Договор лизинга в республике беларусь

Информация: Договор лизинга

С 3 ноября 2006 г. в Гражданский кодекс Республики Беларусь

от 07.12.1998 № 218-3 на основании Закона Республики Беларусь от

20.07.2006 № 160-З внесены изменения и дополнения.
С 15 февраля 2007 г. постановление Государственного таможенного
комитета Республики Беларусь от 17.06.2004 № 51 на основании
постановления Государственного таможенного комитета Республики
Беларусь от 24.01.2007 № 10 утратило силу.

Статья 636. Договор финансовой аренды (лизинга)

По договору финансовой аренды (лизинга) (далее – договор финансовой аренды) арендодатель (лизингодатель), являющийся юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, обязуется приобрести в собственность указанное арендатором (лизингополучателем) имущество у определенного им продавца (поставщика) и предоставить арендатору (лизингополучателю) это имущество, составляющее предмет договора финансовой аренды, за плату во временное владение и пользование. Арендодатель (лизингодатель) в этом случае не несет ответственности за выбор предмета договора финансовой аренды и продавца (поставщика).

Договором финансовой аренды может быть предусмотрено, что выбор продавца (поставщика) и приобретаемого имущества осуществляется арендодателем (лизингодателем).

Арендатор (лизингополучатель) может выступить в качестве продавца (поставщика) имущества, передаваемого ему в качестве предмета договора финансовой аренды.

Арендодатель (лизингодатель) вправе осуществлять контроль за сохранностью предмета договора финансовой аренды и поддержанием его в рабочем состоянии, соблюдением установленных им ограничений на использование предмета договора финансовой аренды, в том числе переданного сублизингополучателю во временное владение и пользование по договору сублизинга.

Помощь: Договоры аренды и лизинга: общее и особенное

ДОГОВОРЫ АРЕНДЫ И ЛИЗИНГА: ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ

Договоры лизинга в настоящее время активно применяются в предпринимательской деятельности. Законодательство Республики Беларусь рассматривает договор лизинга как одну из разновидностей договора аренды. Однако у данных договоров чрезвычайно много существенных отличий. Более того, в зависимости от квалификации отношений сторон в качестве лизинга либо «обычной» аренды будут различаться и налоговые последствия соответствующих сделок. В связи с изложенным актуальными представляются вопросы о разграничении названных договорных конструкций. Для того чтобы провести подобное разграничение, проанализируем (хотя бы кратко) правовую природу договора лизинга.

Определение лизинга и договора финансовой аренды (лизинга) в законодательстве

Современное белорусское гражданское законодательство рассматривает лизинг в качестве отдельного вида аренды. Основные положения об аренде содержатся в главе 34 Гражданского кодекса РБ (далее — ГК). Для правильного применения положений данной главы необходимо четко представлять внутреннюю иерархию ее норм, а также соотношение норм указанной главы ГК с другими нормативными актами, регулирующими названные правоотношения.

В § 1 главы 34 ГК определены общие положения о договоре аренды, которые применяются к различным видам этого договора и различным видам сдаваемого в аренду имущества. Вместе с тем глава 34 ГК содержит нормы, регулирующие отдельные виды арендных отношений, в частности финансовую аренду (лизинг).

Соотношение между общими нормами о договоре аренды и специальными нормами определяет ст.596 ГК. К отдельным видам договора аренды и договорам аренды отдельных видов имущества общие положения о договоре аренды, предусмотренные § 1 главы 34, применяются, если иное не установлено законодательством, в т.ч. и нормами ГК об этих договорах.

Таким образом, в соответствии со ст.596 ГК приоритетное значение придается специальным нормам. Это означает, что если в этих специальных нормах закреплено иное правило, нежели в общих, то применяются именно правила специальных норм. Например, если в статьях ГК, регламентирующих финансовую аренду (лизинг), предусмотрены иные правила, нежели в общих положениях об аренде, то в случае финансовой аренды (лизинга) мы отступаем от этих общих положений.

Договор финансовой аренды (лизинга) определен ст.636 ГК как сделка, по которой арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

Таким образом, договор лизинга определен законодательством Республики Беларусь как двусторонняя сделка, хотя здесь упоминается и третий участник отношений — продавец.

Близкое по смыслу определение дано и в Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге, подписанной 28 мая 1988 г. в г.Оттаве. В силу положений ст.1 данной Конвенции под ее действие подпадают сделки финансового лизинга, в которых одна сторона (лизингодатель):

а) в соответствии со спецификацией и условиями, одобренными другой стороной (пользователем), вступает в соглашение (соглашение о поставке) с третьей стороной (поставщиком), согласно которому лизингодатель приобретает промышленную установку, средства производства или иное оборудование (оборудование), и

б) вступает в соглашение (соглашение о лизинге), предоставляющее пользователю право использовать оборудование в обмен на периодические платежи.

