Адвокат внешность

Адвокат: «Важно знать, что Матвей попал в надежные руки»

Александр Голованов, адвокат Натальи Тупяковой, которая является кандидатом на усыновление Матвея Захаренко, рассказал, почему важна публичность в деле обожженного мальчика

Фото с сайта newstula.ru

— Александр, по вашему мнению, не навредит ли излишняя шумиха Матвею в будущем?

— Каким образом это может навредить мальчику? Его история стала достоянием общественности. Десятки тысяч людей переживают за мальчика. Его внешность всегда будет другой, отличаться от обычной. Спрятать мальчика можно, только заперев в четырех стенах. Общество же хочет знать, как им действительно занимаются.

О Наталье Тупяковой сейчас известно все, о второй усыновительнице — ничего. Вдруг это человек, который не сможет заниматься Матвеем, как следует? Может, этот кандидат найден для видимости? А может быть, это достойный человек и вопросов к нему не будет. Нам неизвестно.

Здесь так же важен вопрос об ответственности по уголовному и гражданскому делам. Уголовное дело возбуждено по факту увечий, которые получил Матвей после пожара в роддоме. Он потерпевший. Но сам себя он защищать не может. Его интересы должен представлять законный представитель. В данный момент таким представителем является тульский дом ребенка. Получается, что сейчас уголовное дело идет само собой, без участия представителя потерпевшего. Гражданского иска тоже пока нет — по компенсации морального вреда и материального ущерба. Зачем дому ребенка судится с больницей? Будет ли бюджетная организация судится с другой бюджетной организацией? Обе организации находятся в подчинении минздрава Тульской области, который и должен быть ответственен за выплату компенсации.

Как только усыновление состоится по решению суда, законным представителем ребенка станет усыновитель. Если он не захочет подавать иск, то иска не будет. Если он не захочет углубляться в уголовное дело, которое сейчас передано в суд, то и не будет углубляться. Сейчас неизвестно, в полном ли объеме проведены следственные мероприятия по делу Матвея, действительно ли привлекают к ответственности именно тех людей, которые должны быть привлечены.

— Но ведь сейчас вопрос о Матвее стал известен даже президенту. Уполномоченный по правам детей Павел Астахов очень активен в освещении ситуации вокруг мальчика, наверняка он будет и дальше следить за ним.

— Павлу Алексеевичу Астахову это положено по должности. А законным представителем ребенка станет его усыновитель. Только он сможет решать, где и как лечить мальчика, контролировать ход его лечения. Но если усыновитель не захочет обнародовать себя — выдача сведений о нем будет преследоваться в уголовном порядке, так как у нас есть тайна усыновления. А обществу важно знать, что Матвей попал в хорошие руки и с ним все хорошо.

— Как вы оцениваете шансы Натальи Тупяковой на решение суда в ее пользу? Что будете делать, если Матвея не ей отдадут?

— Говорить о том, кому отдадут Матвея, — преждевременно. Нам пока неизвестны материалы дела обоих кандидатов в усыновители. При этом оба заявителя органами опеки признаны допустимыми кандидатами в усыновители.

22 декабря состоится собеседование по нашему делу, посмотрим, все обсудим, вместе с органами опеки и прокуратурой, как это предусмотрено законом.

Разумеется, мы попросим допустить нас к ознакомлению с материалами дела, думаю все прояснится.

22 декабря в центральном районном суде Тулы состоится собеседование с Натальей Тупяковой и неизвестным пока широкой публике другим кандидатом в усыновители. Дела по заявлениям двух женщин, желающих принять в семью обожженного в тульском роддоме Матвея З., были объединены в одно производство.

Напомним, что новорожденный Матвей З. в ноябре 2014 года пострадал от взрыва ультрафиолетовой лампы, получив сильнейшие ожоги — 75% поверхности тела и 15% внутренних органов. От него отказалась биологическая мать. Все время, прошедшее после трагедии, он находился на лечении и реабилитации в медицинских учреждениях Тулы и Москвы.

В июне 2015 года жительница Москвы Наталья Тупякова, мама троих детей, двое из которых – приемные, решила оформить предварительную опеку над Матвеем. Позже для мальчика нашелся другой опекун – тульчанка Наталья Сарганова, вырастившая 38 приемных детей (в данный момент она отказалась от борьбы за мальчика).

В начале декабря 2015 года в деле появилась еще одна потенциальная приемная мама, которая подала документы на усыновление Матвея, Светлана N. 11 декабря состоялся суд по поводу усыновления мальчика этим кандидатом.

Дресс-код юриста: как одеться в суд и офис

Каждая профессия накладывает на человека свой отпечаток. Юрист не может позволить себе некоторые вольности в поведении, внешности и одежде. Например, за появление в суде в шортах или в мини можно лишиться статуса адвоката. Что надеть на переговоры, в чем уместно проходить собеседование, какой стиль выбрать для офиса, в чем пойти в вуз? Об этом «Право.ru» расскажет в материале.

В июне этого года «Право.ru» проводило опрос среди юристов, как они одеваются во «внесудебное» время, есть ли в офисах их компаний дресс-код и всегда ли обязателен именно деловой стиль в одежде. И инхаусы (44% опрошенных), и консалтеры (25% респондентов), участвующие в опросе, в большинстве своем сообщили, что дресс-кода у них на работе нет и все одеваются так, как им удобно. Впрочем, нашлись и такие юрфирмы (13%) и юрдепартаменты (13%), в которых дресс-код обязателен и строго соблюдается.

