Ходатайство о признании доказательства недопустимым упк рф

Ходатайство о признании доказательств по уголовному делу недопустимыми

Ходатайство о признании доказательств по уголовному делу недопустимыми (ч. 4 ст. 228.1 УК РФ)

Следователю СО ОМВД России по району _____ г. Москвы

младшему лейтенанту юстиции Л

От адвоката МКА «Легис Групп»

125047, г. Москва, г.Москва, 4-й Лесной пер., д.4,

4 этаж, Бизнес центр Лесная Плаза, тел.: _________________

по уголовному делу № 266056, действующего в интересах Э, по обвинениюнию в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30; п. «г» ч. 4 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации

ХОДАТАЙСТВО

о признании доказательств недопустимыми

В производстве СО ОМВД России по району ___________ города Москвы, находится уголовное дело №266056, возбужденное по признакам состава преступления предусмотренного ч. 1 ст. 30; п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

В соответствии с п.4 ст.217 УПК РФ, по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления.

Я и мой подзащитный ознакомлены с материалами уголовного дела, мною изучены и проанализированы материалы уголовного дела, в которых имеются нарушения уголовно-процессуального закона, как я считаю, доказательства, имеющиеся в материалах уголовного дела являются недопустимыми и соответственно прихожу к следующему выводу.

Протокол личного досмотра и изъятия составлен 31.12.2013 г. в период времени с 18 час. 25 мин. по 18 час. 40 мин., протокол задержания подозреваемого был составлен 01.01.2013 г. в 15 час. 00 мин., второй протокол личного досмотра и изъятия составлен в период времени с 18 час.40 мин. по 18 час. 55 мин., спустя почти сутки, что является нарушением действующего законодательства Российской Федерации, также возникает вопрос, почему было составлено два протокола, когда ничто не мешало составить один протокол и указать в данном протоколе все изъятое у Э.

Мой подзащитный с 18 час. 25 мин. 31.12.2013 г., был фактически лишен возможности свободно передвигаться, следовательно, с момента задержания были ограничены его права и свободы как человека и гражданина Российской Федерации, мало того как говорит мне Э. на него оказывалось психологическое давление оперативными сотрудниками в течение вышеуказанного времени, также у Э. был изъят рюкзак в момент задержания, лишь после того как его доставили в отдел полиции ему вернули рюкзак.

В соответствии со ст.21 Конституции Российской Федерации, никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

В ст.9 УПК РФ указано, что никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции», сотруднику полиции запрещается прибегать к пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Сотрудник полиции обязан пресекать действия, которыми гражданину умышленно причиняются боль, физическое или нравственное страдание.

Вместе с тем, срок задержания отсчитывается с момента фактического задержания, а не с момента доставления в орган или составления протокола, 48 часовой срок задержания, согласно статье 128 УПК РФ, исчисляется в часах, т. е. закон допускает округление без учета минут.

Следователь в своем постановлении о полном отказе в удовлетворении ходатайства от 20.03.2014 г. указывает: …«Э. в период времени с 08 часов 00 минут до 12 часов 00 минут оказывал содействие оперативным сотрудников в изобличение лиц, занимающихся сбытом наркотических средств»…, доводы защиты подтверждаются, что Э был фактически задержан, и оказание содействие следствию, является по сути ограничением свободы человека.

В соответствии со ст.92 УПК РФ после доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права, предусмотренные статьей 46 настоящего Кодекса, то есть данные протоколы составлены в разрез ст. 91-92 УПК РФ.

С момента доставления моего подзащитного в ОВД по району ________г.Москвы, ему не был предоставлен защитник, также в материалах уголовного дела, не указано в какое время мой подзащитный был доставлен к следователю СО ОМВД России по району ________ г.Москвы У.

В соответствии со ст.48 Конституции Российской Федерации, где указано следующее, каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

В соответствии с п.1 ст.16 УПК РФ, подозреваемому и обвиняемому, обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

Также хочется отметить, что моему подзащитному не была предоставлена возможность с момента фактического задержания, уведомить родственников о своем задержании.

В соответствии со ст.96 УПК РФ дознаватель, следователь не позднее 12 часов с момента задержания подозреваемого уведомляет кого-либо из близких родственников, а при их отсутствии — других родственников или предоставляет возможность такого уведомления самому подозреваемому.

10.01.2014 года, следователь СО ОМВД России по району ___________ г.Москвы лейтенант юстиции У., вынес постановление о назначении судебной химической экспертизы, лишь 21.02.2013 года, защитники были ознакомлены с постановлением о назначении судебной химической экспертизы.

