И. Кант общественный договор

ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ УЧЕНИЯ

Профессор философии Кенигсбергского университета Иммануил Кант (1724–1804) был в Германии первым, кто приступил к систематическому обоснованию либерализма. Политико-юридические взгляды Канта содержатся преимущественно в трудах: «Идеи всеобщей истории с космополитической точки зрения», «К вечному миру», «Метафизические начала учения о праве».

Навеян духом Просвещения и перекликается с индивидуализмом школы естественного права краеугольный принцип социальных воззрений И. Канта: каждое лицо обладает совершенным достоинством, абсолютной ценностью; личность не есть орудие осуществления каких бы то ни было планов, даже благороднейших планов общего блага. Человек – субъект нравственного сознания, в корне отличный от окружающей природы, – в своем поведении должен руководствоваться велениями нравственного закона. Закон этот априорен, не подвержен влиянию никаких внешних обстоятельств и потому безусловен. Кант называет его «категорическим императивом», стремясь тем самым сильнее подчеркнуть абстрактно-обязательный и формалистический характер данного предписания.

«Категорический императив» лишен у Канта связи с конкретными предметами, с реальными эмпирическими событиями. Он гласит: «Поступай так, чтобы максима твоего поведения могла быть вместе с тем и принципом всеобщего законодательства». Или иными словами: поступай так, чтобы ты относился к человечеству и в своем лице, и в лице любого другого как к цели и никогда только как к средству. Соблюдение требований «категорического императива» возможно тогда, когда индивиды в состоянии свободно следовать голосу «практического разума». «Практическим разумом» охватывались как область этики, так и сфера права.

Кант осознавал, как важна проблема правопонимания и насколько необходимо верно ее поставить, должным образом сформулировать. «Вопрос о том, – писал он, – что такое право, представляет для юриста такие же трудности, какие для логики представляет вопрос, что такое истина. Конечно, он может ответить, что согласуется с правом, т. е. с тем, что предписывают или предписывали законы данного места и в данное время. Но когда ставится вопрос, справедливо ли то, что предписывают законы, когда от него требуется общий критерий, по которому можно было бы распознать справедливое и несправедливое, – с этим он никогда не справится, если только он не оставит на время в стороне эти эмпирические начала и не поищет источника суждений в одном лишь разуме». Здесь разум, по Канту, есть способность (и воля) создавать принципы и правила морального поведения, содержащая их в себе в качестве внутреннего априорного побуждения.

Атрибут свободы имманентен человеческой личности: дар определять самим себе цель и варианты сообразного с намеченной целью поведения является врожденным. Индивид, по Канту, есть существо, в принципе способное стать «господином самому себе» и потому не нуждающееся во внешней опеке при осуществлении того или иного ценностного и нормативного выбора.

Суть проблемы заключается, однако, в том, что фактически далеко не всякий использует индивидуальную свободу только для реализации «категорического императива», сплошь и рядом она перерастает в произвол. Совокупность условий, ограничивающих произвол одного по отношению к другим посредством объективного общего закона свободы, Кант называет правом. Из такого понимания права явствует, что оно призвано регулировать внешнюю форму поведения людей, выражаемые вовне человеческие поступки. Субъективные мотивы, строй мыслей и переживания его совсем не интересуют: ими занимается мораль. В данной связи Кант подчеркивает, в частности, следующее: «Я могу быть принужден другими совершать те или иные поступки, направленные как средства к достижению определенной цели, но не могу быть принужден другими к тому, чтобы иметь ту или иную цель». Иначе говоря, никто не вправе предписывать человеку, ради чего он должен жить, в чем ему надо видеть свое личное благо и счастье. Тем более нельзя добиваться от него угрозами, силой выполнения этих предписаний.

Истинное призвание права – надежно гарантировать морали то социальное пространство, в котором она могла бы нормально проявлять себя, в котором смогла бы беспрепятственно реализоваться свобода индивида. В этом суть кантовской идеи о моральной подоплеке, моральной обоснованности права.

Выводить же юридические нормы из этических у философа намерений не было. Он избегал указанной дедукции. Ему она представлялась своего рода санкционированием превращения дела моральной саморегуляции поведения личности в объект прямого государственного воздействия. Случись такое, предпринимаемым государством в отношении подданных мерам ни за что уже нельзя будет придать строго правового характера. Его они способны приобрести и удержать, если только издаваемые органами государства юридические правила останутся исключительно внешними, «легальными» нормативами поведения, не разрушающими моральную автономию личности.

Осуществление права требует того, чтобы оно было общеобязательным. Но каким образом достигается эта всеобщая обязательность права? Через наделение его принудительной силой. Иначе нельзя заставить людей соблюдать правовые нормы, нельзя воспрепятствовать их нарушению и восстанавливать нарушенное. Если право не снабдить принудительной силой, оно окажется не в состояний выполнить уготованную ему в обществе роль. Но это значит также, что и категорический императив в качестве всеобщего закона права лишится своей безусловности. Вот почему всякое право должно выступать как право принудительное. Сообщить праву столь нужное ему свойство способно лишь государство – исконный и первичный носитель принуждения. По Канту, оказывается, что государственность вызывают к жизни и ее бытие оправдывают в конце концов требования категорического императива. Так в кантовском учении перебрасывается один из главных мостов от этики и права к государству.

Необходимость государства (объединения «множества людей, подчинённых правовым законам») Кант связывает отнюдь не с практическими, чувственно осязаемыми индивидуальными, групповыми и общими потребностями членов общества, а с категориями, которые всецело принадлежат рассудочному, умопостигаемому миру. Отсюда ясно, почему на государстве нет бремени забот о материальной обеспеченности граждан, об удовлетворении их социальных и культурных нужд, об их труде, здоровье, просвещении и т. д. Благо государства составляет, по Канту, вовсе не решение названных и других аналогичных им задач. Под этим благом «не следует понимать благо граждан и их счастье, ибо счастье может быть (как это утверждает Руссо) скорее и лучше достигнуто в естественном состоянии или при деспотическом правительстве. Под благом государства следует понимать состояние наибольшей согласованности конституции с принципами права, к чему нас обязывает стремиться разум при помощи категорического императива». Выдвижение и защита Кантом тезиса о том, что благо и назначение государства – в совершенном праве, в максимальном соответствии устройства и режима государства принципам права, дали основание считать Канта одним из главных создателей концепции «правового государства».

Кант многократно подчеркивал насущную необходимость для государства опираться на право, ориентироваться в своей деятельности на него, согласовывать с ним свои акции. Отступление от этого положения может стоить государству чрезвычайно дорого. Государство, которое уклоняется от соблюдения прав и свобод, не обеспечивает охраны позитивных законов, рискует потерять доверие и уважение своих граждан. Его мероприятия могут перестать находить в них внутренний отклик и поддержку. Люди будут сознательно занимать позицию отчужденности от такого государства.