Положение о лизинге дает определение лизинговой деятельности как деятельности, связанной с приобретением одним юридическим лицом за собственные или заемные средства объекта лизинга в собственность и передачей его другому субъекту хозяйствования на срок и за плату во временное владение и пользование с правом или без права выкупа.

Законодательство Республики Беларусь и некоторые акты международного права различают лизинг как сложное правоотношение, включающее в себя приобретение и передачу имущества в пользование, а также договор лизинга как отношения, касающиеся только непосредственно пользования имуществом. Такой подход закреплен, в частности, в Конвенции о межгосударственном лизинге, подписанной 25 ноября 1998 г. в г.Москве (ратифицирована Законом РБ от 09.11.1999 № 309-З), согласно которой лизинг (финансовая аренда) определяется как вид инвестиционно-предпринимательской деятельности, связанной с приобретением имущества и передачей его в пользование по договору государству в лице его уполномоченных органов, физическому или юридическому лицу на определенный срок в целях получения прибыли (дохода) или достижения социального эффекта с учетом амортизации предмета лизинга при участии лизингодателя, поставщика, лизингополучателя и других участников лизингового проекта. В то же время договор лизинга (лизинговый контракт) определяется этой конвенцией как заключенное в письменной форме соглашение между лизингодателем и лизингополучателем, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей в связи с предметом лизинга. Подобный подход закреплен и в Соглашении о создании благоприятных правовых, экономических и организационных условий для расширения лизинговой деятельности в Содружестве Независимых Государств, подписанном 12 октября 2005 г. в г.Москве (ратифицировано Законом РБ от 15.06.2006 № 127-З), а также в законодательстве Российской Федерации: ст.2 Федерального Закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» дает отдельные определения договора лизинга, близкие к закрепленным в Гражданском кодексе Российской Федерации и Гражданском кодексе Республики Беларусь, а также определение лизинга как совокупности экономических и правовых отношений, возникающих в связи с реализацией договора лизинга, в т.ч. в связи с приобретением предмета лизинга.

Из анализа вышеизложенных определений следует, что:

— понятия «лизинг» и «договор лизинга» в законодательстве не являются тождественными;

— лизинг охватывает не только отношения, связанные с пользованием имуществом, но в определенной степени также отношения, связанные с приобретением имущества;

— договор лизинга — это всегда предпринимательская сделка (в силу прямого указания закона он всегда заключается в сфере предпринимательской деятельности).

Правовая природа договора лизинга

Можно выделить два основных подхода к определению правовой природы лизинга. Сторонники одной точки зрения рассматривают лизинг сквозь призму традиционных институтов гражданского права (аренды, купли-продажи, поручения). Другие указывают на то, что лизинг является самостоятельным видом договора.

Большинство исследователей считают лизинг разновидностью аренды. Хотя, как отмечает О.М.Козырь, «финансовая аренда и осложнена дополнительным элементом — фигурой продавца арендуемого имущества, с которым арендатор, не состоя в договорных отношениях, в ряде случаев вступает в непосредственные отношения в связи с приобретенным у этого продавца для сдачи в аренду имуществом» (примечание 1).

Е.А.Павлодский указывает на то, что «классический договор финансовой аренды связывает трех лиц: продавца (изготовителя) имущества, его приобретателя — арендодателя и арендатора. Однако участники финансовой аренды связаны между собой не одним, а, как правило, двумя договорами» (примечание 2).

По мнению А.А.Иванова лизинг является разновидностью аренды и представляет собой двустороннюю сделку, неразрывно связанную с договором купли-продажи лизингового имущества (примечание 3). А.А.Иванов также отмечает, что лизингодатель возлагает исполнение части своих обязательств на продавца, а договор купли-продажи при этом выступает как договор в пользу третьего лица.

При этом практически все исследователи признают тесную взаимосвязь отношений по приобретению имущества и отношений по его использованию. Например, В.В.Витрянский считает, что «специфика лизинговых отношений (тесная взаимосвязь договоров купли-продажи и аренды) как раз и состоит в том, что договор купли-продажи лизингового имущества благодаря специальным правилам о договоре финансовой аренды (лизинга), содержащимся в ГК (§ 6 главы 34), изначально конструируется по модели договора в пользу третьего лица» (примечание 4).