Следователь в нарушение требований ч. 3 ст. 195 УПК РФ, не ознакомил защитников с постановлением о назначении судебной химической экспертизы, так как у защитников имелось ходатайство о внесении в постановление, о назначении экспертизы дополнительных вопросов эксперту, нарушив тем самым право моего подзащитного и защитников при назначении и производстве судебной экспертизы, лишив возможности реализации прав, предусмотренных ст. 198 УПК РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 198 УПК РФ, при производстве судебной экспертизы обвиняемый и его защитники, имеют целый ряд прав, которые могут быть реализованы только на этапе назначения экспертизы, т. е. до начала ее проведения.

Невыполнение следователем обязанности по ознакомлению стороны защиты с постановлением о назначении судебной экспертизы является прямым и грубым нарушением не только УПК РФ, но и Конституции Российской Федерации, т. е. нарушением принципа законности уголовного судопроизводства.

Непредставление следователем стороне защиты возможности ознакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы является нарушением конституционного принципа состязательности и равноправия сторон, лишением обвиняемого права на справедливое судебное разбирательство.

В своем постановлении о полном отказе в удовлетворении ходатайства от 20.03.2014 г. следователь указывает: … «Защитнику К и обвиняемому Э. было известно о том, что назначена и проводится судебная химическая экспертиза, так как данная информация была указана в постановлении о продлении срока предварительного следствия, а также в ходатайстве о продлении срока содержания обвиняемого Э. под домашним арестом, с которыми они были ознакомлены в Замоскворецком районном суде города Москвы»…, защита не согласна с данными доводами следствия, так как уголовно-процессуальным законом предусмотрена норма (производство судебной экспертизы), в которой указана, что следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника и составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением.

Вместе с тем, хочу еще раз обратить внимание на протокол личного осмотра и изъятия от 31.12.2013 г. составленного в период времени с 18 час. 25 мин. по 18 час. 40 мин., в данном протоколе указано, следующее: …«при личном досмотре, у досматриваемого Э. обнаружено и изъято два куска коричневого цвета предположительно растительного происхождения, которые были обвернуты в фальгу»…, а в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 21.02.2013 г., указано: … «а также приобретенное наркотическое средство – гашиш, распределил на семь кусков»…, хочу обратить внимание, что данные процессуальные документы не могут лечь в основу обвинения, так как являются недопустимыми доказательствами полученные с нарушением.

В соответствии с п.3 ст.7 УПК РФ, нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Статья 88 УПК РФ гласит о том, что прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление.

Вместе с тем, в соответствии со ст.75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 53, 119, 120 УПК РФ,

ПРОШУ:

  1. Признать доказательства недопустимыми и исключить из перечня доказательств:

— протоколы личного досмотра и изъятия от 31.12.2013 г. составленные в период времени с 18 час. 40 мин. по 18 час. 55 мин., и с 18 час. 25 мин. и 18 час. 40 мин.;

— протокол задержания от 01.01.2014 г. составленный в 15 час.00 мин.;

— постановление о привлечении в качестве обвиняемого от 21.02.2013 г.;

— постановление о назначении судебно химической экспертизы от 10.01.2014 г.;

— заключение эксперта № 17 от 17.02.2014 г.

  1. О принятом решении уведомить Э. и его защитников.

Адвокат МКА «Легис Групп»

___________ ________________ «___»____________ 2014 года.

Читайте так же:  Кислородная станция требования

Ходатайство о признании доказательств недопустимыми в рамках уголовного дела

В Иловлинский районный суд

Федеральному судье Медведеву П. М.

от Адвоката ______________

в защиту интересов подсудимого

по уголовному делу №ХХХХХХ

ХОДАТАЙСТВО

о признании доказательств недопустимыми

В основу обвинительно заключения по уголовному делу №ХХХХХХ положены протоколы проверки показаний на месте С.Ю.В. (т. 2 л. д. 110-112), Т.А. Н. (т. 2 л. д. 125-130), Х.И.А. (т. 2 л. д. 133-136), А.С.Д. (т. 2 л. д. 130-131). Указанные следственные действия выполнены с нарушениями требований УПК РФ.

Согласно п. 2 ст. 194 УПК РФ «Проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия». Фактически же на месте происшествия были произведены дополнительные допросы участников событий, а показания их на месте не проверялись: не были использованы аналогичные автомашины, машины не расставлялись на проезжей части, не проводились необходимые замеры.

На основании изложенного, в соответствии со ст. 75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением УПК РФ, являются недопустимыми и не могут быть положены в основу обвинения. Прошу суд, указанные протоколы проверки показаний на месте из доказательств по уголовному делу №ХХХХХХ исключить как недопустимые, полученные с нарушением норм УПК РФ.

