката (его доме родном) вам неуютно, тревожно, нет ощущения полной безопасности — не уверен, что вы пришли к своему адвокату.

Ну и, конечно, офис адвоката — место полной и абсолютной конфиденциальности.

Ну что, адвоката выбрали? Теперь садитесь и всё рассказывайте, не опасаясь того, что ваша тайна кому-то станет известна. Адвокат умрёт (лет через…) вместе с ней, не переживайте. Рассказывайте-рассказывайте, потому, что говорить неправду своему адвокату (как и утаивать от него что-то) — это как у доктора промолчать про боли в боку или отказаться сдавать анализы. Не бойтесь, вы в надёжных руках.

Общение с сотрудниками спецслужб и следователями

1. Как реагировать на предложение сотрудника спецслужб/следователя «просто поговорить»?

Необходимо твердо запомнить: призыв «прийти просто поговорить» из уст сотрудников Центра «Э» и ФСБ никакой реальной юридической силы не имеет.
На все телефонные звонки и на все визиты домой с такими призывами реагировать следует вежливой и сухой фразой: «Приносите официальную повестку, в которой будет прописан мой юридический статус». После этого разговор с оперативником следует закончить.

2. Как говорить с оперативником уголовного розыска?

Иногда в регионах сотрудники Центра «Э» используют для таких звонков и визитов оперативников уголовного розыска. Не пугайтесь, услышав фразу «Я — сотрудник уголовного розыска лейтенант Иванов». В данном случае лейтенант Иванов из угрозыска — такая же жертва Центра «Э», как и вы. Его отправили выполнять не свойственную ему, глупую и бесполезную работу. Но жалеть его не нужно, ему нужно сказать такую же фразу, как и «эшнику, и эфэсбешнику»: «Приносите официальную повестку, в которой будет прописан мой юридический статус».

3. Ваше жилище неприкосновенно.

Если оперативники хотят проникнуть к вам домой, вам нужно знать: по закону ваше жилище неприкосновенно, и зайти к вам могут только с судебным постановлением, разрешающим проведение обыска. Любое вторжение к вам в дом, чтобы «просто поговорить», или «посмотреть, как ты тут живешь» — противозаконно. Разговор должен быть коротким, вестись через закрытую дверь и заключаться только в требовании повестки или судебного постановления, разрешающего обыск.

4. Нужно найти адвоката

В случае, если вас вызвали в следственные органы официально, необходимо идти только со своим адвокатом, и, если вы несовершеннолетний, — с родителями. Без родителей или опекунов правоохранительные органы вообще не имеют права вести с вами какие-либо следственные действия.

5. Помните о 51 статье Конституции РФ

На допросе без адвоката (независимо от вашего процессуального статуса, даже если вы свидетель) рекомендуем воспользоваться 51 статьей Конституции, дающей право человеку не свидетельствовать против себя и своих близких родственников.
Следователь может сказать: «Мы же беседуем с вами как со свидетелем, ни в чем вас лично не обвиняем, нам просто нужно прояснить все обстоятельства дела, зачем вам 51-я статья». Это большое лукавство. Изменить ваш статус со свидетеля на обвиняемого следователь может за пять минут — ровно столько времени, ему потребуется, чтобы вытащить лист бумаги и распечатать постановление о привлечении вас в качестве обвиняемого по какому-либо абсурдному уголовном уделу.
Прибегать на допросе к помощи 51-й статьи Конституции нужно до тех пор, пока ваш адвокат вместе с вами не выработал общую позицию, не продумал линию поведения по вашей защите. Давать показания на допросе можно только в том случае, если вы, получив заранее повестку, уже продумали вместе со своим адвокатом линию защиты.

6. Вы имеете право на адвоката, даже если вы свидетель.

Вы имеете право на адвоката, имеете право общаться со следователем в присутствии адвоката. Все заявления следователя о том, что «вы не обвиняемый, а свидетель, и вам адвокат не положен» — ложь.

7. Если вас задержали на улице

В случае, если вас внезапно задержали на улице или ещё где-то вне дома и везут в СК на допрос, требуйте права оповестить адвоката, или родителей (если вы несовершеннолетний), или правозащитников (если у вас адвоката нет, они вам его предоставят).
Не отдавайте сотрудникам полиции телефон. Пишите в социальные сети сообщение о том, что вас задержали, просите соратников его распространить.

