Адвокат являющийся защитником подозреваемого имеет право

Статья 49. Защитник

СТ 49 УПК РФ

1. Защитник — лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

2. В качестве защитников участвуют адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката.

3. Защитник участвует в уголовном деле:

1) с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 — 5 настоящей части;

2) с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица;

3) с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях:

а) предусмотренных статьями 91 и 92 настоящего Кодекса;

б) применения к нему в соответствии со статьей 100 настоящего Кодекса меры пресечения в виде заключения под стражу;

3.1) с момента вручения уведомления о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 настоящего Кодекса;

4) с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы;

5) с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления;

6) с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 настоящего Кодекса.

4. Адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. С этого момента на адвоката распространяются правила, установленные частью третьей статьи 53 настоящего Кодекса.

4.1. В случае необходимости получения согласия подозреваемого, обвиняемого на участие адвоката в уголовном деле перед вступлением в уголовное дело адвокату предоставляется свидание с подозреваемым, обвиняемым по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.

5. В случае, если защитник участвует в производстве по уголовному делу, в материалах которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, и не имеет соответствующего допуска к указанным сведениям, он обязан дать подписку об их неразглашении, принимать меры по недопущению ознакомления с ними иных лиц, а также соблюдать требования законодательства Российской Федерации о государственной тайне при подготовке и передаче процессуальных документов, заявлений и иных документов, содержащих такие сведения.

6. Одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

7. Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого.

Комментарий к Статье 49 Уголовно-процессуального кодекса

1. Положения ч. 1 комментируемой статьи свидетельствуют о конкретизации функции защиты, которую реализует защитник как участник уголовного судопроизводства со стороны защиты в уголовном судопроизводстве. Так, защитник осуществляет уголовно-процессуальную деятельность при производстве по уголовному делу, связанную с защитой прав и интересов подозреваемых и обвиняемых; оказанием подозреваемому или обвиняемому всевозможной юридической помощи при производстве по уголовному делу.

2. Защитник подозреваемого или обвиняемого при реализации своей уголовно-процессуальной деятельности должен осуществлять эту деятельность таким образом, чтобы она не противоречила правам и интересам подозреваемого или обвиняемого. В тех случаях, когда уголовно-процессуальная деятельность защитника противоречит правам и интересам подозреваемого или обвиняемого, данная деятельность будет считаться незаконной, противоречащей правам и интересам подозреваемого или обвиняемого в уголовном процессе. Кроме того, она будет считаться нарушающей право на защиту подозреваемого или обвиняемого (ст. 16 УПК РФ). Так, нарушение права на защиту, выразившееся в том, что в судебном заседании участвовал адвокат, позиция которого не совпадала с позицией его подзащитного, послужило основанием к отмене кассационного определения. Это выразилось в том, что адвокат Н., выступая в судебном заседании в защиту осужденной Т., вопреки ее позиции, изложенной в телеграмме, доводы кассационной жалобы адвоката К. об отмене приговора не поддержал и высказал просьбу об оставлении приговора без изменения, а кассационной жалобы адвоката и кассационного представления — без удовлетворения .
———————————
См.: Постановление Пленума ВС РФ N 332П11 // .

3. Нормы УПК РФ устанавливают, что защитником подозреваемого или обвиняемого являются адвокат, при наличии ордера и удостоверения личности адвоката ; один из близких родственников обвиняемого по определению или постановлению суда, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, но наряду с адвокатом; иное лицо по определению или постановлению суда, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, но наряду с адвокатом. Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ нормы ч. 4 ст. 49 и ч. 3 ст. 50 УПК, действуя во взаимосвязи с ч. 2 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», предусматривающей выдачу ордера соответствующим адвокатским образованием, не предполагают назначение адвоката-защитника в нарушение законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности . Кроме того, данное положение в соответствии с ч. 4 ст. 29 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» определяет, что адвокаты, участвующие в уголовном судопроизводстве по назначению и получившие ордер из адвокатского образования другого субъекта, не должны участвовать в качестве защитника.
———————————
Понятие, форма ордера на ведение уголовного (гражданского, арбитражного, гражданского или административного) дела определена Приказом Минюста России от 10 апреля 2013 г. N 47 «Об утверждении формы ордера» (зарегистрированного в Минюсте России 11 апреля 2013 г. N 28095) // .

Понятие, форма удостоверения адвоката определена Приказом Минюста России от 5 февраля 2008 г. N 20 «Об утверждении Административного регламента исполнения территориальными органами Федеральной регистрационной службы государственной функции по ведению реестра адвокатов субъекта РФ и выдаче адвокатам удостоверений» // РГ. 2008. 25 апр. N 4648.

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 19 октября 2010 г. N 1357-О-О // .

4. Адвокаты иностранного государства в соответствии ч. 5 ст. 2 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» могут оказывать юридическую помощь на территории России только по вопросам права данного иностранного государства. При этом данная категория адвокатов не должна оказывать юридическую помощь на территории России по вопросам, связанным с государственной тайной.