Ходатайство о признании доказательства недопустимым упк рф

Инициирование председательствующим процедуры признания доказательства недопустимым

При рассмотрении судом первой инстанции уголовных дел по суще-ству в общем порядке председательствующие часто сталкиваются с не-обходимостью разрешения сложного процессуального вопроса о право-мерности инициирования судьей в судебном разбирательстве процедуры признания того или иного доказательства недопустимым. Сложность данного вопроса обусловлена неудовлетворительным уголовно-процессуальным регулированием, допускающим различное толкование со-ответствующих процессуальных норм.

В соответствии с ч. 2 ст. 88 УПК РФ суд, прокурор, следователь, дознаватель признает доказательство недопустимым в случаях, указанных в ч. 2 ст. 75 УПК РФ. При этом суд вправе признать доказательство недо-пустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в поряд-ке, установленном статьями 234 «Порядок проведения предварительного слушания» и 235 «Ходатайство об исключении доказательства» УПК РФ (ч. 4 ст. 88 УПК РФ).
Согласно п. 4 ч. 1 ст. 305 и п. 2 ч. 1 ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора суд должен изложить мотивы, по кото-рым он отверг (признал недопустимыми) конкретные доказательства.

Из содержания приведенных процессуальных норм, к сожалению, можно сделать как минимум два противоположных вывода: суд первой инстанции вправе по собственной инициативе признать доказательство не-допустимым в любой момент рассмотрения уголовного дела по существу по процедуре, установленной нормами ст. 234 и ст. 235 УПК РФ, а также в совещательной комнате при постановлении приговора либо суд первой ин-станции вправе по собственной инициативе признать доказательство недо-пустимым только на предварительном слушании, подготавливая уголовное дело к судебному разбирательству, или только на этапе постановления приговора.

В теории уголовного процесса не существует единой позиции отно-сительно разрешения рассматриваемой проблемы. С одной стороны, вы-сказано мнение о том, что суд может признавать доказательство недопус-тимым как по собственной инициативе, так и по ходатайству сторон об ис-ключении доказательства, полученного с нарушением требований УПК РФ, и в ходе судебного разбирательства, и в приговоре [1]. С другой сто-роны, указывается на возможность признания того или иного доказатель-ства недопустимым по инициативе суда только в приговоре [2].
На практике председательствующие судьи, опасаясь нарушить прин-цип состязательности уголовного судопроизводства, в судебном следствии не ставят по собственной инициативе на обсуждение сторон вопрос о при-знании доказательства недопустимым, предпочитая разрешать его само-стоятельно в совещательной комнате при постановлении приговора. Это подтвердили почти 97 % опрошенных федеральных судей судов общей юрисдикции г. Москвы.

Вследствие этого складываются ситуации, когда в ходе разбиратель-ства уголовного дела в суде первой инстанции анализируются недопусти-мые доказательства, полученные с существенным нарушением закона, т.к. стороны по каким-либо причинам не реагируют на это обстоятельство. Один из таких примеров описан в периодической литературе. Так, по уго-ловному делу, рассмотренному Нерюнгринским городским судом, по об-винению М. в перевозке наркотиков основным свидетелем обвинения был родной брат подсудимого, который к моменту разбирательства уголовного дела в суде умер. Государственный обвинитель заявил ходатайство об ог-лашении его показаний в силу уважительных причин, предусмотренных ст. 281 УПК РФ, не требующих согласия стороны защиты. Защитник, назна-ченный судом, весь процесс был пассивен, на ходатайство обвинителя ни-как не отреагировал. В тоже время, председательствующий судья при под-готовке к рассмотрению уголовного дела обнаружил, что брат подсудимо-го допрошен следователем без разъяснения права, предусмотренного ст. 51 Конституции РФ, не свидетельствовать против своего брата и его показа-ния являются недопустимым доказательством [3]. Автор данного примера, Э. Меринов, считает, что суд обоснованно позволил государственному об-винителю огласить показания умершего брата подсудимого, но в пригово-ре отверг их, признав недопустимым доказательством, т.к. суд первой ин-станции не может быть инициатором признания доказательств недопусти-мыми, поскольку это противоречит принципу осуществления правосудия на основе состязательности и равноправия сторон; при рассмотрении уго-ловного дела по существу суд первой инстанции по своей инициативе мо-жет признать доказательство недопустимым только при постановлении приговора, указав мотивы, по которым он отвергает доказательства, предъявленные сторонами [4].

Мы не можем согласиться с таким мнением и полагаем, что УПК РФ должен не двусмысленно закрепить инициативу председательствующего на возбуждение в судебном разбирательстве процедуры, направленной на исследование с участием сторон вопроса о признании того или иного дока-зательства недопустимым.