8. Не вести «разговоры за жизнь» с оперативниками

Вы можете оказаться в ОВД, в качестве административно задержанного. Сотрудники МВД достаточно креативны, чтобы придумать вам любое административное нарушение типа «нецензурно выражался в общественном месте».
Если к вам в ОВД придут сотрудники Центра «Э» или ФСБ, разговаривать с ними не следует. Вы имеете право с ними не говорить. Помните, что оперативник Центра «Э» или ФСБ вам не друг, даже если пытается свою дружественность вам демонстрировать. Помните, что он, возможно, хочет узнать что-либо от вас только с одной целью: сделать плохо лично вам или другим нормальным честным гражданам.
Никаких «разговоров за жизнь». Никаких споров, никакой попытки что-то объяснить и агитировать — это бесполезно.
Агитационные беседы, если уж очень хочется, можно вести с рядовыми полицейскими и омоновцами, но не с оперативниками.
Слова оперативников «вы отчасти правы», «я где-то очень глубоко в душе ваш союзник» — ложь, не поддавайтесь на это. К вам просто пытаются войти в хотя бы минимальное доверие.
Требуйте от оперативников только одного: чтобы они предъявили служебные удостоверения. Запоминайте фамилии, звания, должности — это пригодится потом вашим адвокатам.

Ничего не бойтесь. Страх ослабляет разум и убивает волю.
Вы честные граждане со справедливыми требованиями.

Как общаться с силовиками: допрос, опрос, беседа

Встреча с полицейским, следователем, сотрудником ФСБ редко бывает приятной. Объясняем, как общаться с ними без ущерба для себя.

Когда пригласили на допрос

Добейтесь официального уведомления

Это нужно, к примеру, чтобы вы могли отпроситься с работы (допрос, согласно трудовому законодательству, считается уважительной причиной). Попросите прислать вам уведомление хотя бы в электронном виде.

Не идите на допрос без адвоката. Никогда!

Поиском своего адвоката нужно озаботиться вне зависимости от вашего процессуального статуса. Как это сделать, мы рассказывали в тексте для «Медузы».

Если вы являетесь обвиняемым или подозреваемым, защитник должен обязательно присутствовать на допросе. Государство может предоставить вам адвоката по назначению. Независимость таких защитников от следствия у многих вызывает сомнения.

Не поддавайтесь на уговоры сотрудников полиции. Иногда они могут использовать прямые угрозы: посадить вас в камеру предварительного заключения, надавить на ваших родственников. В наше время это редкость. Скорее всего, следователь в случае вашего отказа пообещает тщательно вас проверять. Но если вы пришли с адвокатом, давить на вас при свидетелях вряд ли будут.

Установление личности

Вы должны будете предоставить свой паспорт или иной документ, удостоверяющий личность. Как правило, в начале допроса следователь при вас вносит в протокол ваши данные.

Объяснение сути дела

Следователь должен сообщить, по какому поводу вас вызвали. Если ваш статус — подозреваемый или обвиняемый, вам должны объяснить, откуда он взялся.

Разъяснение прав

Вам обязаны сказать, какими правами вы обладаете во время допроса. Например, если вы имеете статус подозреваемого или обвиняемого, то ваши права есть в статьях 46 и 47 УПК РФ. Если вы свидетель — то в статье 56 УПК РФ.

собственно, допрос

Обычно следователь начинает с вопроса: «Что вы можете сообщить по существу?» Иногда им всё и ограничивается.

составление протокола

Вы имеете право, увидев недочеты в протоколе, указать на них в замечаниях к нему.

подписание протокола

Прежде чем подписать протокол, убедитесь, что там нет свободных мест (или они перечеркнуты). Не забудьте указать свои замечания и сообщить о них в соответствующей графе.

Во время и после допроса

Пользуйтесь правом не отвечать на вопросы, если боитесь, что ответы используют против вас

Причины отказа зависят от вашего процессуального статуса.