Традиционно наиболее подходящим стилем для юриста в офисе считается business casual.

Business casual – деловой повседневный стиль. Это самый неформальный из деловых дресс-кодов. Он появился в 1970-х годах в Америке, а окончательно закрепился в середине 80-х. Изначально он был представлен простой формулой: брюки или юбка с трикотажем. В отличие от business formal этот стиль допускает одежду с принтами или узором, блейзер, мокасины и оксфорды, отсутствие галстука и бабочки, расстегнутый ворот рубашки, накладные карманы, двойную строчку, пуловеры, джемперы и свитера, надетые под пиджак. Для женщин возможны платья, блузки, блейзеры, юбки по колено или ниже, брюки-дудочки, некоторые аксессуары. Цвета допустимы любые.

Однако есть компании, которые категорически не согласны с таким подходом. Например, в крупнейшей в мире юридической фирме Quinn Emanuel Urquhart & Sullivan, LLP в 2011 году было письменно сформулировано такое требование к одежде сотрудников: «Между вашей ступней и ковром должно быть хоть что-то». Поэтому ведущие юристы и партнеры этой компании одеваются так:

Фотографии из сообщества Facebook «Ильфы, рульфы и инхаусы»

Как заявил управляющий партнер Quinn Emanuel Urquhart & Sullivan, LLP, такое требование к дресс-коду позволяет поддерживать в сотрудниках творческое начало, а креативность, по его словам, очень важна для судебных юристов.

В ОАО «Газпром нефть», напротив, считают, что business casual – это слишком легкомысленный стиль для сотрудников их компании. Поэтому они ввели положение «О внешнем виде сотрудников», которое предписывает одеваться гораздо строже. В нем содержатся рекомендации не только по выбору цветов и форм одежды, но даже причесок и маникюра. В ОАО «Газпром нефть» не поленились и перечислили магазины, где можно приобрести костюмы стоимостью до $500, отвечающие разработанному им положению.

Есть компания, которая пошла еще дальше. В Стандарте делового стиля сотрудника ОАО «РЖД» определено все, включая длину рукава пиджака, высоту прически, обязательность брючного ремня для мужчин и количество ден в женских колготках. Кажется, что разработчики стандарта задались целью не только определить дресс-код в компании, но и научить сотрудников основам стиля: «В деловом костюме не должно быть более двух элементов одежды с рисунком. Рубашка не должна быть темнее, чем костюм, а галстук – светлее, чем рубашка. Рубашка с коротким рукавом не может надеваться с пиджаком или галстуком».

Судебное заседание, переговоры, собеседование

«На клиентские встречи и в суд, безусловно, необходим костюм. Консультанты по-прежнему воспринимаются клиентской аудиторией достаточно консервативно, поэтому обилие ярких цветов, резкий парфюм или, не дай бог, ювелирные украшения на мужчинах (к сожалению, я с таким сталкивался) выглядят не просто неуместно, но даже вредят», – уверен партнер ЮК Tomashevskaya & Partners Всеволод Байбак. Поэтому на этих мероприятиях принято соблюдать самый строгий дресс-код – business formal (business traditional).

Business formal (business traditional) – традиционный формальный деловой дресс-код. Он предполагает однотонный или в почти незаметную полоску деловой костюм синего, черного, коричневого или серого цвета. При этом для девушек предпочтителен костюм с юбкой, длина которой – по колено или немного ниже. Ткань не должна иметь узоров или принтов. Под пиджаком должна быть светлая рубашка, на ногах – закрытые туфли без платформы с каблуком не выше 5 сантиметров. Допускается натуральный макияж и неброские украшения.

Вопреки всеобщему убеждению, business formal не означает, что нужно выглядеть скучно и старомодно. Этот образ всегда позволяет оставаться стильной. Подтверждением тому служат последние модные коллекции, в которых представлены многообразные строгие костюмы, а также фото мировых знаменитостей, которые точно не связаны необходимостью посещать судебные заседания, тем не менее выбирают для себя дресс-код business formal. Кроме того, если ситуация допускает, то костюм business formal можно всегда «разбавить», например, шейным платком. В узоре и цвете шейного платка уже можно позволить себе побыть модником и подобрать его исходя из тенденций сезона. Также беспроигрышным украшением business formal являются броши, которые можно носить по одной или смело прикрепить на лацкан жакета сразу несколько.

Адвокат, партнер МКА «Яковлев и партнёры» Екатерина Смирнова

Смирнова уверена, что модный сейчас ретро-шик можно легко приспособить для делового мероприятия: ретро-шик 40-х позволяет сочетать в образе военизированный жакет мужского кроя с широкими плечами и женственную юбку с кружевом или в романтичный горошек; стиль 50-х с его легендарным new look с акцентом на талию и изящными юбками чуть ниже колена – идеальное решение для делового костюма. То же касается и брючных костюмов из 70-х годов, которые воплощаются сегодня почти в каждой модной коллекции. Ну и, конечно, ретро-шик 80-х: ведь жакет с суперширокими плечами – главный тренд сезона.

Мужчины также могут дополнить свой костюм некоторыми изящными элементами, например, бабочкой.