Из конституционного принципа осуществления правосудия на осно-ве состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ) и конституционного запрета на использование при осуществлении правосу-дия доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ) следует, что при осуществлении правосудия состяза-ние сторон должно основываться исключительно на допустимых доказа-тельствах. Если в судебном разбирательстве стороны по каким-либо при-чинам не замечают того факта, что доказательство получено с нарушением закона, и используют его для обоснования своих позиций, суд, обязанный постановить законный, обоснованный и справедливый приговор, должен иметь возможность по собственной инициативе устранить недопустимое доказательство, обеспечить тем самым «чистоту» процесса доказывания, убрать из него сведения, которые не могут быть использованы в достиже-нии истины по уголовному делу. Следовательно, право суда на признание по собственной инициативе доказательства недопустимым не только не противоречит принципу состязательности, но и обеспечивает его фактиче-скую основу.

Право председательствующего ставить в судебном заседании по соб-ственной инициативе вопрос о признании доказательства недопустимым корреспондирует содержанию его роли, заключающейся в направлении рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции в сторону объек-тивного исследования предмета доказывания. Председательствующий должен «… принять все меры к тому, чтобы исключить из процесса факти-ческие данные, имеющие сомнительное происхождение и которые не мо-гут послужить надежным средством убеждения судей» [5]. Для этого он вправе «… принять по своей инициативе необходимые меры, в том числе произвести следственные действия, чтобы непосредственно убедиться в доброкачественности доказательственного материала, который послужил основанием для требования обвинительной власти привлечь обвиняемого к уголовной ответственности» [6].

Кроме того, председательствующий, находясь в совещательной ком-нате, не всегда имеет возможность правильно разрешить вопрос о призна-нии конкретного доказательства недопустимым.

Полагаем, это не относится к случаям, когда им рассматривается во-прос о признании недопустимыми показаний подозреваемого или обви-няемого, данных в ходе досудебного производства в отсутствие защитни-ка, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденных подозре-ваемым или обвиняемым в суде (п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ). Как справедливо отмечают В.М. Быков и Т.Ю. Ситникова, содержащаяся в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ норма требует, основываясь только на одном факте – отсутствие на допросе защитника, – признать эти показания недопустимыми доказа-тельствами [7]. Поэтому председательствующий, располагая в совещатель-ной комнате данным фактом, может без труда признать показания подоз-реваемого или обвиняемого, полученные на предварительном расследова-нии, недопустимыми доказательствами, даже не смотря на обоснованные доводы стороны обвинения о том, что отсутствие на допросе защитника не повлияло на достоверность данных показаний [8].

Для признания в совещательной комнате доказательства недопусти-мым на основании п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ председательствующему доста-точно того, что показания потерпевшего или свидетеля основаны на догад-ке, предположении, слухе или свидетель не смог указать источник своей осведомленности. На это не влияет даже то обстоятельство, что содержа-ние таких показаний потерпевшего или свидетеля подтверждается другими доказательствами по уголовному делу, поскольку «… к одному из обяза-тельных условий допустимого доказательства относиться известность ис-точника информации» [9].

Однако, при рассмотрении в совещательной комнате вопроса о при-знании недопустимым иного доказательства, полученного с нарушением требований УПК РФ, т.е. на основании п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, председа-тельствующий может столкнуться с определенными трудностями по сле-дующей причине.

«В связи с отсутствием у судов единого подхода к решению вопроса о том, в каких случаях доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, основываясь на результатах изучения судебной практики, определил кри-терии признания доказательств недопустимыми» [10] и разъяснил в п. 16 постановления от 31.10.1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосу-дия» [11], что «доказательства должны признаваться полученными с на-рушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодатель-ством порядок их собирания или закрепления, а также, если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или орга-ном, либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами». Следовательно, разрешение вопроса об исключении доказа-тельства должно начинаться с установления существа нарушения закона. В тех случаях, когда нарушение затрагивает лишь оформление процессуаль-ного документа и обусловлено «технической ошибкой», председательст-вующий должен принять меры к исправлению такой ошибки и «восстано-вить» допустимость доказательства путем производства необходимых процессуальных действий, например, путем допроса понятого, объясняю-щего причину отсутствия его подписи на протоколе следственного дейст-вия, проведенного с его участием и верно отражающего его ход, содержа-ние и результаты [12]; если в протоколе отсутствует дата или время произ-водства следственного действия, то такие нарушения вполне могут быть устранены путем допроса участников следственного действия в суде [13]. Такой поход является правильным, поскольку позволяет «… решить две полностью не «сливающиеся», но взаимосвязанные задачи: а) оградить права и законные интересы граждан в уголовном процессе; б) обеспечить достоверность доказательства» [14].

Читайте так же:  Дельта банк как оформить кредит

Поскольку для установления существа нарушения уголовно-процессуального закона могут потребоваться объяснения стороны, пред-ставившей (собравшей) конкретное доказательство, и производство опре-деленных следственных действий, постольку откладывание председатель-ствующим рассмотрения возникшего в судебном заседании вопроса о до-пустимости доказательства до вынесения приговора может привести к не-правильному его разрешению и, как следствие, вынесению неправосудного приговора.