5. В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, для допуска к участию в качестве защитника близкого родственника или иного лица необходимо еще одно условие: указанные лица не обязательно должны иметь официальное юридическое образование, однако суд должен убедиться, что они достаточно разобрались в юридической стороне данного уголовного дела, чтобы хотя бы с помощью адвоката оказывать своему подзащитному реальную юридическую помощь. Допуск таких лиц — не обязанность, а право суда, однако суд должен мотивировать отказ в допуске конкретными фактическими обстоятельствами . Кроме того, близкий родственник или иное лицо могут выступать в качестве защитника при производстве по уголовному делу у мирового судьи как наряду с адвокатом, так и вместо него. Исходя из смысла положений ч. 2 комментируемой статьи, близкий родственник и иное лицо могут участвовать в качестве защитника наряду с адвокатом только на судебной части уголовного судопроизводства, так как процессуальное решение об их участии принимает только суд. При этом в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 г. N 29 при разрешении ходатайства обвиняемого, заявленного в соответствии с ч. 2 ст. 49 УПК РФ о допуске одного из близких родственников или иного лица в качестве защитника, суду следует не только проверять отсутствие обстоятельств, указанных в ст. 72 УПК РФ, но и учитывать характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность данного лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу . По смыслу положений ч. 2 комментируемой статьи, защиту обвиняемого в досудебном производстве вправе осуществлять только адвокат .
———————————
См.: Определения Конституционного Суда РФ от 22 апреля 2004 г. N 160-О; от 11 июля 2006 г. N 268-О; от 15 ноября 2007 г. N 928-О-О // .

См.: п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. N 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» // .

См.: п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. N 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» // .

6. Процессуальное положение защитника подозреваемого или обвиняемого, который был допущен в качестве защитника подозреваемого или обвиняемого, сохраняется на всем протяжении уголовного судопроизводства, на всех частях и стадиях процесса. Дополнительного предоставления новых документов, подтверждающих статус защитника в уголовном процессе, не требуется. Данное положение соответствует правовой позиции Конституционного Суда РФ: лицо, допущенное к участию в уголовном деле в качестве защитника, сохраняет свои уголовно-процессуальные права и обязанности в последующих стадиях производства по делу до тех пор, пока судом не будет принят отказ обвиняемого от данного защитника или суд не примет решение о его отводе. Это означает, что статус защитника не требует дополнительного подтверждения судом в стадии надзорного производства .
———————————
См.: Постановления Конституционного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 2-П; от 26 декабря 2003 г. N 20-П; Определения от 8 февраля 2007 г. N 257-О-П; от 21 февраля 2008 г. N 118-О-О // .

7. В случае осуществления доследственной проверки по сообщению о любом совершенном или готовящемся преступлении, осуществляемой в соответствии с ч. 1 ст. 144 УПК РФ, орган дознания, дознаватель, следователь обязаны допустить к лицу, в отношении которого проводятся соответствующие следственные и иные процессуальные действия, защитника. Защитник допускается с момента начала производства соответствующих следственных и иных процессуальных действий. Доказательства, которые будут получены в результате проведенных следственных и иных процессуальных действий в отсутствие защитника, в соответствии с ч. 3 ст. 7 УПК РФ будут признаны недопустимыми. Данное положение соответствует правовой позиции Конституционного Суда РФ: для получения квалифицированной юридической помощи не имеет значения факт возбуждения уголовного дела и определение формального процессуального статуса лица .
———————————
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. N 11-П «По делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова» // .

8. Положения ч. 5 комментируемой статьи связаны с правовой позицией Конституционного Суда РФ: предложение обвиняемому (подозреваемому) выбрать защитника из определенного круга адвокатов, имеющих допуск, несоразмерно ограничивает конституционные права гражданина на получение квалифицированной юридической помощи и право на самостоятельный выбор защитника, гарантированные ст. 48 Конституции РФ, зависимость выбора обвиняемым адвоката от наличия у последнего допуска к государственной тайне противоречит также принципу состязательности и равноправия сторон в судопроизводстве, закрепленному ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, сохранность государственной тайны при рассмотрении дел с участием адвоката в качестве представителя в уголовном процессе обеспечивается также нормами Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», обязывающими адвоката хранить профессиональную тайну (ст. 8) . Поэтому в случае, если защитник участвует в производстве по уголовному делу, в материалах которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, и не имеет соответствующего допуска к указанным сведениям, он обязан дать подписку об их неразглашении. Это относится и к представленным в суд материалам, в которых содержатся сведения об ОРД, составляющие согласно ст. 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» государственную тайну. Речь в данном случае идет о постановлениях руководителей оперативно-разыскных подразделений о проведении оперативно-разыскных мероприятий, а также о материалах, подтверждающих получение судебного разрешения на проведение ОРМ, и т.д. Кроме того, в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ и положениями ч. 2 ст. 12 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» предание гласности сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих ОРД, а также о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, допускается лишь с согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных Законом. Данные нормы Федерального закона должны рассматриваться как исключающие по общему правилу предпосылку для ограничения права лица, чьи законные интересы могут быть затронуты проводимой на стадии возбуждения уголовного дела проверкой сообщения о преступлении, равно как и адвоката, являющегося его представителем, на ознакомление с материалами такой проверки, послужившими основанием для вынесения решения об отказе в возбуждении уголовного дела, и, соответственно, исключающие распространение в таких случаях содержащихся в них требований на правоотношения с участием адвоката и тем самым — ограничивающие права представляемого им лица на судебную защиту и на квалифицированную юридическую помощь .
———————————
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 г. N 8-П // .