Вопрос о происхождении государства Кант трактует почти по Руссо, замечая при этом, что его изыскания рациональны, априорны и что он имеет в виду не какое-либо определенное государство, а государство идеальное, каким оно должно быть согласно чистым принципам нрава. Отправной пункт кантовского анализа – гипотеза естественного состояния, лишенного всякой гарантии законности. Нравственный долг, чувство уважения к естественному праву побуждают людей оставить это первоначальное состояние и перейти к жизни в гражданском обществе. Переход к последнему не носит характера случайности. Акт, посредством которого изолированные индивиды образуют народ и государство, есть договор.

Кантовское толкование природы этого договора тесно сопряжено с идеями об автономии воли, об индивидах как моральных субъектах и т. п. Первое же главное условие заключаемого договора – обязательство любой создаваемой организации внешнего принуждения (монархической ли государственности, политически объединившегося ли народа) признавать в каждом индивиде лицо, которое без всякого принуждения осознает долг «не делать другого средством для достижения своих целей» и способно данный долг исполнить.

«Общественный договор», по Канту, заключают между собой морально развитые люди. Поэтому государственной власти запрещается обращаться с ними как с существами, которые не ведают морального закона и не могут сами (якобы по причине нравственной неразвитости) выбрать правильную линию поведения. Кант резко возражает против малейшего уподобления власти государства родительской опеке над детьми. «. Правление отеческое, при котором подданные, как несовершеннолетние, не в состоянии различить, что для них действительно полезно или вредно. такое правление есть величайший деспотизм. «.

Итак, согласно общественному договору, заключаемому в целях взаимной выгоды и в соответствии с категорическим (моральным) императивом, все отдельные лица, составляющие народ, отказываются от своей внешней свободы, чтобы тотчас же снова обрести ее, однако уже в качестве членов государства. Индивиды не жертвуют частью принадлежащей им свободы во имя более надежного пользования остальной ее частью. Просто люди отказываются от свободы необузданной и беспорядочной, дабы найти подлинную свободу во всем ее объеме в правовом состоянии.

Свобода в рамках правового состояния предусматривает в первую очередь свободу критики. «Гражданин государства, – пишет Кант,– и притом с позволения самого государя, должен иметь право открыто высказывать свое мнение о том, какие из распоряжении государя кажутся ему несправедливыми по отношению к обществу».

Что касается права, то Кант различает в нем три категории: естественное право, которое имеет своим источником самоочевидные априорные принципы; положительное право, источником которого является воля законодателя; справедливость – притязание, не предусмотренное законом и потому не обеспеченное принуждением. Естественное право, в свою очередь, распадается на две ветви: частное право и право публичное. Первое регулирует отношения индивидов как собственников. Второе определяет взаимоотношения между людьми, объединенными в союз граждан (государство), как членами политического целого.

Феодальному бесправию и произволу Кант противопоставляет твердый правопорядок, опирающийся на общеобязательные законы. Он порицает юридические привилегии, проистекающие из обладания собственностью, и настаивает на равенстве сторон в частноправовых отношениях. Однако Кант делает серьезную уступку феодальной идеологии, когда признает объектом частного права не только вещи и поведение людей, но и самого человека. Подобный шаг приводит Канта к оправданию закрепленной в законодательстве власти мужа над женой, господина над слугой.

Центральным институтом публичного права является прерогатива народа требовать своего участия в установлении правопорядка путем принятия конституции, выражающей его волю. По существу, это прогрессивная демократическая идея народного суверенитета. Одна из ее составляющих – мысль о том, что каждый индивид (даже если он непосредственно не является «человеком власти») сам знает, какими должны были бы быть акции власти по его делу, и способен самостоятельно определить их требуемое содержание, не дожидаясь подсказок со стороны.

Верховенство народа, провозглашаемое Кантом вслед за Руссо, обусловливает свободу, равенство и независимость всех граждан в государстве – организации совокупного множества лиц, связанных правовыми законами. Выдвинув принцип суверенитета народа, Кант тут же спешит заверить, что он вовсе не помышляет о действительно широкой, неурезанной демократии. В подтверждение этого предлагается разделить всех граждан на активных и пассивных (лишенных избирательного права). К последним философ относит тех, кто вынужден добывать себе средства существования, лишь выполняя распоряжения других, т. е. низы общества.

Почерпнутую у Монтескье идею разделения властей в государстве Кант не стал толковать как идею равновесия властей. По его мнению, всякое государство имеет три власти: законодательную (принадлежащую только суверенной «коллективной воле народа»), исполнительную (сосредоточенную у законного правителя и подчиненную законодательной, верховной власти), судебную (назначаемую властью исполнительной). Субординация и согласие этих трех властей способны предотвратить деспотизм и гарантировать благоденствие государства.

Общепринятой классификации государственных форм (форм правления, властвования) с точки зрения их устройства Кант не придавал особого значения, различая (по числу законодательствующих лиц) три их вида: автократию (или абсолютизм), аристократию и демократию. Он полагал, что центр тяжести проблемы устройства государства лежит непосредственно в способах, методах управления народом. С этой позиции он разграничивает республиканскую и деспотическую формы управления. Первая основана на отделении исполнительной власти от законодательной, вторая – на их слиянии. Для Канта республика не есть синоним демократии, и абсолютизм сам по себе как форма вовсе не есть синоним деспотии. Он возражает тем, кто отождествляет эти понятия. Более того, Кант верит, что самодержавная форма власти вполне может быть республикой (коль скоро в ней произведено обособление исполнительной власти от законодательной), а демократия (ввиду участия в ней всех в осуществлении власти и крайней трудности при этом отделить законодательствование от исполнительной деятельности) чрезвычайно подвержена трансформации в деспотизм и совместима с ним. По-видимому, Кант считал наиболее приемлемым, реально достижимым строем государства конституционную монархию.

Хотя Кант и выдвинул положение о суверенитете народа, он очень опасался того, как бы из этого положения не были сделаны крайние, радикальные практические выводы. Посему накладывается вето на право народа обсуждать вопрос о происхождении власти.

«Каково бы ни было происхождение верховной власти, предшествовал ли ей договор о подчинении или же власть явилась сначала, а затем уже установился закон, – для народа, который находится под владычеством гражданского закона, все это бесцельные и угрожающие опасностью государству рассуждения. «Закон, который столь священен, что было бы преступлением хотя бы на мгновение подвергать его сомнению, представляется как бы исходящим не от людей, а от высшего законодателя. Таково именно значение положения: «Всякая власть происходит от Бога». Оно выражает не историческую основу государственного устройства, а идею или практический принцип разума, который гласит: «Существующей законодательной власти следует повиноваться, каково бы ни было ее происхождение».