Таким образом, при осуществлении судом первой инстанции право-судия по уголовным делам в общем порядке председательствующий дол-жен по собственной инициативе возбуждать процедуру рассмотрения во-проса о признании того или иного доказательства недопустимым, что сле-дует прямо закрепить в действующем УПК РФ.
Для успешного выполнения указанной обязанности председательст-вующему следует обращать внимание на весь процесс формирования каж-дого доказательства: условия восприятия, запечатления, передачи и фикса-ции сведений о фактах, сообщенных допрошенным лицом, условия появ-ления, сохранения и копирования материальных следов, ход экспертного исследования и правильность его отображения в заключении; происхожде-ние и состояние представленных документов, соблюдение требований уго-ловно-процессуальной формы о получении и закреплении информации.

1.См., например: Гребенкин П.И. Допустимость доказательств в уголовном процессе. Диссертация … к.ю.н. Пятигорск, 2002. С. 112 – 113; Быков В.М., Ситникова Т.Ю. Основания и процессуальный порядок признания доказательств недопустимыми по УПК РФ // Правоведение. 2004. № 4. С. 150.
2.См., например: Соколов А. Процессуальный порядок признания в суде доказательств не имеющими юридической силы // Российская юстиция. 1994. № 10. С. 15; Тенчев Э.С., Кузьмина О.В. Объективная истина и суд присяжных // Государство и право. 1994. № 11. С. 134.
3.См.: Меринов Э. Правомерна ли активность суда в решении вопросов о допустимости доказательств? // Законность. 2006. № 3. С. 36.
4.См.: Меринов Э. Указ. соч. С. 36.
5.Гришин С.П. Активность суда и состязательность уголовного процесса // Российский судья. 2006. № 1. С. 11.
6.Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. М., Ростов-на-Дону, 1999. С. 11.
7.См.: Быков В.М., Ситникова Т.Ю. Указ. соч. С. 143.
8.Думается, по этой причине А.Д. Бойков считает, что норма, закрепленная в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, является «крайним (запредельным) выражением заботы о комфорте подозреваемого и обвиняемого, и попирающим здравый смысл и превосходящим конституционную идею о недопустимости доказательств» (Бойков А. Новый УПК России и проблемы борьбы с преступностью // Уголовное право. 2002. № 3. С. 65.).
9.Доля Е.А. Доказательства в уголовном судопроизводстве // Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева. М., Изд-во «Спарк», 2002. С. 165.
10.Лебедев В.М. О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. № 2. С. 4.
11.Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 1. С. 6.
12.См.: Золотых В.В. Указ. соч. С. 263.
13.См.: Коротков А.П., Тимофеев А.В. Прокурорско-следственная практика применения УПК РФ: Комментарий. М., Изд-во «Экзамен», 2005. С. 156.
14.Кудрявцев В.Л. Проблемы установления истины через механизм доказывания в контексте деятельности государственного обвинителя в суде // Журнал российского права. 2006. № 2. С. 67 – 68.

Статья опубликована в журнале «Мировой судья», № 12, 2008 г.

Прослушка отменяется. Минюст предлагает прописать порядок обжалования секретных решений

05 ноября 2018 года

Договорная правда. В УПК прописали, как брать показания у человека, заключившего сделку со следствием

01 ноября 2018 года

Проверка третьей степени. Утвержден порядок рассмотрения жалоб в новых кассационных судах

14 октября 2018 года

18 июля 2018 года

15 июля 2018 года

09 июля 2018 года

04 июля 2018 года

16 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

27 февраля 2018 года

24 января 2018 года

20 декабря 2017 года

Проверка следствия. Продлить арест станет сложнее.

12 октября 2017 года

28 сентября 2017 года

13 июля 2017 года

20 июня 2017 года

28 апреля 2017 года

23 апреля 2017 года

22 марта 2017 года

21 марта 2017 года

29 декабря 2016 года

5 декабря 2016 года

18 ноября 2016 года

17 ноября 2016 года

11 ноября 2016 года

5 ноября 2016 года

3 ноября 2016 года

25 июля 2016 года

06 июня 2016 года

31 мая 2016 года

26 мая 2016 года

20 марта 2016 года

18 декабря 2015 года

О ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПОРЯДКЕ ПРИЗНАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НЕДОПУСТИМЫМИ

Статья посвящена проблемам процессуального порядка признания доказательств недопустимыми в судебном следствии.

В силу ч. 1 ст. 75 УПК РФ, «доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса».

Фактически ст. 75 УПК РФ призвана предупредить нарушения и ошибки, которые были допущены органом предварительного следствия в ходе расследования уголовного дела. В данной статье речь идет о процессуальном порядке признания доказательств недопустимыми в ходе судебного разбирательства.