Читайте так же:  Признание ответчиком иска в арбитражном процессе

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 6 ноября 2014 г. N 27-П «По делу о проверке конституционности ст. 21 и ст. 211 Закона РФ «О государственной тайне» в связи с жалобой гражданина О.А. Лаптева» // .

9. Существенным ограничением участия защитника в уголовном судопроизводстве является обстоятельство, когда один и тот же защитник осуществляет свои полномочия у двух подозреваемых или обвиняемых, при условии что интересы одного из них противоречат интересам другого. Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 г. N 29 определено, что если между интересами обвиняемых, защиту которых осуществляет один адвокат, выявятся противоречия (признание обвинения одним и оспаривание другим по одним и тем же эпизодам дела; изобличение одним обвиняемым другого и т.п.), то такой адвокат подлежит отводу (п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, подп. 2 п. 4 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 13 «Кодекса профессиональной этики адвоката» (принят Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.). Исходя из взаимосвязанных положений ч. 1 ст. 72 УПК РФ, установленное в п. 3 данной нормы ограничение относится к случаям, когда защитник в рамках данного или выделенного из него дела оказывает или ранее оказывал в ходе досудебного производства либо в предыдущих стадиях судебного производства и судебных заседаниях юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого. Однако это не исключает возможность отвода защитника и в иных случаях выявления подобных противоречий, не позволяющих ему участвовать в данном деле .
———————————
См.: п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. N 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» // .

10. В положениях ч. 7 комментируемой статьи сформулирована императивная норма о том, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого. Кроме того, данный запрет не относится к защитникам, которые не являются адвокатами. При этом в п. 6 ч. 4 ст. 6 Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» указано, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты.

Общественный защитник

Согласно статье 49 Уголовно-процессуального кодекса РФ ( далее также УПК РФ) защитник – это лицо, осуществляющее в установленном законом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

В качестве защитников допускаются адвокаты.

По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката.

В статье 47 Уголовно-процессуального кодекса РФ в прежней, уже недействующей редакции, в качестве защитников допускались « адвокат по предъявлении им ордера юридической консультации; представитель профессионального союза или другого общественного объединения, являющийся защитником, по предъявлении им соответствующего протокола, а также документа, удостоверяющего его личность».

Таким образом, тех, кого мы по старинке продолжаем именовать общественными защитниками, правильно теперь называть « защитниками из числа иных лиц».

Не являясь адвокатами или даже не имея юридического образования, они принимают на себя нелёгкое бремя защиты людей, обвиняемых в совершении преступления.

Каждый нормальный человек чаще всего ставит себя, в первую очередь, на место жертвы, но никак не на место преступника. Поэтому возложение на себя обязанности защищать возможно виновного в совершении преступления человека требует определённого гражданского мужества. Ещё труднее ( да и опаснее) защищать того, в чьей невиновности мы не сомневаемся, но на кого, как теперь принято говорить, « поступил заказ».

Все мы прекрасно понимаем, что 99% сегодняшних осуждённых когда-нибудь вернутся в общество. Как сделать, чтобы назначенное наказание было справедливым, вынесенный приговор – убедительным и внушающим доверие, а страдания, выпавшие на долю осуждённого, приближали его к обществу, а не становились непреодолимой преградой между ним и нами? Эти нравственные вопросы обязательно встанут перед любым настоящим защитником, имеющим смелость вступить в уголовный процесс.

Для того, чтобы защитники – непрофессионалы могли выполнять принятые на себя обязанности и груз ответственности, они должны обладать необходимым минимумом правовых знаний.

Наивно думать, что защитник может спасти своего подзащитного от всех напастей и бед. Нет, он вряд ли сделает так, чтобы все доказательства вины рассыпались в пух и прах. Защитник не может заменить собственным умом, опытом и совестью ум, опыт и совесть своего подзащитного. Тем не менее, добросовестный и грамотный защитник способен предостеречь своего подзащитного от непоправимой роковой ошибки, а следствие и суд – от злоупотребления тем зависимым положением, в которое попал человек, оказавшийся на скамье подсудимых.

Кто защищает обвиняемого?

Действующее уголовное процессуальное законодательство знает несколько категорий лиц, которые могут осуществлять защиту подозреваемого и обвиняемого в судебном процессе. Такая защита может быть прямой и косвенной.

Прямую защиту могут осуществлять:

– адвокаты, то есть члены специализированных организаций — коллегий адвокатов, которые вступают в дело по предъявлению документа, подтверждающего их полномочия – ордера, и удостоверения адвоката;

– защитники из числа родственников и иных лиц, не являющие адвокатами, но допускаемые определением суда к участию в деле наряду с адвокатами по ходатайству обвиняемого;

– защитники из числа родственников и иных лиц, не являющие адвокатами, но допускаемые определением мирового судьи суда по делам, отнесенным к компетенции мирового судьи по ходатайству обвиняемого.