Если вы свидетель, вы обязаны отвечать на все вопросы. Отказаться вы вправе, только если ответ может навредить вам или вашим ближайшим родственникам (родителям, детям, дедушке, бабушке, внукам, полнородным и неполнородным (имеющим общих отца или мать) братьям и сестрам). Следователь может пригрозить вам ответственностью за отказ от дачи показаний (Статья 308 УК РФ), но практика показывает, что подобные дела заводятся крайне редко.

Если вы подозреваемый или обвиняемый, вы имеете право вообще отказаться от дачи показаний. Но лучше всего предварительно проконсультироваться с вашим адвокатом.

Будьте вежливы

Говорить со следователем нужно четко, спокойно и уважительно. Не надо поддаваться на провокации. Не стоит использовать ненормативную лексику. Не нужно провоцировать конфликт.

Тщательно изучите протокол, фиксируйте нарушения

По итогам допроса следователь составляет протокол, который подписывает он сам, вы, ваш защитник, иные присутствовавшие лица. Протокол может быть написан от руки или напечатан на компьютере. Следователь также может попросить вас подписаться под каждым из ответов, а может — на каждой странице. Закон чётко не оговаривает, как именно всё должно выглядеть.

В протоколе должны быть указаны дата, время начала и окончания допроса, имена всех действующих лиц. Вы должны внимательно прочитать протокол допроса. Если видите, что где-то следователь написал не то, что вы говорили, попросите его исправить. Если следователь отказывается исправить протокол, вы можете отразить это в своих замечаниях. Изложите в них максимально чётко, о чём вы говорили на самом деле.

Все пустые места, оставшиеся в протоколе после его заполнения, должны быть зачёркнуты. К протоколу можно оставить неограниченное количество замечаний. Тщательно зафиксируйте их все. Это можете сделать и вы сами, и следователь под диктовку.

Листы с замечаниями нужно приложить к протоколу. Информацию о том, что они есть, надо занести в графу «замечания» в самом протоколе. Там желательно указать не только число страниц, но и описание содержания. Или вы можете написать, чем начинается и чем заканчивается текст с замечаниями.

Читайте так же:  Заявление о закрытии расчетного счета промсвязьбанк

Если вас просто остановили для проверки документов, знайте свои права.

Вы вообще можете не отвечать ни на какие вопросы

Опрос регулируется законом «Об оперативно-розыскной деятельности». Там тоже ведется протокол. Вы имеете право не отвечать. Это не допрос, и за отказ от дачи показаний вы не понесёте ответственности.Опрос проводится в рамках оперативной работы. Так как последняя засекречена и регулируется законом о гостайне, вы можете только догадываться о сути дела.

Нет установленной формы приглашения

На практике форма приглашения на опрос законом никак не предусмотрена. Однако его нужно получить. Объяснить это, как и в случае с допросом, можете необходимостью получить законный отгул на работе. За неявку на опрос вы можете понести ответственности по статье 19.3 КоАП (невыполнение законных требований сотрудников полиции).

Протокол опроса сложнее использовать в уголовном деле

К протоколу опроса требования не такие жёсткие, как к аналогичному документу на допросе.Вам должны будут разъяснить ваши права. Также, чтобы опрос использовался в уголовном деле, его протокол должен отвечать требованиям к протоколу допроса из УПК РФ.Вы имеете право прописать в конце протокола опроса свои замечания. Например, о том, что текст не соответствует вашим показаниям. Правила заполнения замечаний в протоколе опроса такие же, как в протоколе допроса.

Если собираетесь на митинги, прочитайте, как себя на них вести

Как вести себя на допросе

Зоя Светова: как вести себя на допросе, какие права есть у свидетеля, подозреваемого и обвиняемого.

Сегодня никто из нас не может быть уверен, что в ближайшее время ему не суждено оказаться на допросе в Следственном комитете РФ.

Самый лучший вариант, если вас вызовут в качестве свидетеля, возьмут с вас подписку о неразглашении тайны предварительного следствия и после нескольких часов беседы отпустят восвояси. И больше не вызовут.

Но если ваше имя, не дай бог, значится в списке фигурантов «Болотного» или какого-либо другого политически мотивированного дела, то после допроса в качестве свидетеля вас могут допросить как подозреваемого, а потом, после предъявления обвинения, и как обвиняемого.