Однако приведенная характеристика не может исчерпывающим образом охватить рассматриваемые правоотношения. Так, например, п.3 ст.400 ГК содержит императивную норму, согласно которой должник в договоре вправе выдвигать против требования третьего лица возражения, которые он мог бы выдвинуть против кредитора. Относительно лизингополучателя соответствующее право должника (продавца) представляется неприменимым исходя из установленной законодательством структуры построения отношений лизингодателя, лизингополучателя и продавца.

Читайте так же:  Кто имеет право задержать человека

Помимо этого, как нам кажется,

В.В.Витрянским упускается из виду, что норма, содержащаяся в п.1 ст.668 Гражданского кодекса Российской Федерации (аналогичная норма содержится в п.1 ст.639 ГК), является диспозитивной и стороны могут определить передачу объекта лизинга продавцом лизингодателю. В подобном случае отношения сторон уже не могут быть охарактеризованы как договор в пользу третьего лица. Тем не менее лизингополучатель согласно ст.641 ГК наделен безусловным правом предъявлять непосредственно продавцу требования, вытекающие из договора купли-продажи.

Как видно из вышеизложенного, сумма традиционных договорных конструкций не в состоянии охватить всей сложной конструкции лизинга как целостного экономического и правового явления. Кроме того, при совершении лизинговых операций одновременное наличие договора купли-продажи и лизинга, по общему правилу, является обязательным. Иными словами, тот договор, который сегодня законодательство называет договором лизинга, не будет являться таковым без наличия соответствующего договора купли-продажи. Ни одна из известных праву самостоятельных договорных конструкций не осложняется настолько взаимосвязью и взаимозависимостью с другим договором. Столь устойчивая и тесная взаимосвязь элементов двух видов договоров неминуемо ведет к тому, что на их базе образуется новая договорная конструкция.

Такую взаимосвязь договора купли-продажи и договора финансовой аренды (лизинга) можно проиллюстрировать следующими доводами хозяйственного суда, использованными при рассмотрении конкретного дела:

«…Предметом данного спора является требование об исполнении обязательств, возникших из договора лизинга. Договор лизинга напрямую вытекает из договора по купле-продаже оборудования. Сделка между предприятием «Б» и предприятием «А» по купле-продаже оборудования признана судом недействительной. Решением суда применены последствия недействительности сделки по передаче оборудования в собственность предприятия «А» — оборудование возвращено в собственность предприятия «Б».

В рассматриваемом случае недействительность сделки по продаже оборудования влечет недействительность сделки по передаче оборудования в лизинг, так как без включения недействительной части сделки — договора купли-продажи договор лизинга был бы невозможен.

Учитывая то, что требования истца основаны на праве собственности, возникшем в результате недействительной сделки, суд считает исковые требования необоснованными и не подлежащими удовлетворению» (примечание 5).

В связи с изложенным заслуживает внимания утверждение Е.В.Кабатовой о том, что договор лизинга надо рассматривать как новый самостоятельный вид договора (примечание 6). Л.Г.Ефимова также указывает, что целесообразно оформлять отношения по лизингу имущества путем заключения трехстороннего договора. Этот подход положен в основу Конвенции о международном финансовом лизинге 1988 г., которая рассматривает его как самостоятельный трехсторонний договор (примечание 7). Действительно, в соответствии с Конвенцией УНИДРУА о международном финансовом лизинге правовые нормы, регулирующие традиционный договор аренды, нуждаются в адаптации к самостоятельным трехсторонним отношениям, возникающим из сделки финансового лизинга. В первоначальном же проекте Конвенции вместо слов «нуждаются в адаптации» было указано «непригодны», что еще больше подчеркивало самостоятельность данных отношений. Помимо этого в литературе отмечается, что одним из принципов, положенных в основу Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге, является «принцип неразрывности договоров поставки и собственно лизинга и признания их единой трехсторонней сделкой» (примечание 8).

К.Шмитгофф выделяет «обычный договор о лизинге (lease)» — двустороннее соглашение между арендодателем и арендатором, если собственник оборудования сам выступает в роли арендодателя. При заключении же договора финансового лизинга «собственник (известный как поставщик) продает товары непосредственно финансовой корпорации (известной как кредитор)… и становится арендодателем vis a vis арендатору (известному как должник). Это трехсторонняя сделка» (примечание 9).

Видоизмененные в определенной мере договоры купли-продажи (поставки) и аренды выступают при лизинге как взаимосвязанные обязательства, которые образуют единый юридический состав, порождающий единое правоотношение.