Косвенную защиту могут осуществлять:

законные представители – родители, усыновители, опекуны, попечители обвиняемого или потерпевшего, представители учреждений и организаций, на попечении которых находится обвиняемый или потерпевший;

сотрудник ( представитель администрации) предприятия, учреждения и организации, в которых учился или работал обвиняемый, допрашиваемый в суде, который может представить характеристику личности обвиняемого ( так называемый свидетель по характеристике личности»). Как правило, такой представитель предприятия, где работал обвиняемый, привлекается к участию в уголовном судопроизводстве по инициативе стороны защиты.

Представитель организации или учреждения, направивших в суд характеристики или справки, если суд ( как правило, по инициативе стороны защиты) разрешил им поддержать в процессе данную характеристику ( справку).

УПК РФ, вступивший в действие в 2002г., резко сузил круг представителей гражданского общества, имеющих право осуществлять защиту обвиняемых в уголовном судопроизводстве.

Вряд ли следует стремиться к тому, чтобы защитников в уголовном процессе было очень много. Как показывает опыт, усилия целой « роты» защитников, каждый из которых стремится вызвать в суд по « взводу» свидетелей, могут иметь эффект прямо противоположный тому, на который защита рассчитывала, – судья может впасть в безрадостное состояние и назначить более суровое наказание, чем предполагал назначить до этого.

Однако бывают ситуации, когда участие в деле защитника из числа лиц, не являющихся адвокатами, очень важно. К числу таких ситуаций можно отнести случаи:

– когда на адвоката оказывается давление;

– есть основания подозревать, что адвокат излишне лоялен к стороне обвинения и недостаточно – к своему подзащитному;

– адвокат не обладает достаточными навыками судебной защиты, а защитник – наоборот;

– дело является сложным, многоэпизодным, требующим усилия нескольких защитников;

– адвокат участвует в деле формально ( например, приглашён по назначению и особенно не рвётся проявить свои умения), а бесплатная помощь защитника дополняет деятельность такого адвоката;

– обвиняемый доверяет именно этому защитнику;

– данный защитник обладает данными о личности обвиняемого;

– защитник отражает сформировавшееся общественное мнение по данному делу.

При необходимости указанные основания можно указать в ходатайстве о допуске защитника.

Следует отметить, что далеко не всякое дело действительно требует участия защиты. Оптимальным, наверное, была бы следующая формула: адвокат и ( или) защитник, либо адвокат, общественный защитник и один–два « свидетеля по характеристике личности».

К нам пришёл адвокат

Основное бремя защиты в современном российском уголовном судопроизводстве, разумеется, несут адвокаты.

Если адвокат является высокооплачиваемым и известным, это вовсе не гарантия того, что он хорошо выполнит принятые на себя обязательства.

Чем руководствоваться при выборе адвоката? На наш взгляд, оценивая адвоката, можно следовать трём правилам:

1. Адвокат не может гарантировать достижение желаемого вами результата, поэтому заявления типа – « Я обещаю вам, что благодаря мне произойдёт то-то, то-то и то-то, тогда-то и тогда-то…» –вряд ли свидетельствуют о добросовестности избранного вами защитника.

2. Самая лучшая гарантия добросовестности адвоката – рекомендации ваших добрых знакомых и друзей, которые уже имели дело с этим человеком в конкретном деле и могут рассказать о его сильных и слабых сторонах.

3. Если адвокат после получения гонорара продолжает проявлять к делу столь же заинтересованное и серьёзное отношение, что и до получения денег, это свидетельствует в пользу вашего выбора.

А теперь о ловушках, в которые доверчивый клиент может попасть усилиями недобросовестного адвоката–защитника, осуществляющего свою деятельность на платной основе.

Ловушка № 1. Клиент полагает, что оплатил участие адвоката в деле аж до самого освобождения обвиняемого из тюрьмы. Однако только лишь закончилось предварительное следствие, как адвокат требует от клиента оплаты следующего этапа – на этот раз следствия судебного, а то и ознакомления с материалами дела. Если же суд окончился вынесением приговора, который клиента не устраивает, то наступает очередной повод вновь раскрыть кошелек для оплаты участия адвоката в апелляционном разбирательстве жалобы на приговор. Затем – новая оплата, на этот раз уже написания надзорной жалобы.

Читайте так же:  Вентиляция спор

Такое поведение защитника-адвоката, строго говоря, никаких законодательных актов не нарушает, однако при оплате услуг защитника следует сразу же оговорить, что является предметом оплаты – ведение всего процесса от « альфы до омеги», либо же защита только на одном из его этапов.

Ловушка № 2. Некоторые коллегии адвокатов разработали повременную оплату. Где-то в недрах длинного, чуть ли не из двух десятков пунктов, соглашения с клиентом спрятана коротенькая запись о том, что, мол, оплата производится в соответствии с повременными тарифами за адвокатские услуги. Разумеется, клиент этих тарифов и в глаза не видел, а тарифы, между тем, иногда поднимаются до заоблачных высот, например, до 1000 у.е. за час работы. В этом случае за один-два дня своих трудов адвокат-защитник способен оставить клиента наедине со своими мыслями, ибо предметов, более материальных, чем собственные горькие мысли ( например, машина, квартира или милого его сердцу холодильника), у клиента уже не останется.

Ловушка № 3. Некоторые защитники и адвокаты работают на « бригадном подряде» со следователем или судьёй. Иногда они являются бывшими однокашниками по юридическому факультету или по прежнему месту работы, а иногда – просто хорошими знакомыми.