С передовых, прогрессивных позиций анализировал Кант стержневые проблемы внешней политики. Он клеймит захватническую, грабительскую войну, резко осуждает подготовку к ней: «Самые большие бедствия, потрясающие цивилизованные народы, – последствия войны, и именно последствия не столько какой-нибудь настоящей или прошедшей войны, сколько постоянной и все растущей подготовки к будущей войне». Автор труда «К вечному миру» ратовал за соблюдение международных договоров, невмешательство во внутренние дела государств, за развитие между ними торговых и культурных связей.

Читайте так же:  Кто имеет право на получение земли от государства

Кант выдвигает проект установления «вечного мира». Его можно достичь, правда, в отдаленнейшем будущем, созданием всеохватывающей федерации самостоятельных равноправных государств, построенных по республиканскому типу. По убеждению философа, образование такого космополитического союза в конце концов неминуемо. Залогом тому должны были явиться просвещение и воспитание народов, благоразумие и добрая воля правителей, а также экономические, коммерческие потребности наций.

Теория общественного договора: от Гуго Гроция до Иммануила Канта

Первым крупным теоретиком школы естественного права был нидерландский ученый Гуго Гроций (1583 1645 гг.).

Гроций был энциклопедически образованным и плодовитым автором, создавшим более 90 произведений по истории и теории государства и права, проблематике войны и мира, международного, естественного и канонического права, вопросами общей истории, этнографии, античной литературы. Сходный пункт учения Гроция — природа человека, социальные качества людей, а не божественном.

Гроций делит право на:

Естественное право — предписание человеческого разума, в зависимости от которого то или иное действие в соответствии или противоречии разумной природе человека, признается одобряемым или порицаемым.

Участвующие в общении людей, будучи существами разумными, всегда оценивают, что из поступков согласуется со стремлением к общению, а что противоречит ему.

Источником естественного права является человеческий разум, в котором заложено стремление к спокойному и разумному общению человека с другими людьми.

На этой основе Гроций определяет предписания естественного права (требования разума):

— Воздержись от присвоения чужого.

— Верни чужую вещь, если она оказалось в твоем владении.

— Возмести выгоду за пользование чужой вещью.

— Договора должны выполняться.

— Возмести ущерб, причиненный по твоей вине.

— Воздаяние людям заслуженного наказания.

Согласно Гроцию, некогда существовало естественное состояние , когда не было ни государства, ни частной собственности. Развитие человечества, утрата им первоначальной простоты, стремление людей к общению, их способность руководствоваться разумом побудили их заключить договор о создании государства. Теория договорного происхождения государства резко противостояла феодальным концепциям богоустановленности власти. Первоначально люди объединились в государство не по божественному повелению, писал Гроций, но добровольно, убедившись на опыте в бессилии отдельных рассеянных семейств против насилия, откуда ведет свое происхождение гражданская власть.

Гроций вносит ряд существенных коррективов. Во-первых, народ может изменить образ правления, если это право (явно или неявно) оставлено за ним общественным договором либо если договор расторгнут правителями государства. Во-вторых, что более существенно для доктрины, при особых обстоятельствах право народа преобразовать государство вытекает из существа общественного договора. Поскольку при заключении общественного договора люди вряд ли возложили на себя суровую обязанность при всех обстоятельствах предпочесть смерть необходимости вооруженного сопротивления насилию начальствующих лиц , подданные вправе считать общественный договор расторгнутым в случае крайней необходимости , большой и явной опасности , грозящей подданным со стороны правителей государства. К таким случаям относится тот, когда царь, проникнутый чисто враждебным духом, замышляет гибель всего народа . В частности, замечал Гроций, явно имея в виду борьбу Нидерландов против гнета феодальной Испании, правомерно сопротивление монарху, если ради благополучия одного народа он задумает гибель другого, чтобы устроить там колонии.

Сущность и происхождение естественного права объясняется в духе Аристотеля Человек, является существом общественным ., стремиться общаться с себе подобными и это вырабатывает общеобязательные правила так появляется право. Естественное право противопоставляется Божественному. Божественное должно соответствовать нормам естественного.

Сторонами общественного договора являются все индивидуумы. Его существенным условием является выбор одной из форм правления. При этом, государство обязано обеспечить свободное общение людей между собой.

В случае неисполнения условий общественного договора со стороны государства, народ вправе свергнуть такую власть и избрать новую.

2. Т.Гоббс и Дж. Локк о природе государства и права

Томас Гоббс (1588-1679 гг.) — английский философ. По убеждению Гоббса, люди равны от природы по своим физическим и умственным способностями. Имеющиеся же различия не настолько велики, чтобы кто-то мог претендовать на исключительное превосходство над другими.

Различия в способностях людей английский философ объясняет механически, то есть зависимостью от степени подвижности животных духов — темперамента. Отсюда, например, у одних преобладают рассудочное мышление, другие склонны к фантазии. Первым он советовал заниматься наукой или философией, вторым — техническим или художественным творчеством.

На развитие и проявления способностей человека, по мнению Гоббса, в значительной мере влияют следующие факторы: образ жизни, сложившиеся обстоятельства, самопознание и самокритика, а также авторитеты.

Под естественным правом понималась основанная на эгоистическом влечении человека, свобода делать все, что ему угодно, против кого угодно для самосохранения. Произвол действий, в конечном счете, превращал жизнь людей в естественном состоянии в войну всех против всех . Естественное право делало жизнь человека одинокой, кратковременной, грозило катастрофой — гибелью человечества.

Учение о праве и государстве Гоббс стремился превратить в столь же точную науку, как геометрия, которая является матерью всех естественных наук. Математический метод, по Гоббсу, свободен от субъективных оценок. Учения о праве и справедливости постоянно оспариваются как пером, так и мечом, между тем как учение о линиях и фигурах не подлежит спору, ибо не задевает интересы людей, особенно власть имущих (если бы теорема Пифагора противоречила интересам власть имущих, то все книги по геометрии были бы сожжены). Однако намерение Гоббса создать свободное от субъективных оценок политико-правовое учение оказалось несбыточным; при всей абстрактности исходных позиций его учения и логичности выводов из этих позиций и выводы, и сами исходные позиции несли на себе четкий отпечаток бурной политической борьбы в Англии той эпохи.

Гоббс строил свое учение на изучении природы и страстей человека. Мнение Гоббса об этих страстях и природе крайне пессимистично: людям присущи соперничество (стремление к наживе), недоверие (стремление к безопасности), любовь к славе (честолюбие). Эти страсти делают людей врагами: человек человеку волк (homo homini lupus est). Поэтому в естественном состоянии, где нет власти, держащей людей в страхе, они находятся в состоянии войны всех против всех (bellum omnia contra omnes).

Определенное влияние на учение Гоббса оказали и острые классовые столкновения в гражданской войне: Соперничество в добывании богатств, почестей, командования или другой власти, писал Гоббс, приводит к распрям, вражде и войне, ибо один конкурент идет к достижению своего желания путем убийства, подчинения, вытеснения или отталкивания другого.

