Частная собственность локк

GreatPhilosophy

Государство и частная собственность

В этом пункте точка зрения Локка находится в определенной оппозиции к общему для Античности и Средневековья мнению о том, что для государства главной является этическая задача: быть основой для хорошей жизни, для этико-политической реализации человека в сообществе. С точки зрения предшествовавшей ему традиции, защита частной собственности имеет меньшее значение по сравнению с этической задачей. Защита частной собственности является целью только в той степени, в которой она необходима для того, чтобы люди могли жить достойно.

Внимание Локка к тому, что государство прежде всего должно защищать собственность, расходится с обычной традицией.

Локк развил учение о связи между трудом и правом собственности. В естественном состоянии, до возникновения общества, индивид может использовать все, что находится вокруг него. Но когда индивид работает с природным объектом, например, занимается постройкой лодки из дерева, он вкладывает нечто свое в этот объект. Индивид становится заинтересованным в этом объекте, который превращается в собственность. И когда индивиды с помощью заключения договора переходят из естественного в общественное состояние, то при этом само собой подразумевается, что общество должно защищать эту частную собственность[1].

Однако Локк не был приверженцем радикального либерализма, то есть экономической политики, которая отводит государству минимальную роль и предоставляет владельцам частного капитала максимальное поле деятельности. Как и большинство его современников в Англии конца XVII в., Локк поддерживает экономическую политику, в которой государство играет определенную протекционистскую роль по защите собственных предпринимателей от иностранных конкурентов.

Государство должно защищать собственность, поддерживать порядок и проводить протекционистскую политику в отношении лругих государств, но оно не должно руководить торговлей и индустрией. Экономика должна быть частно-капиталистической. Государству также не следует заниматься социальной политикой, например, уравнивать личные доходы и помогать бедным. В этой области Локк является радикальным либералистом. В основе всего лежит личный труд индивида. Государство должно обеспечить ин-ливидам определенное юридическое, но не социальное и экономическое равенство. Подобно радикальным либералистам, то есть сторонникам радикального либерализма, Локк, по-видимому, считал, что существует природная гармония между эгоистическими стремлениями отдельного индивида и общим благом.

Локк полагай, что именно индивиды являются сувереном в обществе. Но если индивиды одобряют общественный договор, то они все должны подчиняться воле большинства. Локк однозначно выступает против абсолютизма. Сувереном является совокупность индивидов, а не Божьей милостью монарх. Но при таком подходе становится проблематичным, почему в случае одобрения общественного договора социумом должно управлять большинство. Почему меньшинство должно отказаться от практического использования той части суверенности, которой оно, в принципе, обладает? Ответ носит прагматический характер: для функционирования общества необходимо, чтобы меньшинство подчинялось воле большинства. Но это не удовлетворительный ответ. Разве общество не может функционировать, когда правит сильное меньшинство? Акцент Локка на большинство вполне соответствовал требованию юридического равенства, в котором в его время объективно была заинтересована буржуазия, выступавшая против привилегий знати. Но Локк не является сторонником правления большинства в смысле представительской формы правления со всеобщим избирательным правом. Он не считает, что каждый должен обладать правом голоса, и солидарен с английской реформой 1689 г., согласно которой избирательное право предоставлялось только «имущим классам» (буржуазии и знати). Для Локка либералистская гражданская демократия была демократией для буржуазии. Поэтому сказанное Локком о воле большинства не следует понимать слишком буквально. К тому же следует отметить, что Локк принадлежал к тем теоретикам, которые занимались проблемой ограничения власти праг вителей. Исполнительная и законодательная власть не должны быть сосредоточены в одном и том же органе. Локк поддерживает принцип разделения власте. Для Локка концепция естественного права основывается на идее неотъемлемых человеческих прав каждого индивида. Эта идея имеет для Локка важное значение. Именно эти права должны служить защитой индивида и его собственности от вмешательства со стороны государства. Данное понимание естественных прав важно для политической защиты буржуазии от абсолютизма.

Духовно экзистенциальное и духовно культурное время и пространство
Человеческая личность существует в особом духовно-экзистенциальном (или биографическом) времени — времени ее уникальных поступков и внутренних размышлений, общения с другими людьми и творче .

Философия марксизма
Философия марксизма – одно из важнейших направлений, вызывающее в современную эпоху неоднозначную оценку, представлена в различных вариантах: классический марксизм, нашедший отражение в труд .

Глобальные проблемы современности
Под глобальными проблемами человечества понимается комплекс острейших социоприродных противоречий, затрагивающих мир в целом, а вместе с ним и отдельные регионы и страны. Глобальные проблем .

4. Собственность

или ряду других вопросов, его легко исказить.

Приведу важнейшие высказывания Локка по вопросу о собственности в том порядке, в каком они идут.

Выше уже указывалось, что, согласно Локку, каждый человек имеет или по крайней мере должен иметь частную собственность на продукты своего труда. В допромышленный период этот принцип не был столь нереален, каким он стал с тех пор. Городскую продукцию производили главным образом ремесленники, которые являлись владельцами своих орудий производства и сами продавали свою продукцию. Что касается сельскохозяйственного производства, то школа, к которой принадлежал Локк, считала, что крестьянская собственность была бы наилучшей системой. Он утверждает, что человек может владеть лишь таким количеством земли, которое он способен обработать, но не больше. По-видимому, он просто не понимает, что во всех странах Европы осуществление этой программы едва ли было бы возможно без кровавой революции. Основная часть обрабатываемой земли везде принадлежала земельным аристократам, которые взимали с крестьян или определенную часть продуктов их труда (часто до половины урожая), или ренту, которая могла время от времени изменяться. Первая система преобладала во Франции и Италии, последняя — в Англии. Далее к востоку — в России и Пруссии — работники были крепостными, которые работали на помещиков и фактически были лишены всяких прав. Во Франции старая система была разрушена Французской революцией, в Северной Италии и Западной Германии — завоеваниями французской революционной армии. Крепостное право в Пруссии было уничтожено в результате поражения, нанесенного Пруссии Наполеоном, а в России — в результате ее поражения в Крымской войне. Но в обеих странах аристократия сохранила свою земельную собственность. В Восточной Пруссии эта система, хотя и находилась под жестким контролем нацистов, сохранилась до наших дней; в России и на территориях современных Литвы, Латвии, Эстонии земельная аристократия была лишена своих владений в результате русской революции. В Венгрии, Румынии и Польше она сохранила свою собственность; в Восточной Польше она была «ликвидирована» советской властью в 1940 году. Советское правительство, однако, сделало все, что было в его силах, чтобы по всей России заменить мелкую крестьянскую собственность коллективными хозяйствами.