В таком случае следователь может « по большому секрету», « из чисто из дружеских чувств» сообщить обвиняемому или его родственникам о « хорошем адвокате, который только и сможет помочь». Однако, когда родственник обвиняемого, обратившись к такому « хорошему адвокату», потом попытается сменить его на другого или ограничить его финансовые запросы некоей более посильной для клиента суммой, такой « хороший адвокат» в лучшем случае перестаёт выполнять свои профессиональные обязанности, а в худшем становится « защитником наоборот», принимая фактически сторону обвинения.

Ловушка № 4. Защитник начинает скрыто или открыто работать на обвинение, объясняя, что « так лучше», « срок дадут меньше» и т.д. Например, обвиняемый свою вину не признаёт, а его уговаривают согласиться на особый порядок рассмотрения дела судом. Или, например, обвиняемый сообщает о нескольких свидетелях, готовых предоставить информацию, подтверждающих его показания, однако адвокат предлагает « не раздражать следователя» и ограничиться двумя свидетелями.

Наконец, ловушка № 5. Стыдно об этом писать, но на рубеже 2000-х годов нам пришлось столкнуться с ситуацией, в которой один предприимчивый человек, выступая в процессе в качестве защитника, говорил своим клиентам, что все проблемы можно решить, но, мол, судья и прокурор тоже люди, ничто человеческое им не чуждо, а особенно не чуждыми им являются, конечно же, деньги. Доверчивые клиенты давали ему требуемую сумму, после чего наш герой распоряжался ей по своему усмотрению, полагаясь при дальнейшем рассмотрении дела на волю его величества Случая. В конце концов этот последователь Великого комбинатора был разоблачён, но укреплению авторитета защитников его деятельность явно не способствовала.

Существует ещё немало иных « адвокатских» методик, вступающих в противоречие с законом и интересами обвиняемого в уголовном судопроизводстве.

Нужен ли обвиняемому дополнительный защитник?

Попробуем проанализировать различные ситуации и оценить роль так называемого общественного защитника.

Ситуация первая. У обвиняемого есть сильный и добросовестный адвокат. Какова в этом случае роль общественного защитника? В этом случае такой защитник: 1) поддерживает все ходатайства и инициативы адвоката, выступая по всем вопросам, касающихся юридических тонкостей дела, на вторых ролях; 2) помогает суду составить объективное и правильное представление о личности попавшего на скамью подсудимых человека; 3) выступает гарантией того, что в случае осуждения подзащитного к условному сроку или к исправительным работам, осуждённый попадёт в надёжные руки своих товарищей по работе/учёбе или коллег по общественной организации.

Ситуация вторая. У обвиняемого есть адвокат, однако в его компетентности или в его желании заниматься данным делом возникают определённые сомнения. В таком случае общественный защитник: 1) сам готовит ходатайства, анализирует представленные обвинением и его подзащитным доказательства, сам ищет доказательства невиновности, опровергающие доказательства стороны обвинения; 2) согласовывает с адвокатом стратегию защиты с тем, чтобы защита не работала по схеме « кто в лес, а кто по дрова», и пытается сделать адвоката своим союзником; 3) как и в первой ситуации представляет суду мнение о своём подзащитном мнение того коллектива, с которым он связан.

Ситуация третья. Дело рассматривается мировым судьёй и у обвиняемого нет адвоката. Его единственный защитник – защитник из числа иных лиц. В этом случае такой защитник: 1) полностью определяет стратегию защиты, то есть решает, что же он хочет доказать. Это относится и к квалификации преступления, и к представлению доказательств ( см. ст.ст.61–63 УК РФ), и обоснованию назначаемого наказания; 2) определяет тактику защиты, то есть решает какие доказательства, каким образом и в какой последовательности следует представить суду; на какие доказательства, уже представленные обвинением, надо обратить особое внимание суда; на какие черты личности и особенности поведения подзащитного суду следует обратить внимание суда; 3) согласовывает свою стратегию и тактику защиты с обвиняемым, а также другими лицами, которых он хочет видеть в качестве своих союзников.

Таким образом роль непрофессионального защитника на предварительном следствии и в судебном процессе может быть очень различна – от, образно говоря, края скамейки за столом защиты, до фигуры № 1 ( после, разумеется, судьи) во всём таинстве судебного действа.

Общественному защитнику следует постараться правильно оценить свою роль в соответствии с реальной ситуацией, не войти в конфронтацию с адвокатом, найти понимание у родственников подзащитного и свидетелей, не настроить против себя обвинение или адвокатов других подсудимых.

Как показывает наш опыт, адвокаты ( да и общественные защитники) негативно относятся к нескольким типам непрофессиональных защитников:

1) к « всезнайкам», которым всё известно и которые « блистают» своей действительной или мнимой эрудицией. Очевидно, что интересны клиента для такого защитника вторичны, важнее всего – показать себя;

2) « говорунам», которые говорят много с умным видом; то, что можно сказать пятью словами, они излагают полчаса. Многие их выводы и утверждения банальны, очевидны и не заслуживают того времени, которое на них отводится;

3) « друзьям Чайки», которые в каждой своей фразе « припомнят» свои встречи с Бушем, Обамой, Путиным, Кони или Александром Македонским, демонстрируя тем самым свою значимость и важность. Мол, « сижу я в одном процессе, звонит мне Коновалов, а я с ним говорить не могу, так как у меня на проводе висит Чайка, а у моего помощника – Лебедев»;

4) « запуганным цуцикам», которые всего боятся, не пытаются отстоять ни одной своей позиции, опасаются представлять доказательства, руководствуясь принципом « Как бы чего не вышло».