Мое пристрастие к бабочкам вызвано сразу несколькими причинами. Во-первых, этот аксессуар укладывается в стандарты формального дресс-кода, но позволяет привнести в него определенную ноту юмора (я предпочитаю неформальные расцветки). Во-вторых, это, несомненно, запоминающаяся черта (хотя сейчас уже этим никого не удивишь), что для консультанта небесполезно. В-третьих, это гораздо удобнее классического галстука, который часто становится жертвой во время деловых обедов, – испортить бабочку значительно сложнее. А еще в конце трудного рабочего дня она прекрасно помещается в карман и не мешает обсудить с коллегами профессиональные вопросы в менее формальной атмосфере. Так что лично мне бабочка в профессиональном плане приносит одну пользу.

Читайте так же:  Дкп оформить

Партнер ЮК Tomashevskaya & Partners Всеволод Байбак

Однако перебарщивать с аксессуарами не стоит, тем более если речь идет об участии в судебном заседании. В 2008 году во время слушаний дела об административном правонарушении судья Окружного суда Милуоки (США) Уильям Сосней не оценил темно-красный шейный платок прокурора Уоррена Зиера, который гармонировал с носовым платком в кармане серого пиджака в тонкую полоску (примерный образ Уоррена Зиера изображен на фото слева). Разрешение юридического спора задержалось на три часа из-за того, что судья и прокурор не могли решить спор о предметах гардероба – судья счел такой образ «на грани неуважения к суду», прокурор же считал его вполне приемлемым (см. «Что надеть в суд? Проблема серьезнее, чем кажется»).

В России тоже много историй, связанных с неподобающей одеждой участников процесса. Этим летом адвокат Сергей Наумов (на фото справа) пришел в судебное заседание по уголовному делу в солнцезащитных очках, футболке, джинсовой куртке-безрукавке, шортах и бандане на голове. Президиум Верховного суда Мордовии вынес ему частное постановление. «Своим внешним видом он нарушал порядок в судебном заседании и отказался выполнить требование председательствующего, в связи с чем заседание было отложено», – сообщается на сайте суда (см. «Адвоката лишили статуса за то, что он пришел в суд в шортах и бандане»). Адвокатская палата Мордовии 27 июля лишила Наумова статуса (правда, не только за внешний вид на процессе), и 9 октября он будет обжаловать это решение в Ленинском районном суде Саранска.

Фото Сергея Наумова с сайта «Новости Саранска и Мордовии «Столица С»

На посетителей суда тоже распространяются требования о дресс-коде. В 2010 году 20-летняя Дженнифер ЛаПента из округа Лейк (США) оказалась за решеткой из-за своей футболки, на которой была надпись «I have the pussy, so I make the rules». Ирония происшествия в том, что появляться в суде в этот день девушке не было никакой необходимости – она просто решила составить компанию товарищу после занятий в спортивном зале. Свой внешний вид она объяснила тем, что не успела переодеться.

Во избежание недоразумений многие суды публикуют на своих сайтах предупреждения. Так, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд обратился к участникам дел с предупреждением о неприятных последствиях, которые ждут их в случае несоблюдения из-за летней жары установленного дресс-кода. Как отмечает пермская апелляция, посетители должны быть в одежде делового стиля, соответствующей статусу судебного учреждения (см. «В суд запретили приходить в шортах»).

Однако есть адвокаты, которые не придерживаются правил и при этом очень успешны. Американский юрист Дэвид Бойс прославился тем, что является на все слушания в недорогом костюме (чаще всего синем), белой рубашке в тонкую голубую полоску, галстуке и черных кроссовках, которые уже стали его фирменным знаком (на фото он слева). Ни судей, ни клиентов его кроссовки давно не смущают, тем более на счету юриста огромное количество громких побед.

Фотография из сообщества Facebook «Ильфы, рульфы и инхаусы»

На первых судебных процессах, когда происходит знакомство между участниками, я, как правило, придерживаюсь строго делового костюмного стиля. В последующем, когда о юристе уже сложилось определённое мнение, можно позволить себе стиль smart casual. Стиль одежды юриста должен быть сообразным ситуации. Если речь идет о прекращении уголовного дела за примирением сторон и необходимо провести действия по медиации, не стоит выбирать излишне строгую одежду, так как такой вид может сковывать участников переговоров. Такое же правило применимо к переговорам с клиентами. Строгий деловой панцирь в некоторых ситуациях не только не дает бонусов к заключению контракта, но и может их украсть, поскольку не способствует созданию атмосферы доверия.

Партнёр «Забейда и партнёры» Дарья Константинова

В каждом вузе имеются свои требования к одежде обучающихся. Обычно они установлены правилами внутреннего распорядка. Например, в МГЮА нельзя появляться в шортах, пляжных сланцах и спортивных костюмах. Кроме того, запрещена одежда, демонстрирующая религиозную принадлежность, а в целом студентам рекомендован деловой стиль и опрятный внешний вид. В МГУ, СПбГУ и ВШЭ требования к одежде обучающихся не установлены. Но это не означает, что студент может позволить себе явиться на занятия в чем угодно.

Директор института бизнес-права МГЮА Екатерина Тягай уверена, что форма одежды в университете должна свидетельствовать об уважении к себе и окружающим. «Студентам юрфаков следует обращать внимание на то, что традиционным требованием к дресс-коду в вузе является светский характер одежды. Помимо этого нужно понимать, что неприлично в стенах университета носить вещи в кричащих логотипах, слишком откровенные наряды, а также одежду с провокационными надписями», – считает Тягай.

Существует простой принцип: ты одеваешься так, чтобы выразить не только отношение к себе, но и к окружающим. Никто не обязан быть серой мышкой, но все издержки радикальных форм самовыражения ­– это риски, которые вы на себя принимаете, провоцируя окружающих. Нужно найти правильный баланс между тем, что хочется надеть, и тем, чего хочется добиться.