Пагубность состояния войны всех против всех понуждает людей искать путь к прекращению естественного состояния; этот путь указывают естественные законы, предписания разума (по Гоббсу, естественное право — свобода делать все для самосохранения; естественный закон — запрет делать то, что пагубно для жизни). Самый фундаментальный естественный закон гласит: необходимо стремится к миру и следовать ему (чтобы прекратить войну всех против всех).

Производным от этого закона является второй естественный закон. Отказ каждого от своих прав в той, мере в какой этого требуют интересы мира и самозащиты. Если естественные законы сопряжены с разумом, то гражданские — опираются на силу. Однако по содержанию они одинаковы, так как гражданские законы суть естественных законов, только подкрепленных силой государства. Их нельзя отменить или изменить простым волеизъявлением государства. Следовательно, возникает необходимость в особом искусственном теле — государстве, появление которого автор Левиафана связывал с переходом от естественного к общественному состоянию бытия людей, чтобы покончить с войной всех против всех.

Согласно представлениям Гоббса, переход к общественному, государственному состоянию совершался с помощью общественного договора, но он допускал и возможность естественного способа происхождения государства , то есть завоевания власти с помощью силы. Однако предпочтительнее для него был общественный договор. Отказываясь от естественного права (то есть свободы делать все для самосохранения), люди переносят их на государство, сущность которого определялась как единое лицо, ответственным за действие, которого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей, с тем, чтобы это лицо могло использовать силу и средства все их, так как оно сочтет это необходимым для их мира и общей защиты.

Таким образом, общественный договор заключался не между народом и носителями верховной власти, а между людьми (каждый соглашается с каждым) по поводу вручения государством их естественных прав (за исключением права самозащиты). Общественный договор предполагал, что люди доверяют единому лицу (отдельному человеку или собранию людей) верховную власть над собой и обязуются признавать все решения действия государства. Более того, верховная власть не могла быть уничтожена решением тех людей, соглашением которых она была восстановлена . Согласно общественному договору государство становилось абсолютным носителями всех властных отношений, независимых от своих подданных и требующих от них полного и беспрекословного подчинения. Тот, кому вручена (передана) верховная власть, не связан ни гражданским законом, ни кем бы то ни было из граждан. Суверен сам издает и отменяет законы. Прерогативы суверена неделимы и непередаваемы никому: Делить власть государства — значит разрушать его . Государство, по образному выражению Гоббса, превращалось в Левиофана — мифическое чудовище, которое благодаря своей невероятной силе подчиняло себе всех.

Главный довод в пользу наделения государство такой властью в том, что отсутствие такой власти (оборачивающейся непрерывной войной всех против всех ) чревато значительно худшими последствиями. Из этого вытекает главное предназначение государства в поддержании с помощью гражданских законов и государственных институтов власти мирных отношений, которые желали люди. Наделенное абсолютной властью государство должно выполнять не только полицейско-охранительные функции. Его задача поощрять всякого рода промыслы, как судоходства, земледелие, рыболовство и все отрасли промышленности, предъявляющие спрос на рабочие руки ; силы принуждения к труду физически здоровых людей.

Одной из задач государственной власти является обеспечение той собственности которую люди приобрели путем взаимных договоров взамен отказа от универсального права . Частная собственность является условием общежития необходимым средством к миру.

В произведениях Т. Гоббса говорится об обязанностях суверена . Все они как считал философ, содержатся в одном положении: благо народа — высший закон. Долг суверена — хорошо управлять народом ибо государство установлено не ради самого себя, а ради граждан. Но в рамках учения Гоббса о государстве они выглядят декларативно.

В трудах Гоббса содержится понимание свободы, как права делать все то, что не запрещено законом. Цель законов не в том, чтобы удержать от всяких действий, а в том чтобы дать им правильное направление. Законы, подобно изгородям на краю дороги, поэтому лишние законы вредят и не нужны. Все, что не запрещено и не предписано законом, предоставлено усмотрению подданных; таковы свобода покупать и продавать и иным образом заключать договоры друг с другом, выбирать место пребывания, свою пищу, свой образ жизни и т.д..

Гоббс, как и его предшественники, рассматривал три основные форм государственного правления:

— Монархию, где власть принадлежит одному лицу.

— Демократию, где власть принадлежит собранию и любой гражданин имеет в нем право голоса.

— Аристократию, где власть принадлежит собранию, но право голоса в нем имеет лишь определенная часть граждан.

— Тирания, анархия, олигархия, по мнению Гоббса, не являются самостоятельными формами, эти термины могут быть использованы для обозначения негативных проявлений названных основных форм.

Таким образом, можно сказать, что понимание Гоббса политических и социальных функций государства является откликом и ответом на вопросы организации жизни формирующегося общества с новой системой ценностей, иным стилем мышления, общества, расстающегося со средневековьем. Учение Гоббса о естественном состоянии и общественном договоре имело важное значение для последующих просветителей Европы, России и Америки.

Политико-правовые итоги Славной революции получили теоретическое обоснование в трудах английского философа Джона Локка (1632 1704 гг.).

Джон Локк (1632-1704 гг.). Главные политико-правовые произведения: Два трактата о государственном правлении (1690 г.). Здесь, а также в Письмах о веротерпимости (1685 г.) нашли свое отражение взгляды английского просветителя на общественное и государственное устройство и был обобщен его собственный опыт политической деятельности. Локк сторонник теории естественного права и общественного договора. Естественным состоянием считал догосударственное.

Существенное влияние на социально-политические воззрения Локка оказали распространенные в Европе и получившие развитие у его предшественника Т. Гоббса. Концепции естественного права и общественного договора . Однако Локк дал им свое толкование, во многом отличное от Гоббсовского.

Локк так же, как и Гоббс, различал две формы бытия людей: естественную, догосударственное состояние и политическое, государственное. Но, в отличие от Гоббса, который утверждал, что естественном состоянии царит произвол и война всех против всех, Локк видел в естественном состоянии проявление свободы, равенства и относительного порядка. Для него естественное состояние людей состояние полной свободы в отношении их действий, в отношении распоряжения своим имуществом и личностью в соответствии с тем, что они считают подходящим для себя в границах закона природы. Это так же состояние равенства, при котором всякая власть и всякое право являются взаимными, никто не имеет больше другого . В естественном состоянии полная свобода действий человека ограничена, с одной стороны, законами природы, а с другой разумом, который требует от каждого учета интересов других людей. Разум, по представлению Локка, исходил из инстинкта самосохранения человека, учит, что поскольку все люди равны и независимы, постольку ни один из них не должен наносить ущерб жизни, здоровью, свободе и собственности другого.

Если Гоббс противопоставлял естественное право и естественный закон, то Локк отождествлял их. Более того, он говорил не об одном, а о нескольких естественных правах, которыми каждый человек наделяется от рождения. К основным естественным правам Локк относил:

Читайте так же:  С 2019 года материнский капитал можно будет потратить только на жилье

— право на жизнь и личную неприкосновенность;

— право на труд и собственность;

— право на свободу мысли, слова, совести.