Ваше поведение во время этих допросов может определить вашу дальнейшую жизнь на многие годы вперед. Поэтому так важно знать, как правильно себя вести.

Не бегайте от следователя

Существует предубеждение, что на допрос нужно являться, только если вам вручили повестку. На самом деле в статье 188 ч. 2 УПК РФ (Уголовно-процессуальный кодекс) сказано: «Повестка вручается лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передается с помощью средств связи».

То есть следователь, которому лень присылать повестку, потому что письмо почтой даже по Москве идет несколько дней, вызывая вас на допрос по телефону, закон не нарушает. Другое дело, что вы вправе отказаться приходить «по звонку» и можете требовать официальную повестку.

«Если следователь нормальный человек, — говорит Марина Андреева, бывший следователь, а ныне адвокат, — с ним можно договориться на удобное для вас время.

Если же вы не явитесь на допрос после нескольких вызовов по телефону, то к вам на работу или домой придет полицейский с повесткой и вам придется подчиниться».

Адвокат Вадим Прохоров советует «не торговаться» и приходить на допрос и после телефонного звонка. «Главное, удостовериться, что это не розыгрыш, позвонить по телефону, который указал следователь. Лучше не уклоняться от явки».

Не свидетельствуйте против себя

«Самое главное, что вы должны понять раз и навсегда, — дает совет адвокат Анна Ставицкая, — следователь вам не друг, а враг. Ему обязательно нужно получить от вас показания, чтобы выстроить уголовное дело.

Поэтому будьте очень осторожны, даже если следователь вам нравится: ведь они умеют производить хорошее впечатление. Надо это помнить и не поддаваться на уговоры».

В повестке о вызове на допрос написано, что вы имеете право пригласить с собой адвоката. Поэтому лучше не полагаться на себя, не рисковать, а договориться с адвокатом, который поможет вам в общении со следователем.

В любом случае свидетель имеет право, согласно 51-й статье Конституции РФ, не давать показания: «не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников».

Другое дело, что если на допросе вы будете один на один со следователем, то он, опытный юрист и психолог, сможет запутать вас, запугав ответственностью за отказ от дачи показаний, за заведомо ложные показания и т.д.

Например, следователь задаст вам вопрос: «Знаете ли вы, был ли имярек на Болотной площади 6 мая?» Вы ответите: «Не знаю».

Тогда следователь, пользуясь вашей юридической неграмотностью, начнет убеждать вас, что, по его сведениям, вы прекрасно осведомлены, что имярек там был. И если вы не подтвердите эту информацию, то он сможет привлечь вас за дачу ложных показаний.

Он откроет перед вами УК и покажет статью 307, в которой черным по белому написано, что вам грозит ответственность от штрафа (до 80 тыс. рублей) до ареста на срок до трех месяцев. Те же три месяца ареста — «потолок» по статье 308 («отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний»). Этим следователь сможет вас пугать, если вы заикнетесь про 51-ю статью Конституции.

«Другое дело, что следователю будет трудно доказать, что вы сознательно отказались от дачи показаний или дали заведомо ложные показания, — объясняет адвокат Вадим Прохоров. — Следователь вряд ли станет возбуждать против вас дела по этим статьям, тем более что арестные дома у нас практически не функционируют».

Но вполне возможно, своего он добьется: вы испугаетесь и начнете отвечать на вопросы.

«Без адвоката разговаривать со следователем категорически нельзя, — рассказывает о своем опыте бывший сиделец Сергей Мохнаткин. — Следователь умело расставляет вам ловушки, в которые неопытному человеку легко попасть».

Адвокат Прохоров предупреждает: «Бывает так, что вы отказываетесь давать показания, ссылаясь на 51-ю статью Конституции, а следователь вам говорит: «Почему вы не даете показаний, ведь я задаю вопрос, который не имеет отношения ни к вам, ни к вашим родственникам, на него вы обязаны отвечать».

Здесь следователь лукавит: нельзя механически считать, что вопрос, например, про дядю Ваню не приведет к вам. Универсальных рецептов нет, но не все умеют правильно отвечать на вопросы и давать при этом минимум информации. Только адвокат в каждом конкретном случае может определить, какую лучше выбрать позицию».