В Англии процесс развития был более сложным. Во времена Локка положение сельского рабочего смягчалось наличием общинных земель, на которые он имел значительные права, что давало ему возможность самому выращивать определенную часть продуктов своего питания. Эта система сохранилась со средних веков, и прогрессивно мыслящие люди осуждали ее, указывая, что с точки зрения производства она расточительна. Таким образом, возникло движение за огораживание общинных земель, которое началось при Генрихе VIII и продолжалось при Кромвеле, но не приобрело широкого размаха примерно до 1750 года. С тех пор, примерно на протяжении 90 лет, общинные земли одна за другой огораживались и передавались в руки местным землевладельцам. На каждое огораживание требовался парламентский акт, и аристократы, которые контролировали обе палаты парламента, безжалостно пользовались законодательной властью для личного обогащения, обрекая в то же время сельскохозяйственных рабочих на голод. Постепенно вследствие роста промышленности положение сельскохозяйственных рабочих улучшилось, так как иначе не удалось бы их удержать от ухода в город. К настоящему времени в результате налогов, введенных Ллойд Джорджем, земельная аристократия была вынуждена расстаться с большей частью своей земельной собственности. Но те, кто владеет также городской или промышленной собственностью, имели возможность сохранить свои поместья. Здесь не было внезапной революции, а был постепенный переход, который все еще продолжается. В настоящее время те аристократы, которые еще остаются богатыми, обязаны своим благосостоянием собственности, которая связана с развитием промышленности в городе.

Этот длительный процесс развития всех стран, за исключением России, можно рассматривать с позиций Локка. Удивительно то, что он мог провозгласить столь революционные теории прежде, чем они могли быть осуществлены, и тем не менее нет никакого намека на то, что он признавал систему, существовавшую в его дни, несправедливой или что он понимал ее отличие от той системы, которую он проповедовал.

Трудовую теорию стоимости, то есть учение о том, что стоимость продукта зависит от количества затраченного на него труда, — эту теорию одни приписывают Карлу Марксу, а другие Рикардо, — можно найти у Локка: она была подсказана ему целой плеядой предшественников, начиная от Фомы Аквинского.

«Сущность аргументации состояла в том, что ремесленники, которые производят товары, или купцы, которые их привозят, могут потребовать надлежащую плату, так как в обоих случаях труд является их профессией и удовлетворяет нужды общества. Считается непростительным грехом, когда спекулянт и посредник наживаются за счет эксплуатации общественных нужд. Истинным наслаждением теорий Фомы Аквинского является трудовая теория стоимости. Последним из схоластов был Карл Маркс».

Трудовая теория стоимости имеет две стороны — этическую и экономическую. Иными словами, можно утверждать, что стоимость продукта должна быть пропорциональна количеству затраченного на него труда или что фактически труд регулирует цену. Последняя теория, как признает Локк, только приблизительно истинна. Девять десятых стоимости, утверждает он, определяется трудом, а в отношении десятой части он ничего не говорит. Именно труд, отмечает он, создает различия всех стоимостей. Он приводит в качестве примера заселенные индейцами земли Америки, которые почти не имели цены, так как индейцы их не обрабатывали. По-видимому, он не понимает, что земля приобретает ценность постольку, поскольку люди стремятся на ней работать, и даже до того, как они фактически обрабатывают ее. Если вы владеете участком пустынной земли, на которой кто-то нашел нефть, вы можете ее дорого продать, не производя на ней никаких работ. Как это было вполне естественно в его время, Локк не думает о подобных случаях, а останавливается только на сельском хозяйстве. Крестьянская собственность, сторонником которой он является, несовместима с такими вещами, как крупная горная промышленность, которая требует дорогих машин и много рабочих.

Принцип, что человек имеет право на продукт своего собственного труда, бесполезен в период промышленного развития.

Допустим, что вы работаете на выполнении одной из операций в производстве автомобилей Форда; как можно определить, какая часть общей продукции создана вашим трудом? Или, допустим, вы работаете в железнодорожной компании на перевозке товаров; кто сможет решить, какая часть в производстве товаров приходится на вашу долю? Такой подход привел тех, кто желал предотвратить эксплуатацию труда, к отказу от принципа права на продукт своего собственного труда в пользу более социалистических методов организации производства и распределения.

Трудовую теорию стоимости обычно защищали из враждебности к какому-либо классу, рассматриваемому как хищнический класс. Схоласты в той мере, в какой они придерживались этой теории, выступали из вражды к ростовщикам, которыми чаще всего были евреи. Рикардо направлял ее против помещиков. Маркс — против капиталистов. А у Локка она висела как бы в безвоздушном пространстве, не выражая враждебности ни к какому классу. Вся его вражда была направлена против королей, но это не связано с его взглядами на стоимость.