Особенное значение как самому первостепенному в жизни общества Локк передавал праву собственности, понимая под собственностью соединение природных предметов с человеческим трудом. Именно труд определяет мое, твое от общей собственности; собственность — нечто, неразрывно связанное с личностью:

То, что человек извлек из предметов, созданных и предоставленных ему природой, он слил со своим трудом, с чем-то таким, что ему неотъемлемо принадлежит и тем самым делает это свой собственностью . Осуществляя свои права в естественном состоянии, полагал Локк, каждый руководствуется собственным рассудком и нравственностью, соотнося их с законами природы разума и бога. Чтобы нормы (законы) общения, действующие в естественном состоянии соблюдались, природа наделила каждого возможностью судить преступивших закон и подвергать их наказаниям. Однако в естественном состоянии отсутствует органы, которые могли бы беспристрастно решать споры между людьми, осуществлять надлежащее наказание виновных в нарушении естественных законов. Поэтому при этом возможны проявления своеволия и возникновения на этой основу конфликтов, порождающих обстановку неуверенности, дестабилизирующих обычную размеренную жизнь.

В целях надежного обеспечения естественных прав, равенства и свободы, защиты личности и собственности люди соглашаются образовать политические сообщества, учредить государство. Джон Локк особенно акцентирует момент согласия: Всякое мирно образованное государства имело в своей основе согласие народа.

Установление государства и есть переход к политической форме бытия людей, и он возможен только с помощью общественного договора.

Учение Локка об общественном договоре направлено на отрицание как теологической, так и естественно-силовой концепции происхождения государства. Покоренное население, — отмечал он, — терпит поработителей только до той поры, пока не может сбросить их силой . Уже в естественном состоянии люди пытаются прийти к соглашению относительно разумного следования законам общественной жизни и установления моральных норм и обязательств. На основе этих соглашений и рождается общественный договор.

Суть общественного договора Локк видел в добровольным отказе людей от некоторой части своих естественных прав в пользу создаваемого государства и замене моральных норм и обязательств политическими законами. Каждый человек, заключивший общественный договор, уполномочивает законодательную власть создавать для него законы, каких будет требовать общественное благо. И это переносит людей из естественного состояния в государство. Государству предписывается обеспечить:

а) безопасность граждан;

б) достижение ими общественного блага;

в) реализацию свободы;

г) охрану собственности.

Если Гоббс исходил из того, что люди, однажды заключив общественный договор, в последующем утрачивают право на его расторжение, то Локк видел в общественном договоре двухстороннее обязательство, которое, в силу особых причин, может быть расторгнуто народом. Договор действителен до тех пор, пока он опирается на согласие большинства граждан. Локк дополняет теорию общественного договора концепцией согласия. Всякое мирное образование государства, — утверждал он, — имело в своей основе согласие народа.

Взгляд на общественный договор как на двустороннее соглашение народа и государства предполагает взаимное соблюдение ими определенных условий. Локк выделял четыре основных условия:

1. сохранение в политическом обществе тех естественных прав человека, которые не были, согласно договору, переданы в ведение государства;

2. подчинение воле большинства при сохранении неприкосновенности прав личности и отсутствии угрозы ее интересам;

3. обязательность для всех без исключения принятых законов;

4. сохранение свободы граждан.

Если Гоббс исходил из того, что переход из естественного состояния в государственное связан с неизбежной утратой личной свободы, то для Локка свобода граждан в государстве должна не только сохраняться, но и гарантироваться и укрепляться. Утрата индивидуальной свободы, не может быть платой за безопасность. Более того, утрата свободы личности неизбежно влечет за собой потерю всех остальных прав.

Локк считал правомерным и необходимым восстание народа против тиранической власти, посягающей на естественные права и свободы народа. Когда законодательная и исполнительная власти пытаются отнять и уничтожить собственность народа или подвергнуть его в рабство деспотической власти, то, по его убеждению, они ставят себя в состояние войны с народом, который вследствие этого освобождается от обязанностей какого-либо дальнейшего повиновения . Тогда народ использует право выражать свое неудовольствие либо мирным путем голосованием, либо посредством восстания, революции.

На закон и законность Дж. Локк возлагал очень большие надежды. В установленном людьми общем законе, признанном ими и допущеным по их общему согласию в качестве меры добра и зла для разрешения всех коллизий, он усматривал первый конституционный государственный признак. Титул закона имеет лишь тот акт, который указывает разумному существу поведение, соответствующее его собственным интересам и служащее общему благу, а отнюдь не любое предписание, исходящее от гражданского общества в целом или от установленного людьми законодательного органа. Закону обязательно должно быть присуще стабильность и долговременность действия. Государственная власть, писал Локк, не может брать на себя право поваливать посредством произвольных деспотических указов, она должна управлять согласно установленным постоянным законом, провозглашенным народом и известным ему, а не путем импровизированных указов . Законы тогда способствуют достижению главной и великой цели государства, когда все знают и выполняют. В государстве абсолютно никто, никакой орган не может быть изъят из подчинения его законам. Высокий престиж закона проистекает из того, что он — решающий инструмент сохранения и расширения свободы личности, который также гарантирует индивида от произвола и деспотической воли других лиц. Там, где нет законов, там нет и свободы . Как само государство, позитивные законы создаются по воле и решению большинства.

Локк определял государство как совокупность людей, соединившихся в одно целое под эгидой ими же установленных законов и создавших особые органы для улаживания конфликтов и наказания нарушителей законов. Особенность государства он видел в наличии политической власти, которая отличается от других видов власти. Власть должностного лица над подданными, следует отличать от власти отца над своими детьми, от власти хозяина над своими слугами, от власти мужа над своей женой и от власти господина над своим рабом.

Политическая власть эта власть, которая издает законы и которая применяет силу для проведения законов в жизнь, а также для защиты от внешней опасности. Создавая государство, общественным договором народ определяет объем прав, которые он ему вручает. Государству дается столько политической власти, сколько необходимо ему для обеспечения естественных прав и политических свобод своих граждан. Локк выступает против гоббсовского наделения государства неограниченной, абсолютной политической властью. Он предлагает ограничить власть государства принципами: согласия граждан, неотчуждаемость свободы, разделения властей и сопротивления тирании.