Бывает так, что свидетель месяцами ходит на допросы, а потом в одночасье становится обвиняемым. «Опытный адвокат, наблюдающий за тем, как допросы становятся все более агрессивными, и к тому же обладающий информацией, всегда чувствует, когда над его подзащитным сгущаются тучи, — говорит адвокат Виктор Паршуткин. — Я дважды участвовал в подобных делах и в обоих случаях, когда наступил час икс, посоветовал своим клиентам не искушать судьбу и уехать за границу».

Ведите аудиозапись допроса

Адвокаты советуют во время допроса включать диктофон. Это законом не запрещено и очень может помочь, если следователь, например, будет вам угрожать, намекать на взятку (так часто случается по «экономическим» делам) или попробует вас вербовать.

Используя диктофонную запись, вы всегда можете пожаловаться на незаконные методы ведения следствия и оказанное на вас давление.

После допроса следователь попросит вас дать подписку о неразглашении тайны предварительного следствия.

Если вы такую подписку давать откажетесь, то следователь вызовет двух понятых и в их присутствии объявит вам, что вы можете быть привлечены к уголовной ответственности (статья 310 УК РФ). Санкция — от 80 тыс. рублей штрафа до трех месяцев ареста.

«За разглашение тайны предварительного следствия свидетелей привлекают редко, — говорит адвокат Андреева. — Для адвокатов ситуация гораздо хуже: если против них возбудят уголовное дело, они могут быть лишены адвокатского статуса».

В любом случае, если вами заинтересовались следователи, подумайте о будущем. Вам стоит пойти к нотариусу и оформить генеральную доверенность на все ваше движимое и недвижимое имущество. Опыт показывает, что если вас арестуют, то в СИЗО получить такую доверенность вашим близким будет крайне трудно.

Для того чтобы начальник СИЗО заверил вашу доверенность или пригласил в СИЗО нотариуса, нужно разрешение следователя. А он из «воспитательных» целей может месяцами отказывать вашим родным в этом праве.

Не давайте показаний без своего защитника

Большинство обысков заканчивается тем, что обыскиваемого увозят на допрос к следователю. Представьте себе: несколько часов обыска, ваша квартира перевернута вверх дном, у вас забрали все компьютеры, флешки, мобильный телефон, вы напряженно думаете о том, что в вашем компьютере или в ваших записных книжках могут найти, вас привозят в Следственный комитет и начинают с вами разговаривать.

«Первым делом вы должны сказать, что без адвоката разговаривать не будете, — советует Анна Ставицкая. — Следователь начнет вам говорить: «Зачем вам адвокат? Неизвестно, когда он подъедет, дайте показания и пойдете домой!»

Не поддавайтесь на уговоры. Без адвоката вообще нельзя давать никаких показаний: обычный человек совершенно не понимает, что любое его слово может обернуться против него.

Очень хочется объяснить следователю, что произошла ошибка, я, мол, не виноват, а следователь поймет и его отпустит. Это совсем не так: если следователь начал работать, это означает, что никто никого не отпустит.

С момента допроса начинается настоящая борьба. Вам нужно молчать и требовать, чтобы вам дали позвонить родственникам или друзьям, которые найдут для вас адвоката.

У следователя своя задача: вытащить из вас какие-то показания, чтобы из ваших слов «развернуть» дело.

Классический пример — дело ученого Игоря Сутягина. Если бы он не начал давать показания без адвоката, никакого дела против него не было бы. Впоследствии все обвинение было построено на его показаниях».

Не верьте госадвокату

Двадцатому фигуранту «Болотного дела» Игорю Гущину обвинение было предъявлено в СК, куда его привезли после обыска. Обыск начался в шесть утра, продолжался несколько часов, и следователи, увозя Гущина в Технический переулок, не сказали родственникам, что он домой не вернется.

Телефон у него отобрали и начали допрашивать его как свидетеля. Когда он заикнулся о том, что ему нужен адвокат, следователь его успокоил, что-де пока твой адвокат подъедет, пройдет около часа, а мы за 20–30 минут все решим — и поедешь домой.