Читайте так же:  Иск о снижении размера алиментов размер госпошлины

Некоторые взгляды Локка настолько странны, что я не вижу, каким образом изложить их в разумной форме. Он говорит, что человек не должен иметь такого количества слив, которое не могут съесть ни он, ни его семья, так как они испортятся, но он может иметь столько золота и бриллиантов, сколько может получить законным образом, ибо золото и бриллианты не портятся. Ему не приходит в голову, что обладатель слив мог бы продать их прежде, чем они испортятся.

Он уделяет большое внимание вечному характеру драгоценных металлов, которые, говорит он, являются источником денег и общественного неравенства. По-видимому, абстрактно и чисто теоретически он сожалеет об экономическом неравенстве, но он, конечно, не думает, что было бы разумно предпринять такие меры, которые могли бы предотвратить это неравенство. Несомненно, он, как и все люди того времени, полагал, что своими успехами цивилизация обязана богатым людям, главным образом покровителям искусства и литературы. Подобное же положение существует в современной Америке, где наука и искусство большей частью зависят от пожертвований богачей. До некоторой степени дальнейшее развитие цивилизации связано с социальной несправедливостью. Этот факт представляет собой основание того, что является наиболее респектабельным в консерватизме.

1. «Естественность» частной собственности

11 Для изложения экономического учения А. Смита и Д. Рикардо и определения действительного их места в истории научной поли­тической экономии нужно написать целые тома.

11 Что касается

12 взглядов этих великих экономистов на собственность, то они могут быть определены в одном предложении: А.Смит и Д.Рикардо исходили из свободной частной собственности на землю, частной собственности на капитал и собственности рабочего на труд как из непреложного факта реальной действительности, и считали такой строй собственности всецело соответствующим при­роде человека, естественным и наиболее благоприятным условием процветания производства и роста богатства народов.

12 В произведениях А. Смита и Д. Рикардо нашла отражение и экономическое обоснование классическая буржуазная теория собственности, которую впервые четко выразил их философский предшественник Дж. Локк.

«Взгляды Локка, — отмечал К.Маркс, — имеют тем более важное значение, что он является классическим выразителем правовых представлений буржуазного общества в противоположность феодальному; кроме того, его философия служила всей позднейшей английской политической экономии ос­новой для всех ее представлений» 4 .

4 К.Маркс и Ф Энгельс. Соч, т. 26, ч I, стр 371.

К // Личный труд как основа ЧС

12 В чем суть этого классического правового воззрения буржуа­зии применительно к собственности?

12 Согласно Локку, частная собственность имеет свою естествен­но-правовую основу в существе самого человека, в его природном равенстве и в одинаковом использовании определенного самой природой закона сохранения своего существования.

12 Исходя из этого он утверждал:

«Хотя предметы природы даны всем сообща, но человек, будучи господином над самим собой и владельцем своей личности, ее действий и ее труда, в качестве такового заклю­чал в себе самом великую основу собственности» 5 .

5 Дж Локк. Избр. философские произведения, т. II. М., Соцэкгиз, 1960, стр 28

// от природы человек является собственником своей личности

12 Поскольку от природы человек является собственником своей личности, посколь­ку и «работа его рук» принадлежит ему, постольку все, что он присвоил посредством своего труда, должно быть его частной собственностью.

«То, что человек извлек из предметов, созданных и предоставленных ему природой, он слил со своим трудом, с чем-то таким, что ему неотъемлемо принадлежит, и тем самым делает это своей собственностью. Когда он извлек нечто из того состояния общего владения, в которое его поместила природа, то благодаря своему труду он что-то присоединяет к этому предмету, что исклю­чает общее право других людей» 6 .

6 Там же, стр. 19.

12 Такова исходная точка зрения теории собственности Локка.

12 Здесь совершенно определенно труд утверждается в качестве первоначальной основы частной собственности.

12 Сообразно этому труд служит также естественной «мерой» собственности: частная земельная собственность ограничивается участком, который каж­дый индивидуум в состоянии возделывать своим трудом.

12 Что же касается плодов земли,

то «человек имеет право обратить своим

13 трудом в свою собственность столько, сколько он может употре­бить на какие-нибудь нужды своей жизни, прежде чем этот пред­мет подвергнется порче» 7 .

7 Д ж Локк ук соч , стр. 24

13 Вот в этом естественном состоянии полной свободы и равенства, при котором всякое право является взаимным, «никто не имеет больше другого», т.е. существует иму­щественное равенство всех.

13 Такое право собственности, по мнению Локка, существовало бы всегда, если бы не были «изобретены» деньги.

13 Хотя одним пределом («мерой») собственности остается лич­ный труд, другой ее предел — ограничение накопления размерами личного потребления — расширяется благодаря обмену недолго­вечных продуктов на деньги.

13 Возникающее в связи с таким рас­ширением границ частной собственности неравенство в распреде­лении денег и земли дает возможность переносить в форме про­цента и ренты «ту прибыль, которая была вознаграждением за труд одного человека, в карман другого». Так, «естественным» об­разом личный труд перестал быть безусловной «мерой» частной собственности.

13 Столь же естественным стало право собственности, основанное на присвоении чужого труда. Что и требовалось доказать!

13 Таковы основные моменты классического буржуазного воззре­ния на собственность, которое было выражено Джоном Локком в книге «О государственном правлении» (1690).

13 Хотя данное им обоснование «естественности» частной собственности было лишено действительного историзма, оно имело вполне определенную анти­феодальную направленность и прогрессивную для своего времени ценность.

13 В книге Локка частная собственность противополагает­ся общей собственности и определяется в качестве права собствен­ности отдельного индивидуума, исключающего «остальное челове­чество».