Не всегда суды выполняют требования закона при разрешении ходатайств о признании доказательств недопустимыми. В ходе судебного следствия чаще всего сторона защиты при заявлении такого рода ходатайств сталкивается со следующими отступлениями от закона со стороны суда:

1. Суд разрешает ходатайство защитника на месте, не удаляясь в совещательную комнату. Выслушав мнение сторон, дает незамедлительно ответ «Ходатайство необоснованно и не подлежит удовлетворению». При этом не всегда мотивирует свое решение. В таких случаях суд ссылается на ч. 2 ст. 256 УПК РФ, в которой прямо не указано, что для разрешения ходатайства об исключении доказательств суду необходимо удаляться в совещательную комнату.

В этом случае игнорируется ст. 122 УПК РФ, согласно которой суду необходимо выносить постановление. Думается, что вопрос о признании доказательств недопустимыми требует не только тщательного анализа судом, но и ввиду сложности вопроса вынесения мотивированного постановления в виде отдельного процессуального документа.

2. Суд не принимает ходатайство стороны защиты об исключении доказательств, разъясняя, что оно заявлено преждевременно. Его необходимо заявить после исследования всех доказательств по уголовному делу. Такими действиями суд нарушает ч. 1 ст. 120 УПК РФ в которой указано, что стороной защиты ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу.

3. Суд, приобщая ходатайство об исключении доказательств к материалам уголовного дела, не разрешает его в установленном законом порядке. При этом заявляет о том, что доводы ходатайства будут проверяться в ходе судебного следствия, а при производстве в судебном следствии попытается нейтрализовать допущенные процессуальные нарушения, чтобы в последующем при поддержке стороны обвинения мотивировать свой отказ.

И в этом случае суд нарушает ст. 121 УПК РФ, в которой имеется указание на то, что ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления, а в случаях, когда немедленное принятие решения по ходатайству, заявленному в ходе предварительного слушания, невозможно, оно должно быть разрешено не позднее 3 суток со дня его заявления.

Суд приобщает ходатайство и удаляется в совещательную комнату, а возвращаясь, оглашает постановление об отказе в его удовлетворении. Мотивировочная часть состоит из перечисления многочисленных норм УПК РФ, без указания на доводы и аргументы. Суды в таких случаях обычно не утруждают себя правовой аргументацией, обосновывающей принятое процессуальное решение.

Так, например, Ш., К., В. обвинялись в групповом изнасиловании. Стороной защиты в ходе судебного следствия несколько раз заявлялось ходатайство об исключении недопустимых доказательств, а именно, протокола выемки одежды потерпевшей Т. и протокола осмотра джинсов и футболки, из которых усматривалось, что и джинсы и футболка не имеют каких-либо особенностей и повреждений. Потерпевшая Т. пояснила, что после случившегося она уже несколько раз носила джинсы и футболку, и два или три раза стирала их в стиральной машинке. В ходе очной ставки потерпевшая Т. также показала, что одежда цела и не имеет повреждений. Однако, в ходе судебного следствия при осмотре одежды был установлен разрыв майки по шву, и потерпевшая показала, что он образовался вероятно тогда, когда обвиняемые насильно ее раздевали.

Органами предварительного следствия не были установлены индивидуальные признаки в виде разрыва по шву и не были описаны в протоколе осмотра, однако одежда признана по делу вещественным доказательством. Суд, отказывая в признании данного доказательства недопустимым, и обосновывая его, сослался на то, что потерпевшая под воздействием обстоятельств насилия могла забыть о поврежденной футболке, и вспомнила о повреждении и только в суде в процессе осмотра.

При этом суд сослался на статьи УПК РФ, регламентирующие порядок выемки, описания вещественных доказательств (не заострив внимание на том факте, что следователь при осмотре не обнаружил повреждения на футболке), а также суд не проанализировал содержание протокола очной ставки. Соответственно, суд нарушает требования ч. 4 ст. 7 УПК РФ о том, что постановление судьи должно быть не только законным, обоснованным, но и мотивированным.

4. Суд приобщает ходатайство стороны защиты к материалам уголовного дела, удаляется в совещательную комнату, а возвращаясь, оглашает постановление, в котором отказывает в исключении доказательств. Мотивация такого постановления «ходатайство будет разрешено лишь при постановлении приговора, в связи с тем, что будет дана оценка собранным доказательствам не только с точки зрения допустимости, но и достоверности». И такие случаи не редкость в судебной практике. Суд нарушает ст. 121 УПК РФ о том, что ходатайство подлежит рассмотрению непосредственно после его заявления. В качестве подтверждения необходимо привести в качестве примера решение Конституционного Суда РФ от 25 января 2005 г. № 42-О.