Выбор формы государственного правления, по представлению Локка, должен определяться на основе народного согласия. Кроме основных форм (демократия, олигархия, монархия) им допускается возможность существования промежуточных и сменяемость одной формы на другую по воле народа. Наилучшей формой государственного правления для него является та, которая эффективно осуществляла свои главные задачи и четко следовала основным принципам ограничения политической власти. Ведущим принципом такого ограничения Локк считал принцип разделения властей. Согласно ему верховная, законодательная, исполнительная и церковная власть должны были быть отделены друг от друга. Законодательная власть это власть, доверенная народом избранному им парламенту. По мнению Локка, парламент должен быть двухпалатным (палата лордов и палата общин) для того, чтобы выражать интересы различных сословий. Парламент, издавая всеобщие законы, сам обязан неукоснительно следовать им. Исполнительная власть эта власть, в введении которой должен находиться контроль за осуществлением принятых законов, защита на основе законодательства прав и свобод граждан, наказание преступивших закон, поддержание дипломатических отношений с другими государствами, реализация военной стратегии. По мнению Локка, главой исполнительной власти должен быть король, который возглавляет правительство, назначает судей и осуществляет федеральную власть внешнюю политику. Локк, как сторонник свободы совести и веротерпимости, настаивал на отделении церкви от государства, а государства от церкви. Церковная власть не может распространяться на гражданские дела. Государство имеет право вмешиваться в дела церкви только тогда, когда возникают религиозные явления, опасные для всего общества или несовместимые с законами и нормами морали, принятыми в данном государстве.

Образцовой формой государственного устройства, с точки зрения осуществления принципа разделения властей, он считал конституционную монархию. Верховная власть это власть народа, которая остается у него и не передается никакому государственному органу или правителю. Верховная власть решает вопрос о выборе или смене формы государственного правления, устанавливает условия и ограничения политической власти.

По существу, нормальная структура правления рисовалась Дж. Локку комплексом официальных нормативно закрепленных сдержек и противовесов. Законодательная власть высшая власть в том отношении, что законы строго обязательны для правительства, чиновников и судей. Монарх глава исполнительной власти, поэтому имеет право распускать и созывать парламент, право вето, право в интересах общего блага совершенствовать избирательную систему для более равного и пропорционального представительства. Но деятельность монарха и правительства должна быть строго подзаконна.

То есть: идеи Локка о естественном праве, о принципах государственного устройства послужили теоретическим фундаментом для создания английского буржуазного законодательства. К ним обращались и творцы американской конституции. Локк оказал значительное влияние на просветительскую идеологию и свободомыслие во Франции, Германии, России ХVIII века.

Политическое учение Локка оказало большое влияние на последующее развитие политической идеологии. Особенно широкое распространение имела теория естественных неотчуждаемых прав человека, использованная Джефферсоном и другими теоретиками американской революции и вошедшая затем во французскую Декларацию прав человека и гражданина 1789 г. Большое влияние на развитие государственно-правовой идеологии и конституций оказала также теория разделения властей, которую вслед за Локком развивали Монтескье и другие теоретики.

3. Ш.Л. Монтескье и Ж.Ж. Руссо об общественном договоре

Жан-Жак Руссо (1712 1778) крупнейший представитель демократического левого фланга Просвещения, страстный поборник социальной справедливости, создатель философско-политических трактатов, ставших вольно или невольно основой идеологии Великой французской революции.

Понятия общественный договор и общая воля имеют у Руссо моральный аспект. Общественный интерес Руссо неразрывно связывал с понятием гражданского долга, осознанного каждым как свой собственный интерес, как моральный долг. Гражданин разумного государства это тот, кто преодолел свой корыстный частный интерес, освободился от него, закалив свою волю для служения всем и самому себе. Поможет народу совершить это моральное обновление, по мысли Руссо, Законодатель. У Руссо это мифологический персонаж и не поддается причинно-историческому объяснению. Это одновременно и социальный инженер, и социальный терапевт, излечивающий всех и каждого от предпочтения своих частных интересов, это и воспитатель нравов, но только не политический диктатор, возвышающийся над обществом, подобно монархическому деспоту.

Трактат Об общественном договоре Ж.-Ж. Руссо (1712 1778 гг.) один из крупнейших литературных памятников общественно-политической мысли. Сейчас это произведение очень актуально, поскольку идеи общественного договора составляют основу современного демократического общества.

Понятие общественного договора имеет у Руссо определенное логическое, идеальное значение. В том, что каждый человек как бы передает объединению всех граждан свои силы и волю, Руссо видит логическую основу общественного, гражданского состояния. В этом смысле общественный договор выступает у Руссо как некоторый общественно-политический идеал, как царство разума как выдвигаемая им общественно-политическая программа. И, хотя эта программа в своем роде утопия, ее основные положения действуют сейчас в нашей жизни.

1. Все эти принципы вытекают из самой природы вещей и основаны на разуме. Руссо стремится сочетать право с тем, что предписывает выгода.

2. Все люди рождаются свободными. Ни 1 человек не имеет естественной власти над себе подобными, сила не создает никакого права. Следовательно, основой любой законной власти среди людей могут быть только соглашения.

3. Общественное соглашение / Общественный договор — ассоциация, акт народа по созданию условного коллективного целого: каждый передает в общее достояние и под высшее руководство общей воли свою личность и свое имущество — таким образом создаются условия, равные для всех, нет ни одного члена ассоциации, в отношении которого остальные не приобретали бы тех же прав, которые они уступили ему в отношении к себе.

4. Результат Общественного договора:

человек теряет свою естественную свободу;

приобретает гражданскую свободу и право собственности на все, чем он обладает;

приобретает равенство личностей.

5. Гражданская свобода: это право подчиниться закону, который ты сам для себя установил. Ограничена общей волей.

неотчуждаем. Только общая воля в соответствии с общим благом управляет государством.

неделим. Общая воля народа — суверен — создает закон. Частная воля — акт магистратуры (исполнительная власть) — выдает декрет.

6. Акт суверенитета:

— это не соглашение высшего с низшим, а соглашение Целого с частями;

— цель акта суверенитета — общее благо;

— не определяет еще ничего из того, что суверен должен делать, чтобы себя сохранить.

7. Суверен — это общая воля народа. Закон — акт суверена — выражает общую волю народа.

— учитывает только общие интересы, выбрасывает из суммы воль всех людей взаимоуничтожающие крайности;

— чтобы получить выражение именно общей воли, необходиом, чтобы в государстве не было ни 1 частичного сообщества, чтобы каждый гражданин высказывал только свое собственное мнение;

— не может высказываться по поводу предмета частного;

— если кто-либо откажется подчиниться общей воле, то он будет принужден к этому всем общественным Организмом.

8. Общее благо: свобода и равенство (сила вещей всегда стремится удалить равенство, следовательно, сила законов всегда должна защищать его).

9. Законодательная власть: принадлежит только народу и не может делегироваться депутатам.

Зло в политике: представительская демократия — передача народом законодательной власти/суверенитета представителям — депутатам.

10. Исполнительная власть:

— создает акты частного характера, которые не относятся к области Закона;

— правительство — служитель суверена;

— осуществляется согласно законам;

— может быть представлена депутатами.

11. Распад государства: если государь-узурпатор не повинуется законам.

Читайте так же:  Страховка ребенку екатеринбург

Смерть Политического Организма: если верховная власть суверена — законодательная власть не принадлежит народу.

12. Чем лучше устроено Государство, тем больше у граждан заботы общественные превалируют над личными.