13 Вместе с тем это есть собственность человека как свобод­ного лица, не знающего над собой никакой другой власти, кроме законов природы и государства.

13 Следует обратить внимание, что Локк под естественным «пра­вом» собственности разумеет не правовые нормы, установленные законодательством, а реальный факт собственности (в подобном значении термин «право» широко употреблялся впоследствии и другими мыслителями, включая Гегеля и К.Маркса).

13 Что же касается юридических норм, регулировавших соответствующие фак­тические отношения, то в те времена их принято было называть «положительным» правом, или «позитивным» законом.

13 Соответст­венно этому государство, согласно Локку, отнюдь не создает право частной собственности, а посредством «позитивных конституций» лишь регулирует естественно развившееся право свободной частной собственности и защищает его от всяких посягательств.

13 Благодаря этому выросшее из естественного состояния право собственности превращается в право гражданского общества, т. е. право, которое

14 поддерживается и защищается не каждым отдельным лицом, а государством с помощью законов и судебных учреждений.

14 В граж­данском обществе свобода человека ограничена только теми исклю­чениями, которые установлены законодательным органом государ­ства.

14 Следовательно, естественное право собственности и в гражданском обществе остается правом свободной частной собственности.

14 Такого рода право как раз и было знамением современ­ной Локку эпохи.

14 Восприняв буржуазно-правовую идею Локка о естественности свободной частной собственности, А. Смит и Д. Рикардо дали прогрессивное для своего времени экономическое обоснование не­обходимости именно такой формы собственности.

14 В условиях, когда свободная частная собственность «естественным» образом уже утвердилась в живой действительности, они направили свой интерес на защиту свободы частной собственности от чрезмерных притязаний государства. Признавая экономические законы «естест­венными», они утверждали, что государственное вмешательство лишь искажает их действие. Соответственно этому и законода­тельство и налоговая политика государства должны покоиться на принципах свободы предпринимательской деятельности и непри­косновенности естественного права частной собственности.

14 Принцип священности и неприкосновенности частной собственности, ее свободы больше всего отвечает, согласно классикам буржуазной политэкономии, такому функционированию экономики, при котором достигается ускоренное накопление капитала, наибо­лее эффективное распределение средств производства и труда между различными отраслями и снимаются всякие ограничения для роста богатства народов.

14 Вместе с тем в работах классиков буржуазной политической экономии изображается связь между определенными экономиче­скими категориями и частной собственностью.

14 В соответствии со своей экономической концепцией А. Смит формулирует положе­ние, что «все богатства мира» первоначально были приобретены не на золото и серебро, а только на труд. И пока не было частной собственности на землю и накопления капитала, продукт труда — полностью принадлежал тому, кто его произвел.

«Однако, — пишет он далее, — такое первобытное состояние общества, в котором рабочий получает полный продукт своего труда, не может сохра­ниться с момента присвоения земли в частную собственность и накопления капитала» 8 .

8 А. Смит. Исследование о природе и причинах богатства народов. М, Соцэкгиз, 1962, стр. 63.

14 Тем самым по существу А. Смит подходит к разграничению двух видов частной собственности: (1) того, который характеризуется присвоением полного продукта своего труда, (2) и второго вида частной собственности, при котором делаются «выче­ты» из продукта труда в пользу «землевладельца» и «хозяина ма-15-териалов для работы», т. е. собственника средств производства, владельца капитала.

15 С накоплением капитала в руках частных лиц, как пишет А. Смит,

«стоимость, которую рабочие прибав­ляют к стоимости материалов, распадается сама в этом случае на две части, из которых одна идет на оплату их заработной пла­ты, другая — на оплату прибыли их предпринимателя на весь ка­питал, который он авансировал в виде материалов и заработной платы» 9 .

9 А. Смит. ук. соч., стр. 51.

15 Аналогично этому, с тех пор как земля превратилась в частную собственность, землевладелец получает часть продуктов труда в виде ренты.

15 Если говорить принятым ныне языком, то можно сказать, что, по представлению А. Смита, частная собствен­ность на средства производства есть «основа» присвоения прибыли и ренты.

15 Исходя из этого же основания А. Смит делит буржуазное общество на три основных класса: во-первых, собственников зем­ли, т. е. «тех, кто живет на ренту», во-вторых, класс рабочих, т. е. «тех, кто живет на заработную плату», в-третьих, класс купцов и промышленников, «обладателей капитала», т. е. «тех, кто живет на прибыль с капитала». Как видим, А. Смит делит общество на классы исходя из двух признаков: формы присваиваемого ими до­хода (рента, заработная плата, прибыль) и обладания теми или иными объектами собственности (земля, труд, капитал, т. е., в его понимании, средства производства).

15 Это и есть та «экономическая анатомия» классов, изображение которой, согласно личному сви­детельству К.Маркса, принадлежит не ему, а буржуазным эконо­мистам. В ходе своего исследования А. Смит касается различия классовых экономических интересов, изображает свободу частной собственности как священное и неприкосновенное право.

15 Давид Рикардо непосредственному рассмотрению собственнос­ти уделяет еще меньшее внимание, исходя в этом отношении из тех теоретических предпосылок, которые были созданы А.Смитом. Он, разумеется, не игнорирует существования частной собственности. Например, образование земельной ренты связывается им с пре­вращением земли в частную собственность.

«Никто, — писал Д. Рикардо, — не станет платить за пользование землей, раз на­лицо масса еще не обращенной в собственность земли, которою поэтому может располагать всякий, кто захочет обрабатывать ее» 10 .

10 Д. Рикардо. Соч., т. 1. М., Госполитиздат, 1955, стр. 66.

15 Но в общем и целом экономическая теория А. Смита и Д. Рикардо строилась на готовой предпосылке — факте существо­вания частной собственности.