При анализе лизинга в регламентации отечественного Гражданского кодекса очевидно, что, например, предоставленное ст.641 ГК арендатору право предъявлять непосредственно продавцу требования, вытекающие из договора купли-продажи имущества, являющегося предметом финансовой аренды, выходит за рамки традиционных договоров купли-продажи и аренды. Если в договор лизинга включается условие о выкупе имущества по истечении срока действия договора (опцион на покупку), то это также существенно изменяет договор аренды. Различие договоров аренды и лизинга проявляется в распределении бремени ответственности и перехода рисков, связанных с передаваемым в пользование имуществом (риск случайной гибели имущества, по общему правилу, несет его собственник, при лизинге же действует иное правило — риск случайной гибели несет арендатор (пользователь)).

Полагаем, что лизинг нельзя рассматривать как простую совокупность купли-продажи, аренды и опциона на покупку (договора о продаже определенного имущества по фиксированной цене в установленный срок). Лизинг это все-таки не арифметическая сумма договоров, а их взаимосвязанная совокупность (все три стороны правоотношения — продавец, лизингодатель и лизингополучатель — имеют какие-либо взаимные права или обязанности), которая переходит в новое качество. По мнению В.Е.Кабатовой, «отношения сторон этих договоров, их взаимосвязанность и взаимообусловленность представляют собой сложную структуру, и рассмотрение и регулирование какой-либо одной из ее составных частей приводит к ее разрушению» (примечание 10).

Более точным является утверждение о том, что лизинг не следует рассматривать как комплекс договоров купли-продажи, аренды и т.п., «необходимо говорить о лизинге, как о целостном едином договоре, элементы которого не подпадают под действие норм об отдельных договорах, а требуют самостоятельного целостного регулирования» (примечание 11). Косвенным подтверждением данной позиции служит то, что Федеральный Закон Российской Федерации от 11.09.1998 «О лизинге» и Закон Украины от 16.12.1997 «О лизинге» включают в определение лизинга помимо традиционных элементов аренды также и отношения, связанные с приобретением объекта, передаваемого в пользование.

Однако, на наш взгляд, отечественная доктрина пока не готова к тому, чтобы признать самостоятельный характер договора лизинга, несмотря на то что в данном случае речь идет об особом правоотношении, которое обладает достаточными признаками, отграничивающими его от иных правоотношений и позволяющими говорить о его самостоятельности.

Как мы уже отмечали, законодательство Республики Беларусь в настоящее время рассматривает данный договор как разновидность аренды. Эта позиция является сегодня доминирующей, и практика идет именно по такому пути.

Весьма актуальным представляется следующий пример из судебной практики.

Судом первой инстанции был удовлетворен иск индивидуального предпринимателя к СП ОАО «Б» об установлении факта ничтожности договора лизинга.

В апелляционной жалобе ответчик поставил вопрос об отмене решения хозяйственного суда от 04.08.2005, ссылаясь на его незаконность вследствие неправильного применения норм материального права.

Ответчик не согласен с выводами, имеющимися в решении хозяйственного суда.

Со ссылкой на нормы Положения о лизинге ответчик делает вывод о том, что указанный нормативный правовой акт прямо разрешает передавать один и тот же объект многократно как в финансовый, так и в оперативный лизинг.

В связи с изложенным ответчик считает, что хозяйственный суд при вынесении решения нарушил нормы материального права, а именно неправильно истолковал Положение о лизинге, указав в мотивировочной части решения то обстоятельство, что действующее законодательство запрещает передавать в финансовый лизинг один и тот же объект многократно, удовлетворив при этом иск индивидуального предпринимателя.

При повторном рассмотрении дела на основании апелляционной жалобы по имеющимся в деле доказательствам, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, заслушав пояснения представителей лиц, участвующих в деле, апелляционная инстанция пришла к выводу о том, что решение хозяйственного суда Витебской области от 04.08.2005 не подлежит отмене, так как является законным и обоснованным с учетом следующих обстоятельств.

Исходя из указанных норм договор финансового лизинга является сложной сделкой, в которой участвуют три стороны: лизингодатель, лизингополучатель и продавец. Данная сделка оформляется двумя договорами, а именно: основным договором финансового лизинга, согласно которому лизингодатель обязуется приобрести в собственность указанное лизингополучателем имущество у определенного им продавца, и договором купли-продажи с уведомлением продавца о том, что имущество предназначено для передачи его в аренду определенному лицу.

Поскольку сторонами заключен договор финансового лизинга без участия трех сторон (лизингодателя, лизингополучателя, продавца) и соответственно без приобретения ответчиком специально для истца указанного последним объекта лизинга у определенного им продавца, правомерен вывод хозяйственного суда о несоответствии договора финансового лизинга № 15-Л-USD от 17.09.2004 требованиям законодательства, определяющего условия его совершения (ст.636-641 ГК).

Согласно ст.169 ГК сделка, не соответствующая требованиям законодательства, ничтожна.