Директор института бизнес-права МГЮА Екатерина Тягай

Управляющий партнер CLC, доцент кафедры уголовного права СПбГУ Наталья Шатихина отмечает, что современные студенты достаточно консервативны в выборе одежды и проблем с этим обычно не возникает: «У нас гражданский вуз, взрослые люди, каждый одевается, как он хочет. Надо отдать должное нашим студентам, выглядят они всегда прилично. Меня не смущает ничего. Это вопрос, скорее, традиции и определенных правил поведения. Мне кажется, это вопрос среды. Она заставляет выглядеть определенным образом. Уважение к вузу, в котором учишься, силы, которые тратишь на это, располагают».

Считается, что наиболее подходящие стили для студентов юрфака – preppy style, smart casual и более строгие.

Preppy style. Этот стиль зародился в 40–50-е годы в Америке среди учеников элитных школ, где готовили к поступлению в престижные университеты Лиги Плюща. Основой этого стиля являются футболки поло, рубашки в клетку, вязаные жилетки и свитера с ромбами и гербом, блейзеры, бермуды, шорты, гольфы, платья и юбки в складку. Из обуви – мокасины, балетки, лоферы, оксфорды, туфли на небольшом каблуке. Особое внимание уделяется аксессуарам – сумочке, украшениям для волос (лентам, заколкам, ободкам), галстукам, бабочкам. Как правило, для одежды этого стиля выбираются натуральные ткани: кашемир, шерсть, хлопок, лен. Характерные цвета – глубокий синий, красный, песочный, ярко-желтый, хаки, бежевый.

Smart casual – элегантная повседневная одежда. Этот стиль стал популярен в 50-х годах среди офисных сотрудников и деловых людей Америки и Европы. Для мужчин он предполагает белую рубашку, свитер, безрукавку, пиджак, однотонные джинсы классического типа. На ногах могут быть лоферы, оксфорды, монки или дерби. Женщина, одетая в стиле smart casual, носит белую рубашку мужского типа, пуловер, жилетку, пиджак, прямое платье, юбку-карандаш, прямые джинсы, укороченные классические брюки. Из обуви предпочтительны туфли-лодочки на невысоком каблуке. Допускается ношение рубашки или футболки без пиджака. Этот стиль предполагает наличие аксессуаров – шарфа, шейного платка, очков для мужчин, головного убора и крупной бижутерии для женщин.

Несмотря на установленные правила, есть преподаватели, которые относятся к одежде студентов гораздо более непринужденно.

Я думаю, юридическая школа должна быть свободной во всех смыслах, это важно для воспитания осознанно ответственных граждан и профессионалов. Более того, манера одеваться отражает внутренний мир студента, что также хорошо и полезно, на мой взгляд. Когда я учился, в «лихие девяностые» одевались кто во что горазд, но было разнообразие, пестрая и весёлая картинка. Сейчас, поскольку «стали более лучше одеваться», студенты более строги и официальны, часто можно встретить костюмы и галстуки в качестве повседневной одежды. Хиппующий студент сейчас, скорее, редкость. Правда, и свободы за 20 лет стало меньше – возможно, это отражается и в одежде тоже.

Партнер «ФБК-Право», доцент кафедры Конституционного права зарубежных стран МГЮА Александр Ермоленко

Как видно, даже среди юристов встречаются те, кто не считает нужным строго соблюдать установленный дресс-код и при этом отлично себя чувствует. Так что правила правилами, но главное – быть профессионалом и всегда оставаться собой.

Старая пословица гласит: «Встречают по одежке — провожают по уму». В современном мире необходимо добиваться, чтобы тебя не только хорошо проводили, но и хорошо встретили. Для успешной карьеры необходимо уметь располагать к себе людей с первого взгляда, т.е. заботиться о своем имидже.

Имидж в переводе с английского означает образ. Многие адвокаты, особенно молодые мужчины, сдержанно относятся к необходимости создания привлекательного имиджа. Лишь к 40-45 годам наблюдается некоторое возрастание их интереса к работе над своим образом. Связано это с тем, что к этому возрасту мужчины начинают замечать существенное снижение к себе внимания со стороны женщин. Практика же зарубежного опыта подтверждает следующее положение, имидж делового человека — мощное психологическое средство, оказывающее эффективное воздействие на его клиентов и на него самого.

Основная масса людей строит свое первое впечатление на основе внешних данных адвоката. Поэтому огромное значение в создании положительного имиджа адвоката имеют его внешность, прическа, одежда, у женщин — макияж.

Классический стиль всегда говорит о хорошем вкусе. Одежда адвоката должна быть простой, но отличного качества. Для мужчин предпочтительнее сдержанные тона, всегда свежая рубашка, отглаженный костюм, хорошая обувь.

Женщина-адвокат должна выглядеть несколько консервативно. Цвет — темно-синий, серый, бежевый. Специалисты по имиджу советуют женщине независимо от ее семейного положения носить обручальное кольцо. Кроме этого, из украшений допускаются тонкая золотая цепочка, нитка искусственного жемчуга, небольшие броши, клипсы «под жемчуг».

У многих популярных личностей есть некие неотъемлемые детали одежды, которые стали как бы их визитными карточками. Такая находка в образе может стать вашей отличительной особенностью, ненавязчиво подчеркнуть индивидуальность. Ведь именно индивидуальность так ценится в хорошем имидже.