«Следователь ввел его в заблуждение, — рассказывает адвокат Максим Рачковский. — Он показал ему фотографии, на которых видно, что Гущин был на Болотной площади 6 мая. Он не стал это отрицать. Потом следователь показал ему другую фотографию, на которой видно, как какой-то парень хватает полицейского за форму. Илья сказал, что это не он. Но следователь повторил свой вопрос несколько раз, и измученный Гущин, которому больше всего хотелось, чтобы допрос скорее закончился, подтвердил, что это он. И тогда довольный следователь пригласил потерпевших полицейских и они опознали Гущина».

Так допрос свидетеля Гущина плавно перешел в допрос Гущина-подозреваемого. Следователь позвал государственного адвоката. Потом задержанному предъявили обвинение, он все подтвердил и в конце концов написал чистосердечное признание.

Только вечером Гущину разрешили позвонить домой. Родственники обратились в «Росузник», ему нашли адвоката. После того как суд проштамповал арест, Гущина поместили в СИЗО, и на первом же допросе, уже со своим адвокатом, он заявил, что предыдущие показания дал под давлением.

Читайте так же:  Как оформить субсидию на коммунальные услуги в днепропетровске

Но вряд ли это будет иметь значение для суда, ведь при первых, признательных, показаниях присутствовал государственный адвокат.

«Назначенные государством адвокаты, как правило, находятся в сговоре со следствием, — говорит Анна Ставицкая. — Поэтому нельзя на них соглашаться. Они не будут вам помогать, а, напротив, будут давать такие советы, которые выгодны следствию».

Опасайтесь следователя

Александру Марголину, доставленному в СК после обыска 20 февраля, повезло больше, чем Илье Гущину. Как только следователь увез его на допрос, жена начала бить тревогу. Она связалась с «Росузником», и адвокат Анна Полозова через два часа была уже в Следственном комитете. Она звонила следователю, уведомляя его, что у нее есть ордер на оказание защиты Марголину.

В это время Марголина уже допрашивали в присутствии государственного защитника. Так же быстро провели его опознание сотрудником полиции.

«Марголин сообщил следователю, что был на Болотной, и рассказал, как был одет, — говорит адвокат Анна Полозова. — На опознании рядом с Марголиным посадили двух человек, оба моложе его лет на десять. И конечно, полицейский опознал его.

Я бы никогда этого не допустила. Вся эта операция была продумана заранее: как только опознание закончилось, госадвокат дал Марголину свой мобильник, чтобы тот позвонил жене. Жена дала ему мой телефон. Он позвонил мне».

Полозова уговорила Марголина отказаться от первоначальных показаний. Теперь она обжалует действия следователя.

А к Марголину в ИВС ходят оперативники. Они предлагают ему признать вину, напоминая, что у него двое маленьких детей.

Давно известно, что чужой опыт никого ничему не учит. Но все-таки есть правила, которым стоит следовать: в каком бы статусе вы ни находились — свидетеля или обвиняемого, не стоит давать показаний без адвоката, которому вы доверяете.

Если вам не удается добиться его вызова, отказывайтесь от дачи показаний.

Если вы свидетель, то ссылайтесь на 51-ю статью Конституции.

Если же вы — обвиняемый, ссылайтесь на 47-ю статью УПК. Согласно этой статье, вы также имеете право отказаться от дачи показаний.

И не верьте следователю, который будет вас уговаривать давать показания и обещать облегчить вашу участь.

«Есть специальное разъяснение Пленума Верховного суда, — говорит адвокат Дмитрий Аграновский, — где сказано, что отказ от дачи показаний не должен ухудшать положение обвиняемого. Следователь на вашу судьбу повлиять не может.

Вспомните случай с Максимом Лузяниным. Я знаю, что даже следователи, которые с ним работали, были потрясены, что ему дали четыре с половиной года. Они ему что-то обещали.

Но обещания следователя ничего не стоят. В политических процессах следователи не могут повлиять на окончательное решение по делу».

Как вести себя на допросе

29 декабря 2014 в 17:53

Александр Селютин

Опрос или допрос?