В связи с этим было постановлено оставить решение хозяйственного суда Витебской области от 04.08.2005 по делу № 160-4/2005 без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения (примечание 12).

Постановлением Кассационной коллегии Высшего Хозяйственного Суда РБ от 02.11.2005 (дело № 160-4/2005/1063К) данное постановление и решение хозяйственного суда Витебской области от 04.08.2005 (дело № 160-4/2005) отменены. Дело передано на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При этом в постановлении Кассационной коллегии Высшего Хозяйственного Суда отмечено:

Читайте так же:  Как найти подоходный налог на сумму

«Выводы судебных инстанций о несоответствии договора финансового лизинга от 17.09.2004 № 15-Л-USD требованиям законодательства по вышеуказанным основаниям являются неправомерными в связи с неправильным применением действующего законодательства, регулирующего правоотношения по лизингу.

В соответствии со ст.636 ГК по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца. Договором финансовой аренды может быть предусмотрено, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляется арендодателем.

Из содержания данной нормы следует, что договор финансовой аренды предполагает установление определенных правоотношений между арендодателем и арендатором. Причем во исполнение своих обязательств перед арендатором арендодатель должен вступить в правоотношения с третьим лицом — продавцом имущества (объекта лизинга). То есть в данном случае возникает необходимость в заключении двух самостоятельных договоров: непосредственно договора лизинга, заключаемого между арендатором и арендодателем, и договора купли-продажи в отношении объекта лизинга, заключаемого между арендодателем, выступающим в качестве покупателя, и продавцом.

В целом наличие указанных правоотношений между данными субъектами позволяет квалифицировать заключенное между арендодателем и арендатором соглашение как договор финансового лизинга.

Вместе с тем из содержания ст.636 ГК не усматривается, что непосредственно договор финансовой аренды должен заключаться с участием трех сторон — лизингодателя, лизингополучателя, продавца, т.е. быть трехсторонним.

Более того, в соответствии со ст.638 ГК арендодатель, приобретая имущество для арендатора, должен уведомить продавца о том, что имущество предназначено для передачи его в аренду определенному лицу. То есть данная норма также свидетельствует, что продавец не является стороной в договоре финансовой аренды.

Положение о лизинге на территории Республики Беларусь, частично дублируя определение договора лизинга, содержащееся в ст.636 ГК, дополняет его, предусматривая, что договором лизинга может опосредоваться и передача во временное владение и пользование ранее приобретенного объекта лизинга как с правом его выкупа, так и без права выкупа.

Причем Положение не относит в качестве отличительного признака, содержащегося в подп.1.4 п.1, права арендодателя передавать в лизинг ранее приобретенное имущество только к одному из указанных выше видов договора лизинга.

Из буквального толкования указанных норм Положения следует, что ранее приобретенное имущество может передаваться арендодателем как по договору оперативного лизинга, так и по договору финансового лизинга.

В связи с изложенным принятые по делу судебные постановления подлежат отмене».

Как видим, Высший Хозяйственный Суд РБ основывается на доминирующей в доктрине и в определенной мере легально закрепленной концепции лизинга, рассматривая договор лизинга как двусторонний договор, являющийся видом договора аренды. Несомненно, данной позицией следует руководствоваться на практике.

Оперативный лизинг и аренда

Традиционно в правовой литературе выделяют следующие характерные особенности лизинга по сравнению с классической арендой:

— лизингодатель, в отличие от общих норм об аренде, на момент заключения договора, как правило, не имеет в собственности того имущества, которое предстоит передать в пользование, более того, на него возлагается обязательство приобрести это имущество;

— активная роль в договоре лизинга принадлежит лизингополучателю (он выбирает продавца и определяет объект, который необходимо приобрести), что несвойственно иным отношениям найма;

— к договору лизинга оказывается непосредственно причастным лицо, которое не является в нем стороной, — продавец, кроме того, передача объекта лизинга, по общему правилу, должна осуществляться непосредственно продавцом лизингополучателю;

— распределение прав и обязанностей между сторонами договора лизинга отличается своеобразием — основные обязанности закрепляются за лизингополучателем, и последний наделяется несвойственным арендатору правом — предъявлять определенные требования продавцу;

— лизингополучателю обычно предоставляется право выкупить объект лизинга по истечении срока действия договора. Однако следует отметить, что выкуп объекта лизинга не относится к числу обязательных признаков лизинга.

Белорусское законодательство в зависимости от объема прав и обязанностей сторон выделяет финансовый и оперативный лизинг.