Есть, разумеется, и другие типы защитников, но эти – из тех, кто встречается особенно часто и к которым защитники в уголовном процессе, как профессионалы, так и « общественники», относятся с неприязнью.

УЧАСТИЕ ЛИЦА, НЕ ИМЕЮЩЕГО СТАТУСА АДВОКАТА, В КАЧЕСТВЕ ЗАЩИТНИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

Аннотация: в данной статье рассматривается вопрос о круге лиц, имеющих право осуществлять защиту в уголовном процессе. Автором критикуется позиция законодателя и Конституционного Суда РФ по поводу ограничения этого круга только адвокатами. На основе анализа практики и основных международных стандартов в этой области обосновывается вывод о необходимости установления в уголовно-процессуальном законе нормы, допускающей в качестве защитников лиц, не имеющих статуса адвоката.

Уровень демократии в стране во многом определяется тем, в какой мере защита по уголовным делам может противостоять обвинению. Обвинение без полноправной защиты — это произвол, нарушение прав человека, попавшего «под колеса» уголовной юстиции. Правосудие эффективно и справедливо, если применяется известный еще в Древнем Риме принцип «Да будет выслушана и другая сторона» (audiatur et altera pars).

На сегодняшний день участие в качестве защитника лица, не имеющего статуса адвоката, крайне затруднено. Такое положение определяется, прежде всего, позицией Конституционного Суда РФ. В 1997 году предметом рассмотрения названного Суда стала часть четвертая ст. 47 действующего в то время УПК РСФСР.

Изучив нормы Конституции РФ и УПК РСФСР, Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что по своему содержанию право на самостоятельный выбор адвоката (защитника) не означает права выбирать в качестве защитника любое лицо по усмотрению подозреваемого или обвиняемого и не предполагает возможности участия в уголовном процессе любого лица в качестве защитника, поскольку участие в качестве защитника в ходе предварительного расследования дела любого лица по выбору подозреваемого или обвиняемого может привести к тому, что защитником окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, что несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь. Фактически своим решением Конституционный Суд РФ признал, что выступать защитником по уголовным делам может только адвокат.

Позднее Конституционный Суд РФ подтвердил свою позицию, заявив, что применительно к подозреваемым и обвиняемым Конституция РФ связывает реализацию права на получение квалифицированной юридической помощи именно с помощью адвоката; данный подход нашел свое закрепление в статье 49 УПК РФ, устанавливающей, что в качестве защитников — лиц, осуществляющих защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающих им юридическую помощь при производстве по уголовному делу, допускаются адвокаты.

По поводу возможности участия «иного лица» в качестве защитника на досудебных стадиях в научной литературе нет единого мнения, поскольку статья закона, регулирующая этот аспект, не имеет достаточно ясной формулировки. В ч. 2 ст. 49 УПК РФ записано: «В качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый.

При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката». Соответственно данная норма комментируется таким образом, что в качестве защитника на предварительном следствии может выступать исключительно адвокат, а допуск «иных лиц» возможен лишь на судебных стадиях. И.Л. Петрухин, считая, что статья закона предполагает допуск «иного лица» лишь на судебных стадиях, выражает мнение, согласно которому «иное лицо» могло бы допускаться к участию в деле по ходатайству обвиняемого и в стадии предварительного расследования.

Некоторые ученые полагают, что «иные лица» могут участвовать в качестве защитника обвиняемого согласно закону и в досудебном производстве, для чего им необходимо получить судебное решение в форме постановления суда. Обвиняемый или другие лица с согласия или по поручению обвиняемого вправе заявить перед судом соответствующее ходатайство. Последняя точка зрения, на наш взгляд, является более обоснованной, поскольку законодатель четкого ограничения допуска «иного лица» только на судебные стадии не установил и толкование в данном случае должно осуществляться согласно общему принципу благоприятствования защите.

Допуск лица, не являющегося адвокатом, к участию в деле хотя и прямо предусмотрен законом (ч. 2 ст. 49 УПК РФ), но ставится в прямую зависимость от участия в деле адвоката. Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» N 1 от 5 марта 2004 г. разъяснил: поскольку в соответствии с частью 2 статьи 49 УПК РФ один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, могут быть допущены судом в качестве защитника только наряду с адвокатом, принятие отказа от адвоката влечет за собой и прекращение участия в деле этого лица (за исключением производства у мирового судьи).

Читайте так же:  Как вернуть изъятые права

По этому пути идет и правоприменительная практика. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отказала в допуске в качестве защитника Шавлина гр-на Марченко, не являющегося адвокатом, в кассационное рассмотрение дела на том основании, что адвокат в качестве защитника осужденного в кассационном рассмотрении дела не участвовал.