Никаких дружеских бесед с работниками правоохранительных органов не бывает: если полиция хочет с вами пообщаться, это допрос или опрос. Идти на него без адвоката категорически не рекомендуется. Не стоит путать допрос с опросом. Допрос проводят в рамках уголовного дела, а опрос — при проверке; в последнем случае отвечать на вопросы вообще необязательно. Подобная же разница — между обыском и обследованием помещения. Обыскивают помещение исключительно в рамках уголовного дела, при этом полицейские могут выбивать двери, срезать замки и всё забирать. А при проверке ничего такого они делать не вправе и вообще их можно даже не пускать.

В законе нет указаний на то, что граждане обязаны давать объяснения представителям правоохранительных органов. Не предусмотрена и ответственность за отказ от объяснений. Есть лишь санкции за отказ от дачи показаний на допросе в ходе уголовного расследования или рассмотрения дел об административном правонарушении. По сути вы можете просто отказаться давать какие-либо объяснения и не называть причину, сославшись на статью 51 Конституции РФ, в соответствии с которой никто не обязан свидетельствовать против себя, своего супруга (супруги) и близких родственников. Право работников правоохранительных органов может быть реализовано только в случае взаимного согласия.

Если вы уже находитесь в отделении или сотрудники полиции, пришедшие в офис, требуют от вас показаний сию минуту, откажитесь. Всегда лучше промолчать, если вы сомневаетесь в том, как правильно отвечать на поставленные вопросы. Потом, проконсультировавшись с адвокатом, вы сможете заявить о своём желании дать показания, и сотрудники полиции обязаны будут вновь вас опросить.

Как обычно ведут допрос

Нужно чётко понимать, что друзей, единомышленников или сочувствующих в заведениях, куда могут пригласить на допрос, нет и быть не может. У следователя и обвиняемого принципиально разные цели. Задача первого — раскрыть преступление и улучшить отчётные показатели. Задача второго — по крайней мере не ухудшить своё положение и не навредить себе. Поэтому, как бы следователь себя ни вёл, не думайте, что он хочет вам помочь. Вежливость и показной интерес — это только инструменты для того, чтобы разговорить собеседника и получить недостающие сведения. Если бы следователь всё знал и имел доказательства, то с вами бы не общался. Верить ему не стоит, а тем более нельзя соглашаться на сотрудничество. И дело не в том, что все следователи — плохие люди. Наоборот, может быть, они очень хорошие и добрые. Но их работа — выуживать из людей информацию и сажать их. У вас разные цели и задачи.

Во время допроса следователь обязательно будет использовать приёмы психологического воздействия. Его задача — разоружить человека, вывести его из психического равновесия, зародить сомнения в правильности выбранной позиции, другими словами — загнать вас в состояние, которое в психологии обозначается термином фрустрация. Для этого он будет менять тональность, темп и направленность разговора. Приём, который использует каждый профессиональный следователь, — это создание у человека преувеличенного представления об имеющихся у полицейского доказательствах. Цель — заставить вас поверить, что он знает всё. Не додумывайте ничего за следователя. Пусть он сначала скажет, что ему известно, приведёт доказательства, а потом уже вы можете отреагировать. Не облегчайте ему жизнь, усложняя свою.

Поведение следователя направлено
на то, чтобы расстроить, расшатать вашу защиту, найти изъяны
в выбранной вами линии поведения

Следователи на допросе прибегают к типовым приёмам. Вот к чему стоит быть готовым: в начале беседы следователь попытается установить психологический контакт с подозреваемым, создать атмосферу доверия, возможно, будет вести разговоры на нейтральные темы. Доказательства предъявляются по возрастанию значимости — самое убедительное приберегается на потом, всегда используется фактор внезапности. Не исключены неприязненные высказывания (или провоцирование на них подозреваемого) в отношении участников событий, не присутствующих на допросе. Вероятно, следователь будет создавать преувеличенное представление об осведомлённости полиции, приводить моральные доводы и делать упор на совесть подозреваемого.

Поведение следователя направлено на то, чтобы расстроить, расшатать вашу защиту, найти изъяны в выбранной вами линии поведения. Его задача — добиться, чтобы вы начали помогать ему в достижении его целей. Если следователь внезапно стал повышать голос или запугивать вас, воспринимайте это как хороший знак. Скорее всего, это значит, что обвинение зашло в тупик, а следователь кричит, нервничает или злится от осознания собственного бессилия. Так что в случае любой агрессии со стороны следователя мысленно похвалите себя, замолчите и ждите, пока он перед вами извинится. Если извинений не последует, а давление и оскорбления продолжатся, смело требуйте другого следователя. Лучше, конечно, это делать через своего адвоката, который обратится с жалобой к руководителю следственного подразделения или в прокуратуру.