Так, Положением о лизинге определено, что в зависимости от условий возмещения лизингодателю лизингополучателем затрат и перехода права собственности на объект лизинга от лизингодателя к лизингополучателю лизинг подразделяется на финансовый и оперативный. Критериями их разграничения служат объем обязанностей лизингодателя и срок использования оборудования.

Финансовый лизинг характеризуется тем, что срок пользования имуществом приближается к сроку его службы (сроку его полной амортизации). Положением о лизинге предусмотрено, что при данном виде лизинга лизинговые платежи в течение договора лизинга, заключенного на срок не менее 1 года, возмещают лизингодателю стоимость объекта лизинга в размере не менее 75% его первоначальной (восстановительной) стоимости. При этом отнесение лизинга к финансовому не ставится в зависимость от того, будет ли сделка завершена выкупом объекта лизинга лизингополучателем, его возвратом или продлением договора лизинга на других условиях.

Оперативный лизинг отличается от финансового прежде всего тем, что имущество передается в пользование на срок, существенно отличающийся от срока его службы (срока амортизации). Оперативный лизинг иногда называют сервисным. Согласно Положению о лизинге при данном виде лизинга лизинговый платеж в течение договора лизинга возмещает лизингодателю стоимость объекта лизинга в размере менее 75% его первоначальной (восстановительной) стоимости. По истечении договора лизинга лизингополучатель возвращает лизингодателю объект лизинга, в результате чего он может передаваться в лизинг многократно. Данный вид лизинга признается как законодательством, так и учеными, но некоторые специалисты отрицают возможность существования такого вида лизинга, рассматривая его в качестве обычной аренды (примечание 13). Кроме того, например, из Федерального закона Российской Федерации от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» Федеральным законом от 29.01.2002 № 10-ФЗ исключено упоминание о данном виде лизинга.

Полагаем, что оперативный лизинг возможен. Однако отграничение его от обычной аренды действительно является затруднительным, и, по нашему мнению, его следует проводить, основываясь на характере отношений сторон, т.е. необходимо учитывать, имело ли место приобретение имущества специально для передачи в лизинг конкретному субъекту по его заявке.

В связи с этим существенный практический интерес представляют вопросы о том, может ли являться предметом лизинга имущество, изготовленное лизингодателем (так называемый лизинг производителя), а также имущество, приобретенное лизингодателем ранее и не по указанию лизингополучателя.

На наш взгляд, передача имущества производителем имущества пользователю за плату представляет собой аренду, но не лизинг, поскольку не содержит всех элементов лизинга, в частности такого, как приобретение имущества по указанию лизингополучателя. В то же время в целях развития операций по передаче производителями изготовленного ими оборудования в аренду законодателем могут быть введены льготы для подобных операций.

Что касается передачи в лизинг имущества, приобретенного лизингодателем ранее, то в юридической литературе по данному вопросу говорится следующее. Основная особенность лизинга состоит в том, что в пользование сдается не оборудование, которое ранее использовал арендодатель, а новое, специально приобретенное арендодателем исключительно с целью передачи в аренду (примечание 14).

На то обстоятельство, что объект лизинга должен приобретаться специально для цели передачи его в лизинг конкретному лизингополучателю, указывают как определение лизинга, данное в ст.636 ГК («арендодатель обязуется приобрести указанное арендатором имущество у определенного им продавца»), так и Положение о лизинге («лизингодатель — юридическое лицо, передающее по договору лизинга специально приобретенный для этого… объект лизинга (примечание 15)).

Тем не менее в определении договора лизинга, данном в Положении о лизинге, содержится указание на то, что объектом лизинга может быть ранее приобретенное имущество (имущество, приобретенное не по указанию лизингополучателя). Данная норма вполне соответствует потребностям гражданского оборота, но, на наш взгляд, противоречит ГК, а также Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге.

Немаловажным является и вопрос о возможности передачи в лизинг имущества, ранее переданного в оперативный лизинг и возвращенного лизингодателю по истечении срока действия договора.

Так, на вопрос о том, вправе ли арендодатель вновь заключить договор финансовой аренды с выкупом объекта лизинга и передать новому арендатору по данному договору имущество, возвращенное прежним арендатором в связи с расторжением договора финансовой аренды, Высший Хозяйственный Суд РБ разъяснил следующее:

«Статья 391 ГК определяет принцип свободы заключения договора в гражданских правоотношениях.

Правилами статей 420, 423 ГК допускается расторжение договора по соглашению сторон, вследствие чего обязательства сторон прекращаются.

При этом нормы статьи 592 ГК о преимущественном праве арендатора на заключение договора аренды в рассматриваемом случае не применяются, в связи с чем право по распоряжению имуществом, принадлежащим лизингодателю на праве собственности, после расторжения договора лизинга законодательством не ограничено.