Огромная роль в одежде мужчины принадлежит галстуку. Выбор его цвета и рисунка — проявление индивидуальности делового мужчины. Следует избегать галстуков броских, рисунков, клетчатых, в горошек, ярких расцветок, из блестящих материалов. Выбирайте спокойный нейтральный галстук или носите рубашку-«водолазку». Галстук идет не всем.

Мужчины-адвокаты должны выбирать ювелирные изделия с большой осторожностью. Часы, кольца не должны быть блестящими, вызывающими. Если вам нравятся подобные украшения, оставьте их для того, чтобы носить в свободное от работы время. Избегайте носить цепочки. Даже голливудские звезды не надевают их, выступая на телевидении или перед аудиторией в расстегнутых рубашках.

Читайте так же:  Штраф за несдачу бухгалтерской отчетности в налоговую 2019

Внимательно отнеситесь к выбору обуви. Обувь желательно иметь темных расцветок, в тон костюму, удобную и по возможности дорогую. Деловой женщине не рекомендуется носить туфли на высоком каблуке. Уместным будет средний, устойчивый каблук.

Важным для женщины-адвоката является макияж, который не должен быть избыточным, вызывающим.

Не забывайте о прическе. Прическа играет важную роль во внешнем облике адвоката. От мужчин требуется содержать волосы опрятными, чистыми, хорошо подстриженными. Седина в волосах мужчины может выглядеть изысканно. Допустимы ухоженные усы и борода.

Женщинам обычно труднее подобрать удачную стрижку. Имиджмейкеры рекомендуют деловой женщине носить волосы средней длины. Они не должны быть короткими, как у мужчины, и слишком длинными, ниже плеч. Женщине-адвокату не следует делать сложные прически.

В профессиональной деятельности адвоката немаловажное значение имеет общение с представителями средств массовой информации. Адвокату они бывают необходимы, если возникает потребность быстро распространить определенную информацию, создать определенное общественное мнение по поводу рассмотрения какого-либо дела в суде, а также для собственной рекламы. Поэтому нужно стремиться к налаживанию хороших отношений с прессой, к использованию всякой возможности для того, чтобы воздействовать на людей, но при этом необходимо помнить об адвокатской тайне и не стараться опередить приговор суда. Необходимо уважительно относится к судейскому решению, даже если оно Вам не нравится.

Адвокат внешность

Термины и определения

Нормативные документы в сфере обследования зданий и сооружени

Проведение обследование сооружений и зданий

Экспресс-рецензирование заключений автоэкспертизы

Оценка ущерба при ДТП

Экспертиза обстоятельств ДТП

Технико-криминалистическая экспертиза документов

Экспертиза давности создания документа

Экспертиза объемов и стоимости строительно-монтажных работ

Экспертиза качества строительных и ремонтных работ

Оценка стоимости незавершенного производства при консервации строительных объектов или возобновлении их строительства

Экспертиза проектно-сметной документации

Анализ факторов фактического удорожания стоимости строительства

Экспертиза затрат по видам ремонтов и капитального строительства

Определение размеров ущерба недвижимому имуществу

Установление авторства предметов искусства

Установление культурной, художественной, научной, исторической ценности предметов искусства, предметов старины, оружия, объектов недвижимого наследия и др.

Выявления отдельных свойств предметов искусства (стиль, жанр, время создания, подлинность и др.)

Экспертиза лотерейного оборудования и экспертиза игорного оборудования

Адвокат внешность

В Женеве в рамках 64-й сессии Комитета против пыток ООН 26 июля российская делегация предоставила официальный ответ на вопросы о выполнении международных обязательств по Конвенции против пыток.

Глава делегации замминистра юстиции Михаил Гальперин рассказал о принятых мерах после избиения заключенного в ярославской колонии. По его словам, наказание виновных, невзирая на чины, должно стать четким сигналом о недопустимости пыток.

Гальперин заявил, что Москва готова защитить адвоката Ирину Бирюкову, которая предоставила «Новой газете» видео избиения заключенного в колонии. «Мы готовы предоставить адвокату изменение внешности и места работы, средства самозащиты», — отметил он.

Адвокат Бирюкова покинула Россию после того, как начала получать угрозы в свой адрес. Как рассказала РБК директор фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина, до отъезда адвокат обратилась в СК с просьбой предоставить ей и ее семье защиту.

Гальперин также рассказал, что в ходе расследования 17 должностных лиц отстранены от должности, семеро задержаны. Кроме того, ФСИН проведет проверку всех колоний, в том числе на предмет наличия средств видеофиксации, которые в истории с Ярославлем «показали свою состоятельность».

Видеоролик с пытками в ярославской колонии 20 июля опубликовала «Новая газета». Оно было снято в июне 2017 года.

Максименко также ответил на вопрос Комитета против пыток о расследовании жалобы Ильдара Дадина на избиение в колонии. Генпрокуратура пришла к выводу, что это было «частное мнение заявителя» и по результатам расследования информация о применении пыток к Дадину не нашла подтверждений. «В ходе проверки опрошены сотрудники колонии и осужденные, отбывающие наказание. На основании этого и медосмотра Дадина проведена экспертиза, просмотрены видеорегистраторы — это опровергает заявления о применении насилия [в отношении Дадина]», — заметил он.

«Русский Вердикт»

Навигация по статьям

Матвей Цзен: «У русской галактики нет границ с пограничными столбами» (полная версия интервью)

Матвей Цзен о мигрантах, политике и том, каково быть русским националистом с китайской фамилией. Расширенная версия интервью для «Особой буквы».