Читайте так же:  Отчетность ломбарда банку россии

Квалифицированная юридическая помощь по уголовным делам связанным с наркотиками.

Обжалование приговоров, составление жалоб, оценка дела, разработка стратегии защиты — во всех регионах!

Защита адвокатами по наркотикам в Москве и Московской области.

+ 7 (495) 649-42-01, +7 (915) 346-83-77, +7 (905) 582-13-60

Иногда суды желают создать видимость соблюдения уголовно-процессуального законодательства. В этом случае суд может частично удовлетворить ходатайство, и исключить малозначительное доказательство, которое не повлияет на разрешение дела по существу. В судебной практике, чаще всего исключаются из доказательств показания подозреваемого, обвиняемого, очные ставки, не подтвержденные в суде, данные в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, а также объяснения указанных лиц.

Показания подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, если ему не была разъяснена ст. 51 Конституции РФ. Показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке и предположении. Крайне редко суды исключают основополагающие доказательства, например, протокол обыска и изъятия наркотических средств и оружия. Исключение одного такого доказательства автоматически влечет признания недопустимыми доказательствами всех производных от него доказательств по правилу «плодов отравленного дерева» и может привести к оправдательному приговору.

Хочу затронуть еще одну проблему, касающуюся процессуального порядка исключения доказательств.

В соответствии со ст. 235 УПК РФ суд может рассматривать и разрешать ходатайства об исключении доказательств на стадии предварительного слушания. Исключение доказательств именно на этой стадии имеет своей целью оградить суд от воздействия на него доказательств, полученных с нарушением закона.

Приведем пример. Суд рассматривает уголовное дело по ч. 1 ст. 222 УК РФ. В ходе предварительного слушания исключается протокол обыска, в ходе которого был изъят пистолет. Фактически протокол обыска является основополагающим процессуальным документом, на котором строится вся доказательственная база по уголовному делу. И в этом случае необходимо исключить из доказательств заключение эксперта, показания понятых и др. доказательства.

Очевидно, что такое решение суда приведет к завершению судебного разбирательства. Исключение из доказательств протокола обыска будет означать необходимость вынесения оправдательного приговора. Нормы УПК РФ не позволяют в ходе предварительного слушания принимать решение об оправдании подсудимого. Анализ судебных актов Верховного Суда РФ позволяет сделать вывод, что суды в ходе предварительного слушания крайне редко исключают доказательства, особенно те, которые являются основополагающими.

Суды стараются сохранить видимость беспристрастности и «нейтралитета» до более поздних стадий судебного разбирательства и одновременно постараться исследовать недопустимое доказательство в ходе судебного следствия. Именно по этой причине сторона защиты редко заявляет ходатайство об исключении доказательств на предварительном слушании, понимания, что в удовлетворении ходатайства суд откажет, а прокурор получит возможность для «нейтрализации» последствий допущенных нарушений в дальнейшем.

Таким образом, сложившаяся судебная практика превращает ст. 235 УПК РФ в «мертвую» процессуальную норму. Рассмотрим позицию стороны обвинения при рассмотрении ходатайств об исключении недопустимых доказательств, а именно, прокурора участвующего в судебном следствии. Согласно п. 1.9 приказа Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. № 136 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия», а именно п. 1.9 «прокурор осуществляя надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия, должен добиваться соблюдения требований ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением установленного законом порядка».

В соответствии с. ч. 1 ст. 21 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» предметом надзора являются соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации. По смыслу вышеприведенных правовых норм, в случае выявления доказательств, полученных с нарушением закона, прокурор (государственный обвинитель) не вправе, а обязан признать данное доказательство недопустимым либо самостоятельно ходатайствовать об этом перед судом. И только в редких случаях государственный обвинитель соглашается исключить малозначительное доказательство.

Автором изучено около ста уголовных дел (в том числе и непосредственное участие в их рассмотрении). Ни в одном из них государственный обвинитель не заявил ходатайства об исключении доказательств, полученных с нарушением закона органами дознания и следствия, как будто ими никогда закон не нарушается. На основании анализа судебно и прокурорской практики признания доказательств недопустимыми можно сделать несколько выводов.

Судебная практика изобилует случаями нарушения уголовно-процессуального закона относительно признания доказательств недопустимыми и часто идет на нарушения норм связанных с процедурой исключения. Варианты вынесения решений по этому поводу были описаны автором в статье. Такие отступления от закона указывают на то, что суды не готовы соблюдать закон в части признания доказательств недопустимыми и в целом беспристрастно рассматривать уголовное дело.