Кроме того, в силу норм подпункта 1.4 пункта 1 Положения о лизинге на территории Республики Беларусь, утвержденного постановлением Совета Министров РБ от 31.12.1997 № 1769, разработанного на основании ГК, других актов законодательства и регулирующего отношения, связанные с совершением и исполнением договоров лизинга (финансовой аренды), допускается предоставление лизингодателем лизингополучателю ранее приобретенного объекта лизинга за плату во временное владение и пользование с правом или без права выкупа» (примечание 16).

Читайте так же:  Налоговая декларация форма 3 ндфл за 2019 год пример заполнения

В связи с этим следует отметить, что, например, ст.806 Гражданского кодекса Украины подразделяет лизинг на прямой и косвенный. Прямой лизинг характеризуется тем, что в пользование лизингополучателя передается имущество, которое принадлежит лизингодателю на праве собственности и приобретено им без предварительного соглашения с лизингополучателем. Косвенный лизинг отличается от прямого тем, что предусматривает передачу в пользование лизингополучателя имущества, специально приобретенного лизингодателем у продавца (поставщика) согласно установленным лизингополучателем спецификациям и условиям. Классическое понимание финансового лизинга всегда предусматривало участие в таких отношениях продавца и соответственно их построение по схеме косвенного лизинга. Яркий пример тому — упомянутая выше Конвенция УНИДРУА о международном финансовом лизинге. Поэтому, по мнению специалистов, «позитивом Закона Украины «О финансовом лизинге» в отличие от его предыдущей редакции следует признать определение финансового лизинга как такового, который осуществляется по схеме косвенного лизинга» (примечание 17).

Таким образом, по нашему мнению, основным признаком, отграничивающим лизинг от классической аренды является то, что лизингодатель приобретает объект лизинга специально для передачи в лизинг определенному субъекту.

Отметим, что Положение о лизинге выделяет также сублизинг как лизинг, при котором лизингополучатель с разрешения лизингодателя по договору сублизинга передает иным лизингополучателям в последующее пользование и владение объект лизинга. Хотя данная сделка и не является, по своей сути, лизингом, законодатель рассматривает ее именно в качестве таковой (причем подобного мнения также придерживается и российский законодатель).

Во всяком случае в прикладном плане проблем с отграничением сублизинга от аренды практически не возникает (если имущество находится у арендатора (лизингополучателя) на основании договора лизинга и он передает его в пользование третьему лицу, в таком случае имеет место сублизинг).

Одно из отличий лизинга от классической аренды проявляется в субъектном составе соответствующих правоотношений.

Согласно норме Положения о лизинге лизингодателем является юридическое лицо, которое за счет привлеченных или собственных средств приобретает в собственность определенное имущество (предмет лизинга) и предоставляет его во временное владение и пользование другой стороне.

В ст.14 Банковского кодекса РБ закреплено, что банки и небанковские кредитно-финансовые организации помимо операций, которые именуются банковскими и перечислены в части первой указанной статьи, вправе осуществлять в соответствии с законодательством (т.е. на общих основаниях) также ряд иных операций, в частности финансовую аренду (лизинг).

Следует отметить, что Конвенция о межгосударственном лизинге 1998 г., а также законодательство Российской Федерации дают определение лизинговой компании (фирмы) как коммерческой организации, которая в соответствии со своими учредительными документами осуществляет лизинговую деятельность (функции лизингодателя).

Другая сторона — лизингополучатель — это юридическое лицо (индивидуальный предприниматель), которое получает предмет лизинга во владение и пользование. Поскольку предметом лизинга является имущество, передаваемое для предпринимательских целей, по общему правилу, лизингополучателями могут быть только индивидуальные предприниматели и коммерческие организации. Однако использование полученного в лизинг имущества исключительно в предпринимательских целях не означает, что лизингополучателем всегда должна быть коммерческая организация (индивидуальный предприниматель). В соответствии с п.3 ст.46 ГК некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность постольку, поскольку она необходима для их уставных целей, ради которых они созданы, соответствует этим целям и отвечает предмету деятельности некоммерческих организаций. Таким образом, некоммерческой организации также может быть передано в лизинг имущество, если оно будет использоваться для осуществления предпринимательской деятельности, необходимой для достижения уставных целей.

Анализируя лизинг как особую правовую конструкцию, нельзя не заметить, что он осложняется наличием третьей фигуры в правоотношениях — продавца, с которым по сложившейся практике лизингополучатель в прямых договорных отношениях не состоит, но в силу законодательства имеет по отношению к нему определенные права. Продавцом (поставщиком) может выступать физическое лицо, индивидуальный предприниматель либо юридическое лицо, которое заключило договор купли-продажи (поставки) с лизингодателем и продает ему предмет лизинга.