15 При этом они отнюдь не порицали частнособственнические отношения, а, напротив, всячески возвы­шали их как прогрессивные и справедливые. Это в целом соответ­ствовало общей позиции А.Смита и Д.Рикардо как идеологов восходящей буржуазии, видевших в капитализме абсолютный способ производства.

Читайте так же:  Договор о совместном строительстве коттеджа

Частная собственность локк

Локк (Locke), Джон (29.VIII.1632 — 28.X.1704) — английский философ, автор трудов по философии, теологии, политической теории, педагогике, экономическим вопросам. Родился в семье судейского чиновника. Окончил Оксфордский университет. Поступив в 1667 году на службу к лидеру партии вигов А. Эшли Куперу (графу Шефтсбери; с 1672 года — лорд-канцлер), принял активное участие в политической борьбе. Преследования правительства Карла II дважды вынуждали Локка эмигрировать, и он долгие годы провел во Франции и Голландии (где сблизился с Вильгельмом III Оранским). Вернулся в Англию в 1689 году, во время «славной революции» 1688-1689 годов — компромисса между крупной буржуазией и частью земельной аристократии. Энгельс назвал Локка, активного сторонника и идеолога переворота, сыном этого классового компромисса. В 1690 году Локк опубликовал свой главный философский труд «Опыт о человеческом разуме» (русский перевод, М., 1898). Философские взгляды Локка — материализм в деистической форме. Его историческая заслуга — опровержение теории врожденных идей, обоснование материалистического принципа происхождения знаний из опыта ощущений. Отсюда убеждение Локка в могуществе воспитания в процессе формирования человеческой личности, пронизывающее его сочинение по педагогике «Мысли о воспитании» («Some thoughts concerning education», L., 1693). К. Маркс назвал Локка отцом европейского свободомыслия, поскольку Локк выступил в защиту широкой веротерпимости («Письма о веротерпимости» — «Epistola tle tolerantia», 1689). Локк не распространял, однако, ее на католиков и атеистов.

Общественно-политические взгляды Локка изложены им в работе «Два трактата об управлении государством» («Two treatises of government», 1690). Локк разделял распространенные в 17 веке буржуазные теории естественного состояния людей и возникновения общества и государства (эти понятия им не различались) путем общественного договора. Рассматривая возникновение общества-государства, Локк на первый план выдвигал вопрос о собственности. Локк считал, что у людей в естественном состоянии сначала существовала общая собственность на блага природы, но лишь до приложения к ним труда. Последнее превращает их в частную собственность того, кто затратил труд. Таким образом, в отличие от своего предшественника Т. Гоббса, Локк считал, что частная собственность возникла еще в естественном состоянии благодаря труду, а не была создана государством; право на нее — естественное право. Государство, по Локку, возникло прежде всего для охраны частной собственности — это его главная задача. В этих рассуждениях Локка есть элемент историзма, поскольку Локк полагал, что общая собственность предшествовала частной, что индивидуальный труд создал частную собственность, что возникновение государства связано с задачей охраны частной собственности. Но Локк увековечивал частную собственность, утверждая, что труд всегда был индивидуальным трудом и что поэтому он всегда и неизменно порождает частную собственность. Поскольку государство возникло для охраны «естественных прав» человека на частную собственность, личную свободу и безопасность, то политическая власть, утверждает Локк, не должна покушаться на эти права. Ставя во главу угла политического устройства неприкосновенность прав и свобод частного собственника, Локк выступил как один из первых идеологов буржуазного либерализма. Локк подверг критике абсолютную монархию, как несовместимую с основами и целями общественной жизни. Одним из первых он обосновал и развил буржуазную идею разделения властей, как принципа построения конституционного государства, доказывая, что только такой строй отвечает разуму, природе и целям всякого политического сообщества, только он способен выполнить основное назначение всякого государства — защиту частной собственности. Локк, писал Маркс, «. является классическим выразителем правовых представлений буржуазного общества в противоположность феодальному» («Теории прибавочной стоимости», ч. 1, 1955, с. 348). Локк в своих «Трактатах» обосновывает рожденные революцией идеи о народе как носителе и источнике верховной власти в государстве и о праве народа на восстание, если правители попирают его законные интересы и права. Сам Локк не был революционером, и эти положения были нужны ему всего лишь для оправдания переворота 1688-1689 годов и установившегося в его итоге режима конституционной монархии. Но в силу своего революционного содержания они были широко использованы в острых классовых столкновениях 2-й половины 18 века. Общественно-политические взгляды Локка оказали большое влияние на дальнейшее развитие буржуазной общественной мысли в Европе и Америке.

A. A. Макаровский. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 8, КОШАЛА – МАЛЬТА. 1965.

Сочинения: The works, 10 ed., v. 1-10, L., 1801; new ed., v. 1-2, L., 1877; Избр. филос. произв., т. 1-2, M., 1960.

Литература: История философии, т. 1, 1957; Англ. бурж. революция XVII в., т. 2, М., 1954; Гребенев К. В., Джон Локк, М.-Л., 1929; Деборин А. М., Социально-политич. учения нового времени, т. 1, М., 1958; Ковалевский М. M., От прямого народоправства к представительному и от патриархальной монархии к парламентаризму, т. 3, М., 1906; Fox Bourne H. R., The life of John Locke, v. 1-2, L., 1876; Fraser A. C., Locke, Edin. — L., 1890; Fowler T., Locke, L., 1906; Aaron R., John Locke, 2 ed., Oxf., 1955; Laski N. J., Political thought in England from Locke to Bentham, L., 1920; Gough J. W., John Lock’s political philosophy, Oxf., 1950.

Политическая философия Джона Локка

Мне плевать на всех, графоманю где хочу. В частности, буду хранить тут свою контрошу по философии.