13. Существует только 1 Договор в Государстве — это Общественный договор, Правительство же учреждается законом суверена, т.е. исполнительная власть — не господа народа, а его чиновники.

14. В Государстве не существует никакого основного закона, который не может быть отменен, включая Общественное Соглашение.

В трактате Ж.-Ж. Руссо Об общественном договоре , описано идеальное государство, в котором люди, отдав свои силы, свободу и имущество во имя общества, получают взамен гражданскую свободу, равноправие, законодательную власть и защиту. Всякий идеал недостижим.

Шарль Луи Монтескье (1689-1755 гг.) — один из ярких представителей французского Просвещения, выдающийся юрист и политический мыслитель. Тремя основными его произведениями являются: Персидские письма (1721), Размышления о причинах величия и падения римлян (1734) и, наконец, О духе законов (1748), в котором он отражает свое мнение об общественном договоре.

Главная тема всей политико-правовой теории Монтескье и основная ценность, отстаиваемая в ней — политическая свобода. К числу необходимых условий обеспечения этой свободы относятся справедливые законы и надлежащая организация государственности.

Монтескье в книге О духе законов создал реалистическую картину генезиса государственно-правовых явлений, раскрыл в основных принципах формы правления, свойственные определенному историческому периоду.

Он считал, что свобода и равенство фундаментальные свойства человеческой природы. конечно нельзя не упомянуть о том, что именно Монтескье принадлежит теория разделения властей, имеющая столь огромное значение.

Монтескье отрицает идею общественного договора. Договор слишком субъективен, что бы объяснить им происхождение государства.

Государство возникло в результате морального порядка. Природа первична, человек- часть природы.

Теория Канта об общественном договоре

Вопрос о происхождении государства Кант трактует почти по Руссо, замечая при этом, что его изыскания рациональны, априорны и что он имеет в виду не какое-либо определенное государство, а государство идеальное, каким оно должно быть согласно чистым принципам права. Отправной пункт кантовского анализа — гипотеза естественного состояния, лишенного всякой гарантии законности. Нравственный долг, чувство уважения к естественному праву побуждают людей оставить это первоначальное состояние и перейти к жизни в гражданском обществе. Переход к последнему не носит характера случайности. Акт, посредством которого изолированные индивиды образуют народ и государство, есть договор.

Кантовское толкование природы этого договора тесно сопряжено с идеями об автономии воли, об индивидах как моральных субъектах и т. п. Первое же главное условие заключаемого договора — обязательство любой создаваемой организации внешнего принуждения (монархической ли государственности, политически объединившегося ли народа) признавать в каждом индивиде лицо, которое без всякого принуждения осознает долг не делать другого средством для достижения своих целей и способно данный долг исполнить.

Общественный договор, по Канту, заключают между собой морально развитые люди. Поэтому государственной власти запрещается обращаться с ними как с существами, которые не ведают морального закона и не могут сами (якобы по причине нравственной неразвитости) выбрать правильную линию поведения. Кант резко возражает против малейшего уподобления власти государства родительской опеке над детьми. Правление отеческое, при котором подданные, как несовершеннолетние, не в состоянии различить, что для них полезно или вредно. такое правление есть величайший деспотизм.

Критика Кантом отеческого правления представляла собой одну из форм борьбы, которую в XVII—XVIII вв. прогрессивные круги европейского общества вели против абсолютистско-монархических режимов и их идеологов. Приверженцы либерализма отвергали удушающую регламентацию общественной жизни, которую осуществляли самодержавные правители под предлогом заботы государства о хозяйственном преуспеянии индивида, его карьере, правильном образе жизни, личном счастье и т. д. Они вообще считали, что чрезмерное попечение властей о благе подданных сковывает инициативу и самостоятельность человека, снижает социальную активность людей, притупляет чувство гражданской ответственности за все происходящее и стимулирует настроения иждивенчества, ведет к нравственному перерождению личности.

Вернемся, однако, к прерванному разбору мыслей Канта об общественном договоре, его содержании, условиях и задачах. Итак, согласно общественному договору, заключаемому в целях взаимной выгоды и в соответствии с категорическим (моральным) императивом, все отдельные лица, составляющие народ, отказываются от своей внешней свободы, чтобы тотчас же снова обрести ее, однако уже в качестве членов государства.

Индивиды не жертвуют частью принадлежащей им свободы во имя более надежного пользования остальной ее частью. Просто люди отказываются от свободы необузданной и беспорядочной, дабы найти подлинную свободу во всем ее объеме в правовом состоянии.

Свобода в рамках правового состояния предусматривает в первую очередь свободу критики. Гражданин государства, — пишет Кант, — и притом с позволения самого государя, должен иметь право открыто высказывать свое мнение о том, какие из распоряжений государя кажутся ему несправедливыми по отношению к обществу.

Что касается права, то Кант различает в нем три категории: естественное право, которое имеет своим источником самоочевидные априорные принципы; положительное право, источником которого является воля законодателя; справедливость — притязание, не предусмотренное законом и потому не обеспеченное принуждением. Естественное право, в свою очередь, распадается на две ветви: частное право и право публичное.

Первое регулирует отношения индивидов как собственников. Второе определяет взаимоотношения между людьми, объединенными в союз граждан (государство), как членами политического целого.

Феодальному бесправию и произволу Кант противопоставляет твердый правопорядок, опирающийся на общеобязательные законы. Он порицает юридические привилегии, проистекающие из обладания собственностью, и настаивает на равенстве сторон в частноправовых отношениях. Однако Кант делает серьезную уступку феодальной идеологии, когда признает объектом частного права не только вещи и поведение людей, но и самого человека. Подобный шаг приводит Канта к оправданию закрепленной законодательстве власти мужа над женой, господина над слугой.

Центральным институтом публичного права является прерогатива народа требовать своего участия в установлении правопорядка путем принятия конституции, выражающей его волю. По существу, это прогрессивная демократическая идея народного суверенитета. Одна из ее составляющих — мысль о том, что каждый индивид (даже если он непосредственно не является человеком власти) сам знает, какими должны были бы быть акции власти по его делу, и способен самостоятельно определить их требуемое содержание, не дожидаясь подсказок со стороны.

Верховенство народа, провозглашаемое Кантом вслед за Ж. Ж. Руссо, обусловливает свободу, равенство и независимость всех граждан в государстве — организации совокупного множества лиц, связанных правовыми законами. Выдвинув принцип суверенитета народа, Кант тут же спешит заверить, что он вовсе не помышляет о действительно широкой, неурезанной демократии. В подтверждение этого предлагается разделить всех граждан на активных и пассивных (лишенных избирательного права). К последним философ относит тех, кто вынужден добывать себе средства существования, лишь выполняя распоряжения других, т. е. низы общества.