Как стоит себя вести

Правильный психологический настрой на допросе — залог вашего успеха. Не стоит философствовать, вступать в полемику или демонстрировать свои ораторские способности. Повторю, что задача следователя — вас разговорить. Не помогайте ему! На все вопросы надо отвечать как можно более кратко и по существу. Желательно ограничиваться словами «да» или «нет». Чем больше человек говорит на допросе, тем проще ему запутаться, быть уличённым в нестыковках и тем легче следователю уцепиться за что-то. Человек растерян, он становится более уязвимым, им можно манипулировать и загонять в угол.

Следователь — профессионал. Будьте профессиональны и вы. Если вопрос требует описания, выражайтесь как можно лаконичнее. Каждое слово должно быть как следует обдумано. Помните, что вы не ограничены во времени (минимальное время допроса не установлено, максимальное — восемь часов). Настройте себя на медленный темп: вам спешить некуда. Отвечайте даже на самые простые вопросы не торопясь, используйте паузы. Приучайте следователя к такому темпу разговора. Если он начинает вас подгонять, честно признайтесь, что немного волнуетесь и вам не по себе. Испытывать чувство дискомфорта в такой ситуации совершенно естественно.

Во время допроса следователь обязан вести протокол. Ваш адвокат проследит за этим, но вы тоже имеете право вести свои записи, в том числе фиксировать вопросы следователя. Не упустите эту возможность! Имейте при себе блокнот и ручку. Это даст вам время на обдумывание вопросов и ответов и снизит волнение. Пусть нервничает следователь, а не вы. Также не забудьте взять с собой питьевую воду и таблетки от головной боли. Используйте их по мере необходимости.

Не имеет значения, виновны вы
или нет, — ведите себя как человек, который невиновен

Вам выгодно всё, что даст дополнительное время на обдумывание. Если вопрос непонятен или вы не знаете, как на него отвечать, ограничьтесь фразой «затрудняюсь ответить». Всё, что сказано на допросе, возможно, будет использовано против вас в суде. если до него всё-таки дойдёт. По статистике, обвинения во многом строятся как раз на показаниях, полученных во время допросов, то есть именно ваши слова и ваши формулировки могут быть использованы против вас и сделают вас обвиняемым. При допросе мелочей не бывает.

Отдельно следует остановиться на отличиях в поведении виновного и невиновного человека. Невиновный, как правило, отвечает на прямое обвинение бурной отрицательной реакцией. Виновный придерживается выжидательной позиции. Невиновный постоянно обращается к конкретным пунктам обвинения, опровергает их фактическими доводами. Виновный уходит от конкретных пунктов и избегает возврата к главному обвинению. Невиновный активен в своей защите. Виновный пассивен: он знает, в какой степени доводы против него верны, и ведёт себя соответственно. Невиновный остро переживает перспективу позора, осуждения со стороны сослуживцев, близких и знакомых. Виновный интересуется лишь возможным наказанием. Не имеет значения, виновны вы или нет, — ведите себя как человек, который невиновен.

Со следователем нужно общаться так же, как и с любым другим должностным лицом: вежливо, корректно, но ни в коем случае не заискивающе и не извиняющимся тоном. Следователь делает свою работу, а вы — свою. Какие бы вопросы следователь ни задавал, как бы ни испепелял вас взглядом или, наоборот, как бы ни был с вами притворно мил и любезен, старайтесь сохранять спокойствие и хладнокровие, не впадайте в панику. Помните: паника и здравомыслие несовместимы. А ясность сознания и понимания происходящего в беседе со следователем вам крайне необходимы. Допрос — это и схватка двух людей на правовом поле, и борьба двух характеров, в которой все действия следователя направлены на подавление психики обвиняемого.

Подробнее о взаимоотношениях с полицией можно прочитать в книге Александра Селютина «Полицейская проверка», вышедшей в издательстве «Альпина Паблишер»