Политическая адвокатура — относительно новое для современной России явление, поскольку раньше адвокаты старались держаться в стороне от общественного мейнстрима. Но времена меняются. Матвей Цзен — яркий представитель российской политической адвокатуры. И не только потому, что он участвует в качестве защитника в уголовно-политических делах, но и потому, что и сам является активным участником политического процесса. Еще недавно Цзен был муниципальным депутатом московского района Покровское-Стрешнево, а сегодня его можно увидеть на акциях русских националистов, на заседаниях Национал-демократической партии и в числе специалистов правозащитного центра «РОД».

— Как живется русскому националисту с фамилией Цзен?

— Нормально живется (смеется). Ну, у меня дед китаец, по отцовской линии, вот, собственно, отсюда и фамилия. Остальные предки русские, насколько я о них знаю. Поэтому у меня получается на три четверти русское этническое происхождение, и на одну четверть я китаец. А культурно я полностью русский — вот, собственно и все. Родился и вырос здесь.

И, потом, просто у меня такая внешность, я не испытываю с этим никаких проблем. Наоборот, отчасти мне это даже помогло — моя внешность позволяет мне, если надо, выдать себя за человека другого, «восточного» менталитета. В некоторых ситуациях я себя выдавал за другого человека и видел, что ситуация меняется, меняется отношение, собеседник раскрывается.

— Например?

— Ну, например, в общении с мигрантами из Средней Азии я слышал вещи, которые они русскому по внешности никогда бы не сказали. Ни о какой интеграции и ассимиляции речи не идет. Они все воспринимают совершенно по-другому. И они-то как раз очень четко понимают, где русские, где нерусские, где свои и где чужие, — у них совершенно однозначные взгляды на всю эту ситуацию, никто не собирается здесь интегрироваться, образовывать какую-то российскую нацию и так далее.

Ничего сделать с этим нельзя, потому что маркер человека — это его внешность, его язык. Нет сотрудников Центра «Э» (Главное управление по противодействию экстремизму МВД РФ (ЦПЭ) — прим. ред.), которые могли бы работать с азиатами, с кавказцами, — там все славяне в ЦПЭ, и их эффективность в этой среде равна нулю. В других силовых подразделениях ситуация примерно такая же, ненамного лучше. Особенно это касается выходцев из Азии, с кавказцами в органах чуть получше, в том смысле, что их там становится все больше…

— Как становятся националистами? Много Ивановых, Петровых, которых не интересуют вопросы идентичности и так далее. А ты как к этому пришел?

— Я считаю, что мое смешанное этническое происхождение поспособствовало тому, что я задумался вообще над этими вопросами еще в подростковом возрасте. Но у меня никогда не было реального выбора начать себя считать китайцем — для меня это примерно то же самое, что начать считать себя эльфом. Я не испытываю какой-то тяги к китайской культуре, к китайскому языку, к китайцам. Ну китайская кухня мне нравится, наверное… У меня никогда не было сомнений в том, что у людей есть национальность, какая-то этничность (я не люблю слово национальность, оно советское, оно немножко путает).

У любого человека есть объективное этническое происхождение. Оно может быть смешанное и заметное, как в моем случае, может быть не смешанное и не заметное, как у большинства людей. Но еще есть и его, человека, самоидентификация и то, как его воспринимают окружающие люди. В норме эти вещи совпадают, но их все равно надо отличать, потому, что зачастую, к сожалению, многие русские, являясь этническими русскими по происхождению, не имеют русской самоидентификации, или она у них не актуализирована. И в этом проблема…

— Ты говоришь, что есть объективное этническое происхождение, и есть самоощущение, самоидентификация. Тогда все-таки выведи формулу: кто такой русский?

— В общем виде русский — это этнически русский или имеющий значительный этнический русский компонент человек, имеющий русскую самоидентификацию и принимаемый другими именно как русский.

— Что значит «значительный этнический компонент»?

— Ну, это значит, что если — как у меня, например, — есть какой-нибудь дед китаец или еще кто, это не является препятствием для того, чтобы человек был русским. Если мы берем этническое происхождение, то когда большая часть предков русские, тогда и сам человек по большей части русский. Мне кажется, это понятно, нет?

— Не очень. Можно быть больше русским, можно быть меньше русским?

— С этнической точки зрения — да.

— А где тогда та грань: вот здесь он еще русский, а здесь уже не русский?

— Граница наполовину. Если человек этнически является смешанным пополам, тогда первоочередное значение имеет его самоидентификация. На самом деле и этнос, и нация, и народ — это все понятия, которые оперируют не единицами людей, они оперируют миллионами, а в случае с русским народом — десятками миллионов. То есть это как галактика, в которой очень много звезд, миллионы и сотни миллионов, миллиарды — и соответственно галактика, она объективно существует. И вся совокупность звезд в целом составляет эту галактику.

Вопрос о том, где расположена та или иная звезда — в центре галактики или на ее периферии, — не принципиален для определения принадлежности звезды именно к этой звездной системе, как и нет у галактики жесткой пунктирной границы, и надобности в такой границе с пограничными столбами нет. Так и с каждым человеком: кто-то ближе к этническому ядру русского народа, кто-то дальше, но все вместе мы образуем русскую галактику.