Почерпнутую у Ш. Монтескье идею разделения властей в государстве Кант не стал толковать как идею равновесия властей. По его мнению, всякое государство имеет три власти: законодательную (принадлежащую только суверенной коллективной воле народа), исполнительную осредоточенную у законного правителя и подчиненную законодательной, верховной власти), судебную (назначаемую властью исполнительной). Субординация и согласие этих трех властей способны предотвратить деспотизм и гарантировать благоденствие государства.

Общепринятой классификации государственных форм (форм правления, властвования) с точки зрения их устройства Кант не придавал особого значения, различая (по числу законодательствующих лиц) три их вида: автократию (или абсолютизм), аристократию и демократию. Он полагал, что центр тяжести проблемы устройства государства лежит непосредственно в способах, методах управления народом. С этой позиции он разграничивает республиканскую и деспотическую формы управления. Первая основана на отделении исполнительной власти от законодательной, вторая — на их слиянии. Для Канта республика не есть синоним демократии, и абсолютизм сам по себе как форма вовсе не есть синоним деспотии. Он возражает тем, кто отождествляет эти понятия. Более того, Кант верит, что самодержавная форма власти вполне может быть республикой (коль скоро в ней произведено обособление исполнительной власти от законодательной), а демократия (ввиду участия в ней всех в осуществлении власти и крайней трудности при этом отделить законодательствование от исполнительной деятельности) чрезвычайно подвержена трансформации в деспотизм и совместима с ним. По-видимому, Кант считал наиболее приемлемым, реально достижимым строем государства констиуционную монархию.

Хотя Кант и выдвинул положение о суверенитете народа, он очень опасался того, как бы из этого положения не были сделаны крайние, радикальные практические выводы. Посему накладывается вето на право народа обсуждать вопрос о происхождении власти. Каково бы ни было происхождение верховной власти, предшествовал ли ей договор о подчинении или же власть явилась сначала, а затем уже установился закон, — для народа, который находится под владычеством гражданского закона, все это бесцельные и угрожающие опасностью государству рассуждения. Закон, который столь священен, что было бы преступлением хотя бы на мгновение подвергать его сомнению, представляется как бы исходящим не от людей, а от высшего законодателя. Таково именно значение положения: Всякая власть происходит от Бога. Оно выражает не историческую основу государственного устройства, а идею или практический принцип разума, который гласит: Существующей законодательной власти следует повиноваться, каково бы ни было ее происхождение. У Канта имелись свои основания поддерживать веру в незыблемость авторитета верховной власти и закона. Скорее всего, он помышлял о необходимости обеспечить максимальную устойчивость главных опор гражданского состояния, покончившего со стихией дикости и произвола в жизни людей. Можно думать, что Кант специально не преследовал цели оправдать ущемление свободы граждан, поколебать идею автономии воли и т. д.

Кантовском понимании государь, правитель, регент по отношению к подданным получает только права, но отнюдь не обязанности. Кант оспаривает право народа наказывать главу государства, если даже тот нарушает свой долг перед страной. Мыслителем категорически осуждается право восстания и допускается только легальное и в некотором роде пассивное сопротивление существующей власти.

Кант считал, что индивид может не чувствовать себя внутренне связанным с государственной властью, не ощущать своего долга перед нею, но внешним образом, формально он всегда обязан выполнять ее законы и предписания. Таким образом, Кант оправдывает политическое неповиновение особого рода. Явно и публично оно не дискредитирует государство, ни в коей мере не ориентировано на ниспровержение существующего государственного строя. Подобного рода неповиновение выступает, если следовать ходу мыслей Канта, формой борьбы за право — в отличие от прямых революционных действий, которые по сути своей являются открытой борьбой за власть.

Кант, разумеется, понимал, что по мере исторического развития наступает необходимость изменять политико-юридические учреждения. Но производить такие изменения надо исключительно путем неторопливых, плавных реформ сверху и ни в коем случае не методами открытой вооруженной борьбы, ввергающей страну, народ в хаос анархии и преступлений.

Кант по праву может быть охарактеризован как один из самых ранних и типичных идеологов социального реформизма. С передовых, прогрессивных позиций анализировал Кант стержневые проблемы внешней политики. Он клеймит захватническую, грабительскую войну, резко осуждает подготовку к ней: Самые большие бедствия, потрясающие цивилизованные народы, — последствия войны, и именно последствия не столько какой-нибудь настоящей или прошедшей войны, сколько постоянной и все растущей подготовки к будущей войне. Автор труда к вечному миру ратовал за соблюдение международных договоров, невмешательство во внутренние дела государств, за развитие между ними торговых и культурных связей.

Кант выдвигает проект установления вечного мира. Его можно достичь, правда в отдаленнейшем будущем, созданием всеохватывающей федерации самостоятельных равноправных государств, построенных по республиканскому типу. По убеждению Канта, образование такого космополитического союза в конце концов неминуемо. Залогом тому должны были явиться просвещение и воспитание народов, благоразумие и добрая воля правителей, а также экономические, коммерческие потребности наций.

Гуго первый, кто ввел понятие общественного договора. Он полагал, что сторонами общественного договора являются все индивидуумы. Его существенным условием является выбор одной из форм правления. При этом, государство обязано обеспечить свободное общение людей между собой.

Согласно Гоббсу по общественному договору государство становилось абсолютным носителями всех властных отношений, независимых от своих подданных и требующих от них полного и беспрекословного подчинения. Тот, кому вручена (передана) верховная власть, не связан ни гражданским законом, ни кем бы то ни было из граждан.

Учение Локка об общественном договоре направлено на отрицание как теологической, так и естественно-силовой концепции происхождения государства. Покоренное население, — отмечал он, — терпит поработителей только до той поры, пока не может сбросить их силой . Уже в естественном состоянии люди пытаются прийти к соглашению относительно разумного следования законам общественной жизни и установления моральных норм и обязательств. На основе этих соглашений и рождается общественный договор.

Суть общественного договора Локк видел в добровольным отказе людей от некоторой части своих естественных прав в пользу создаваемого государства и замене моральных норм и обязательств политическими законами. Каждый человек, заключивший общественный договор, уполномочивает законодательную власть создавать для него законы, каких будет требовать общественное благо.

Большой вклад в развитие теории общественного договора внес Ж.Ж . Руссо. Трактат Об общественном договоре Ж.-Ж. Руссо (1712 1778 гг.) один из крупнейших литературных памятников общественно-политической мысли. Сейчас это произведение очень актуально, поскольку идеи общественного договора составляют основу современного демократического общества.

Понятие общественного договора имеет у Руссо определенное логическое, идеальное значение. В том, что каждый человек как бы передает объединению всех граждан свои силы и волю, Руссо видит логическую основу общественного, гражданского состояния. В этом смысле общественный договор выступает у Руссо как некоторый общественно-политический идеал, как царство разума.

В результате общественного договора человек теряет свою естественную свободу; приобретает гражданскую свободу и право собственности на все, чем он обладает; приобретает равенство личностей.