О Локке написано и издано столько работ, что можно замостить книгами футбольный стадион. Большинство этих работ написаны на английском, что делает их доступными широкому кругу читателей. Однако, количество и качество работ о нем на русском оставляет, по нашему мнению, желать лучшего. И это понятно, ведь Локк уже триста лет является самым авторитетным источником для любого уважающего себя западного либерала. Всякий человек, желающий серьезно разбираться в современной политике, обязан прочитать второй трактат о правлении. Идеи, которые изложены в нем, мы обнаруживаем практически в неизменном виде и в уставе ООН, и в резолюциях Еврокомиссии, и в дебатах кандидатов в президенты США. Мы живем в мире победившего либерализма, в мире, где в политической сфере практически нет ничего кроме либеральных (= локкианских, кантианских) идей и их производных. Попробуйте поискать людей, которые не слышали бы о гражданском обществе и правах человека. Неважно, немец вы или японец — все сегодня хотят жить в гражданском обществе и защищать права человека. Вот уже почти три года назад и наша страна сказала решительное «Да» Джону Локку и всем было ясно сказано, что теперь мы все должны устремиться в течение мировой либеральной демократии. А для этого, по нашему мнению, было бы неплохо для начала ознакомиться со смыслом, историей и развитием (наиболее ранним) основных определений этой самой либеральной демократии: «гражданское общество», «естественное право», «либеральное государство», «частная собственность», и т.д.

Политический атомизм Нового Времени

Одной из наиболее фундаментальных идей, новый принципиальный тип мышления, который заложил основы Промышленной Революции, Либерализма, Коммунизма, и других политических течений является атомистический способ анализа явлений. Объекты реальности рассматриваются как сложная система, представляющая собой принципиально делимую и конечную совокупность неделимых элементов — атомов. Эта очень простая концепция атомистического материализма была совершенно необычной и парадоксальной для 16 века. Как известно, вся поздняя схоластика прошла под знаменем Аристотеля как почти абсолютного авторитета, прежде всего в вопросах онтологии. Аристотелевская концепция понимания материи намного сложнее и туманнее, чем атомистическая. Материя — это скорее не объект, а некий процесс, процесс деления(анализа) этих самых объектов. Неделимых частиц или атомов не бывает, в 20 веке все более и более микроскопические частицы объявлялись базовыми, «томэ» повторялось снова и снова, что не добавляет авторитета атомизму. Аристотель же считал материей сам принцип подобного деления, лежащий в основе его возможности. Все это отбрасывается в угоду простому и практичному атомизму. Во взглядах Джона Локка можно увидеть две основные магистральные линии развития атомизма: политическая философия (общество как совокупность независимых индивидов), и в его теории познания (знание как совокупность независимых ощущений).

Левиафан Гоббса как матрица политической мысли Нового Времени

Невозможно говорить далее, не упомянув вкратце о Томасе Гоббсе, так как взгляды Локка базируются на его идеях, и их критическом осмыслении. Гоббс считал, что человек по природе своей — волк, и единственное возможное естественное состояние для него — состояние войны всех против всех. Каждый стремится получить как можно больше благ и как можно меньше страданий (здесь мы видим в том числе и истоки этики утилитаризма). Ни у кого не может быть никаких прав, так как каждый фактически имеет право делать все, что захочет. Все люди равны от природы, и обладают примерно одинаковыми способностями и недостатками. За это утверждение классический либерализм подвергается критике со стороны современных либералов, например, как указывает Марта Нуссбаум, из поля зрения Гоббса очевидно исключены дети, женщины и люди с ограниченными возможности. Однако все же отметим, что Гоббс считал женщин в равной мере такими же свободными существами, как и мужчин. Но такое состояние рано или поздно приведет к взаимному уничтожению всего человечества. И так как желание жить сильнее всех остальных, человек отказывается от собственных прав в пользу некого Левиафана — абсолютное выражение государственной власти. Как мы увидим в дальнейшем, на тезис о том, что желание жить сильнее желания убивать сделают ставку Локк и либералы, построив на нем более позитивную политическую теорию.

В качестве Левиафана может выступать как отдельный человек (монархия), группа людей (аристократия, представительная демократия), или все люди (прямая демократия). Также здесь важно отметить, что происходит резкое изменение в природе власти, отделение института власти от тела самого конкретного правителя, как это было в средние века. В более ясном виде это разделение было описано Мишелем Фуко. Власть Левиафана обязательна и абсолютна. Никто не имеет права восставать против неё. Власть Левиафана устанавливается раз и навсегда. Левиафан владеет всеми вещами в государстве (неприкосновенность частной собственности на него не распространяется).

Для современного читателя эти положения выглядят хуже, чем почти любая форма тоталитаризма, существовавшего в 20 веке. Парадоксально, но среди многих современников Гоббс снискал славу анархиста, один из первых критиков «Левиафана» Джон Брэмхолл называл его не иначе, как «Катехизисом мятежника».

Долгое время считалось, что Гоббс просто развил и записал идеи Английской Революции (первое издание Левиафана вышло в 1651), а состояние войны всех против всех — это то, что Гоббс просто наблюдал во время Гражданской Войны, когда католики резали протестантов, и наоборот. Однако, как оказалось, идеи Левиафана излагались им в неопубликованных работах за годы до гражданской войны.

Естественный закон и естественное право

Одной из осевых идей Локка является его теория об естественном законе и естественном праве. Концепция естественного права (ius naturalе) существовала задолго до Локка, как идея о том, что все люди, независимо от места рождения и обстоятельств жизни имеют представление о некоторых незыблемых моральных истинах. Естественное право часто противопоставляется позитивному, которое устанавливается неким абстрактным законодателем, и потому отличается в разных местах. Естественное закон не следует путать со священным законом, изложенным в 10 заповедях.