— Я нисколько не сомневаюсь в том, что ты из русской галактики, но твой дед вызывает у меня большой интерес. Я слышал, что он был чекистом…

— Я не очень много знаю о его деятельности, потому что он действительно служил в КГБ и после его смерти большая часть его архива была забрана людьми из КГБ. Он, оказывается, работал чуть ли не до конца своих дней… А то что осталось в семье из его архивов — по большей части на китайском языке.

Дед (его звали Цзен Сю Фу) был не только разведчиком, но и ученым-китаистом и участвовал, в частности, в создании большого китайско-русского словаря — четырехтомник, ну среди тех людей, которые изучают китайский язык, это фундаментальный труд. И, когда я говорю про это, они понимающе кивают, потому, что это очень большой труд, надо понимать, что китайский язык – иероглифический, русский язык – алфавитный. Довольно сложно сделать словарь при такой разнице в структуре языков.

Читайте так же:  Иск по гражданским делам подается по месту

У деда есть государственные награды, мои родственники пытались узнать, за что он награжден, но до сих пор это засекреченная информация, т.е. нам из ФСБ приходит ответ, что на ваш запрос о награждении вашего родственника такого-то сообщаем, что такой родственник действительно был награжден. Чего, за что, как — не отвечают…

— Что, неужели и бабушка не рассказывала чем занимался дедушка?:)

— Ну скажем так, одна из семейных легенд гласит, что дед в качестве переводчика работал на переговорах Мао Цзэдуна и Сталина. Когда Мао Цзэдун приезжал в 1949 году на знаменитые двухмесячные переговоры по итогам которых был подписан исторического договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и Китаем.

Другая семейная легенда говорит о том, что во время Великой Отечественной войны был план в случае сдачи Москвы немцам наладить через специально остающуюся в городе китайскую диаспору диверсионно-партизанскую борьбу, поскольку они немцами не воспринимались вообще никак, говорили на непонятном китайском языке и все на одно лицо 🙂 Ну вот мол дед отвечал за подготовку этих китайских партизан…

Третья семейная легенда говорит, что он какое-то время работал разведчиком в Японии под прикрытием владельца ресторана… У деда, кстати, остались какие-то китайские родственники, с которыми мы поддерживаем периодическую связь.

— Ты был в Китае?

— Нет, в Китае я не был. Я к нему как-то спокойно отношусь, объективно. Ну да, Китай – это одна из древнейших цивилизаций. С интересной самобытной философией, культурой, достижениями прошлого, и сейчас на подъеме. Но я не чувствую никакой своей причастности к Китаю.

— А дед в первом поколении жил в России?

— Дед подростком иммигрировал в Советскую Россию в 20-е годы. Там шла перманентная гражданская война в Китае, и он фактически попал в рабство. А потом за какую-то провинность его должны были казнить. В ночь перед казнью он сбежал, сел на поезд, который ходил по КВЖД (Китайско-Восточной железной дороге) и уехал в Советский Союз.

Здесь он попал в детский дом, выучил русский язык и оказался в поле внимания НКВД. Потому, что он был этническим китайцем, но однозначно — в силу малолетства — не был шпионом, что для спецслужб очень важно. Китайский у него был родной язык и это очень ценное качество для разведки…

— А ты не хотел пойти в разведку? Была бы династия…

— Нет, да у меня и не было особого выбора, потому что мой отец не пошел по этой линии — он пошел в науку, был психологом, но в молодом возрасте погиб. В возрасте двадцати девяти лет он погиб. И хотя дед в какой-то момент предлагал отдать меня в интернат с углубленным изучением китайского языка, но родители были против, потому, что понимали, что из этого интерната, конечно, только чекистская карьера, вытекает. Хорошее знание китайского языка, внешность восточная… Родители были против, чтобы это было запрограммировано моим рождением.

А потом, когда я уже сам определялся, школу закончил в девяносто шестом году, я рассматривал вариант поступления на службу, откровенно говоря. Но там только так: «Есть родственники — действующие сотрудники? Нет родственников – нет шансов». Но у меня и не тот склад характера для такой работы.

— Ты был муниципальным депутатом. Сейчас ты адвокат, член партии НДП, политик, правозащитник по линии «РОД»… У тебя очень много сущностей. Who is Mr.Tszen?

— Это просто разные аспекты моей личности. С профессиональной точки зрения я в широком смысле слова юрист, в более узком сегменте юристов — я адвокат, человек, который имеет адвокатский статус, сдавал экзамены и с 2002 года имею адвокатский кабинет. Соответственно, адвокатура является моим основным заработком, как говорится — «независимый советник по юридическим вопросам». Ко мне обращаются с юридическими вопросами — я за деньги оказываю юридическую помощь.

С точки зрения политических убеждений я — русский националист в широком смысле этого слова и национальный демократ в более узком смысле понятия «националист».

С точки зрения общественной деятельности — деятельности, которая не является строго профессиональной и не является, строго говоря, политической, — я являюсь правозащитником и являлся в 2008—2012 годах депутатом района Покровское-Стрешнево, потому что по большому счету муниципальный депутат — это тот же общественный деятель. Вот, собственно, и все.

Мешает ли это друг другу? Нет, не мешает, а, наоборот, помогает. Понятно, что мои профессиональные навыки как юриста — они, конечно, позволяют мне быть более эффективным правозащитником. Фактически правозащита для меня означает то же самое, что я обычно и делаю, — оказываю ту же юридическую помощь, только уже бесплатно, вот и все.

— Много говорят о двойных стандартах российского правоприменения. Ты как адвокат, наблюдающий это самое правоприменение на практике, можешь подтвердить или опровергнуть тезис, что, допустим, скинхеды и кавказская молодежь за одни и те же проступки наказываются по-разному: первые получают по всей строгости закона, а вторые отделываются легким испугом?

— Я не думаю, что судьи и следователи относятся с какой-то предвзятостью к русским или с благосклонностью к кавказцам. Скинхеды действительно получат больше, но не потому, что они русские, а потому, что они скинхеды — то есть потому, что они сделали это из политических взглядов, которые на языке нашего законодательства трактуются как экстремизм. На самом деле экстремизм — это один из вариантов политических взглядов. Поэтому они получат больше.

А кавказцы получат меньше, но не потому, что они кавказцы сами по себе, а потому, что с высокой вероятностью за них вступится их национальная диаспора, у них будут хорошие адвокаты, у них будет всесторонняя поддержка с воли, в том числе это поддержка либо коррупционная, либо административная — через высокопоставленных земляков. У русских такой безусловной взаимовыручки нет.

— Но это все равно получается, потому что они кавказцы…

— Но механизм получения конечного результата другой! За каждым таким приговором стоит определенный механизм, проводится определенная кулуарная работа.

— Значит, русским надо стать меньшинством, чтобы начать вести себя сплоченно, как ведут себя диаспоры?

— Ну, понятно, что если начнется геноцид русского народа, то последний миллион русских будет сопротивляться крайне отчаянно и умело. Но это не то, чего мы хотим. Выхода два: либо начать вести себя как меньшинство, будучи реально большинством, либо перестроить государство таким образом, чтобы обеспечивалось не декларативное равенство, а реальное — вне зависимости от этничности. Первый вариант — это, как говорится, «С волками жить — по-волчьи выть», второй вариант — это развитие государства на европейский лад.

— Получается, что пока развитие идет по пути «диаспоризации» русского населения, конкурентоспособны в современной агрессивной социальной среде лишь сплоченные анклавы: байкеры, футбольные фанаты, казаки, некоторые профессии, вроде шахтерского братства, и тому подобное.

— Еще та же правая субкультура, она тоже…

— Ну, правая субкультура, как мне представляется, она очень рыхлая, даже по сравнению с теми же околофутбольными структурами…

— Ее рыхлят, поэтому и рыхлая, не надо забывать об этом. Я уверен: если бы против байкеров работал центр по борьбе с байкеризмом, то и они были бы «рыхлыми».

— В последнее время обсуждаются возможности изменения закона об адвокатуре. Вплоть до предложения запретить адвокатам участвовать в какой-либо общественно-политической деятельности. Как ты относишься к таким инновациям?

— Прежде всего, я хочу сказать, что с политическими адвокатами — с теми, кто работает с политическими заключенными, — с ними ведется определенная борьба. Недавно, например, были серьезные неприятности у адвоката Игоря Поповского. Поэтому я психологически готов к тому, что такого же рода неприятности могут возникнуть и у меня в любой момент. И по сравнению с фальсифицированным уголовным делом какие-либо законодательные изменения относительно адвокатского статуса кажутся не такими уж страшными. Это я к тому, что адвокаты — они люди пуганые.

Но если возвращаться к вышеназванным инициативам, то я не вижу никаких оснований запрещать адвокатам заниматься общественной, политической деятельностью, потому что многие из известных политиков были адвокатами и юристами в широком смысле слова. Право и политика — вещи взаимосвязанные. Адвокат не обладает властными полномочиями. Логичнее, чтобы судья и прокурор не занимались политической деятельностью, или полицейский, или чиновник, кроме выборных должностей. Но адвокат — почему нет?

— Как ты пришел в политику? Многие политики — юристы (или хотя бы сыновья юристов), но не многие юристы — политики…

— Поворотный момент был, когда я узнал о деле Иванниковой , это было лето 2005 года. Я узнал о нем буквально за полчаса до начала митинга в ее поддержку, прочитал и понял, что я должен что-то сделать. Я сел на троллейбус и доехал до Пушкинской площади, где попал на митинг, увидел там Белова, Крылова, и понеслось. То был переломный момент в моей жизни.

— Твои взгляды как то менялись с тех пор?

— Сначала, не скрою, в первый срок президентства Владимира Путина я его поддерживал, так как считал, что он наводит порядок в стране.

— Ну, после Ельцина многие так считали…

— Критически к Путину я стал относиться в течение его второго срока, когда увидел, что тот позитив, который он привнес, заканчивается, а развития, прогресса нет. И многие проблемы — в частности, иммиграции, межнациональных конфликтов, социального расслоения — они просто игнорируются. Сначала казалось, что это какая-то ошибка власти, которую можно исправить. Казалось, если актуализировать проблематику и власть ее увидит, то она исправит положение дел. Но потом пришло осознание того, что это не ошибка и не упущение по недосмотру, а целенаправленная политика, выбранный курс.

Ну и окончательно я разочаровался в Путине после операции «преемник». Мне казалось логичным, что будут выдвинуты два кандидата от партий власти — Иванов и Медведев. Медведев как более либеральный, Иванов как более консервативный, и общество могло бы выбрать между ними двумя. Это дало бы толчок к двухпартийной системе, может быть, даже по американскому образцу. Управляемая демократия, но не в смысле марионеточная, а в смысле стабильная, когда люди могут реально сами избирать, но из ограниченного круга вариантов. А когда Путин от этого всего отказался и пошел по пути рокировки, то я как избиратель был окончательно в такой политике Кремля разочарован.