Кроме того, формулировка части 2 ст. 49 УПК РФ такова, что не раскрывает критериев допуска иного лица. По мнению А.В. Смирнова, закон не требует, чтобы указанные лица имели официальное юридическое образование, однако суд должен убедиться, что они достаточно разобрались в юридической стороне данного уголовного дела, чтобы хотя бы с помощью адвоката оказывать своему подзащитному реальную юридическую помощь. Допуск таких лиц не обязанность, а право суда.

Между тем решение вопроса о допуске защитника, о котором ходатайствует обвиняемый (подозреваемый), по усмотрению суда, как нам представляется, не совсем верно, поскольку «вполне возможна ситуация, когда суд может своим решением лишить лицо конституционного и конвенциального права на защиту». Представляется, прав А. Козлов, утверждающий, что к числу обстоятельств, в связи с которыми суд может отказать в допуске «иного лица» в качестве защитника, должны относиться лишь такие, которые явно свидетельствуют о невозможности его участия в деле: недееспособность лица, состояние алкогольного опьянения во время явки в суд и т.п.

Таким образом, мнение Пленума Верховного Суда РФ, научные позиции некоторых ученых и правоприменительная практика, основанные на толковании ч. 2 ст. 49 УПК РФ в свете вышеуказанного Постановления Конституционного Суда РФ, идут по пути ограничения права обвиняемого (подозреваемого) на использование им права выбора защитника по своему усмотрению.

Однако следует учесть, что относительно Постановления Конституционного Суда РФ N 2-П от 28 января 1997 г. особое мнение высказали сразу четыре судьи этого Суда, что довольно много, учитывая, что всего в принятии данного решения принимали участие девять судей. Причем аргументы, высказанные ими, представляются нам более убедительными, чем те, которые изложены в самом Постановлении.

Так, судья Конституционного Суда РФ В.И. Олейник отметил, что согласно статье 48 (часть 2) Конституции РФ каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеют право пользоваться помощью «адвоката (защитника)», а не просто «адвоката». Такая конституционная формулировка этого права является неслучайной.

Как было подчеркнуто в экспертном заключении Института русского языка им. В.В. Виноградова Российской академии наук, слово «адвокат» гораздо уже по сфере употребления, так как относится только к деятельности профессиональных юристов. Слово «защитник» шире, так как относится к деятельности любого лица, занимающегося защитой или представительством чьих-либо интересов в судопроизводстве. В нашей стране практически до конца 80-х годов правовая помощь обвиняемым в уголовном процессе оказывалась лишь членами коллегий адвокатов, выступавшими в качестве защитников.

В условиях отсутствия в этой сфере правоприменительной деятельности частной юридической практики это привело к укоренению в теории и практике ограничительной трактовки понятия защитника как юриста, являющегося членом добровольного объединения — коллегии адвокатов и получающего допуск к защите интересов и прав граждан лишь на основании ордера юридической консультации.

Однако в настоящее время широкое распространение получило оказание юридической помощи в иных организационно-правовых формах — юридическими кооперативами и фирмами, юристами-лицензиатами. Эти изменения как раз и нашли отражение в статье 48 (часть 2) Конституции РФ, гарантирующей обвиняемому и подозреваемому право на получение помощи не только адвоката, но и любого другого защитника.

Что касается именно конституционного смысла рассматриваемой нормы, то судья Конституционного Суда РФ Э.М. Аметистов отметил, что подлинные намерения авторов ныне действующей Конституции РФ можно уяснить из материалов Конституционного совещания 1993 года, на котором обсуждался ее проект.

В ходе этого Совещания неоднократно предпринимались попытки внести в проект нынешней статьи 48 поправки, имевшие целью ограничить круг лиц, оказывающих юридическую помощь, только членами коллегии адвокатов. Все эти поправки были отклонены в связи с тем, что их принятие, как указывалось на Совещании, привело бы к созданию «закрытых профсоюзов» для адвокатов, лишающих практики тех, кто не вступил в коллегию, и создающих «монопольное право» адвокатов оказывать юридическую помощь.

При этом подчеркивалось, что допуск на стадии предварительного следствия только представителей коллегии адвокатов существенно ущемляет права граждан и что, напротив, представленный проект обсуждаемой статьи (позволявший допускать на этой стадии участие других лиц) отвечает принципу свободного выбора защитника.

Как подчеркнул представитель одного из субъектов РФ, «главное, чтобы у человека при осуществлении его права на защиту был выбор независимого защитника по его убеждению. Не всегда существующие адвокатские структуры независимы от органов власти, и поэтому предоставление альтернативы для человека обратиться в коллегию адвокатов, в Союз юристов или к частному юристу, защитнику — это реализация в полной мере его права на осуществление защиты».

Таким образом, анализ текста ст. 48 Конституции РФ убедительно показывает, что наиболее верное ее толкование дано судьей Конституционного Суда РФ В.О. Лучиным: смысл указания в ч. 2 ст. 48 Конституции РФ на право каждого задержанного, заключенного под стражу и обвиняемого пользоваться помощью адвоката (защитника) состоит не в том, чтобы ограничить обвиняемого в праве обратиться за помощью к другим лицам, а в том, чтобы обязать соответствующие правоприменительные органы обеспечить обвиняемому помощь именно адвоката даже в том случае, когда сам он по тем или иным причинам лишен возможности пригласить выбранного им защитника.