Как учит Локк, для открытия естественного права не нужно никакого божественного откровения, а достаточно лишь человеческого разума. Вместе со многими комментаторами Библии 17 века Локк указывает на то, что 10 заповедей адресованы в первую очередь сынам Израилевым, не связывают всех людей. Божественный закон и естественный закон являются не только совместимыми, но и имеют частично общее содержание, однако не являются коэкстенивными. Таким образом, нет ничего страшного в том, что божественный закон строже естественного, однако могут возникнуть трудности, если один противоречит другому. На практике, Локку удается избежать подобных противоречий путем соответствующей трактовке Писания.

Читайте так же:  Какая будет пенсия в 2019 г

По поводу того, что Локк считал первичным — естественный закон или естественное право — нет единого мнения среди специалистов. Лео Штраусс с его последователями считали, что позиция Локка аналогична позиции Гоббса, и человек не должен ставить закон превыше собственных прав и следовать ему только тогда, когда он не противоречит интересам самосохранения. Данн, Талли и Эшкрафт, напротив, говорят, что, когда Локк говорит о праве на жизнь, свободу и частную собственность, он указывает прежде всего не самого читателя, а окружающих его людей. Выходит, что первичнее наше обязательство не убивать, не воровать, и не ограничивать свободу других людей.

Противоречие, доступное невооруженным глазом — между естественным правом и принципом Табула Раса. Локк также считал, что моральные принципы строго выводимы подобно тому, как выводимы теоремы в математике, однако нигде в его работах не встречаются подобные доказательства. Из всего вышеперечисленного становится ясным, почему либералы против смертной казни, но за эвтаназию.

Свобода в классическом либерализме понимается в негативном смысле, то есть как такое состояние человека, когда он не состоит в отношении «раб-господин». Здесь имеется некоторое узкое место. Предположим, это отношение чисто формальное. Человек А является рабом человека Б, но при этом человек Б никак свое право не проявляет (хотя может им воспользоваться в любой момент, хотя и не делает этого). Может ли человек А считаться свободным? Локк дает нам отрицательный ответ.

Возникает вопрос: владеет ли человек собственной жизнью и свободой. Если ответ положительный, то выходит, что первые два естественных права избыточны. И что делать с тем фактом, что человек — это раб Божий. Здесь следует отметить, что взгляды Локка-политика вступают в противоречие с взглядами Локка-философа. Существует мнение, что там, где Локк говорит о божественном владении, он имеет ввиду человечество как целое, а когда он говорит о частной собственности, он указывает на отдельных индивидуумов.

Собственность священна, более священна, чем само существование ее эмпирического носителя. Объяснение этой парадоксальной максимы Локк видит в том, что собственность воплощает в себе труд, то есть целенаправленную, сознательную и планомерную деятельность субъекта посредством которой он сам себя впервые конституирует в качестве лица и признанного члена человеческого сообщества.

Концепция Локка явилась прологом как одного из величайших научных завоеваний XVIII столетия (трудовой теории стоимости), так и целого комплекса вульгарно экономических воззрений, группирующихся вокруг представления о непосредственном совпадении труженика и собственника в каждом «естественном» индивиде.

«Именно труд, — пишет Локк, — создает различия стоимости всех вещей… Если мы будем правильно оценивать вещи, которые мы используем, и расчленим, из чего складывается их стоимость, что в них непосредствен, но от природы и что от труда, то мы увидим, что в большинстве из них девяносто девять сотых следует отнести; всецело на счет труда».

Актуальным среди исследователей и современных политических философов является вопрос о релевантности идей Локка, насколько он в своих взглядах опирается на религиозные догмы. Штрауссианцы полагают, что Локк использовал их в чисто риторических целях, и от них можно полностью абстрагироваться без потери в качестве. Больше всего противоречий, конечно же, с Ветхим Заветом: навряд-ли Локк поощрил бы казни убийц и воров. Джон Данн и другие напротив считают, что «из песни слов не выкинешь», и идеи Локка менее применимы в наше время, когда религиозные взгляды уже не так распространены.

Спор об естественном состоянии

Естественное состояние сформулировано Локком довольно точно в его «Двух Трактатах о правлении» (2.19): люди, живущие в соответствии с разумом, без какой-либо власти свыше, которая могла бы рассудить их, определенно находятся в естественном состоянии (“Men living according to reason, without a common superior on earth, to judge between them, is properly the state of nature.”). Политическое общество не находится в естественном состоянии, и не является естественным состояние «войны всех против всех» (Гоббс), так как в нем человек не действует разумно. С другой стороны, два человека могут по обоюдной договоренности назначить третьего в качестве судьи («третейский суд»). Симмонс описывает естественное состояние скорее не как абсолютное и находящееся на определенной географической территории, а как связь между двумя индивидуумами, которые не связаны обязательствами перед одним и тем же государством, или иным источником власти.

Взгляды Штраусса резко контрастируют со взглядами Симмонса. Штраусс говорит, что Локковский подход во многом напоминает Гоббсианский и описывает состояние, в котором когда-то в прошлом находились все люди. Подобное прочтение показывает явное и глубокое фундаментальное противоречие между взглядами Локка и библейскими учениями о Сотворении и так далее. Как было упомянуто ранее, Штраусс и последователи считают христианство пустым риторическим фасадом в произведениях Локка, за которым на самом деле ничего не стоит.