Прокурорская практика указывает на то, что государственные обвинители часто, не выполняют требования процессуального закона, препятствуют стороне защиты и суду в реализации конституционного положения об исключении недопустимых доказательств. Такие действия можно обосновать только тем, что интересы поддержания обвинения превалируют над интересами соблюдения законности. Формальный подход к рассмотрению ходатайств о признании доказательств недопустимыми с точки зрения закона, будет свидетельствовать о нарушении принципа законности при принятии судом процессуального решения об исключении доказательств.

Автор: О.Н. Палиева

Подробная информация собрана в следующих статьях:

Ходатайство о признании доказательств недопустимыми по делу о мошенничестве (образец)

В суд (судье)____________________

От адвоката НО “Самарская областная коллегия

адвокатов” Антонова А.П., рег. № 63/2099

в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: г. Самара,

пр-кт Карла Маркса, д. 192, оф. 619

(ордер на защиту в уголовном деле)

« ____ » _________ 20 ___ г

в защиту интересов обвиняемого ___________________

ХОДАТАЙСТВО

о признании доказательств недопустимыми по делу о мошенничестве

Вами рассматривается уголовное дело, по обвинению Р., в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

В материалах уголовного дела прошу признать недопустимым доказательством — постановление о допуске и приобщении к уголовному делу иных документов в качестве доказательства от 28 октября 2016 года и признать недопустимыми все доказательства, перечисленные в данном постановлении, по следующим основаниям.

Данное уголовное дело по обвинению Р., в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, было возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

В соответствии со ст. 162 УПК РФ предварительное следствие включает в себя время со дня возбуждения уголовного дела и до дня его направления прокурору с обвинительным заключением.

Срок следствия устанавливается на два месяца с возможностью его продления до трех месяцев руководителем соответствующего следственного органа. Свыше трех месяцев срок следствия в соответствии с ч. 5 ст.162 УПК РФ продлевается руководителем следственного органа по субъекту РФ и иными приравненными к нему руководителями следственного органа .

В соответствии с ч. 6.1 ст.162 УПК РФ, при возвращении прокурором уголовного дела следователю, в связи с выявленными судом обстоятельствами, указанными в ч. 1 ст.237 УПК РФ, срок следствия не может быть более 1 месяца.

После возращения судом уголовного дела прокурору, оно 15 августа 2016 года поступило в СУ УМВД по Октябрьскому району и 16 января 2017 года начальником Следственного управления УМВД России по Октябрьскому району было вынесено постановление о возобновлении предварительного следствия и установлен срок следствия на 1 месяц.

Однако постановление о допуске и приобщении к уголовному делу иных документов в качестве доказательств (том 4 л.д.238-244), было вынесено следователем 28 октября 2016 года т.е. до возобновления предварительного следствия.

Таким образом, постановление и перечисленные в постановлении в качестве доказательств иные документы, являются недопустимым доказательством т.к. следователь вынес это постановление до возобновления производства по делу и до установления срока следствия.

Кроме того, после возвращения уголовного дела прокурором, восполнять неполноту следствия недопустимо.

Однако, несмотря на прямой запрет закона, следователь вынес постановление и признал в качестве иных доказательств документы, которые до возвращения судом уголовного дела прокурору, таковыми следствием не признавались, не осматривались и к материалам уголовного дела не приобщались.

При этом, источник происхождения данных документов неизвестен, т.к. ни выемки, ни обыска, ни даже запросов на истребование данных документов следствие не делало. А документы, содержащие банковские данные, должны были быть истребованы с согласия суда, в соответствии со ст.165 УПК РФ, что также сделано не было.

Кроме того, органами предварительного следствия без возобновления предварительного следствия проведены и другие следственные действия, а именно:

  1. составлен протокол осмотра предметов от 19 января 2017 года (том 4 л.д.71-101) и постановление от 19 января 2017 года о признании указанных предметов вещественными доказательствами.
  2. Запрос органов предварительного следствия от 11 января 2017 года в ООО «Д.» ответ ООО «Д.» на 112 листах (том 4 л.д. 117-229).

Таким образом, все вышеуказанные доказательства получены в период с 15.08.2016 года до 16.02.2017 года, то есть, вне сроков предварительного расследования, в связи с чем такие доказательства являются незаконно полученными и подлежат исключения из числа доказательств по настоящему уголовному делу.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.75 УПК РФ,

Прошу:

Признать недопустимыми доказательствами и исключить из числа доказательств по настоящему уголовному делу следующие доказательства:

  1. постановление о допуске и приобщении к уголовному делу иных документов в качестве доказательства от 28 октября 2016 года и перечисленные в постановлении документы (том 4 л.д.238-244).
  2. запрос органов предварительного следствия от 11 января 2017 года в ООО «Д. и ответ ООО «Д.» на 112 листах (том 4 л.д. 117-229).

27 июня 2017 года Адвокат _____________________ А.П. Антонов