Представляется, что именно такое понимание права на защиту согласуется с международными стандартами, принятыми в этой области. В силу ст. 13 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый, чьи права и свободы нарушены, должен располагать эффективными средствами правовой защиты перед национальными властями. Данное право не раз подтверждалось в иных документах, принятых впоследствии государствами — членами Совета Европы. Так, о необходимости обеспечения каждому эффективных средств правовой защиты говорится в ст. 13 Итогового документа Венской встречи государств — участников СБСЕ (Вена, 15 января 1989 г.).

В 1990 году государства — участники Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, приняв Парижскую хартию для новой Европы, взяли на себя обязательство по обеспечению каждому человеку доступа к эффективным средствам правовой защиты, национальным или международным, против любого нарушения его прав, а в Документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ (Копенгаген, 29 июня 1990 г.) заявили, что эффективные средства правовой защиты включают: право отдельного лица запрашивать и получать адекватную юридическую помощь, право отдельного лица запрашивать и получать помощь от других в защите прав человека и основных свобод и помогать другим в защите прав человека и основных свобод (п. 11.1, 11.2 ст. 11).

Резолюция Комиссии ООН по правам человека «О целостности судебной системы», принятая Комиссией ООН по правам человека на Пятьдесят восьмой сессии 19 апреля 2002 г., настоятельно призывает государства гарантировать, чтобы все лица, дела которых переданы на рассмотрение судов или трибуналов, имели право защищать себя лично или через посредство выбранного ими самими защитника.

Право на эффективную правовую помощь, как следует из Руководящих принципов, касающихся роли юристов, принятых на Восьмом конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в сентябре 1990 г., предполагает возможность обвиняемого обратиться к любому юристу (в том числе к лицам, выполняющим функции юристов) за помощью для отстаивания и защиты своих прав на всех стадиях уголовного разбирательства.
.

В Рекомендации N R (93) 1 «Об эффективном доступе к закону и правосудию для беднейших слоев населения», принятой Комитетом министров Совета Европы 8 января 1993 года, сказано: следует содействовать эффективному доступу беднейших слоев населения к внесудебным методам разрешения конфликтов путем расширения участия неправительственных организаций или добровольных организаций, оказывающих помощь беднейшим слоям населения, в таких квазисудебных формах разрешения конфликтов, как посредничество и примирение (п. «a» ст. 2).

Из названных международных документов, а также из ч. 2 ст. 45 Конституции РФ следует, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, лично, а также через выбранного им самим защитника. С этой целью каждый человек вправе обращаться за юридической помощью как к адвокатам, так и к другим лицам, чья помощь, по его мнению, будет для него эффективной.

В пользу допуска «иных лиц» к участию в функции защиты говорят и такие факты.

Во-первых, в стране мало адвокатов (около 40 тыс. на 146 млн. населения) и много уголовных дел. Есть районы, где адвокатура представлена одним-двумя-тремя адвокатами.

Во-вторых, многие следователи имеют «своих» адвокатов, которых они рекомендуют обвиняемым в случаях защиты по назначению. Ожидать эффективной защиты от таких адвокатов не приходится, хотя клиенты об этом, конечно, не знают.

В-третьих, есть проблема коррумпированности адвокатского корпуса. Имеются многочисленные примеры, когда в деле участвовал адвокат, который не только не оказал квалифицированной помощи, но и фактически «погубил» дело.

Так, по делу Иванова при участии адвоката, получившего гонорар в несколько тысяч долларов, судом был постановлен обвинительный приговор. И только благодаря вступлению в дело защитника от Общероссийского общественного движения «За права человека», т.е. «иного лица», удалось добиться отмены обвинительного приговора и вынесения оправдательного.

Как свидетельствуют эмпирические данные, на практике оказание юридической помощи осуществляется в подавляющем большинстве случаев профессиональными адвокатами. Так, на вопрос «Кем оказывалась Вам юридическая помощь?» ответы были следующие: адвокатом юридической консультации — 43,8%; юристом при профсоюзной организации — 10,4%; знакомым юристом — 33,6%; судьей — 10,2%; прокурором — 7,5%; сотрудником милиции — 10,6%; членом правозащитной организации — 2,6%; иным лицом — 6,5%.

Расширенный перечень лиц, могущих принимать участие в уголовном судопроизводстве в качестве защитников, содержится в Модельном УПК для стран — участников СНГ. Такими лицами могут быть:

1) адвокат;
2) другое лицо, имеющее высшее юридическое образование;
3) иностранный адвокат;
4) гражданин, уполномоченный на то, с согласия подозреваемого или обвиняемого общественным объединением или его руководящим органом;
5) родственник подозреваемого или обвиняемого, получивший на то их согласие (ч. 2 ст. 99).

Поскольку данный акт является рекомендательным для всех государств, входящих в СНГ, полагаем, что его положения должны быть учтены и в российском законодательстве.

Таким образом, решение вопроса о расширении круга лиц, допускаемых к участию в уголовном процессе в качестве защитников, требует немедленного законодательного разрешения. Это будет способствовать как усилению диспозитивных прав обвиняемого (подозреваемого) на выбор защитника по собственному усмотрению, так и повышению эффективности защиты по уголовным делам в целом.