Локковское государство

Аристотель считал, что государство возникает потому, что людям от природы нравится объединяться в государства, а лидеры появляются сами собой — это объективный социальный процесс, который просто происходит автоматически и естественно. Государство Аристотеля подобно кораблю, где есть капитан, дозорные, простые моряки, гребцы и т.д. Каждый выполняет свою, роль, которая определена ему самой конструкцией корабля. Сам Аристотель уподоблял государство человеческому телу, в котором каждый член общества подобен отдельному органу, и все они управляются головой. Все это имеет легкий налет сакральности. Главная роль отдается правителю, который в своем отношении к народу также уподобляется Аристотелем мудрому отцу семейства.

Государство Локка является антитезисом всему вышесказанному. «Не следует путать Божий дар с государством» — так можно выразить его взгляды. Для Локка, Государство — это просто инструмент, предмет общественного пользования, не люди служат государству, а государство людям. Практически единственной целью государства является защита прав его граждан на свободу совести, частную собственность и жизнь. Налоги должно заменить добровольными взносами, а служение в армии чисто добровольным. Большие и сложные государства совершенно не нужны. Если в вашей стране азиатский способ производства, то вы должны питать особой гордости по этому поводу, а наоборот, испытывать чувство стыда. Если можно уменьшить государство, не пожертвовав безопасностью прав его граждан, то это обязательно нужно сделать.

Локк последовательно отстаивает революционную для эпохи непросвещенного абсолютизма идею о праве на восстание. В отличие от Гоббса, который считал любое восстание против левиафана незаконным и нелегитимным, Локк считает, что если большинство населения не удовлетворено действиями властей, то такая власть должна быть низложена. Можно выстроить иерархическую пирамиду власти. Наивысшим законом является естественный закон, который тесно завязан на естественном праве (свобода, собственность, жизнь). Далее идут прикладные законы, которые придумывает правитель. Он же (исполнительная часть) гарантирует их строгое и четкое исполнение. Эти законы должны находиться в полном соответствии с естественным правом. На третьем уровне располагается сам правитель, который как сам подчинен законам, так и следит, чтобы граждане их выполняли. Наконец, на самом нижнем, четвертом уровне, находятся простые граждане. Если Гоббсианская модель строго двухуровневая и статичная, работает строго сверху вниз, то Локковская имеет несколько динамичных, причудливо связанных между собой слоев, и не всегда понятно, какой из них над каким должен располагаться.

Локк первым предложил принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и федеративную (дипломатическую)

Локк, как и Гоббс был противником демократии, считая, что только собственники могут формировать гражданское общество, а демократия ведет к тирании черни. Для формирования правильного правительства совершенно не обязательно чтобы к этому были причастны все члены общества. Даже диктатура одного человека, или монархия хороши, если правильно выполняют свои функции по защите прав граждан и не вмешиваются в их частные дела. Локковская формула — правление, основанное на согласии управляемых («government based on the consent of the governed»).

Стоит отметить другую важную, но не вполне обязательную функцию государства, о которой писал Локк, а в дальнейшем развивал Кант — просвещенческую, или образовательную. Ход мыслей здесь следующий. Как было упомянуто выше, в отличие от Гоббса, либералы вроде Локка и Канта считали, что естественное состояние не только не является плохим, но даже вполне себе хорошим. Из этого логически следует, что неплохо бы в него вернуться. Однако, немедленная отмена государства в отдельной стране, или даже во всех странах сразу, не приведет ни к чему хорошему, а только к войне, анархии и массовым бедствиям. Поэтому предлагается программа просвещения, которая предполагает постепенный возврат в естественное состояние. Государство учит своих граждан хорошему, доброму, вечному. Граждане, соответственно, становится умнее и образованнее. Чем разумнее гражданин, тем меньше он похож на животное, и тем больше он понимает, почему не стоит нарушать права других граждан (категорический императив). Чем больше просвещается население, тем меньше возникает споров по поводу того, кто чьи права нарушил. Отметим здесь, что Локк был одним из первых сторонников всеобщего образования. Роль государства падает, и оно добровольно снимает с себя часть полномочий. Государство и само не против освободиться от лишних обязанностей перед гражданами, ведь, как мы увидели, быть чиновником скучно и тяжело, это требует усилий над собой. И в один день вместо политического общество мы имеем т.н. Гражданское общество. Может звучать довольно утопично, однако это не отменяет того факта, что, основываясь во многом на этих положениях, организованы современные ООН и ЕС.

Распространено мнение, будто бы либерализм — это нечто совершенно новое и современное. Это связано с тем, что вера в непрерывный поступательный прогресс человечества является одной из основополагающих компонент либеральной теории. Однако из данной работы можно с уверенностью заключить, что это не вполне так. Даже формулировка идей и постановка вопроса дошли до нас такими, какими их установил Локк в начале 18 века. На самом деле, либерализм всегда был крайне консервативным течением, сторонники которого повторяют догмы своих основателей, как самоочевидные (термин из Декларации Независимости США). Так уж вышло, что политический либерализм за триста лет своей истории пережил всех своих более молодых конкурентов, и в результате, на сегодняшний день, только он один и остался.

В центре всего этого находится Джон Локк, а также, конечно, Гоббс, Монтескье, Кант, Руссо, Бентам, Кейнс, Смит, Гамильтон, и другие менее значимые авторы. Их идеи мы находим и в Декларации Независимости, и в Кодексе Наполеона — документах, которые стали эталонным образцом для многих поколений законодателей. Попробуем их кратко сформулировать: право собственности, право на жизнь, право на свободу вероисповедания, право на неприкосновенность частной собственности, право на свободу высказываний, принцип верховенства права, идеал гражданского общества, право на смену власти, принцип разделения властей, свобода рынка как основа всеобщего благосостояния, право на всеобщее образование, независимый индивидуум как основа общества, естественный закон и естественное право, меркантилизм, разум как противовес всякому насилию, прогресс, вера в науку, толерантность, минимальное государство.