Учитывая то, что договоры лизинга заключаются в сфере предпринимательской деятельности, законодательство ограничивает круг объектов лизинга.

Конвенция УНИДРУА о международном финансовом лизинге исключает из сферы лизинга лишь имущество, которое должно быть использовано в основном для личных, семейных или домашних целей.

Согласно ст.637 ГК предметом договора финансовой аренды могут быть любые непотребляемые вещи, используемые для предпринимательской деятельности, кроме земельных участков и других природных объектов. Практически аналогичным образом очерчен круг возможных объектов лизинга Конвенцией о межгосударственном лизинге 1998 г., согласно которой предметом лизинга может являться любое имущество, относящееся к основным средствам (фондам), кроме имущества, запрещенного национальным законодательством к обращению на рынках.

Однако Положение о лизинге несколько по-иному определяет имущество, которое может являться предметом лизинга. Так, в данном нормативном акте указано, что объект лизинга — это любое движимое и недвижимое имущество, относящееся по установленной классификации к основным фондам, а также программные средства и рабочие инструменты (стоимостью свыше 10 минимальных заработных плат за единицу либо комплект независимо от срока службы или стоимостью до 10 минимальных заработных плат за единицу, либо комплект со сроком службы свыше 1 года), обеспечивающие функционирование переданных в лизинг основных фондов.

Как видим, Положение о лизинге в этой части противоречит ГК и должно быть изменено.

Распределение рисков и ответственность сторон

Одной из особенностей договора лизинга по сравнению с договором аренды является распределение рисков, связанных с соответствующим имуществом. Более того, даже право собственности лизингодателя отличается некоторыми особенностями. Так, хотя лизингодатель приобретает объект в собственность, он фактически не владеет и не пользуется этим имуществом. В связи с этим, учитывая тот факт, что лизингополучатель хоть и не является собственником имущества, но использует его и должен обеспечить его сохранность, законодатель в ст.640 ГК закрепил правило, согласно которому риск случайной гибели или случайной порчи арендованного имущества переходит к арендатору в момент передачи ему арендованного имущества. Но стороны могут закрепить в договоре и иной механизм распределения рисков.

В Конвенции о межгосударственном лизинге 1998 г. отмечено, что утрата или повреждение предмета лизинга после того, как риск перешел на лизингополучателя, не освобождает его от обязанности произвести согласованные договором платежи, если только утрата или повреждение не были вызваны действиями или упущениями поставщика.

Распределение рисков весьма наглядно иллюстрируется следующим примером из судебной практики.

Ответчик возражал против уплаты лизинговых платежей за автомобиль, поврежденный в результате ДТП.

Указанные возражения не могут быть приняты во внимание судом, так как ответчиком не представлены доказательства уплаты лизинговых платежей в ином размере, чем указано истцом в исковом заявлении. Последствия утраты или повреждения переданного в лизинг имущества стороны определили в подп.13.1 и 13.2 п.13 соглашения о лизинге от 04.10.2000, согласно которым риск утраты автомобилей несет ответчик. Поэтому отсутствуют основания для освобождения его от обязанности по уплате лизинговых платежей. Кроме того, п.13 Положения о лизинге на территории Республики Беларусь, утвержденного постановлением Совета Министров РБ от 31.12.1997 № 1769, предусмотрено, что риск случайной гибели, утраты, порчи и повреждения объекта лизинга переходит от лизингодателя к лизингополучателю с момента передачи ему во владение и пользование данного объекта. Утрата объектом лизинга своих функций не освобождает лизингополучателя от его обязанностей по выплате лизинговых платежей в полном объеме. Лизингополучатель мог бы быть освобожден от обязанности осуществлять оплату лизинговых платежей за утраченный объект лизинга лишь в том случае, если бы соответствующее правило было внесено в соглашение о лизинге. Однако, поскольку стороны такого соглашения не достигли, оснований для освобождения ответчика от уплаты лизинговых платежей не имеется.

В соответствии со ст.585 ГК арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату). Согласно ст.596 ГК договор финансовой аренды (лизинга) является видом договора аренды, к которому применяются упомянутые нормы ГК. В ст.290 ГК определено, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, если иное не вытекает из законодательства или договора (ст.291 ГК).

Таким образом, требования истца по оплате суммы лизинговых платежей, исчисленных за период действия соглашения о лизинге от 04.10.2000 в сумме 41 821,46 евро, признаются составом суда обоснованными и подлежащими удовлетворению (примечание 18).

Резюмируя вышеизложенное, в таблице приведем следующие основные отличия лизинга от классической аренды: