Договор армении и азербайджана

Министерство иностранных дел

Республика Арцах

  • Министерство
    • О министерстве
    • Структура
    • Постоянные представительства
  • Внешняя политика
    • Международное признание
    • Международное сотрудничество
    • Азербайджано-карабахский конфликт
      • История конфликта
      • Арцах в советский период
      • Арцахское движение
      • Референдум о независимости 1991 года
      • Армянские погромы в Азербайджане
      • Операция «Кольцо»
      • Азербайджанская агрессия
      • Иностранные наемники в войне против Арцаха
      • Резня в Мараге
      • Четырёхдневная война в апреле 2016
    • Мирный процесс
      • Железноводский процесс
      • Посреднические усилия Ирана
      • ООН и азербайджано-карабахский конфликт
      • Азербайджано-карабахские двусторонние переговоры
      • Миротворческие инициативы России
      • Минский процесс ОБСЕ
    • Документы
  • Пресс-служба
    • Новости
      • Пресс-релизы
      • Заявления и комментарии
      • Интервью и статьи
    • Медиацентр
    • Аккредитация
    • Объявления
  • Об Арцахе
    • Общая информация
    • Государственные символы
    • Конституция
  • Посетить Арцах
    • Виза
    • Информация для туристов
    • Инвестиции в Арцах

Страница, которую вы ищете не может быть найдена.

Карабах раздора

Новой власти в Армении достались в наследство старые проблемы, самая сложная из них — карабахский конфликт. Это противостояние тлело на Южном Кавказе с начала XX века и разгорелось с новой силой в момент распада СССР. Два года Армения и Азербайджан воевали за Нагорный Карабах, а затем начались переговоры, которые идут по сей день. Но угроза новой войны никуда не делась, и, возможно, сейчас она реальна как никогда. «Лента.ру» выясняла, с чего началось армяно-азербайджанское противостояние, что происходит сегодня в Карабахе и почему там в любой день может вспыхнуть война.

Уменьшить армянское население

Вероятность войны между Арменией и Азербайджаном в настоящее время очень высока, считает премьер-министр Армении Никол Пашинян. По его словам, агрессивная политика Азербайджана не оставляет иного выбора, кроме как готовиться к вооруженному столкновению и ожидать его каждый день. Для жителей Карабаха эти слова не стали откровением. Уже много лет они живут в состоянии зыбкого перемирия, которое может в любой момент закончиться.

Многие ошибочно думают, что карабахский конфликт, как и все плохое, родом из 1990-х. На самом деле ему уже 100 лет. После распада Российской империи ее южный рубеж — Закавказье, а точнее, Южный Кавказ — не поделили армяне, азербайджанцы и грузины. Сначала все хотели жить вместе и весной 1918 года даже создали общее государство — Закавказскую демократическую федеративную республику. Но что-то пошло не так, и спустя всего месяц образовались три независимых государства: армянское, азербайджанское и грузинское. Все три непрерывно конфликтовали между собой из-за спорных территорий, и именно тогда началась первая карабахская война.

Столкновения продолжались до советизации Азербайджана в 1920 году. Сопротивление армян было подавлено Красной армией, а через два года уже сама Армения вошла в состав СССР. Но еще до этого, в 1921 году, решением советских властей Нагорный Карабах отошел Советскому Азербайджану в качестве автономии в его составе.

В течение советского периода армяне и азербайджанцы уживались друг с другом относительно мирно, хотя не без проблем. Власти Азербайджанской ССР то и дело получали упреки в дискриминации армянского населения Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО), в целенаправленном «выравнивании» демографии, умышленной изоляции региона и так далее. Позже президент уже независимого Азербайджана Гейдар Алиев в интервью газете «Зеркало», например, подтвердил, что в советские годы специально работал над тем, чтобы уменьшить армянское население Карабаха и увеличить число проживающих там азербайджанцев.

Несмотря на стремление Москвы не допускать даже намеков на межнациональные конфликты, с 1960-х годов в Ереване начали все чаще намекать на необходимость присоединить исторически армянский Карабах, населенный преимущественно армянами, к Армении. Подобные инициативы резко пресекались центром, а в Армении и Карабахе копилось недовольство. Ситуация кардинально изменилась в конце 1980-х, когда начался распад СССР. Перестройка, политика гласности, смягчение цензуры в СМИ, с одной стороны, и стремительное падение рейтинга доверия к центральной власти — с другой, привели к тому, что в Армении стали все громче звучать голоса национал-демократов, тогда как в Азербайджане эти перемены запаздывали.

Естественно, армяне первым делом подняли вопрос о присоединении Карабаха к Армении — большая часть населения области была и оставалась армянской (76 процентов). Недолго думая, в начале 1988-го в столице Карабаха Степанакерте на заседании народных депутатов автономии был составлен соответствующий документ и направлен руководству Армении, Азербайджана, а также в Москву. Фактически с этого начался новый открытый виток противостояния между двумя народами — уже через неделю в азербайджанском городе Сумгаит произошла резня армян (Сумгаитские погромы). Официально жертвами стали 26 армян и 6 азербайджанцев, но историки отмечают очевидную недостоверность этих данных: в реальности счет шел на сотни.

География армяно-азербайджанских столкновений ширилась, взаимный поток беженцев нарастал. По данным Всесоюзной переписи населения 1979 года, в Азербайджане проживали 475 тысяч армян, в Армении — 160 тысяч азербайджанцев. Через 10 лет, согласно переписи 1989 года, в Азербайджане оставались уже 390 тысяч армян, в Армении — 85 тысяч азербайджанцев. Еще через год эти данные почти обнулились.

Трехлетняя война

В конце 1989 года Ереван и Степанакерт все же приняли совместное постановление о том, что НКАО входит в состав Армении, после чего на армяно-азербайджанской границе началась стрельба, в том числе с применением артиллерии. В Баку прошли погромы оставшегося армянского населения — 30-35 тысяч человек, в основном представители армянской интеллигенции, были вынуждены бежать.

Власти СССР пытались взять ситуацию под контроль, и на какое-то время им это удалось — Советская армия вместе с азербайджанской милицией проводили совместные операции против армянских отрядов. Но через год Союз рухнул, и Советской армии просто не стало. 30 августа 1991 года независимость провозгласила Азербайджанская Республика, а 2 сентября — Нагорно-Карабахская Республика (НКР). В Баку решение Степанакерта не признали. Что касается Армении, еще 23 августа 1990 года в Ереване приняли декларацию о независимости, а 23 сентября 1991 года были официально объявлены результаты референдума о выходе из СССР. А в 1992 году началась война за Карабах, которая продлилась три года.

В военном плане азербайджанцы считались фаворитами: втрое больше живой силы, больше военной техники, «международная» поддержка: против армян Карабаха на стороне Азербайджана воевали такие известные персонажи, как Салман Радуев, Шамиль Басаев и даже Хаттаб. Наемников вербовали по всему бывшему СССР и Ближнему Востоку.

Карабахских армян, в свою очередь, поддерживала непосредственно Армения. Кроме того, за своих шли воевать армяне из зарубежной диаспоры — в их числе погибший на поле боя национальный герой Армении Монте Мелконян, ныне известный армянский политик Жирайр Сефилян и другие.

Военная удача оказалась на стороне армян. Данные о потерях никто достоверно не подтвердил, наиболее реалистичные — 7-8 тысяч убитыми с армянской стороны и 15-18 тысяч с азербайджанской. По итогам войны Нагорный Карабах получил фактическую независимость от Азербайджана. Кроме того, армянские силы образовали пояс безопасности вокруг Карабаха, присовокупив полностью или частично семь соседних районов бывшей Азербайджанской ССР: Кельбаджар, Лачин, Кубатлы, Джебраил, Зангелан, Агдам, Физули. Вместе с территорией самого Нагорного Карабаха это примерно 19 тысяч квадратных километров.

В мае 1994 года в Бишкеке был подписан трехсторонний протокол о прекращении огня, под которым поставили подписи министр обороны Азербайджана Мамедрафи Мамедов, министр обороны Армении Серж Саргсян (будущий президент) и министр обороны непризнанной Нагорно-Карабахской Республики Самвел Бабаян. Это положило начало переговорному процессу, который длится по сей день уже под эгидой Минской группы (МГ) ОБСЕ при участии России, Франции и США.

Уперлись в принципы

В то же время Нагорный Карабах из переговоров выпал. Первый и второй президенты — Армении Левон Тер-Петросян и Роберт Кочарян соответственно — обвиняют в этом друг друга. Но факт остается фактом: начиная с 1997 года представители Степанакерта не участвуют в армяно-азербайджанских встречах по Карабаху, их присутствие в переговорном процессе ограничивается общением с сопредседателями МГ ОБСЕ во время их визитов в регион.

На сегодняшний день переговоры строятся вокруг так называемых мадридских принципов и дорожной карты, состоящей из шести пунктов.

Принципы самые правильные: неприменение силы и угрозы, территориальная целостность и право народов на самоопределение. Однако два последних пункта фактически исключают любые договоренности. Армянская сторона указывает на приоритет права народов на самоопределение, азербайджанская — на территориальную целостность. Но это полбеды, с пунктами еще сложнее:

1) в Нагорном Карабахе должен быть проведен референдум об окончательном статусе, который будет иметь правовую силу;
2) до этого Нагорному Карабаху должен быть присвоен международно признанный промежуточный статус;
3) между Арменией и Карабахом должна быть сухопутная связь (речь о Лачинском коридоре, который соединяет обе территории, но проходит по азербайджанскому району, включенному в пояс безопасности);
4) на места прежнего проживания должны быть возвращены все беженцы и перемещенные лица;
5) в зоне конфликта должны быть размещены миротворцы;
6) территории пояса безопасности вокруг Карабаха должны быть переданы Азербайджану.

И Армения, и Азербайджан на словах приняли принципы. Но лишь на словах. В реальности эта дорожная карта — тупик и для Еревана, и для Баку, и тем более для Степанакерта. Азербайджан устами своего президента Ильхама Алиева заявляет, что вернет Карабах любой ценой — а значит, в Баку заведомо отказываются от любого референдума и его правовой силы. И такие заявления делаются регулярно.

Читайте так же:  Гражданство сша для граждан казахстана

«Мы никогда не допустим создания на наших исторических землях второго армянского государства. Существует один путь урегулирования нагорнокарабахского конфликта, и это восстановление территориальной целостности Азербайджана», — заявил он не далее как два месяца назад.

Нарекания вызывает пункт о возврате беженцев — в Азербайджане со дня окончания войны научились как-то по-особенному их считать. В годы войны и непосредственно до нее Армению, Карабах и прилегающие к нему районы покинули 583 тысячи азербайджанцев, из которых примерно 165-170 тысяч уехали из самой Армении, а в НКАО на тот момент проживали около 40 тысяч азербайджанцев. Но сегодня в Азербайджане говорят о миллионе беженцев, которые должны вернуться в Карабах и проголосовать на референдуме. Очевидно, что с такой «статистикой» никакого референдума в Карабахе, где сегодня живут от силы 100-110 тысяч человек, не будет.

У армянской стороны, в свою очередь, возникают вопросы к тому, кто будет проводить референдум, какие это будут миротворцы и так далее. Но самый важный и принципиальный вопрос — передача Азербайджану территорий пояса безопасности вокруг Карабаха. Неважно, что где подписано или сказано, важно другое: любой политик в Армении или Карабахе, который заикнется об этом, будет если не повешен на ближайшем дереве, то изгнан с позором.

Четырехдневная война

Неудивительно, что более 10 лет прогресса на переговорах нет. Более того, ситуация постоянно усложняется: обстрелы на линии соприкосновения приобрели постоянный характер в 2008-м и с каждым годом становились все интенсивнее. Сегодня стреляют практически каждый день. При этом стороны обвиняют в провокациях друг друга. Участились диверсионные вылазки — как минимум раз в два-три месяца азербайджанские группы пытаются проникнуть на территорию Карабаха.

Рано или поздно вылазки и провокации должны были перейти в открытое противостояние, и это случилось в апреле 2016 года: в зоне карабахского конфликта начались боевые действия с применением танков, вертолетов, беспилотников и артиллерии. Вооруженные столкновения, ставшие самыми крупными с момента заключения перемирия 1994 года, получили название «апрельская война», или «четырехдневная война», и закончились тем, что под контроль Азербайджана перешли 800 гектаров территории.

Бывший на тот момент президентом Армении Серж Саргсян назвал эти 800 гектаров «не имеющими никакого стратегического значения». Тем не менее за четыре дня боев армянская сторона потеряла 77 человек убитыми, из которых 64 человека — военные, 13 — добровольцы. Баку сначала заявил о 31 погибшем, затем объявил число погибших гостайной, однако в азербайджанских СМИ фигурирует список из 93 фамилий, который не был опровергнут властями, а за публикацию документа на азербайджанский «Мейдан ТВ» завели уголовное дело.

Война завершилась условным примирением сторон, тогда как обстрелы не прекратились, причем не только в зоне конфликта: регулярно обстреливается территория самой Армении, в частности, на северо-востоке страны — в Тавушской и Гегаркуникской областях.

В последние месяцы также необычная активность наблюдается на границе Армении и Нахичеванской автономии — эксклав в составе Азербайджана, отделенный от него Арменией. В начале июля передовые позиции ВС Армении, заметив активные фортификационные работы по ту сторону границы, открыли огонь и уничтожили азербайджанский пост. На это из Баку заявили, что провели успешную операцию и «освободили 11 тысяч гектаров земли», в том числе стратегические высоты. А потом выяснилось, что эта территория и без того была на территории Нахичевани, азербайджанские посты просто подвинулись в сторону границы.

Историческая земля Азербайджана

Очевидно, что в таких условиях изменение карабахского статус-кво нереально, особенно если учесть, что Азербайджан отказывается от предложенного Арменией мониторинга нарушений режима прекращения огня, а также не поддерживает идею отвода снайперов. Вместо этого Баку выделяет немалые средства на закупку вооружений: военный бюджет в 2018 году запланирован в размере 1,6 миллиарда долларов, что хоть и меньше аналогичного показателя 2014 года (3,4 миллиарда долларов), но все же больше скромного армянского полумиллиарда.

Боевое напряжение по периметру и усиление азербайджанской армии усугубляются политической риторикой: азербайджанский лидер Ильхам Алиев не раз и не два называл Ереван «Иреваном», который есть «историческая земля Азербайджана» и куда нужно азербайджанцев вернуть, а над Ханкенди (азербайджанское название Степанакерта) водрузить азербайджанский флаг.

В ответ на эти и прочие заявления со стороны официального Баку новоизбранный премьер-министр Армении Никол Пашинян подчеркнул, что Нагорный Карабах должен вернуться за стол переговоров, а Ереван не может представлять Степанакерт, поскольку власть в Армении не избирается карабахцами. Пашинян сказал это в парламенте Армении, представляя программу правительства, а после отправил своего сына в армию — именно в Карабах.

В самом Карабахе между тем заявляют, что Азербайджан готовится к войне. В дни апрельских протестов оборонное ведомство непризнанной республики опубликовало один за другим несколько видеороликов с передовой, на которых видно, как к зоне конфликта стягивается тяжелая техника — танки, БТР и так далее. Уже в июне советник президента НКР Тигран Абрамян говорил, что на линии соприкосновения, помимо подхода техники, наблюдалась небывалая активность спецподразделений, в частности снайперов.

«По степени опасности мы можем однозначно утверждать, что за прошедшее с «апрельской войны» 2016 года время сейчас в зоне конфликта самая напряженная ситуация. Азербайджан проявляет активность сразу по нескольким направлениям передовой линии, есть реальная угроза резкого обострения ситуации», — сказал Абрамян.

Надо отметить, что за последнее время ситуация на армяно-азербайджанской границе и в зоне нагорнокарабахского конфликта понемногу стабилизировалась и, как заявил на днях Пашинян, в отдельные дни все даже спокойнее, чем обычно. Его слова подтвердил командующий Армией обороны НКР генерал-лейтенант Левон Мнацаканян. На пресс-конференции в Степанакерте 24 июля он доложил, что за последние два дня Азербайджан резко снизил частоту нарушения режима прекращения огня. По оценке военного, «такого на передовой еще не было».

Тем не менее в 2016 году Азербайджан предпринял попытку реванша и показал, что действительно готов пойти на разморозку конфликта. Впрочем, тогда у Баку были на то свои внутренние причины — из-за резкого падения цен на нефть экономика страны оказалась на грани краха, вплоть до запретов обменивать валюту. Решение сместить внимание с внутренних проблем на внешние сыграло роль козыря в рукаве и помогло властям Азербайджана переждать шторм. На этот раз сигналом к новому обострению, видимо, стала политическая нестабильность в Армении, связанная с «бархатной революцией».

Однако новая власть Армении, во-первых, устояла — и сделала это достаточно убедительно. Во-вторых, в Баку не могут не понимать, что если два года назад войну удалось остановить на четвертый день, не потеряв ни территорий, ни лица, то на этот раз все может сложиться иначе. Тем более когда по ту сторону фронта амбициозная власть, для которой исход карабахского противостояния — вопрос жизни и смерти.

Скорее всего, стороны снова вернутся за пыльный стол переговоров, чтобы в очередной раз заявить о стремлении к мирному урегулированию и разойтись. Но есть шанс, что на этот раз армянский премьер немного взбодрит обстановку. Заявление Никола Пашиняна о необходимости вернуть Нагорный Карабах за стол переговоров является намеком на возможный пересмотр устоявшегося формата Минской группы ОБСЕ. Если жестко будет заявлено требование вернуть Степанакерту статус участника переговоров, это будет равносильно их бойкоту, за которым может последовать жирная точка: признание независимости Нагорного Карабаха со стороны Армении.

В случае такого неожиданного разворота следующий шаг очевиден — объединение двух армянских государств. Такое решение впоследствии уже трудно будет отменить без риска быть повешенным. Но если дело дойдет до объединения, неминуемо встанет вопрос о том, в какой степени распространяется на Нагорный Карабах юрисдикция Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Сегодня Карабах как непризнанное государство находится в серой зоне, но Карабах как область Армении — совсем другое дело. По странному «совпадению» буквально на днях Никол Пашинян говорил по теме ОДКБ, отмечая необходимость уточнения обязательств, которые берут на себя страны-участницы — Армения, Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан.

Заявление Пашиняна многие восприняли как прозрачный намек на оружие, в том числе наступательное, которое союзники Армении, в частности Россия и Белоруссия, продают Азербайджану. Тем не менее в контексте карабахского цугцванга и возможного срыва переговоров предложение «уточнить обязательства» приобретают совсем иной, более глубокий смысл. Безопасность — понятие широкое.

Таким образом, выход из ситуации, на который намекнул Никол Пашинян, — это коробка с двойным дном, притом что для Азербайджана одно другого хуже. Если такой сценарий будет реализован, Ильхаму Алиеву придется либо признать поражение, либо начинать полномасштабную войну. Оба варианта для него неприемлемы. Но сейчас его ход, и все хорошо помнят, какие козыри у него в рукаве.

Элен Бабаян (Ереван) , специально для «Ленты.ру»

«Большая Евразия» может объединить Армению и Азербайджан – Кузьмина

ЕРЕВАН, 12 июн — Sputnik, Ашот Сафарян. Вступления Азербайджана в Евразийский экономический союз в обозримой перспективе вряд ли стоит ожидать, однако различные форматы взаимодействия с Россией и остальными участниками объединения будут прорабатываться. Об этом в беседе с корреспондентом Sputnik Армения заявила кандидат политических наук, заведующая сектором Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Елена Кузьмина.

В прессе и на экспертном уровне периодически поднимается вопрос возможности вступления Азербайджана в ЕАЭС. За этими обсуждениями внимательно следят в Ереване, отмечая, что могут наложить вето на членство Баку в данном интеграционном проекте. В частности, на возможность вето намекал недавно глава МИД Зограб Мнацаканян в интервью газете «Коммерсант».

Читайте так же:  Приказ мвд рф 1150 командировки

Кузьмина, однако, считает, что пока Азербайджан будет «довольствоваться» существующим договором о зоне свободной торговли в рамках СНГ. Учитывая, что страны ЕАЭС еще и входят в состав Содружества, Баку будет развивать свои торгово-экономические отношения с ними в рамках этого договора. По мнению эксперта, общих экономических интересов у Москвы и Баку очень много.

Для России Азербайджан интересен, в первую очередь, в плане транспортных коммуникаций. На сегодняшний день очень серьезно стоит вопрос формирования одного из направлений международного транспортного коридора «Север-Юг» — через Россию, Азербайджан и Иран.

«Иран, как известно, сейчас достраивает свою часть железной дороги до азербайджанской границы. Этот проект очень важен для стран, вовлеченных в него. Впоследствии проект может стать если не альтернативой, то, возможно, неким дополнением к китайскому проекту «Один пояс – один путь», — отметила Кузьмина.

Москва и Баку также активизируют энергетическое сотрудничество – «Газпром» возобновил поставки газа в Азербайджан. Прикаспийская республика остро нуждается в дополнительных объемах газа для того, чтобы заполнить свой Трансанатолийский газопровод. Азербайджану в будущем понадобится не только российский, но и туркменский газ.

Кроме того, достаточно быстро развивается торговля сельхозпродукцией между двумя странами.

«Азербайджан поставляет фрукты и овощи, Россия – зерно. При этом азербайджанские поставки не конкурируют с армянскими в силу масштабов российского рынка», — добавила Кузьмина.

Российско-азербайджанское экономическое сотрудничество на данном этапе не будет конвертироваться в политическую интеграцию, учитывая хотя бы противоречия между Ереваном и Баку, а также турецкий фактор. Все это может затормозить вступление Азербайджана в ЕАЭС.

«Но сейчас, как известно, строится проект «Большая Евразия». Причем есть российский вариант, фундаментом которого и является ЕАЭС, а есть и китайский. Пока не понятно, какой из них будет реализован. Скорее всего, это будет какой-то промежуточный вариант. И, естественно, как Армения, так и Азербайджан в любом случае будут задействованы в этом проекте», — добавила Кузьмина.

В какой форме будет это участие, эксперт пока затрудняется сказать. В любом случае глобальное смещение интересов в сторону евразийского континента говорит в пользу интеграции, а не разобщения.

Факт регистрации и авторизации пользователя на сайтах Спутник при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать национальное и международное законодательство. Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Администрация вправе удалить комментарии, сделанные на языках, отличных от языка, на котором представлено основное содержание материала.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике комментируемого сообщения;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме, в том числе моральный;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к иным незаконным действиям;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес Спутник;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит описание или ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • продвигает продукты или услуги третьих лиц без соответствующего на то разрешения;
  • содержит оскорбительные выражения или нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к языку, например, текст написан целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Администрация имеет право без предварительного уведомления пользователя заблокировать ему доступ к странице или удалить его аккаунт в случае нарушения пользователем правил комментирования или при обнаружении в действиях пользователя признаков такого нарушения.

Армения и Азербайджан обсуждают территориальный вопрос

Армения обсуждает с Азербайджаном возврат части территории Нагорного Карабаха. Об этом рассказал глава МИД Армении Эдвард Налбандян. Как сообщил «Интерфакс», Налбандян, выступая в Ереване перед участниками международного форума, пояснил, что речь идет о тех территориях, которые в плане безопасности не будут угрожать Карабаху.

Как передает портал News.am, Налбандян во время форума также подчеркнул, что, если будет война и невозможно будет остановить ее немедленно, Армения признает независимость Нагорного Карабаха. Он подчеркнул, что идут переговоры, и Ереван хотел бы мирным путем решить проблему, подчеркнул Налбандян.

В 1991 году населенный преимущественно армянами Нагорный Карабах объявил о выходе из состава Азербайджана. Конфликт перерос в войну, жертвами которой стали около 30 тысяч человек. По итогам войны Армения установила контроль над территорией. В Азербайджане потерянные территории считают своими.

Карабах 30 лет спустя. И вновь война?

Ровно 30 лет назад, в эти февральские дни, в Советском Союзе начался один из самых кровопролитных и затяжных конфликтов на пространстве СССР. 20 февраля 1988 года внеочередная сессия народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) обратилась к Верховным Советам Армянской и Азербайджанской ССР с просьбой рассмотреть вопрос о передаче НКАО из состава Азербайджана в состав Армении. Так начался вооруженный армяно-азербайджанский конфликт, который с 1988-го по 1994 год унес жизни около 20 тысяч человек.

В феврале 1988 года Баку с порога отверг просьбу Степанакерта (Ханкенди) о передаче области в состав Армении. Но Ереван, напротив, поддержал эту идею. С этого момента начинается вражда двух советских республик в составе единого СССР — Армении и Азербайджана. Вслед за карабахским вспыхнули другие межнациональные конфликты — грузино-абхазский, осетино-ингушский и конфликт в Приднестровье. Так в одночасье рухнул миф о «нерушимой дружбе народов» в Советском Союзе.

Первые вооруженные столкновения между азербайджанцами и армянами начались осенью 1988 года, когда из Армении и Азербайджана началось массовое изгнание азербайджанцев и армян. Чуть позже в НКАО были созданы вооруженные армянские отряды, которые вели боевые действия с ОМОНом и армией Азербайджана. В мае 1992 года боевые действия вышли за пределы Нагорного Карабаха, и в условиях глубокого политического кризиса в Баку армянские войска оккупировали семь районов, прилегающих к бывшей НКАО: Кельбаджар, Лачин, Зангелан, Кубатлы, Джебраиль, Физули и Агдам.

В феврале 1988 года Армения обвинила Азербайджан в «геноциде» армян Сумгаита, где, по данным Генпрокуратуры СССР, были убиты 26 армян. Но Ереван утверждает, что погибли не менее сотни жителей города. Азербайджан, в свою очередь, требует от международного сообщества привлечь Армению к ответу за «геноцид» азербайджанцев, совершенный в феврале 1992 года: тогда в карабахском поселке Ходжалы в результате нападения армянских вооруженных формирований погибли и пропали без вести несколько сот азербайджанских мирных жителей.

В мае 1994 года при посредничестве России в Бишкеке Азербайджан и Армения подписали соглашение о прекращении огня. Таким образом острая фаза вооруженного конфликта была заморожена. С 1988-го по 1994 год в армяно-азербайджанском конфликте погибло по меньшей мере 20 тысяч человек. В настоящее время прекращение огня на линии фронта продолжает действовать, но обе стороны не исключают возобновления боевых действий. В апреле 2016 года в зоне конфликта возобновились самые настоящие бои, но через несколько дней стороны вновь заявили о перемирии. Тем не менее ситуация остается взрывоопасной. И Баку, и Ереван наращивают свой военный потенциал и готовятся к войне.

Пока ни Азербайджан, ни Армения не хотят идти на уступки. Армения говорит, что вывод армянских войск из азербайджанских районов возможен только после признания Азербайджаном независимости Нагорного Карабаха. Азербайджан же требует обратный порядок — сначала вывод армянских войск и лишь затем уже обсуждение будущего статуса Нагорного Карабаха.

Эксперты в Баку и Ереване считают, что США и Евросоюз заинтересованы в сохранении нынешней ситуации замороженного конфликта, чтобы использовать карабахский фактор как рычаг давления на обе противоборствующие стороны.

По мнению наблюдателей, в создавшейся в зоне конфликта взрывоопасной ситуации виновата Минская группа ОБСЕ, созданная в 1992 году для мирного урегулирования этого конфликта. За минувшие 26 лет Минская группа так и не смогла развернуть в регионе армяно-азербайджанского противостояния мониторинговую миссию ОБСЕ на постоянной основе, как это было сделано в Донбассе.

По вине Минской группы в Карабахе и вокруг него на линии фронта в настоящее время нет никаких механизмов контроля за соблюдением Бишкекского протокола о перемирии, которое действует с марта 1994 года.

Как считают военные эксперты, для поддержания мира в регионе в зоне конфликта нужно создать нейтральную зону шириной в несколько километров, в которой на первом этапе будут размещены мобильные мониторинговые группы ОБСЕ.

На втором этапе в эту санитарную зону с согласия конфликтующих сторон можно было бы ввести смешанные миротворческие силы из числа стран, не граничащих с Арменией и Азербайджаном.

На третьем этапе необходимо приступить к полномасштабным переговорам с целью подписания рамочного мирного договора между Арменией и Азербайджаном. В этом документе стороны должны пойти на компромиссные шаги по разрешению конфликта.

Читайте так же:  Госпошлина мчс 2019

Самый сложный вопрос в предстоящем урегулировании — это статус Нагорного Карабаха. В настоящее время даже правительство Армении не признает его независимость, так как эта бывшая автономия не является стороной переговоров.

При этом в Ереване открыто заявляют, что только после того, как Баку признает независимость Нагорного Карабаха, армянские войска освободят семь районов Азербайджана, прилегающих к бывшей НКАО.

Естественно, Ильхам Алиев ни в коем случае не согласится на признание Нагорного Карабаха, ибо это привело бы к политическому кризису в Баку.

Таким образом, сегодня переговорный процесс по Карабаху зашел в тупик, но ни Россия, ни Евросоюз, ни США, внимание которых приковано к Сирии, Украине и КНДР, не проявляют особого интереса к конфликту Армении и Азербайджана.

Так что можно сделать неутешительный вывод: в ближайшие несколько лет взрывоопасная ситуация в карабахском регионе сохранится.

Армения и Азербайджан конкурируют за право стать «окном в Европу» для Ирана и КНР

Иран — не особо активный игрок на Южном Кавказе, но Армения и Азербайджан стараются привлечь его в регион.

Крепость Мегри — оборонительное сооружение, построенное в XI веке — по сей день остается стратегически важным местом на границе между Арменией и Ираном. Как ожидается, оно также сыграет ключевую роль в расширении региональной торговли.

У своей сильно укрепленной границы с Исламской Республикой Иран, Армения начала работу по реализации новой стратегии, призванной преодолеть десятилетия экономической изоляции. Но немного к востоку от этого места, на границе Ирана с Азербайджаном, Баку пытается сорвать планы Еревана.

В декабре прошлого года Армения открыла свободную экономическую зону (СЭЗ) в городе Мегри на юге республики, у иранской границы. Согласно плану, эта зона призвана помочь армянской стороне расширить торговлю с Ираном и сделать ее посредником между Тегераном и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) — возглавляемым Россией торговым блоком, членом которого является Армения.

Иран отказывается от Армении в пользу Азербайджана

Нет хлеба — будут зрелища!

Как США встанут на иранскую волну?

Иран, Россия и Турция вытеснили США из Сирии

Иранско-армянский торговый оборот постоянно растет, достигнув 211,4 миллиона долларов в 2017 году. В Мегри это очень заметно. Вдоль пыльной дороги, ведущей к иранской границе, висят билборды на персидском.

Местные жители в целом хорошо относятся к южному соседу.

«Вы должны посетить Иран, это прекрасное место, — сказал местный механик Тигран Ованесян своему британскому гостю. — Просто подойдите к границе, и они вас запросто впустят, они очень дружелюбны». (Граждане Армении пользуются правом безвизового въезда в Иран, но оно не распространяется на британцев).

Иран — не особо активный игрок на Южном Кавказе, но Армения и Азербайджан стараются привлечь его в регион, получив при этом стратегическое преимущество.

«Наши намерения [в Мегри] серьезны, — сказал премьер-министр Армении Карен Карапетян на церемонии открытия СЭЗ, добавив, что иранские предприниматели будут иметь возможность создавать предприятия в этой зоне, а затем экспортировать свою продукцию на рынки ЕС и ЕАЭС. — Условия в СЭЗ, в сочетании с торговыми режимами, которыми мы пользуемся с Евразийским экономическим союзом и Европейским Союзом, могут создать хорошие возможности для расширения бизнеса».

Иранская сторона также позитивно относится к происходящему на границе.

«Запуск зоны свободной торговли «Мегри» будет способствовать росту экономического оборота между Арменией и Ираном и обмену опытом с иранскими зонами свободной торговли», — сказал на открытии СЭЗ посол Ирана в Армении Сейид Казм Саджади.

Условия в зоне, безусловно, привлекательны.

«Компании, действующие в СЭЗ «Мегри», будут освобождены от налога на прибыль, налога на добавленную стоимость, акцизного налога и таможенных сборов, — сказал Eurasianet.org пресс-секретарь губернатора провинции Вазген Сагателян. — Мы ожидаем, что в ближайшие годы зона привлечет от 50 до 70 компаний, которые инвестируют в общей сложности $100-130 млн, создав более 1500 рабочих мест».

Подобные прогнозы представляются очень оптимистичными. Две другие функционирующие в Армении экономические зоны — созданные в Ереване в 2014 году «Меридиан» и «Альянс» — пока вместе взятые создали всего 94 рабочих места и привлекли 17 компаний, две из которых приостановили свою деятельность в прошлом году.

Также СЭЗ «Мегри» начала свою деятельность на фоне приостановления работ над другим амбициозным иранско-армянским торговым проектом — Южно-Армянской железной дорогой.

Договор о строительстве дороги был заключен двумя странами в 2009 году. Тремя годами позже Ереван предоставил расположенной в ОАЭ компании Rasia FZE Investment концессию на 50 лет на строительство и эксплуатацию 305-колометровой дороги. К 2013 году компания закончила технико-экономическое обоснование, согласно которому сметная стоимость проекта составила $3,5 млрд.

Но затем осуществлению проекта помешало активное лоббирование со стороны Баку.

«В 2016 году, после того, как иранское правительство и Китай провели переговоры о строительстве новой железной дороги между Ираном и Арменией, Азербайджан (неофициально) пригрозил заморозить свои кредиты Ирану», — заявил по электронной почте политический аналитик из Баку Фуад Шахбазов.

В январе Тегеран получил от Баку кредит в размере 500 миллионов долларов на строительство 205-километровой железной дороги из иранского Рашта до азербайджанской границы (известной как ветка Рашт-Астара). Затем в марте министры иностранных дел Ирана, Турции, Грузии и Азербайджана собрались на первую в своем роде четырехстороннюю встречу.

В заявлении по итогам встречи стороны приветствовали «важные шаги, предпринятые для расширения транзитного потенциала четырех стран […], выгодно расположенных в международных транзитных коридорах, с целью интеграции их национальной транспортной инфраструктуры». Они также пообещали «дальнейшее расширение сотрудничества для реализации новых проектов в целях развития транспортной инфраструктуры и расширения транзитного потенциала четырех стран […], от иранских портов Бендер-Аббас и Чехбехар в Персидском заливе через Рашт-Астару до железной дороги Баку-Тбилиси-Карс».

В Баку это было воспринято как сигнал, что Тегеран предпочитает Азербайджан Армении в качестве транзитного коридора на север. «Выход из Ирана — это Азербайджан», — сказал азербайджанский депутат Расим Мусабеков.

Согласно сделке относительно ветки Рашт-Астара, подписанной между национальными операторами железных дорог «Азербайджанские железные дороги» и «Иранские железные дороги», Азербайджан будет арендовать ветку в течение 15 лет, а терминалы — в течение 25 лет. Предполагается, что ветка увеличит объемы двусторонней торговли между Ираном и Азербайджаном с 600 тыс до 5 млн тонн в год.

«Азербайджан надеется, что железная дорога создаст новые рабочие места для людей в областях, а также будет стимулировать развитие инфраструктуры в южной части страны», — сказал Шахбазов.

Существенным фактором также являются стратегические соображения Азербайджана. Крупной проблемой для Баку остается азербайджанский эксклав Нахичевань, в который после начала войны с Арменией можно попасть только по воздуху. Баку хочет связать недавно запущенную в эксплуатацию железную дорогу из Нахичевани в иранский город Мешхед с основной железнодорожной сетью Азербайджана.

«Первый груз из России прибыл в иранскую часть Астары в феврале 2018 года, — сказал Шахбазов. — Азербайджанские СМИ заявили, что сеть начнет функционировать на полную мощность к марту, но, по всей видимости, на самом деле это произойдет лишь летом».

Судя по всему, перевес в борьбе за иранский транзит сейчас на стороне Азербайджана.

Премьер-министр Армении Карапетян в январе признал, что страна испытывает проблемы с поиском финансирования для проекта железной дороги: «Я считаю, что строительство железной дороги в Иран — не самоцель, потому что, если она будет построена, грузопоток по ней, возможно, не будет достаточным, чтобы сделать окупаемой».

Но армянская сторона надеется, что новая СЭЗ в Мегри повысит объемы торговли, создав таким образом экономический фундамент для строительства железной дороги.

«Создание СЭЗ направлено на замену [железной дороги], — сказал Ричард Киракосян, директор расположенного в Ереване Центра региональных исследований. — СЭЗ рассматривается как более эффективная и жизнеспособная альтернатива, а также наиболее подходящая стратегия для достижения той же цели: углубления и развития двусторонней торговли».

Развивая двустороннюю торговлю, Армения надеется затем позиционировать себя в качестве важного транзитного узла между Ираном и Россией. С этой целью страна также пытается убедить Грузию инвестировать СЭЗ «Мегри».

2 марта премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили встретился со своим армянским коллегой для обсуждения СЭЗ.

«Мы говорили о возможных сферах для сотрудничества, — сказал Карапетян журналистам. — Включая свободную экономическую зону «Мегри». Мы подробно все обсудили и […] договорились о следующих шагах в энергетическом и транспортном секторах».

Сейчас для осуществления торговли с Россией Армения пользуется единственным оставшимся российско-грузинским пограничным переходом «Верхний Ларс», который зимой часто приостанавливает работу из-за лавин. Два других перехода пролегают через территорию отколовшихся от Грузии Южной Осетии и Абхазии, и были закрыты после российско-грузинской войны 2008 года.

В прошлом году Грузия и Россия подписали соглашение об открытии этих переходов в качестве «торговых коридоров». Согласно договору, грузы будут проверяться третьей стороной — швейцарской компанией SGS. Соглашение было заключено в результате нескольких лет переговоров между Тбилиси и Москвой при посредничестве Швейцарии.

Но перспективы участия Армении в краткосрочной перспективе могут быть ограничены.

«Правительство Грузии позитивно оценивает данную сделку, — сказал директор Грузинского института политики Корнелий Какачия. — Но это не будет способствовать планам Армении касательно транзитного коридора без серьезных уступок со стороны Москвы относительно статуса отколовшихся регионов».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.